УДК 101.1

Е.Н. Попов

СУЩНОСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ДИАЛОГА В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ

В данной статье рассматривается проблема диалога, которая в данный момент носит актуальный характер, так как большинство исследований, носящих прикладной характер, не рассматривает её сущностных характеристик. Автор полагает, что сущностной характеристикой диалога является его онтологическая основа, проявляющая себя во всех формах диалогических отношений. Определяющим критерием для наличия такого уровня является творчество субъектов диалога. Она, в свою очередь, проявляет себя как устойчивый цикл колебаний между самоидентификацией и коммуникацией, позволяющий диалогу возникать.

Диалог в современном мире становится востребованной формой отношений. Он приобретает универсальный характер, сфера его применения расширяется. В этой связи актуализируется изучение его сущностных характеристик, условий его возникновения и способов его формирования. Вместе с тем обращение к современным исследованиям этого явления и философской традиции по этому вопросу показывает, что диалог рассматривается в его прикладном аспекте, и гораздо в меньшей степени изучены его сущностные характеристики. Это позволяет выявить в диалоге те характеристики, без которых он не может существовать и развиваться. Актуальным представляется выявление условий его возникновения, существования и развития. Данная статья рассматривает сущностные характеристики диалога и его своеобразие как особые формы общения.

Сущностные характеристики диалога в его основных определениях

В большинстве работ, связанных с этой проблемой, даются разные определения диалога. Он чаще всего определяется как обмен речевыми высказываниями. Большой энциклопедический словарь выделяет два вида диалога. “1)... Как форма устного разговора 2-х или нескольких лиц, речевая коммуникация посредством обмена репликами. Как часть словесного художественного текста, доминирует в драме, присутствует в эпических произведениях. Существует и как самостоятельный публицистический и философский жанр (например, диалоги Платона). 2) Переговоры, свободный обмен мнениями” [6]. Такое содержательное определение диалога, как отмечают, не выявляет нового в понимании сущностных характеристик диалога. В них обращается внимание на внешнюю сторону этой формы общения, а также на формальную сторону диалога. Определение диалога как обмен репликами недостаточен для выявления его внутренних характеристик. Данный аспект диалога, непосредственно раскрывая существенную сторону диалога как общения, не раскрывает его характеристики, существенные для его возникновения и развития.

Рассмотрим ряд определений, основанных на его феноменальных характеристиках этой формы общения. Так, Т.П. Лифинцева определяет его как “разговор 2-х или более лиц в процессе их общения и взаимодействия” [15].

Диалог понимается как особая форма общения в целом. Так, Э.В. Сайко рассматривает: “Диалог-...- разговор, спор, обмен мыслями ме^ду двумя или несколькими индивидами - прочно вошел в общественное сознание как способ общения в самом широком его определении и многогранной представленности: общения человека с человеком, общения с «текстом» и через него со всем миром -миром бытия (М.М. Бахтин), когда само бытие человека диалогично (общий диалог), общения, далее, с самим собой со своей мыслью в мыслях, как логика мышления -диалогика (B.C. Библер)” [17]. Сфера диалога не ограничивается не только сферой вербального общения, но и невербального общения, мышления. Соотношение понятий диалог и общение рассматривается Э.В. Сайко как аспект диалога. Он отмечает, что “диалог, будучи специфическим средством общения (и особой формой его проявления) выступает в качестве специфического явления в нем, имеющего свое особое “культурное пространство - время”, выходящее в своем “действии” за пределы состояния (только) общения, в котором он “пребывает”” [17]. Диалог, являясь формой общения, содержит в себе особую характеристику, определяющую духовную основу. Все многообразие форм диалога не позволяет свести его к общению, поскольку он содержит в себе свою основу, которая глубоко разработана в ряде исследований. С другой стороны, общение не может ограничиваться только сферой диалога. В этом отношении эти два понятия взаимно дополняют друг друга, хотя они ме^ду собой не совпадают.

