ББК 87.6

Е. В. Гайнутдинова

Астраханский государственный технический университет Кафедра философии и культурологии

СТРУКТУРА МОТИВАЦИОННОЙ СТАДИИ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Мотивация всегда связана с осознанием индивидом своих потребностей и включает в себя следующие категории: актуализированная потребность (стимулы), мотив, цели, желания, намерения, ценности и др. Однако не все ученые считают, что потребность предшествует мотивации; зачастую потребность рассматривается как составная часть мотивации. Эта тенденция превалирует особенно на современном этапе развития истории, что связано с постмодернистской чувствительностью, в рамках которой децентрализация субъекта проявляется в сиюминутных ощущениях, желаниях и т. д. Мотивация всегда соприкасается с таким понятием, как качество; сознание дает нам целенаправленную деятельность. С. Б. Каверин отмечает: «Уникальность и неповторимость личности определяется не ассортиментом потребностей, а качеством удовлетворения абсолютно одинакового для всех людей набора базовых потребностей. Людей отличают друг от друга не потребности, а мотивация» [1, с. 41]. Тенденция включать потребности в мотивацию свойственна в основном психологам, однако постмодернистское ощущение современной эпохи дает ей развитие, что отразилось в отсутствии в философском словаре самостоятельного определения потребности. Подобная позиция лишает возможности многих ученых представить спектрально весь деятельностный процесс, включая механизм интерсубъективной детерминации, поскольку, если рассматривать стадию мотивации как первопричину человеческой деятельности, вряд ли можно выявить закономерность источника действия в связи с тем, что формирование мотивов, степень осознания тех или иных потребностей субъективны по своей сути, так как это проявление многогранности сознания.

Психология изучает мотивацию деятельности как необходимый момент человеческого поведения (сознание как регулятивный механизм), поэтому основная задача психологии - определить побудительноидеальные факторы человеческой деятельности:

а) когнитивные (познавательные);

б) ценностные;

в) проектные;

г) реактивные.

Однако психология данной задачи не решает, поскольку указанные механизмы рассматриваются с позиции субъективизма, и общая картина действия не обнаруживается, поэтому этим должна заняться социальная теория. Так, Б. Г. Мещеряков отмечает, что это связано с попыткой передать многообразие решений задач: «Во-первых, общие термины и понятия

выявляются в генетическом и функциональном разделах... «осознание», «овладение», «интеллектуализация» трактуются Л. С. Выготским то как генетические процессы, то как процессы функционирования. Во-вторых, есть общие и взаимосвязанные понятия в генетическом анализе и анализе сформированных структур. понятие замещения функций выражает и факт структурного разнообразия способов решения одинаковых задач. » [2, с. 7].

Л. С. Выготский, изучая структуру высших психических функций, не конкретизирует свою позицию относительно роли сознания в человеческой деятельности, называя сознание то генетической, то функциональной системой. Недостаток психологического подхода к анализу сознания, да и деятельности вообще, связан с узкой направленностью в решении данной проблемы, что проявляется в изучении отдельных механизмов деятельности, в связи с чем сложно выстроить целостную картину взамосвя-зей в структуре деятельности. Это связано с изначальной интерпретацией деятельностного процесса, принадлежащей И. М. Сеченову, который впервые в психологии ввел понятие «акт жизнедеятельности» и определил его, по мнению Н. М. Бережного, как «цельный натуральный процесс, синтезирующий в себе физиологическое и духовное начало в человеке» [3, с. 14]. Кроме того, В. П. Зинченко отмечает: «А когда перестали отвлекаться от реалий, то оказалось, что собственно психологическое содержание (момент, компонент) деятельности представляет собой проблему, имеющую разные варианты решения даже у представителей одной научной школы, что совершенно неслучайно. Психологическое содержание деятельности не извлекалось из нее, а искусственно вводилось. Стратегия изучения действия была совершенно иной. Его когнитивные, оценочные, рефлексивные, аффективные компоненты выявлялись в нем самом, извлекались из него, а не вводились извне» [4, с. 84]. В итоге психология при рассмотрении проблемы деятельности не всегда учитывает такие ее элементы, как цель, средство, предмет, результат, что не дает возможности представить деятельность как целостный процесс. Данную особенность заметил Н. М. Бережной, который отмечал следующее: «Оставляя вне поля зрения такие элементы деятельности, как цель, средство, предмет, результат, психологический подход не в состоянии представить деятельность как социальный феномен. Большего и не может дать психология, оставаясь в пределах своего определения бытия человека (я есмь я) и оперируя своими категориями» [3, с. 14]. Подобная особенность проявляется не только в рамках психологии; это связано с субъективистсткой позицией относительно решения конкретной проблемы ряда ученых, что проявляется в их желании не дополнить концепцию деятельности, а сделать что-то свое, отличающееся от остальных; в результате намечается регресс от объективного решения вопроса к искусственному надстраиванию индивидуальных вариантов структуры деятельностного процесса. Например, А. И. Кравченко элементами деятельности полагает цели, потребности, действия; А. Н. Леонтьев соотносит деятельность с мотивом; В. В. Давыдов связывает деятельность с потребностью-нуждой; С. Л. Рубинштейн рассматривает деятельность как сознание. Итог - единство сознания

