УДК 316.334.3 СВОБОДНЫЕ ВЫБОРЫ: КЛЮЧЕВОЙ МИФ СОВРЕМЕННОЙ ДЕМОКРАТИИ

Хубутия М.В.

Предметом проведенного исследования являются процессы мифологизации массового сознания российских граждан в контексте демократических преобразований в современном российском обществе, рассматривается миф о свободных выборах как основе демократической формы правления. Подчеркивается, что выборы имеют символический смысл, являясь главным средством легитимации власти в демократическом государстве. Целью исследования является социально-философское изучение сущности мифологизации массового сознания в условиях демократизации современного российского общества.

В работе был применен ряд методологических подходов, позволяющих с наибольшей объективностью рассмотреть тему исследования. Диалектический метод позволил рассмотреть проблематику манипуляции сознанием масс в современном российском обществе, типологизируя механизмы социального мифотворчества. Использовался структурно-функциональный подход, направляющий внимание исследователя на характер социальных функций мифа, сравнительно-исторический подход, позволяющий провести параллели между уровнем влияния мифа на массовое сознание в различных исторических эпохах и различных цивилизационных системах. Материалы исследования могут быть использованы в дальнейших научных разработках в русле избранной проблематики, в образовательном процессе при совершенствовании программ учебных курсов по социальной философии, философии управления, политической социологии, истории политических идей и политической истории России и зарубежных стран, социальной психологии.

Ключевые слова: миф, выборы, демократия, метанарратив, манипуляция, народ, мифологизация сознания.

FREE ELECTIONS: THE KEY MYTH OF MODERN DEMOCRAСY

Khubutia M.V.

The subject of corried out experts are the processes of mythologation of the mass consiousness of Russian people in the context of democratic reforms in contemporary Russian society is examined the myth of free elections, as the basis of the democratic form of government. It is emphasized that elections have a symbolic meaning, as the principal means of power legitimation in the democratic state. The aim of the extert is the socio-philosophical study of the nature of mass consciousness mythologation in conditions of modern Russian society. In this work there have been applied several methodological approaches enabling the most objective consideration of theme of the study. Dialectical method has allowed to consider the problems of manipulation of mass consciousness in modern Russian society typologising the mechanisms of social myth creation.

There has been used the structural-functional approach directing the attention of researcher at the character of social myth functions, conparitivly - historical approach, allowing to draw parallels between the level of myth enfluence on the mass consciousness in different historical eras and different civilesation systems. The research materials can be used in further scientific developments in the cours of chosen problems, in aducational process for emproving the programs of training courses in social philosofy, philosophy of management, political sociology, history of political idears and political history of Russia and foreign countries, social psychology.

Keywords: myth, elections, democraсy, metanarrative, manipulation, people, mythologisation of conscionsness.

В современном мире демократия признается наиболее совершенной и справедливой формой правления, причем данный тезис провозглашается в качестве единственной неоспоримой истины, не соглашаться с которой могут лишь сторонники тоталитарных и авторитарных режимов. Между тем, очевидно, что понятие демократии в современном обществе чрезмерно мифологизировано, а убежденность людей в универсальности и прогрессивности демократии является лишь следствием манипуляции сознанием со стороны средств массовой информации, политиков и экспертов. Еще А.Грамши обратил внимание на феномен идеологической гегемонии в капиталистических (демократических) обществах. Соответствующая система мифологических представлений навязывается обществу не столько через непосредственно политизированные источники информации, сколько посредством литературных произведений, фильмов, учебных программ учреждений среднего и высшего образования и т.д.

Политическая мифология стала основным средством сохранения существующего социального порядка в современном обществе. Как отметил Ролан Барт, проводя параллели между мифом и современной либеральной идеологией, «задачей мифа является преобразовать историческую интенцию в природу, преходящее — в вечное. Но тем же самым занимается и буржуазная идеология. Наше общество именно потому является привилегированной областью мифических значений, что миф по самой своей форме оптимально приспособлен к характерному для этой идеологии созданию перевернутых образов: на всех уровнях человеческой коммуникации миф осуществляет превращение "антифизиса" в "псевдофизис"» [1, с. 269].

