УДК 327 95

ББК 66.4(0)

Я.В. Лексютина

СВОБОДА ИНТЕРНЕТА В СОВРЕМЕННОМ ДИСКУРСЕ АМЕРИКАНО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Рассматривается вопрос свободы Интернета в Китае как одна из доминант современных американо-китайских отношений. Надежды США относительно того, что появление и развитие Интернета будет способствовать большей доступности альтернативной информации в Китае, не оправдались. С целью продвижения свободы Интернета в Китае Вашингтон осуществляет разноплановые меры по противодействию созданной китайскими властями системе цензуры китайского сегмента глобальной сети.

Ключевые слова:

американо-китайские отношения, американские IT-компании, инцидент с Google, контроль информации, права человека, свобода Интернета, Совет управляющих радиовещанием.

«Экспорт демократии» - распространение западных либеральных ценностей в странах мира - по-прежнему выступает важнейшей составляющей внешнеполитической активности США. В случае с Китаем, отстаивающим собственный путь политического развития, Вашингтон столкнулся с упорным нежеланием китайских властей следовать американской модели демократии. Изобретение и развитие Интернета, открывшего принципиально новые возможности транснациональной коммуникации, в т.ч. и политической, по американским прогнозам, должно было способствовать усилению развития демократических процессов, формированию и функционированию основанного на непрерывности, открытости и достоверности информации гражданского общества.

Однако, оценивая опыт существования Интернета в Китае, где первое интернет-соединение было установлено в 1993 г., а число пользователей всемирной сети к июню 2010 г. побило мировой рекорд в 420 млн человек (не включая Гонконг, Макао, Тайвань) [13, p. 4], можно констатировать, что - вопреки ожиданиям Вашингтона -развитие Интернета не привело к значительному улучшению ситуации со свободой слова в Китае. Более того, усилиями китайских властей Интернет в Китае превратился в гибкий инструмент подавления свободы слова. Реализация задачи сохранения контролирующей роли государства и Коммунистической партии Китая в национальном Интернете привела к установлению цензуры Интернета, не позволяющей «нежелательной» информации достигнуть китайских пользователей глобальной сети.

Проведенные группой OpenNet Initiative исследования установили, что в Китае создан один из самых жестких в мире режимов фильтрации информации в Интернете: по признаку фильтрации политического

контента, включающего выражение мнений, противоречащих официальной позиции, освещение вопросов прав человека, свободы слова, прав национальных меньшинств, религиозных движений, Китай занимает лидирующие позиции в мире наряду с Северной Кореей, Вьетнамом, Бирмой, Ираном, Сирией и Тунисом; по признаку фильтрации контента, относящегося к военным конфликтам, пограничным спорам, сепаратистским движениям, военным группам - с Пакистаном, Северной и Южной Кореей. В то же время по признаку ограничения контента, относящегося к азартным играм, наркотикам, алкоголю, сексу и прочим негативным явлениям глобальной сети, для борьбы с которыми, по заверениям Пекина, создана и функционирует китайская система цензуры Интернета, Китай отнюдь не стоит в ряду стран-лидеров [6].

В действительности, интернет-цензуре в Китае подвергается информация, содержащая критику в адрес Коммунистической партии Китая, затрагивающая политически «деликатные» темы («три Т» - Тибет, Тайвань, Тяньаньмэнь 1989 г.; соблюдение прав человека в Китае; Фалуньгун), касающаяся освещения различного рода производственных катастроф и стихийных бедствий, эпидемий и болезней. Жесткому контролю подвергаются новости и освещение политических событий в режиме он-лайн.

Степень цензурирования Интернета устанавливается китайскими властями в зависимости от текущих внутриполитических событий. Особенно тщательному контролю подвергаются информационные потоки во время важных партийных событий (таких как, съезды Коммунистической партии Китая), крупных годовщин всплесков социальной нестабильности (например, в 2009 г. был значительно ужесточен режим цензуры в связи с целым рядом таких годовщин - 20-летие событий на площади Тяньаньмэнь,

Общество

Terra Humana

50-летие крупномасштабного восстания в Тибете, закончившегося бегством Далай-ламы XIV, 10-летие официального запрета деятельности Фалуньгун и акции неповиновения ее последователей перед правительственной резиденцией Чжуннаньхай), народных волнений, природных и производственных катастроф. В 2009 г. китайские власти в целях стабилизации ситуации в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, где 5 июля 2009 г. произошли беспорядки в г. Урумчи, ввели жесткий контроль за пользованием Интернетом, продолжавшийся вплоть до конца 2009 г., таким образом, фактически лишив жителей автономного района доступа к ресурсам всемирной сети.