и деятельности и т. д. Ю. А. Ющенко видит причину столь разнородных концепций в том, что «.специалисты путают, смешивают элементы общества не только с «клеточкой» социального, но и с компонентами общества, различными «матрицами» социальных взаимодействий и даже с самим первым «надклеточным» образованием, имеющим уже весьма сложную структуру - социальным взаимодействием» [5, с. 115].

В психологии под когнитивно-идеальными импульсами подразумевают потребности человека, определяя их как состояния нужды.

Указанной точки зрения придерживаются многие современные ученые. Данная позиция не дает возможности рассмотреть источник деятельности, поскольку актуализированная потребность является следствием первичной потребности и нельзя объяснять поведение человека с точки зрения мотивации в связи с тем, что не каждая потребность может быть правильно осознана. Например, польский психолог К. Обуховский отмечает: «Живой организм реагирует на раздражители потому, что имеет определенные потребности. Если бы индивид не имел потребности в пище, он не реагировал бы на пищевые раздражители, а если бы он не был наделен потребностью в безопасности, не реагировал бы ни на какие угрозы» [6, с. 63]. Ряд современных ученых определяют данное различие и справедливо указывают на то, что состояния сознания, переживаемые человеком, не тождественны самой потребности. Психологи сами себе противоречат, с одной стороны, утверждая, что потребность - это состояние нужды, то есть ее начало связано с осознанием, с другой - активно исследуют невербальные средства общения (поза, мимика, жесты), пытаясь разгадать язык нашего тела, который посылает сигналы сознанию о насущной потребности, даже если субъект при помощи вербальных средств (языка) пытается это скрыть. В связи с этим можно утверждать, что невербальные средства общения - это выражение скрытых потребностей человека. Из этого следует, что необходимо четко разграничивать понятия «потребность» и «нужда», поскольку потребность представляет собой именно свойство социального субъекта, а не его состояние. Но заслуга психологов состоит в том, что они доказали первичность внутренних процессов по отношению к внешним. Это относится к теории интериоризации, разработанной С. Л. Рубинштейном, Б. М. Тепловым и развитой А. В. Брушлин-ским и др., которые доказали наличие простейших психических явлений во внутриутробном периоде развития человека, имеющих генетическую и наследственную предопределенность. Так, А. В. Брушлинский отмечает: «Общее направление психического развития в онтогенезе не от (только) внешнего к внутреннему, а всегда на основе непрерывного взаимодействия внешнего и внутреннего» [7, с. 92].

Мотивация - это побудительный идеальный фактор деятельности, тогда как потребность - это единственный материальный фактор деятельности.

Когнитивно-идеальные импульсы отражают сигналы среды (отражающие импульсы дают представления о среде существования организма и т. д.).

Иначе говоря, когнитивные представления - это информационные импульсы среды, стимулы, которые представляют собой это ближайшее

отображение потребности в сознании субъекта как влечение, желание (чувство голода, холода, страха). В психологии стимулы изучаются на уровне знаковой системы, то есть как внешние факторы, влияющие на развитие желания. Возможность человека замещать реальные объекты символами связана с наличием второй сигнальной системы, благодаря которой мы обозначаем предметы словами, представляем образы объекта, изображенного на чертеже и т. д., что дает значительное преимущество человеку перед животными.