Выявляя сущностную основу диалога, В.А. Подорога дает следующее определение: “Диалог - это живая форма общения, по крайней мере, двух субъектов, которые разными способами включаются в единое поле высказывания. Речь, обращенная к другому, уже несет в себе фраг-менты речи того, к кому она обращена, диалог - это пред-понимающая структура смысла” [16]. Таким образом, диалог рассматривается как обмен на основе наличия общей смысловой структуры. Он актуализирует свой потенциал в сфере культуры. Понимание, согласие, несогласие, спор, диспут в своей основе содержат диалог как форму, основывающуюся в едином поле смысла. В этом отношении выявляется его духовная личностная основа, которая возникает в качестве осознания глубинной характеристики бытия.

Э.В. Сайко отмечает, что “диалог, будучи формой общения, имеет свою самостоятельную природу, определяющую соответствующую специфическую роль его в культурно-историческом процессе: диалог- общение не равен общению” [17]. Поэтому диалог реализуется в особых культурно-исторических условиях. Содержательно - он уже общение, но само общение не сводится к диалогу. “Диалог во все большей степени осознается не только как элементная конструкта общения, но и как многоуровневый и многоплановый, сложно организованный социокультурный феномен с широкой сферой своего активного “действия”, в том числе по воспроизводству и производству систем отношений - известных и неизвестных” [17]. Категория «диалог» содержательнее, чем категория общения, в ряде случаев авторы используют данные понятия как синонимы. В этом отношении диалог понимается как форма общения, реализуемая в устной беседе между субъектами.

Между тем в сущностном плане диалог проявляет себя в системе духовных ценностей и идеалов. Как правило, это выводит на первый план личностный аспект этих отношений. Данный аспект рассматривался М.М. Бахтиным. Он стремится найти место для “бытия события”, “ответственного поступка”. Таким образом, диалог становится личностной формой общения.

Ф.Х. Кессиди приводит определение, принадлежащее Диогену Лаэртскому, согласно которому “диалог есть речь, состоящая из вопросов и ответов, о предмете философском или государственном, соблюдающая верность выведенных характеров и отделку речи” [13]. Тем самым внимание обращалось не только на субъект диалога, но и на то, по поводу чего он вступает в эти отношения. Причем типы таких отношений различаются в цивилизационном плане. Если на западе традиция рассматривает диалог как спор, полемику, дискуссию, то на востоке диалог это, прежде всего, средство применения снятия напряженности в этих отношениях. Рассматривая речи Сократа, он реконструирует его понимание диалога как подлинную ““живую и одушевленную речь знающего человекаписьменность рассматривается им лишь как “подражание” диалогу” [14]. Сократовский способ общениястановится орудием живого общения людей. В этом отношении свою подлинность диалог приобретает как философская беседа. Сократ в отличие от софистов, не претендуя на мудрость, обучал “.. искусству ведения диалога, при котором собеседник, отвечая на заданные вопросы, высказывал суждения, обнаруживая свои знания или, напротив, свое неведение” [14]. Таким образом, задача диалога характеризуется актуализацией духовных ценностей и его трансляцией. Она становится возможной при его обращении к категории истины. Это определение уже связывает данный феномен с выполнением социальных функций, которое было востребовано в этот период. Оно, помимо всего прочего, обращает внимание на условия его возникновения. Диалог - основа диалектики, только в этой связи он выполняет свою функцию.

А.Ф. Асмус выделяет в этой форме общения его твор-ческий и активный характер: “Несмотря на то, что содер-

жанием диалога всегда является философская беседа или философский спор, в диалогических сценах нет ничего статичного, составляющего предмет пассивного созерцания. Здесь все, в движении, в борьбе, в столкновении умов и характеров” [1]. При этом диалог рассматривается как самосозидающее начало, обладающее субстанциальными характеристиками. Причина его существования находится в нем самом. Она преобразует саму себя, находя в себе самой основания для своего развития. Как известно, диалог является одной из форм, в которой выражается борьба противоположностей. Её существование основано на противоречии. Она диалектически сочетает в себе согласие и несогласие, совпадение и различие в позиции. Поэтому она не может проявить все свои характеристики без таких состояний, как свобода и необходимость подчинения определенной форме его ведения.