И, напротив, чтобы продемонстрировать всему миру свою приверженность курсу открытости и соблюдению гражданских прав и свобод, на время проведения Олимпийских игр 2008 г. в Китае был значительно либерализирован режим цензуры, что нашло свое проявление, в частности, в разблокировании ряда сайтов и предоставлении большей свободы журналистам в освещении данного события (послабление касалось преимущественно иностранных журналистов). По информации группы OpenNet Initiative, многие сайты, которые китайское правительство длительное время блокировало по причине наличия на них политически «деликатного» контента (в частности, сайты правозащитных организаций и иностранных информационных агентств на китайском языке), стали доступны китайским пользователям в период с 1 августа по середину сентября 2008 г. Этот непродолжительный период был охарактеризован как один из наиболее значительных в плане открытия доступа к информации в Китае с 2004 г., когда группа OpenNet Initiative начала заниматься мониторингом фильтрации Интернета в Китае [12, p. 18].

К техническим методам относится система фильтрации содержимого Интернета в Китае под официальным названием «Золотой щит», представляющая собой систему серверов на интернет-канале между пользователями и провайдерами, которые позволяют отслеживать информацию, передающуюся по каналу. Цензура Интернета осуществляется либо путем блокирования сайтов, либо фильтрации ключевых слов в URL-адресах и запросах в поисковых системах.

Упущения, неизбежно сопровождающие автоматическую фильтрацию, призвана устранять т.н. «кибер-полиция», специально созданная для мониторинга интернет-контента министерством общественной безопасности Китая в 2000 г. и

действующая в статусе подразделений полицейских департаментов в 700 городах Китая в составе порядка 30 тыс. человек [10, р. 6]. Помимо выявления онлайновых преступлений, таких как распространение вирусов, порно, попыток финансового обмана, «веб-цензоры» регулярно отслеживают содержание сайтов и личной почты и удаляют «нежелательную» информацию.

В сфере регулирования Интернета в Китае действует разветвленная система нормативно-правовых актов, включающая достаточно широкий спектр постановлений, положений, распоряжений различных правительственных ведомств. Действующие нормативно-правовые акты определяют порядок предоставления интернет-услуг, деятельность провайдеров и операторов интернет-кафе, а также самих пользователей Интернета. Нарушение установленных правил и норм влечет за собой не только административную, но и уголовную ответственность. В частности, провайдер может быть лишен лицензии на предоставление интернет-услуг; сайты, распространяющие новости без разрешения правительства, могут быть закрыты, их владельцы - оштрафованы; а частные лица могут быть даже приговорены к смертной казни за публикацию «незаконных» материалов.

В последние годы в Китае прослеживается тенденция усиления государственного контроля над Интернетом. В декабре 2009 г. были введены новые правила регистрации доменных имен в национальном домене .С^ в соответствии с которыми Китайский информационный интернет-центр отказывает в регистрации имен в этом домене посольствам, консульствам, незарегистрированным индивидуальным представителям, незарегистрированным частным компаниям и частным лицам. Зарегистрировать домен теперь могут только местные китайские компании и иностранные компании, имеющие представительство в Китае [1].

В июне 2009 г. китайское правительство выступило с инициативой введения нового интернет-фильтра «Зеленая плотина - эскорт молодежи», который предполагалось в принудительном порядке устанавливать на все новые компьютеры китайского и иностранного производства с 1 июля 2009 г. в ходе их производства или перед продажей [3]. Это известие вызвало большой резонанс как среди китайских пользователей Интернета, международных правозащитников, деловых кругов, так и со стороны правительств западных государств, в т.ч. и США, указывающих на возможность использования этого программного обеспечения в целях дальнейшего усиления цензуры ки-

тайского сегмента Интернета. Хотя принудительная установка этого программного фильтра на компьютеры была временно отложена решением китайского правительства от 1 июля 2009 г. [2], однако, следуя настоятельным рекомендациям китайских властей, ряд производителей компьютеров стал реализовывать эту инициативу.