С позиции социально-философского анализа знаковая система связана с субъектно-объектными отношениями, где знак приобретает смысл в непосредственном отношении субъекта к объекту под воздействием определенной потребности, то есть знак самоценен не сам по себе, а как средство для удовлетворения той или иной потребности, а реакция нашего организма на внешние раздражители связана с генетической памятью об их необходимости, что проявляется в качественной характеристике сознания на уровне архетипов, которые подробно изучал К. Юнг. Следует различать предметы-вещи и предметы-символы, как это делает К. Х. Момд-жян, выделяя четыре элемента коллективного воздействия: 1) субъекты деятельности; 2) предметы-вещи; 3) предметы-символы; 4) общественные отношения как особый внутренний организующий элемент деятельности [8, с. 198], поскольку предметы-вещи - это посредники, средства для удовлетворения той или иной потребности, а предметы-символы - это то, что в виде духовных значений воздействует на сознание человека. Однако многие ученые не различают понятия «символ» и «знак», что в результате влияет на определение их смысла. Иначе говоря, проблема отображения потребности в сознании зачастую соотносится с началом деятельностного процесса, тогда как должна учитываться причина возникновения осознанной потребности, которая движима способностью субъекта ощущать то, что ему необходимо для поддержания не только самого факта жизни, но и его качества. Иначе говоря, знаковая система дает возможность определить именно отношение субъекта к окружающей действительности, а не только предметное его восприятие посредством вещевой вариативности: «Чтобы стать объектом потребления, вещь должна сделаться знаком, то есть чем-то внеположным тому отношению, которое она отныне лишь обозначает, - а стало быть, ... смысл, в своей абстрактно-систематической соотнесенности со всеми другими вещами-знаками. Именно тогда она начинает «персонализироваться». Из такого преображения вещи, получающей систематический статус знака» [9, с. 165]. Несмотря на объективное восприятие знаковой системы и ее роли в развитии деятельности, Жан Бодрийяр абсолютизирует понятие «потребление», полагая, что потребление - основа развития современного общества. Но нужно учитывать и тот факт, что под знаком понимается и духовное значение, которое определяет человеческое поведение не в рамках потребления как такового - здесь приобретает значение волевой посыл, который актуализирует ту или иную потребность, соотнося ее с менее значимыми. Исследование символов и знаков приобретает свою актуальность в рамках изучения процесса по-

требления в развитии человеческой деятельности. Жан Бодрийяр посредством изучения знаков и символов сумел разграничить понятия «потребность» и «потребление», отличающиеся тем, что потребление отражает процесс развития потребности в человеческой деятельности, опосредуемый все новыми и новыми средствами их удовлетворения, и в итоге потребление характеризуется как неограниченный процесс: «Нет больше никакого проекта, есть только вещи, объекты. Вернее сказать, проект не исчез - просто он довольствуется знаковой реализацией через вещь-объект. То есть объект потребления - это как раз и есть то же самое, в чем «смиряется» проект. Этим и объясняется то, что у потребления нет пределов. Если бы оно было тем, чем его наивно считают, - поглощением-пожиранием благ, - то рано или поздно наступило бы пресыщение. Если бы оно относилось к сфере потребностей, то мы должны были бы прийти к удовлетворению. Однако мы знаем, что это не так: людям хочется все больше и больше. Потребление именно потому столь неистребимо, что это тотально идеалистическая практика, которая за известным порогом уже не имеет больше ничего общего с удовлетворением потребностей или же с принципом реальности» [9, с. 168]. Подобная точка зрения позволяет разграничить понятия «потребность» и «предмет потребности» и, кроме того, дает подтверждение тому, что формы удовлетворения потребностей опосредуются сознанием, и именно сознание способствует многогранному восприятию действительности, а значит, и порождает различные желания и средства их удовлетворения, поэтому каждый субъект может быть подвергнут внешнему воздействию со стороны коллективного сознания в силу неверного осознания той или иной потребности. Например, это связано с развитием рекламы, которая навязывает определенные стереотипы массового сознания, утверждая, что тот или иной продукт является наиболее необходимым благом для человека.