Ключевым мифом, поддерживающим иллюзии людей о демократии, является, на наш взгляд, миф о свободных выборах. Именно процедура выборов как волеизъявления народа рассматривается в качестве определяющей при характеристике тех или иных государств в качестве демократических. Предусматривается, что посредством выборов народ управляет государством, препо-

ручая доверенным кандидатам или партиям часть управленческих полномочий, избирая их в парламент или на посты глав государств, губернаторов, мэров и т.д. Соответственно, победа на выборах легитимизирует власть, поскольку подразумевается, что последняя, вследствие этой победы, пользуется поддержкой большинства, населения.

В политической философии либерализма, на которой зиждется идеология современных демократических государств, выборы наделены глубоким символическим смыслом. Фактически, выборы возвращают граждан в догосударст-венное состояние, когда им заново предстоит заключить «общественный договор» и избрать из своей среды наиболее достойного правителя. Здесь очевидна и параллель с древними циклическими мифами: старое умирает, уступая место родившемуся новому, причем сам период выборов - «междувластья» - напоминает существовавшие в традиционных обществах карнавальные праздники: современный российский философ Р. Вахитов проводит параллель с древнеримскими сатурналиями, в дни которых происходило возвращение к «золотому веку» и рабы уравнивались в правах со своими хозяевами [2]. Это напоминает то, как в современном обществе в период выборов формально уравниваются любые совершеннолетние и не пораженные в правах граждане и простой рабочий или крестьянин может почувствовать себя равным представителю элиты, также выставив свою кандидатуру (но, разумеется, в силу отсутствия организационного и финансового ресурса эта кандидатура никогда не будет зарегистрирована, поскольку не соберет надлежащее количество подписей, о чем свидетельствует отсутствие «кандидатов из народа» в подавляющем большинстве избирательных кампаний в постсоветской России). То есть, сакрализуемая либеральной идеологией процедура выборов воспроизводит древнюю мифологию, присущую архаическим обществам, но апологетами демократии выдается как величайшее достижение человечества в сфере политического управления. Исследователи отмечают, что в современных демократиях в ходе избирательных кампаний, так или иначе воспроизводится целый ряд архаичных мифов,

сформировавшихся еще в древнем мире: миф о «золотом веке»; миф о единстве; миф о герое - спасителе, наделенном целым комплексом замечательных качеств, включая ум, высокую нравственность, физическую силу (практически все политики заявляют о себе как о спортивных людях); патерналистский миф об отце народа - заботливом правителе [3]. Современные интерпретации данных мифов в том или ином виде можно встретить в предвыборных программах и агитационных лозунгах всех без исключения политических партий и общественных движений, вне зависимости от их идеологической принадлежности. Миф о свободных выборах как основе народовластия восходит к древнегреческим демократиям, которые, как известно, отнюдь не обеспечивали участия всех без исключений жителей полиса в демократическом волеизъявлении. Примером демократического правления в античную эпоху считаются Афины. Однако, в этом наиболее развитом греческом полисе избирательных прав были лишены, помимо рабов, вольноотпущенников и не граждан, все женщины, молодежь, не достигшая определенного возраста, в результате лишь около 5 % населения Афин, по данным исследователей, могли принимать участие в управлении городом [4]. Вплоть до середины ХХ в. в большинстве государств мира, считающихся демократическими и рассматриваемых в качестве образцов демократии, существовали значительные ограничения на участие в выборах, лишавшие избирательных прав огромную часть населения. Ограничения налагались по возрастным, половым, расовым, имущественным признакам. Но и отмена ограничений на участие в выборах для всех без исключения совершеннолетних граждан, отнюдь не означала перехода к действительному участию большинства населения в процессе управления государством. В первую очередь потому, что выборы в современном обществе стали полигоном для различных манипуляционных технологий управления массовым сознанием. Подавляющее большинство избирателей в действительности лишены реального влияния на политическую жизнь общества, которым управляет крайне узкий слой политико-экономической элиты. Более того, они не обладают тем уровнем

профессионализма, благодаря которому могли бы принимать участие в выборах в качестве реального избирателя, осведомленного о личности и программе кандидата, владеющего необходимым минимумом представлений о политической идеологии поддерживаемой им партии или кандидата. Непрофессионализм избирателя ставит под сомнение сам смысл выборов, поскольку значительная часть населения голосует неосознанно, лишь машинально используя то право выбора, которое им предоставлено в рамках существующей политической системы. Данные ВЦИОМ свидетельствуют, что уже спустя несколько месяцев после выборов граждане забывают о том, за кого они голосовали и кто является их представителем в органах законодательной власти местного, регионального или федерального уровня [5, с. 291].