Такая ситуация жесткого государственного регулирования китайского сегмента Интернета не могла не привлечь внимания США, активно продвигающих распространение гражданских прав и свобод в мире. На протяжении ряда лет Вашингтон на страницах доклада госдепартамента США по правам человека критикует китайские власти за установление системы цензуры Интернета и за продолжающуюся практику арестов (с последующими приговорами к длительным тюремным заключениям) пользователей Интернета за выражение ими политических взглядов. В докладе, характеризующем ситуацию со свободой Интернета в Китае в 2009 г., отмечена тенденция усиления и ужесточения системы цензуры [4].

Одной из форм противодействия цензуре Интернета в Китае стало финансирование американским правительством разработок и внедрения различных программно-технических средств по ее преодолению. Так, Совет управляющих радиовещанием финансировал деятельность компаний Safeweb Inc., DynaWeb и UltraReach по созданию программного обеспечения, позволяющего китайским пользователям Интернета получать доступ к запрещенной информации [10, p. 11]. В соответствии с Законом об общих ассигнованиях на 2008 г. Бюро демократии, прав человека и труда получило финансирование в размере 15 млн долларов США на осуществление программы поддержки свободы Интернета, включавшую разработку новых инструментов, позволяющих преодолевать политическую цензуру и соответствующие технические барьеры [11].

Профильные комитеты и комиссии американского конгресса с изрядным постоянством проводят слушания по вопросам свободы Интернета и роли американских компаний в режиме цензуры китайского сегмента глобальной сети. На протяжении нескольких лет палата представителей конгресса США неоднократно инициировала принятие законопроекта о глобальной сетевой свободе, декларируемой целью которого было предотвращение сотрудничества американских компаний с репрессивными правительствами в деле превращения Интернета в инструмент цензуры, а также наблюдения и содействие свободе

слова в Интернете. В соответствии с законопроектом предполагалось запретить американским компаниям, предоставляющим услуги Интернета в странах, где ограничивается свободный поток информации, передавать властям таких государств личную информацию о своих клиентах и содействовать таким правительствам в установлении цензуры Интернета [8].

Американские IT-компании, работающие на китайском рынке, часто подвергаются критике за сотрудничество с китайскими властями в деле ограничения свободы Интернета. В этом контексте фигурируют такие гиганты компьютерноинформационной индустрии, как Yahoo!, Microsoft, Google, Cisco Systems, Juniper Networks. Как правило, оспаривая обвинения в свой адрес, эти компании апеллируют к тому, что, во-первых, несмотря на соблюдение ими режима цензуры, они способствуют большей свободе распространения информации в Интернете, а во-вторых, в случае их ухода с китайского рынка информационных технологий, их место незамедлительно заняли бы китайские, азиатские или европейские конкуренты [9, p. 33].

Стремясь смягчить остроту критики в вопросе соблюдения прав человека, Yahoo!, Microsoft и Google совместно с несколькими правозащитными организациями, академическими группами и инвестиционными компаниями в октябре 2008 г. создали некоммерческую организацию Глобальная сетевая инициатива, миссией которой стали защита и продвижение свободы слова и неприкосновенности частной жизни в информационных и коммуникационных технологиях в таких странах, как Китай. Важной задачей этой организации стала выработка рекомендаций IT-компаниям относительно того, как противостоять принуждению со стороны правительств отдельных государств вводить цензуру и отслеживать деятельность пользователей в Интернете [7].

Тем не менее, финансово заинтересованные в присутствии на первом по величине рынке информационных услуг в мире американские IT-компании, в конечном счете, вынуждены подчиняться устанавливающим интернет-цензуру правилам китайских властей или уходить с китайского рынка.

Подчиняясь требованиям китайских властей фильтровать результаты поиска в запущенной в 2006 г. китайской версии поисковой системы Google.cn, компания Google перенесла статистику поисковых запросов из Китая в США в целях ограничения доступа китайского правительства к данной информации. Более того, чтобы защитить конфиденциальность учетных записей ки-

Общество

Terra Humana

тайских пользователей, а также избежать возможных требований со стороны китайских властей о предоставлении информации о пользователях, компания приняла решение не запускать в Китае сервисы Gmail и Blogger.

Однако конфиденциальность пользователей Google была нарушена в декабре 2009 г., когда на принадлежащие китайским активистам по борьбе за права человека учетные записи Gmail были совершены хакерские атаки, по утверждению компании, осуществленные из Китая. В связи с этими событиями, в январе 2010 г. руководство компании Google объявило о решении прекратить практику самоцензуры на сайте Google. cn и о готовности в случае отсутствия компромисса с китайскими властями закрыть китайскую версию поисковой системы и офисы компании в Китае [5]. Китайские власти не продемонстрировали никакого желания удовлетворить требования американской компании, и в результате на настоящий момент Google в Китае предоставляет лишь услуги по покупке товаров в Интернете, поиску и прослушиванию музыки и переводу.