Таким образом, стимулы выступают основным содержанием идеально-регулятивной подсистемы и являются первичным отражением потребностей в психике человека, то есть стимулы выступают основополагающим элементом мотивационной структуры, посредством которых определяется дальнейшее развитие действия и его направление, что дает возможность разграничивать саму потребность и формы ее удовлетворения.

Ценностное предпочтение связано с формированием мотива в человеческой деятельности. Мотив - это предпочтение чего-то чему-то (ценностное предпочтение). Именно здесь находятся истоки свободы воли. Однако ценностная характеристика мотива не всегда учитывается в психологии: в основном мотив (от лат. movere - приводить в движение, толкать) рассматривается как предмет, который выступает в качестве средства удовлетворения потребности. Если рассматривать мотив с этой точки зрения, то он должен определяться как объективное свойство субъекта, но мотив - это идеально-регулятивный механизм деятельности, он является порождением сознания и, соответственно, напрямую зависит от него. Тогда как объективным свойством выступает не мотив, а интерес, который формируется с участием сознания, но не зависит от него, поскольку инте-

рес - это свойство выбирать средства удовлетворения потребности, иначе говоря, - связующее звено между потребностью и окружающей действительностью. В связи с этим задача мотива - варьировать выбранные средства с учетом целепостановки. Подобная интерпретация мотива становится причиной возникновения точки зрения, согласно которой мотив является определяющим типы деятельности субъекта, тогда как типология деятельности определяется классификацией человеческих потребностей, а мотив, как сознательный фактор, связан с качественной характеристикой.

Зачастую многие ученые пытаются отождествлять потребность и мотив, полагая, что потребность выступает частью мотивации: «Вместо мотивов можно говорить о потребностях или установках, вместо мотивации - о направленном влечении, проблемы остаются те же, лишь несколько меняются подходы к их решению» [10, с. 35]; мотивы и потребности отождествляют и такие ученые, как Р. С. Вайсман, Е. С. Кузьмин и др. Однако потребность - это всегда источник действия, независимо от приверженностей субъекта. Стадия мотивации способствует осознанию потребности, формируя целенаправленную деятельность; при этом если типология потребностей всегда неизменна, то формы их удовлетворения разнообразны с учетом ценностей, желаний, стремлений человека, поэтому реализация мотива индивидуальна в отличие от формирования потребности.

Проблема взаимосвязи мотива и потребности является не единственной в определении роли механизмов деятельности. Ряд ученых одним из мотивов обозначают интерес, полагая, что данная категория является одним из побудителей действия субъекта. Нельзя столь категорично отождествлять понятия «потребность», «цель», «интерес», тем более на фоне такого термина, как трансформация, поскольку смысловая нагрузка данного термина связана со знаком «минус», и цель и интерес выступают не образом потребности, а ее следствием на базе уже актуализированной потребности в связи с тем, что цель не может предшествовать осознанию потребности или быть тождественной ей; кроме того, интерес является не выражением предметности внешней среды, а возможностью выбирать эти предметы. С одной стороны, интерес никак нельзя отождествлять с мотивом, поскольку он, хотя и формируется с участием сознания, в стадию мотивации не включается в связи с тем, что интерес - это объективное свойство субъекта, то есть он формируется на основе внешних факторов и выполняет в действии функцию посредника между потребностью и окружающей действительностью в качестве выбора средств для удовлетворения потребностей. С другой стороны, интерес нельзя отождествлять с мотивом, так как интерес всегда предшествует ему в виде выбора средств удовлетворения потребности, и только затем человек начинает мотивировать реализацию поставленной задачи. Однако наличие интереса еще не дает повода для начала действия, поскольку, например, не каждый молодой человек, которому нравится девушка, способен подойти к ней и познакомиться, то есть побуждение к действию обусловливается целым рядом мотивов. Например, С. Б. Каверин отмечает: «Интерес. - это просто инобытие потребности, но никак не мотив поведения. Коли есть по-