Считается, что демократия является властью большинства, однако на практике в избирательных кампаниях участвует далеко не все население, обладающее избирательным правом, для чего во многих государствах были созданы пороги явки определенного процента избирателей, позволяющие считать выборы состоявшимися. До недавнего времени в России также действовал необходимый порог явки избирателей, но впоследствии он был убран, что привело к созданию достаточно странной ситуации, когда выборы считаются состоявшимися и их результаты легитимными вне зависимости от того, сколько избирателей приняло в них участие. Но даже при условии существования порога явки, к примеру, в 50 % от общего количества избирателей, получается, что кандидат или партия, одерживающие победу на выборах, в действительности пользуются поддержкой, в лучшем случае, 25 % граждан. Данный пример наглядно опровергает демократическую мифологию, утверждающую, что свободные выборы выступают гарантией власти большинства населения.

Многие исследователи обращают внимание на то, что даже в тех государствах, которые считаются эталонами демократии, реальная власть находится в руках крайне немногочисленной прослойки политических лидеров и крупнейших собственников, поэтому выборы являются лишь инструментом легитима-

ции власти в глазах населения, средством поддержания мифа о демократии как о подлинном народовластии. Анализируя существующую систему выборов как основу представительной демократии, А.А. Зиновьев, в частности, делает вывод, что западные государства являются скорее бюрократическими, поскольку именно в руках бюрократии концентрируется вся полнота власти: в отличие от кандидатов, избранных на определенный срок, бюрократия не переизбирается, что позволяет ей сохранять свое влияние на управленческие процессы даже в случае избрания нового главы государства или нового парламента.

Таким образом, и в США, и в странах Западной Европы, которые обвиняли Советский Союз и другие «недемократические» государства в бюрократизме и всевластии чиновничьего аппарата, именно бюрократ, а не избранный народный представитель, обладает действительной властью. В постсоветской России бюрократия и крупный бизнес настолько слились (в том числе и на персональном уровне), что их интересы практически представляют собой единое целое. Современный российский философ Р. Вахитов пишет, что «государство чиновников, сросшихся с буржуазией, время от времени нуждается в придании законности своей власти, для этого и проводятся «демократические выборы», от результата которых, по большому счету, ничего в государстве не зависит, поскольку они не затрагивают институты реальной власти; такова истинная, социальная функция выборов». [2].

По мнению французского философа Пьера Бурдье, избирательная кампания в современных демократиях ««является также борьбой за поддержание или переустройство распределения власти над органами государственной власти (или, если угодно, за монополию легитимного использования объективированных политических ресурсов, права, армии, полиции, государственных финансов и т.п.)» [6, с. 193]. Бурдье подчеркивает, что в современных демократиях происходит постепенное отчуждение большинства политических прав от рядовых избирателей к их доверенным лицам - профессиональным политикам, которые подменяют защиту интересов доверивших им депутатские мандаты избирате-

лей защитой собственных интересов или лоббированием интересов тех финансово-экономических кругов, которые обеспечили им материальную поддержку в период выборов, а также после их завершения. Таким образом, происходит экспроприация политических прав большинства населения профессиональными политиками. Для получения победы на выборах профессиональные политики конструируют программы, по сути, являющиеся повествованиями об идеале социально-политического устройства, рассчитанными на определенные категории населения и, во многом, носящие мифологический характер (взять к примеру предвыборные лозунги ряда российских политических партий, которые отличаются явной несбыточностью, что не мешает данным партиям получать поддержку значительной части избирателей на парламентских выборах). Существует достаточно укорененное представление, что выборы, в современном демократическом обществе, выступают в качестве одного из каналов социальной мобильности, предоставляя всем гражданам государства шанс попасть в политическую элиту общества посредством избрания в представительные органы на местном, региональном или государственном уровне. Данный миф транслируется в сознание населения, начиная с периода обучения в средней школе.