Рассматривая межсубъектный характер такой формы взаимодействия, Т.П. Лифинцева отмечает, что “. философская концепция диалога предполагает межсубъектное общение, единение сознания на метафизическом уровне взамен гносеологической структуры «субъект-объект” [15]. Данное определение обращает внимание на интерсубъективность отношений между его участниками, что предполагает взаимную активность и заинтересованность сторон в продолжении диалога. Отметим что, диалог в этом случае становится формой, которая раскрывает содержание сверхрационального единения, носящей в этом случае экзистенциальный характер. Раскрывая этот аспект диалога, Д.В. Майборода рассматривает его как “... информативное и экзистенциальное взаимодействие между коммуницирующими сторонами, посредством которого происходит понимание” [9]. На первый план в диалоге выводится либо информационный аспект, либо экзистенциальный аспект. При этом информационный аспект отражает его феноменальный уровень.

Большинство под диалогом понимает обмен репликами между его субъектами. Обыденный диалог рассматривается как обмен высказываниями между субъектами диалога, при котором они обмениваются высказываниями, последовательно сменяя друг дру га в ролях субъекта и объекта. Исследования, которые сводят диалог к обмену высказываниями между субъектами, распространены в прикладных исследованиях. Не умаляя их значения, мы полагаем, что следует выделить в диалоге его сущностную основу. Выделяются различные подходы к выявлению самого этого понятия. Однако все чаще такое понятие используется и в других смысловых аспектах. Существует множество определений, касающихся различных сторон этого явления. В этом отношении важно отметить не только его внешние параметры, но и основание. В целом , достаточно условно можно выделить два подхода к пониманию диалога:

- Первый подход обращает свое внимание на традиционные формы проявления диалога как на литературный жанр либо как на речевое взаимодействие. Под это определение подпадают большинство определений данного понятия. Этот подход определяет его как вопрос-ответ-

ное взаимодействие, как информативную, функциональную и содержательную характеристику.

- Второй подход определяет диалог, прежде всего, через его глубинные характеристики. Внешний диалог становится проявлением глубинных отношений. Данный подход рассматривает диалог как способ бытия человека. Второй подход определяет диалог не только как вопрос-ответное взаимодействие, но рассматривает его субстанциальные характеристики. В философской традиции такой подход характерен для представителей диалогизма (М. Бубер, М.М. Бахтин), а также для диалогики (B.C. Библер, Г.Я. Буш и др.).

В этом отношении интерес представляет мысль B.C. Библера, который выявляет два аспекта диалога, во-первых, диалог в своем феноменальном обыденном качестве и “... диалог в качестве момента диалогики это нечто диалога” [4]. Он отмечает, что “диалог опять же, с одной стороны, может пониматься феноменологически, как некий наличный спор людей между собой” [4]. Поэтому он отмечает, что есть понимание диалога как некоторого наличного состояния, характерного для спора разговора вокруг проблемы, возникающей и исчезающей. “Но диалог в качестве момента диалогики - это уже нечто другое. Задача диалогики в связи с понятием “диалог” оказывается в том, чтобы актуализировать диалогическую сущность, диалогическое определение всего мышления” [4]. Диалогика понимается как диалог логик. B.C. Библер выявляет в нем не только спор мыслящего субъекта, но и “спор различных логик”. Причем эта форма общения становится важнейшей характеристикой мышления, её сущностью: “В той мере, в какой я мыслю, я мыслю диалогически, потому что мыслить - значит беседовать с самим собой, значит обращаться к самому себе, выявлять какие-то трудности этого процесса и т.п.” [4]. Данное определение выявляет в нем два аспекта: информативный и экзистенциальный. Они связаны с друг другом, взаимно раскрывают сущность диалога. Существующие два подхода к сущности диалога условно можно разделить на диалогику и диалогизм. Различается определение сущностной основы диалога. Если диалогика - эта форма общения включает в себя и субъект-субъектные отношения, и субъект-объектные отношения, то в диалогизме диалог основан только на субъект-субъектных отношениях. Диалогика рассматривает праксиологический и гносеологический аспекты диалога. Это направление выявляет способы его организации и повышения его эффективности.