Пример Google в очередной раз подтвердил то, что непременным и не подлежащем обсуждению условием для иностранных компаний осуществлять свою деятельность в китайском сегменте Интернета остается

Список литературы:

[1] Доменная зона CN / myDomain-in.ru. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.mydomain-in.ru/ domains/cn/ (20.03.2010).

Китай принял решение отложить установку на компьютеры фильтра «Зеленая плотина - эскорт молодежи». Агентство Синьхуа. 2009, 1 июля. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.russian. xinhuanet.com/russian/2009-07/01/content_901073.htm (07.12.2010).

Уведомление об установке на компьютеры программного обеспечения для фильтрации Интернета (на кит. яз.) / Министерство промышленности и информатизации КНР. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.miit.gov.cn/n11293472/n11293832/n11293952/12398220.html (02.04.2010).

Country Reports on Human Rights Practices 2009: China (includes Tibet, Hong Kong, and Macau). 2010. March 11 / U.S. Department of State. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.state.goV/g/drl/rls/ hrrpt/2009/eap/135989.htm# (10.09.2010).

Drummond D. A New Approach to China. 2010. Jan. 12 / Official Google Blog. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://googleblog.blogspot.com/2010/01/new-approach-to-china.html (10.03.2010).

Global Internet Filtering Map. 2009 / OpenNet Initiative. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://map. opennet.net/filtering-pol.html (15.04.2010).

Global Network Initiative / Global Network Initiative. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www. globalnetworkinitiative.org/ (21.11.2010).

H.R.2271. Global Online Freedom Act of 2009. 2009. May 6 / Library of Congress: Thomas. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://thomas.loc.gov/cgi-bin/query/z?c111:H.R.2271: (11.10.2010).

Lum Th., Fischer H. Human Rights in China: Trends and Policy Implications. Federation of American Scientists. 2010. Jan. 25. 44 p. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.fas.org/sgp/crs/row/ RL34729.pdf (13.11.2010).

Lum Th. Internet Development and Information Control in the PRC. Federation of American Scientists. 2006. Feb. 10. 16 p. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.fas.org/sgp/crs/row/RL33167.pdf (01.12.2010). Posner M. Global Internet Freedom and the Rule of Law, Part 2. Statement before the Senate Judiciary Human Rights and the Law Subcommittee. U.S. Department of State. 2010. March 2. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.state.gov/g/drl/rls/rm/2010/134307.htm (07.04.2010).

[12] Report by OpenNet Initiative on Internet Filtering in China. OpenNet Initiative. 2009. June 15. 36 p. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://opennet.net/sites/opennet.net/files/ONI_China_2009.pdf (16.02.2010).

[13] Statistical Report on Internet Development in China. China Internet Network Information Center. 2010. July. 67 p. - Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.cnnic.net.cn/uploadfiles/pdf/2010/8/24/93145. pdf (14.11.2010).

безусловное подчинение китайским законам и внутриполитическим установкам, определяющим осуществление жесткого контроля за деятельностью Интернета.

Хотя проблематика свободы Интернета в американо-китайских отношениях сравнительно нова, она отражает существующие уже длительное время расхождения в подходах американской и китайской сторон к вопросу прав человека. Китайские власти, декларирующие в иерархии прав человека на современном этапе исторического развития приоритет обеспечения социально-экономических прав, рассматривают ограничение свободы Интернета как необходимую меру для поддержания социальной стабильности общества, стоящего перед важнейшей задачей осуществления экономической реформы. Американская внешняя политика сегодня делает акцент на расширении прав человека в мировом масштабе, особо выделяя в них право на свободный, неограниченный доступ к Интернету. Это различие приоритетов в области соблюдения прав человека, обостряемое, с одной стороны, нарастающей тенденцией ужесточения интернет-цензуры в Китае, а, с другой, - активностью Вашингтона в деле противодействия усилиям китайских властей в этом вопросе, свидетельствует о сохранении острых проблем в американо-китайских отношениях.

[2]

[3]

[4]

[5]

[6]

[7]

[8] [9]

[10]

[11]