Вместе с тем, общеизвестно, что в результате выборов рядовой гражданин практически не имеет шансов быть избранным даже в местные органы законодательной власти, что подтверждает персональный состав депутатского корпуса всех уровней. Выборы давно превратились в бизнес, а депутатские посты - в средство укрепления своего статуса представителя элиты для бизнесменов, известных деятелей культуры, бывших и действующих чиновников исполнительной власти, высших офицеров армии и правоохранительных органов и т.д. Любая избирательная кампания современности имеет колоссальную мифологическую составляющую, основанную на мифологизации как выдвигаемого кандидата (или партии), так и его оппонентов, и направленную на манипулирование сознанием избирателя с целью привлечения максимального количества голосов электората.

Критики плебисцитарной демократии обращают внимание на тот факт, что мифологизация сознания широких масс населения, чему способствует и активное генерирование новых мифов в процессе избирательных кампаний, способна привести, к утверждению тиранических форм правления. Так, национал-социалистический режим А.Гитлера смог утвердиться именно благодаря демократической процедуре всеобщих выборов, в ходе которых лидер НСДАП и получил легитимность в качестве главы германского правительства. Известно значительное количество и других примеров утверждения диктаторских режимов в результате демократических выборов.

Можно ли говорить о том, что избираемые народные представители действительно выражают интересы своих избирателей, а не определенных политических или экономических кругов, обеспечивших их победу в ходе избирательной кампании? «В условиях капиталократии, - пишет С.В. Вальцев, - так называемые независимые выборы наилучшим способом воплощают мечту крупного капитала о полном контроле над политической властью. У руля политической власти должны находиться временщики, которые полностью подотчетны крупному капиталу и зависимы от него. А что касается народа, то «свободные выборы» этому не помеха, как раз наоборот — они и есть тот крючок, на котором подвешены все политики. Выборы требуют денег, а деньги есть у крупного капитала. Как заметил М. Амстердам, «наши конгрессмены — самый лучший сорт граждан, какой только можно купить за деньги» [7]. Лоббирование интересов крупного капитала отдельными депутатами и целыми фракциями, покупка голосов избирателей и продажа проходных мест в партийных списках давно вошли в норму, что свидетельствует о крахе самой идеи народного представительства в условиях той социально-политической системы, которая в настоящее время существует в большинстве государств, ориентированных на американо-европейский эталон плебисцитарной демократии. Уже в XVIII в., как пишет О.Шпенглер, было установлено, «что на бирже выборами оперируют

так же, как ценными бумагами, и что цена одного голоса известна так же хорошо, как и акра земли» [8, с. 427].

В современной России мифологичность выборов тем очевиднее, чем дальше и дальше ограничиваются последние реальные права граждан избирать и быть избранными. Подчеркивается, что российская демократия якобы имеет свой, отличный от демократий Запада путь, однако в таком случае зачем потребовалось практически полностью копировать западную модель политического устройства? Рамазан Абдулатипов пишет, что «представительная власть в России столетиями неизменно преследовалась и подминалась исполнительной властью. И в этом главная причина зачаточного состояния нынешней российской демократии. Народное вече, феодальные съезды, боярские думы неоднократно разгонялись князьями и царями, хотя именно они помогали им прийти к власти и укрепить ее. Царизм прикрывал свое фактическое самодержавие институтами формально-представительной власти - от Земского Собора до Г осударственной Думы и Государственного Совета. И при первой же их попытке обозначить свою власть - распускал и разгонял. Большевики встали у кормила государства благодаря Съезду Советов, но как только укрепили свою власть, превратили его в политическую формальность. Верховный Совет Союза и Советы на местах фактически обслуживали исполнительную власть, а таковой была на деле власть ВКП(б) и КПСС. Неизменным суфлером Советов выступал ЦК партии»

[9].

Современная Россия, отчетливо обозначающая себя как президентскую республику, характеризуется практически полной независимостью исполнительной власти от результатов выборов, поскольку победившие на парламентских выборах партии не формируют правительство, не могут оказывать реальное влияние на разработку и принятие политических решений, осуществляемое президентской администрацией, превратившейся в ключевой орган реального государственного управления. Декоративный характер выборов в постсоветской России признается большинством населения, о чем свидетельствует край-

не низкая явка граждан на избирательные участки: население, в конечном итоге, не видит смысла участвовать в избирательной кампании.