Диалогизм представлен такими направлениями, как диалогизм М. Бубера, М.М. Бахтина, философия коммуникации К. Ясперса [18]. Для данного направления характерно признание за другим его абсолютной самостоятельности. Диалог для них это - единственный способ, с помощью которого можно вступить в контакт с чужим сознанием, признание за ним онтологической самостоятельности. Другой изначально “задан” сознанию и не познаваем. Экзистенциальный и информационный пласты соответствуют отношениям, которые различает М. Бубер, рассматривая диалогические отношения, выделяет в нем два модуса отношений между Я и He-Я. Первый тип от-

ношений диалога предполагает его непосредственный характер. Этот тип отношений обозначается им как отношения Я - Ты. Данное отношение носит целиком духовный характер. В нем противоположный характер носят отношения Я - Оно. Эти отношения формируются как отношения, носящие материальный характер, они формируются в сфере необходимости.

Отношения Я-Ты характеризуются как свободные, противоположные необходимости. Основой их выступают от -ношения, формирующиеся на основе духовных координат. Безусловным основанием их выступают отношения с Богом. М. Бубер обозначает понятием “Вечное Ты”. В этом отношении принимается вариант отношений, при котором диалог выступает как сверхъестественные и сверхприрод-ные - духовные отношения. Эти отношения не имеют основы в модусе опосредованных отношений, поэтому они выступают как отношения с Богом. Бог в данном случае понимается как символическое понятие. Этого понимания придерживается С.Л. Франк, которое рассматривается не как “простая цепочка последовательных предъявленных друг другу заранее готовых сообщений, а обмен готовыми смыслами. В настоящем диалоге исчезает разрыв между людьми, разобщенность между сознаниями [10]. Структурообразующим элементом становится спонтанность в этих отношениях, освобождение от готовых штампов и готовых оборотов и способность быть субъектом, отношение Я-Ты является характерной чертой диалогизма. Диалогизм направления, которое рассматривает диалог как форму отношений, в которой формируется личность. Ф. Эбнер рассматривает любой эмпирический акт диалогического общения как отражение отношений с Богом [9]. Таким образом, эти отношения являются сущностной основой.

Рассматривая сущность этой формы отношений, В.И. Кудашев отмечает, что “суть диалога заключается не в числе его субъектов, а в характере взаимоотношения между ними, которое может быть многомерным и многофакторным даже в том случае, если внешне оно проявлено одной единственной точкой без видимого раздвоения” [12]. Сущность диалога в этом случае проявляется в форме беседы, литературного жанра. Здесь внешняя форма не является определяющей. Существенная сторона диалога не заключается в количестве участников диалога. Противопоставление между двумя субъектами, сторонами не раскрывает субстанциальные характеристики самого диалога. Субстанциальность в этом случае подразумевает самопорождение и саморазвитие диалога. Наличие двух позиций в этом случае не подразумевает возникновение диалога как такового. Авторы современных концепций диалога обращаются к таким его свойствам, как склонность субъекта к постановке вопросов и ожиданию ответов, как способность противоречить другому, возражать доказывать и опровергать высказывания, аргументировать и отстаивать свое собственное мнение, сомневаться в нем и во мнении другого, стремиться к согласию и пониманию [12]. Содержательно приведенная характеристика диалога не позволяет выявить в структуре диалогических отноше -ний его глубинные характеристики, в которых диалог

проявляет себя как целостное самодостаточное явление, возникновение и развитие которого происходит через его внутреннюю противоречивость. На этот аспект диалога обращается внимание в большинстве работ, которые рассматривают его внутренние особенности.