требность в объекте, то проявляется и интерес к данному объекту, но начнется ли активность по овладению объектом, зависит не от интереса, а только от мотива. Следовательно, включать интересы в список мотиваторов поведения не только не верно, но и нецелесообразно» [1, с. 40]. Но обозначение С. Б. Кавериным интереса как инобытия потребности тоже не совсем корректно, поскольку если количество потребностей устойчиво, то развитие интересов всегда связано с развитием общественных отношений, которые дают возможность выбора всевозможных средств удовлетворения потребностей. Иначе говоря, интерес облекает потребность в форму, придавая ей предметную определенность. Некоторые ученые, в частности

А. А. Миголатьев, обозначая потребность как объективно-субъективное свойство, склонны в дальнейшем связывать понятия «интерес» и «потребность». По их мнению, если интерес формируется под воздействием внешних условий, то и потребность, являясь объективным свойством, также зависит от условий окружающей действительности, а значит, признавая потребность первичной, интерес и потребность зачастую все же определяют как взаимополагаемые категории: «Между потребностью и интересом существует причинно-следственная связь: первое обычно порождает второе. Однако не всегда, например этого не происходит в случае, если потребность удовлетворяется без каких-либо существенных трудностей, поскольку сняты или ослаблены противоречия между потребностями и условиями их удовлетворения. Кроме того, причина и следствие могут меняться местами: возникший интерес в состоянии порождать новые потребности» [11, с. 49], тогда как потребность - это интерсубъективное свойство, являющееся де-терминационным механизмом деятельности. Она определяет суть интереса, который, в свою очередь, характеризуется не самими средствами удовлетворения потребности, то есть ее иллюстрацией, а дает возможность выбирать эти средства удовлетворения актуализированной потребности из окружающего многообразия: выступает в роли посредника между потребностью и условиями внешнего мира. В связи с этим подобные точки зрения порождают следующее заблуждение: потребность и интерес не ограничены в количественном исчислении, они порождают все новые и новые формы деятельности и тем самым лишают четкости границы между понятиями «интерес» и «потребность» и подвергают сомнению устойчивость количества потребностей, что приводит ко многим методологическим ошибкам в построении классификации.

Нельзя однозначно утверждать, как это делает К. Х. Момждян, что интерес, как и потребность, влияет на идеальные цели человеческого поведения, поскольку, несмотря на то, что интерес - это «объективное свойство субъекта, так как выражает его отношение к необходимым средствам удовлетворения потребности», он связан в первую очередь с качеством, которое и определяет право выбора тех или иных средств для удовлетворения потребностей, а качество непосредственно связано с сознанием. Но это не значит, что мы придерживаемся мнения о том, что интерес - это вектор сознания; более уместно признать тот факт, что интерес опосредуется сознанием, как это происходит с бытийными потребностями, которые

получили свое развитие в русле социализации. Интерес - это реальный фактор деятельности, который, как и потребность, формирует определенное отношение к окружающей действительности, проявляющееся в выборе средств удовлетворения потребностей. Выбор средств - это избирательный характер нашего сознания, благодаря которому формируется разница между количеством и качеством, несмотря на то, что интерес является объективным свойством субъекта, но источник поиска этих средств носит интерсубъективный характер, так как непосредственно восходит к потребности человека. В связи с этим возникает необходимость обращения к таким понятиям, которые выводит К. Х. Момджян, как «предметы-цели» и «предметы-средства», поскольку происходит разделение на предметы, выступающие целью удовлетворения потребности (предмет потребности), и предметы, выступающие средством удовлетворения потребности (предмет интереса).

Таким образом, интерес является объективным свойством субъекта, выражающим его отношение к необходимым условиям существования и определяющим средства и предметность качественного выбора сознания.