В то же время, как пишет Вл. Римский, «поддержка и доверие действующей власти российскими избирателями иногда представляются совершенно абсурдными. Видимо, сложная социально-экономическая ситуация в России способствует столь высокому уровню дефицита доверия у граждан, что они готовы доверять политикам, которых достаточно хорошо знают, даже, если эти личностные и профессиональные качества этих политиков вызывают негативное отношение к ним. Избиратели часто хорошо понимают недостатки руководителей своих регионов, например, но все равно голосуют за них на выборах» [10]. То есть, если на федеральном уровне большую роль в избирательных кампаниях играет политическая мифология, то на региональном и местном уровнях приоритетное значение имеет клиентелизм по отношению к главе региональной или местной власти. Ведь имея возможность реально оценивать деятельность местных администраций, непосредственно затрагивающую интересы граждан, последние гораздо в меньшей степени подвержены влиянию мифов, тиражируемых средствами массовой информации.

Миф о свободных выборах является фундаментальной основой демократической мифологии, способствуя легитимации власти в глазах населения, убеждению последнего как в возможности участия рядовых граждан в политическом процессе, так и в собственной ответственности за происходящие в государстве политические события.

Список литературы

1. Барт Р. Буржуазия как анонимное общество // Мифологии. М., 1996. С.

269.

2. Вахитов Р. Демократические выборы: мифологический и социальный смысл. http://redeurasia.narod.ru/biblioteka/demokraticheskie-vibori.html

3. Ситников А.П., Гришин Е.В. Мифы и их роль в электоральном поведении // Философские науки. № 11. 2008.

4. Hoppe Н. Natural Elites, Intellectuals, and the State. Ludwig von Mises Institute. 1995.

5. Тощенко Ж. Т. Социология. М., 2001. С. 291.

6. Бурдье П. Социология политики. М., 1993. С. 193.

7. Вальцев С.В. «Об одном устойчивом мифе // Закат человечества. М., 2008. http://www.xpomo.com/ruskolan/tolpa/zakat.htm

8. Шпенглер О. Закат Европы. В 2 тт., т. 2. М., 1998. С. 427.

9. Абдулатипов Р. Трудная судьба российского парламентаризма. http://www.rau.su/observer/N12_95/003.htm

10. Римский В. Клиентелизм как фактор электорального поведения российских граждан. http://www.ladno.ru/technology/3381.html

References

1. Bart R. Mifologii [Mythology]. Moscow, 1996. p. 269.

2. Vakhitov R. Demokraticheskie vybory: mifologicheskiy i sotsial'nyy smysl

[Democratic elections: mythological and social meaning].

http://redeurasia.narod.ru/biblioteka/demokraticheskie vibori.html

3. Sitnikov A.P., Grishin E.V. Mify i ikh rol' v elektoral'nom povede-nii [Myths and theire role in electoral behavour]. Filosofskie nauki [Philosophy Sciences], no. 11 (2008).

4. Hoppe H. Natural Elites, Intellectuals, and the State. Ludwig von Mises Institute, 1995.

5. Toshchenko Zh. T. Sotsiologiya [Sociology]. Moscow, 2001. p. 291.

6. Burde P. Sotsiologiya politiki [Sociology of politicies]. Moscow, 1993. p.

193.

7. Valtsev S.V. Zakat chelovechestva [Decline of humanity]. Moscow, 2008. Http://www.xpomo.com/ruskolan/tolpa/zakat.htm.

8. Shpengler O. ZakatEvropy [The Decline of Europe]. V. 2. M., 1998. p. 427.

9. Abdulatipov R. Trudnaya sud'ba rossiyskogo parlamentarizma [Hard fate of Russian parliamentarism]. http://www.rau.su/observer/N12_95/003.htm.

10. Rimskiy V. Klientelizm kak faktor elektoral'nogo povedeniya rossiyskikh grazhdan [Clientelism as a factor in voting behavior of Russian citizens]. http://www.ladno.ru/technology/3381.html.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Хубутия Медея Вахтанговна, техник I категории кафедры «Мировые языки и культуры», соискатель кафедры «Связи с общественностью»

Донской государственный технический университет Площадь Гагарина, 1, г. Ростов-на-Дону, 344000, Россия e-mail: konferentsii@mail. ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Khubutia Vakhtangovna Medea, technician category I department "World Languages and Cultures", seeker of "Public Relations"

Don State Technical University

1, Ploshchad Gagarina, Rostov-on-Don, 344000, Russia e-mail: konferentsii@mail. ru