Среди сущностных свойств диалога, выявленных из анализа определений, следует отметить следующие:

- Межсубъектное взаимодействие, при котором они (субъекты) не только формируют друг друга, но изменяют самих себя. Диалог не ограничивается только вербальной сферой взаимодействия, но и его невербальными формами. Наличие в этом взаимодействии устойчивого цикла между коммуникацией и самоидентификацией.

- Особая сфера отношений “между” рассматривается у представителей диалогизма и диалогики. По мнению М. Бубера, диалог не столько взаимодействие, сколько это сфера, вокруг которой возникает диалог. Такой основой можно считать понятия “истина”, “любовь”, на осознании которых происходит сотворчество участников диалога.

- Способность диалога к воспроизводству самого себя, обусловленное, прежде всего, тем, что он носит свободный, творческий характер отношений.

Онтологическая основа диалога

Разделение диалога на уровни и этапы обусловлено тем, что диалог как форма общения возникает не при всяких обстоятельствах и не со всеми. С другой стороны, в конкретной ситуации возможны только лишь определенные формы диалогического взаимодействия.

Диалогика выявляет следующие барьеры для диалогических отношений:

1. Ситуативные;

2. Консуггестивные;

3. Тезаурусные барьеры;

4. Интеракционные [7].

Другой вид препятствий связывается с издержками функционирования массового общества. Они широко представлены в западной философской традиции (экзис-тенциально-персоналистические направления X. Ортега и Гассет, К. Ясперс) [18]. Для современных исследований диалога характерно выявление для диалога различных препятствий. В данной работе мы выявляем два аспекта этой проблемы. В частности, диалогизм усматривает в этом следующие причины:

- Возникновение вместе с массовым обществом средств массовой коммуникации. К. Ясперс рассматривает это как проблему экзистенциальной коммуникации [18]. Диалог при этом теряет свою “подлинность”, сохраняя лишь свою информативную функцию.

- Усложнение форм деятельности человека и рост специализации, формирование внутри единой культуры разных культур приводит к возникновению дополнительных барьеров для диалога. В этой связи неоправданно расширяется сфера псевдодиалога и формального общения.

В этом отношении выявляются три типа диалогических отношений, лежащих в основе любого эмпирическо-

го факта общения. При этом традиция изучения такой формы общения позволяет нам рассматривать существование глубинной основы диалога, не сводящейся и не совпадающей с его проявлением. Однако, с другой стороны, без этой основы невозможно существование любого реального факта диалога.

Условно в самом диалоге можно выявить несколько уровней, на которых протекает общение.

Первая форма - это форма псевдодиалога и фатичес-кой беседы. “Псевдодиалог характеризуется отсутствием проблемы диалога, диалогическое взаимодействие в нем является самоцелью. Для фатической беседы не требуется наличия обратной связи с партнером, понимания смысла высказываний партнера” [7]. Г.Я. Буш выделяет следующее: “Основными видами псевдодиалога являются болтовня, логомахия, салонный, демагогический псевдодиалоги, видами фатической беседы - сплетня и абсурдистская беседа” [7]. Однако такую форму могут носить и впол-не положительные способы диалогических отношений. Вместе с тем не следует рассматривать эту форму диалога как ненужную, лишнюю. Она может стать вполне реальной основой для подлинного диалога, так как псевдодиалог рассматривается как один из методов, позволяющий повысить эффективность лекционного монолога. Этот аспект диалога позволяет расширить потенциал монолога.