Важной составляющей мотивации человеческого поведения является воля, которая способствует варьированию потребностей субъекта. По мнению В. А. Иванникова, начало мотивационному подходу было положено в трудах Аристотеля. Согласно с его позицией, в настоящее время в рамках мотивационного подхода можно выделить три самостоятельных варианта представлений о природе воли. В первом варианте воля сводится к начальному моменту мотивации действия (желанию, стремлению, аффекту). Во втором варианте воля выделяется как самостоятельная сила непсихической или психической природы, не сводимая ни к чему иному и определяющая все другие психические процессы. В третьем варианте воля рассматривается как тесно связанная, но не совпадающая с мотивацией способность к побуждению действий, включающих в себя преодоление препятствий [12, с. 9]. Истоком неверной трактовки воли П. В. Симоновым, Р. С. Немовым, С. Л. Рубинштейном, П. М. Ершовым является их установка на то, что потребность - это нужда и поэтому потребность непосредственно связана с сознанием. В результате это дает отождествление воли с потребностью, поскольку и воля становится осознанным актом осуществления какого-либо желания. Однако наличие потребности у человека не зависит от осознания - это первичный процесс, а воля - это проявление непосредственно нашего сознания, которое дало нам возможность выбора между определенными желаниями, поступками с учетом наших ценностей, стремлений и т. д.

Большинство современных авторов, включая и самого В. А. Иванникова, рассматривают потребность как способность, производную от сознания, будь то сознательная регуляция субъектом своей деятельности. Согласно

В. А. Иванникову, волевое побуждение к действию исторически возникло в процессе труда, где создание орудий не приводит к непосредственному удовлетворению актуально переживаемой субъектом потребности [12].

На стадии мотивации, то есть осознания потребности, воля выступает мощным регулятором деятельности индивида, поскольку осознание по-

требности и поиск средств к их удовлетворению не становятся фактом сиюминутного ее удовлетворения.

Иначе говоря, сознание способно вырабатывать имманентные ему импульсы поведения (свобода воли), что в результате дает возможность любую потребность временно не делать импульсом поведения, то есть ранжировать поведение (например, аскетический образ жизни монаха), хотя отказ от потребности невозможен.

Существуют определенные действия, осуществляемые субъектом автоматически, - это те действия, которые проходят через мотивационную сферу, включая участие воли. Благодаря воле выбирается определенный мотив, обосновывающий необходимость осуществления тех или иных действий. При постоянном их воспроизведении становится необязательным постоянное обдумывание этих действий, что порождает их автоматическую реализацию. К таким действия относят привычки и навыки.

Таким образом, воля - это не одна из потребностей человека, не следствие опредмеченного желания, а самостоятельный сознательный механизм, осуществляющий контроль в ранжировании потребностей на стадии борьбы мотивов как выбор ценностных предпочтений.

Проектное сознание связано с возникновением целепостановки, то есть цель выступает как технология действия. Например, надо вставать и идти на работу, но не хочется. Постановка целей у человека отлична от целей, к которым стремятся животные: если животным свойственны объективные цели, диктующиеся их природной сущностью (животные не способны осмысливать цели), то цели человека субъективны, связаны непосредственно с индивидуальностью и человеческой неповторимостью, диктуются сознательным поведением субъекта. Иначе говоря, цель - это предполагаемый результат действия, то есть целью «оказывается информационный вектор поведения, предпосланный физической активности и ориентирующий ее в предзаданном направлении; некий заранее смоделированный результат, к которому носитель цели стремится независимо от меняющихся условий среды» [12, с. 36]. Целеполагание дает возможность субъекту спрогнозировать заранее желаемый результат согласно специфике реальных взаимосвязей человека с окружающей действительностью.

Реактивная система - это те импульсы, которые неотделимы от факта деятельности (волевой посыл, то есть эмоции). Эмоции являются формой обнаружения потребности: момент осознания потребности проходит под воздействием эмоционального состояния субъекта: посредством различных эмоций мы выражаем свое удовлетворенное либо неудовлетворенное состояние. Однако ряд исследователей, отождествляющих потребность и нужду, тем самым связывают потребность с состоянием. Следствием этого становится представление о тесной связи самой потребности и эмоций, что дает потребности характеристику как чувства. Данный подход определяет формирование потребности только на стадии осознания и не рассматривает потребность как данность, связанную с самим фактом существования человека как биологического вида. Например, П. В. Симо-

нов выдвинул концепцию потребностно-информационной теории эмоций, согласно которой эмоция выступает функцией потребности.