Вторая форма диалога возникает на его логической основе. Эта форма представлена в споре, дискуссии, деловых переговорах и т.п. Она актуализирует творческий потенциал субъектов и позволяет выявить в диалоге проблему, связанную с рассудочным уровнем сознания. По представлениям М. Бубера, это отношения Я-Оно [8]. На первый план выходит коммуникативный, информативный и интерактивный аспект диалога. Здесь отношения носят не только субъекг-субъектный, но и субъект-объектный характер. Каждая сторона стремится превратить противоположную в объект.

Эти две формы содержат в себе глубинное основание, которое проявляется в них в разной степени. Оно в них присутствует, но не проявляется в достаточной степени.

Третья форма диалога, следуя словам М. Бубера, носит непосредственный характер. Она возникает на основе подлинного непосредственного отношения Я к Другому. Этот вид диалога связан с разумом, стоящим выше рассудочного мышления. Другой задан мне изначально и не может быть только лишь объектом. По мнению диалогистов, это основа для нравственного отношения. Начало любого диалога заложено в ней. Без нее отпадает всякая нужда в диалоге. Такой диалог формирует и закладывает в личности духовную основу, совершенствует её. В этой форме в полной мере проявляется онтологическое основание диалога.

Следует также отметить, что первые две формы непосредственно себя проявляют в действительном акте диалога. А третья - глубинная основа проявляет себя через эти формы. Она - сущность диалога, которая непосредственно не видна, её невозможно заранее спланировать, рассчитать, сформировать. Но без нее теряют вся-

кий смысл все фактические диалоги. Способность затронуть её основу - это не ремесло, а творчество.

Глубинные характеристики диалога, его способность к самовоспризводству выводятся в диалогичности ценностных оснований. Понимание, трансляция и способ существования этих ценностей заключается в подлинном диалоге. Таким образом, диалог эго способ существования экзистенциального аспекта таких ценностей, как любовь, добро, истина.

Следует отметить, что онтологическая основа диалога в философской традиции связана с такими понятиями, как “подлинный разговор”, “подлинный диалог”, “глубинное общение” и т.д. В этом отношении его наделяют субстанциальными характеристиками, обладающими такими свойствами, как склонность субъекта к постановке вопросов и ожиданию ответов, как способность противоречить другому, возражать, доказывать и опровергать высказывания. Онтологическая основа диалога не имеет ограничений в пространственных и временных рамках в том смысле, что к сущностным основам диалога может приобщиться любой, кто придерживается принципов свободного, творческого общения.

Г.С. Батищев определяет глубинное общение следующим образом: “сугубо онтологический процесс-событие. Вернее сказать: дважды объективный, ибо он протекает не только независимо от феноменальных актов сознава-ния, но еще и независимо от (объективных по отношению к последним) произведений и условно частичных “поступков” и т.п.” [2]. Г.С. Батищев полагает что, глубинный уровень общения характеризуется единством, которое проявляет себя в едином поле культуры.

Диалог в своей глубинной форме является способом существования культуры и является способом культурного общения. Он возникает при общении смысловых концепций двух или нескольких различных субъектов, составляя суть их взаимодействия. При этом исходным для диалога является принцип самоценности субъектов диалога, признание за ним своей точки зрения. При нарушении этого принципа никакого диалога нет и быть не может.

В. Кудашев отмечает, что в основании диалога лежит его онтологическая основа, что понимание природы диалога как беседы, смысла логоса именно двоих чрезвычайно распространен в обыденном сознании и многим представляется само собой разумеющимся [12]. Далее он отмечает, что “диалог является имманентной сущностью человеческого сознания, стремящегося к постижению истины. Диалогичность имплицитно включена в ткань человеческой деятельности” [12]. Диалог, включаясь в ткань человеческой деятельности, приобретает характер, известную непредсказуемость и поэтому становится внутренне структурированной формой отношений. Такой структурой, в частности, обладает творческий потенциал диалога. А.С. Кармин дает ему следующее определение: “Диалог -это столкновение разных линий мышления (а не просто разных идей). Такое столкновение нарушает логически последовательное течение мысли вдоль каждой из них. Ни в одной из них, взятой самой по себе, не могли бы вспыхнуть искры, которые высекаются их столкновением” [11]. Такое столкновение порождает качественный скачок в ди-