Активно изучаются психологами те виды эмоций, которые протекают без участия сознания, например состояние аффекта. С позиции социально-философского анализа состояние аффекта - это проявление осознанной потребности, но миновавшей момент волевого участия, то есть аффект - это несознательное эмоциональное состояние, реализация которого осуществляется без прохождения полного процесса мотивации.

В связи с вышеуказанными фактами не представляется возможным принимать структуру мотивационного процесса как объективный критерий истины.

Наиболее объективной нам представляется позиция, согласно которой идеально-регулятивная подсистема человеческого действия включает четыре вида компонентов, которые выступают внутренними факторами действия: рефлективные (когнитивные), ценностные, проектные, реактивные. В связи с этим образуется система трех понятий: стимул - мотив - цель, где предполагается сначала вопрос: почему я это хочу? - это рефлексия стимула; мотив -почему я это хочу?, цель осуществляет осмысление - зачем я это хочу?

Таким образом, человеческая мотивация представлена четырьмя основными звеньями:

а) стимул - первичное отражение потребностей психики человека как ощущение; стимул есть проекция сущего;

б) фаза мотивационной рефлексии и стимула (это система мотивов), в ее пределах осуществляется действие мотивов как ценностного осмысления стимулов, их ранжирование и отбор, реализуются стратегические программы, системы мотивации поведения человека;

в) цель, то есть целевое проектное сознание, - это цели и программы деятельности, где цель - это осознаваемый результат деятельности человека;

г) воля, или реактивное сознание, - деятельность может быть основана на адекватном или неадекватном сознании стимула, поскольку человек -существо неразумное, но способное к разуму.

Если не учитывать всю структуру социальной деятельности, не различать потребность и мотивацию, то в итоге те или иные результаты исследования будут искусственными, лишенными объективности.

СПИСОК ЛИТЕРА ТУРЫ

1. Каверин С. Б. Психология потребности: Учеб.-метод. пособие. - Тамбов: Тамбов. гос. ун-т, 1996.

2. Мещеряков Б. Г. Логико-семантический анализ концепции Л. С. Выготского: систематика форм поведения и законы развития высших психических функций // Вопросы психологии. - 1999. - № 4. - С. 3-15.

3. Бережной Н. М. Человек и его потребности. - М.: Форум, 2000.

4. Зинченко В. П. Психологическая теория деятельности // Вопросы философии. -2001. - № 2. - С. 66-89.

5. Ющенко Ю. А. Методологические проблемы типологии исторического процесса. - М.: Изд-во МГУ, 2000.

6. Обуховский К. Психология влечений / Пер. с польск. - М.: Прогресс, 1972.

7. Брушлинский А. В. Деятельностный подход и психологическая наука // Вопросы философии. - 2001. - № 2. - С. 89-95.

8. Момджян К. X. Категории исторического материализма: системность, развитие. - М.: Изд-во МГУ, 1986.

9. БодрийярЖ. Система вещей. - М.: Рудомино, 1995.

10. ХекхаузенX. Мотивация и деятельность. Т. 1. - М.: Педагогика, 1986.

11. Миголатьев А. А. Философия человека. Некоторые проблемы теории и методологии: Учеб. пособие. - М.: МЮИ МВД России, 1996.

12. Иванников В. А. Психологические механизмы волевой регуляции. - М.: Изд-во МГУ, 1991.

Получено 29.07.05

THE STRUCTURE OF MOTIVATIONAL STAGE IN SOCIAL ACTIVITY DEVELOPMENT

E. V. Gainutdinova

The motivational stage in social activity development is examined. The attempt to reveal and to analyze the main stages of motivation was made. The notions in motivation, which are more debatable in science, are examined. They include motif, will, necessity, interest. Following the research we came to the conclusion that motivation consists of the further stages. They are stimulus, which is the initial reflection of necessity of man’s psyche as a sensation and the elevation of the essence; a phase of motive reflexion and stimulus which is a system of motives; and aim, i. e. purposeful planning consciousness, - aims and programs of activity; will and reactive consciousness - activity can be based on adequate or unequal realizing of stimulus.