алоге, позволяет по-новому взглянуть на проблему, вокруг которой возникает дискуссия. В этом случае диалог - не просто столкновение между идеями, а диалог логик. Лежащее в основе самого диалога противоречие, позволяет ему развиваться. На этот момент обращают внимание исследования, посвященные выявлению эвристического потенциала диалогических отношений. В частности, определение, которое дается B.C. Библером «... диалог логик и различных субъектов логики и только в этом смысле - как диалогика [5]. Проявление онтологического уровня диалога становится основой развития, не только внутренним делом творческой личности, а формой развития человеческой культуры.

В основе диалога лежит противоречие, актуализирующее эвристический потенциал этой формы общения. Поэтому диалог связывается с диалектикой, последняя, возникшая как способ достижения истины в споре, и тем самым проявляется в её субъективной форме. Результатом такого диалога становится если не окончательное решение вопроса, то, по крайней мере, достижение сближения своих точек зрения. Диалог здесь рассматривается как сложный духовный феномен, имеющий в основе два аспекта. Это феноменальный акт диалога и его глубинный аспект. Рассматривая диалог, выявляют в нем прикладной, информационный аспект, либо его характеристики, связанные с самовоспроизведением диалога и глубинной основой. Оба аспекта диалога взаимосвязаны между собой и обусловлены наличием целостностного, единого начала, проявляющегося в каждом акте диалога.

В этой связи диалог рассматривается в двух аспектах. Первый аспект диалога рассматривает его как непосредственно наблюдаемое явление. Выявляет его характеристики, которые проявляются при непосредственном наблюдении. В противоположность этому существует понимание диалога, которое выявляет его связи и отношения, которые обладают самодостаточной основой. Такое разделение сходно с разделением между реалистским и номиналистским подходами. Кроме того, выделяется узкое и широкое понимание диалога. Узкое понимание сводит диалог к его формам как спор, дискуссия и разговор. В противоположность этому широкое понимание диалога рассматривает его как речевое общение и коммуникацию. При этом понимание и взаимопонимание являются структурообразующим элементом в диалоге.

Диалог не может быть сведен к вопросу и ответу, поскольку такой структурой диалог не исчерпывается. Это не только вопросно-ответная форма мышления, он трактуется в словарях, не только как “сократовский” способ обучения, не только как авторский прием, но и само реальное бытие культуры, ее имманентная сущность, способ реализации ее функций. Здесь отметается достаточно неоднозначный характер соотношения понятий “культура” и “диалог”. В связи с огромным числом дефиниций определения понятия культура существует не менее обширное многообразие подходов к изучению культуры. Среди их числа концепция диалогики, сформулированная B.C. Библером. Он определяет культуру как форму одновременного бытия и общения лю-

дей различных - прошлых, настоящих и будущих культур. Т.е. культура понимается как особая форма общения. В этом отношении рассматривается глубинная характеристика диалога как культурной формы общения.

Достаточно условно можно выявить три уровня, на которых протекает диалог:

1. Макродиалог - возникает между глобальными политическими и культурными образованиями (диалог культур, диалог религий, диалог общества и власти и т.п.);

2. Мезодиалог - диалог между двумя субъектами (спор, дискуссия, разговор);

3. Микродиалог - протекает внутри личности, (внутренний диалог, размышление).

Онтологические характеристики проявляют себя на каждом из этих уровней, позволяя диалогу выполнить свои функции.

Таким образом, онтологическая основа диалога проявляет себя через творческую природу этого процесса. Противоречия, которые возникают и существуют в этой форме отношений, исчезают на уровне творчества. Здесь как никогда актуальным становится субъектный характер диалога. Многогранность субъектов диалога раскрывается в способности проникнуть в суть поставленной проблемы. Поэтому возникает устойчивый колебательный цикл между коммуникацией и самоидентификацией. Онтологическая основа диалога связана с этим основанием. При её наличии диалог выполняет свою функцию.

В этом отношении интересны определения формы общения, данные М.М. Бахтиным, для которого “диалог” связан с бытием человека. Причем Бахтин определяет диалог как особенную форму общения, которое отличается от эмпирически понимаемого его проявления. Так, М.М. Бахтин критиковал упрощенное понимание диалога, которое сводится к спору и полемике. Он полагает, что “единственно адекватной формой словесного выражения подлинной человеческой жизни является незавершимый диалог” [3].

Таким образом, сущность диалога заложена в онтологической основе. Благодаря этому снимаются все противоречия, заложенные в самом диалоге. Он проявляет себя в каждом акте обыденного диалога. С другой стороны, ни один эмпирический акт диалога не является в полной мере выражением этой основы. Современные концепции диалога выявляют его сущность в таких понятиях, как “под-

линный диалог”, “онтологический диалог”, “глубинное общение” и т.д. Без этой формы отношений всякий обыденный диалог превращается в псевдодиалог, неоправданно расширяется сфера неподлинных отношений. Она основывается на свободе субъектов диалога и стремлении к истине. Участники диалога рассматривают его как процесс, в котором все эти ценности творятся его участниками. Поэтому все современные стратегии формирования диалога должны обращать внимание на эту особенность.

Литература

1. Асмус В.Ф. Историко-философские этюды М. Мысль, І9В4. ЗІВ с.

2. Батищев Г.С. Особенности культуры глубинного общения // Вопросы философии. І99З. №З. С. І09-І29.

3. БахтинМ.М. Собрание сочинений. Т. З. М.: Русские словари, І99?. ?ЗІ с.

4. Библер B.C. Замыслы: В 2 кн. М.: РГГУ, 2002. ІІЗВ с.

З. Библер B.C. От наукоучения - к логике культуры. Два философских введения в XXI век. М.: Политиздат, І99І. С. 4ІЗ.

б. Большой энциклопедический словарь. М.: Норинт, І99?.

?. БушГ.Я. Диалогика и творчество. Рига: Авост, І9ВЗ. ЗІВ с.

В. Бубер М. Два образа веры. М.: Республика, І99З. 4б4 с.

9. Всемирная энциклопедия: Философия. М.: ACT; Мн.: Харвест, 200І. ІЗІ2 с.

10. Франк С.Л. Сочинения. М.: Правда, І990. б0? с.

11. Кармин А.С. Диалог в научном творчестве // Философские науки. І9ВЗ. №4. С. ?б-В2.

12. КудашееВ.И. Диалог // Энциклопедия глобализации. М.: Радуга, 200З. ІЗ2В с.

13. Keccudu Ф.А. К истокам греческой мысли. СПб.: Але-тейя, 200І. 2?В с.

14. Keccudu Ф.Х. Сократ. М.: Мысль, І9ВВ. 220 с.

ІЗ. Лифинцева Т.П. Философия диалога М. Бубера. М.: ИФРАН, І999. ІЗЗ с.

Іб. Новая философская энциклопедия. Т. І. М.: Мысль, 2000. С. ??2.

І?. Сайко Э.В. О природе и пространстве «действия» диалога // Социокультурное пространство диалога. М.: Наука, І999. С. 9-З2.

ІВ. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, І994. З2? с.

E.N. Popov

Vital parts of a dialogue in the modern philosophy. Summary

In this issue author considers a problem of the dialogue’s essence which has an actual character as the majority of investigations that have applied nature do not consider its vital part.

The author supposes that the vital part of a dialogue is ontological base which reveals itself in all forms of dialogue relations. The defining criterion for presence of a such level is creative activity of dialogue’s subjects. And this level reveals itself as a firm cycle of the fluctuations between selfindentification and communication allowing the dialogue’s presence.

J J J