ГОСУДАРСТВЕН НОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: ДЕКЛАРАЦИИ, СПЕЦИФИКА, ПЕРСПЕКТИВЫ

Баходыр ЭРГАШЕВ

доктор философских наук, профессор, заместитель директора Института по изучению гражданского общества (Узбекистан)

Выдающийся центральноазиатский дипломат Ахмад Дониш (1827— 1897 гг.), поведав местному читателю о своем в целом позитивном отношении к английской промышленной революции и французскому утопическому социализму, очевидно, даже не предполагал, что благодаря этому станет первым в регионе пропагандистом социал-демократической теории. Позже социалистические идеи проникают в ханства ЦА гораздо настойчивее, хотя, как признавались ученики-последователи А. Дониша, «в плохих турецких переводах». В связи с этим можно сказать, что «возраст» распространения в регионе данной идеологии, а значит, и подхватившего ее прежде всего туркестанскими, бухарскими, хивинскими рабочими обще-

ственно-политического движения уже превышает 100 лет1.

Как изменился за прошедшие годы его облик? Как сегодня, в свете краха СССР и «развитого социализма», относиться к богатейшей социал-демократической истории? Как протекает процесс эволюции социал-демократических партий Центральной Азии с учетом разразившегося мирового финансового кризиса? Каковы их

1 Столетняя практика местного социал-демократического движения признается многими партиями региона (см., например, За новый Казахстан! Предвыборная программа Общенациональной социал-демократической партии (ОСДПК). 18 июля 2007 [www.osdp.kz], а также приводимые ниже выдержки из интервью лидера таджикских социал-демократов Р. Зойирова).

перспективы? Наконец, каковы штрихи политических портретов некоторых их лидеров (Р. Зойиров, Ж. Туякбай, Г. Калиев и ряд др.)?

В предлагаемых заметках автор, не пытаясь сразу исчерпывающе ответить на все вопросы, концентрирует внимание лишь на главных аспектах, на примерах самых больших формирующих политику социал-демократических организаций региона. В поле его зрения Народно-демократическая партия Узбекистана (лидер — Л. Гулямов, количество членов — 310 тыс.), Общенациональная социал-демократическая партия Казахстана (ОСДПК) (Ж. Туякбай, 140 тыс.), Социал-демократическая партия Узбекистана (СДПУ) «Адолат» (И. Саиф-назаров, 90 тыс.), Казахстанская социал-демократическая партия «Ауыл» (Г. Калиев, 61 тыс.), Социал-демократическая партия Таджикистана (СДПТ) (Р. Зойиров, 5 тыс.), Социал-демократическая партия Кыргызстана (СДПК) (А. Атамбаев, 5 тыс.) и некоторые другие2.

В относительно небольшом числе трудов о политических партиях известных центральноазиатских авторов нас интересовали прежде всего изученные ими аспекты деятельности местных социал-демократов в самые кризисные периоды новейшей истории региона: 1990, 1993, 1998 годы. (Последний, на наш взгляд, особенно ва-

2 Предметом отдельного, исторического исследования также можно считать деятельность Социалистической партии Казахстана, Общественного движения РК «Орлеу», Аграрной трудовой партии Кыргызстана и ряда других.

жен для понимания нынешних реалий, так как он совпал с экономическим кризисом в странах Азии.) В журнале «Центральная Азия и Кавказ» темы, связанные с многопартийностью, политическими партиями и социал-демократическим движением, затрагиваются в статьях Р. Абдулло, И. Ба-гирова, М. Беккер, X. Гаджи-заде, Т. Исма-гамбетова, И. Карсакова, Г. Керян, В. Курганской, А. Курдова, Э. Мамытовой, М. Ма-шанова, П. Муллоджанова, Р. Мусабеко-ва, С. Олимовой, М. Сабита, А. Тулегуло-ва, Б. Фахритдинова, Р. Ялчина и других.

Конечно, нелегко выявить некие общие, фундаментальные черты социал-демократических организаций всех стран региона (организационно-кадровые, нормативно-правовые, материально-финансовые, агитационно-пропагандистские). Сказываются достаточно сильное влияние власти на политические партии, различные модели общественно-политического и социально-экономического развития, специфическая политическая тактика руководств и др. Тем не менее есть, на наш взгляд, очевидные общие, «стержневые», позиции стратегий этих структур: принципы социальной справедливости, традиции социалистического развития, общность многовековых мусульманских ценностей, некоторая схожесть электората, «предельное уважение» к государственному регулированию, влияние достижений и авторитета североевропейской социал-демократии, наконец, конструктивное отношение к нейтрализации последствий нынешнего мирового финансового кризиса.

Принципы социальной справедливости как объединяющий стержень

Отметим, что к использованию в активном политическом лексиконе лозунга социальной справедливости (а это, очевидно, и есть основной элемент идеологии современной социал-демократии), наряду с руководителями государств Центральной Азии, активно призывали (и призывают) действующие и бывшие главы ряда стран: Египта — X. Мубарак,

Румынии — Т. Бэсеску, Словении — Д. Тюрк, Латвии — В. Затлерс, Болгарии — Г. Пыр-ванов, Германии — Р. Вайцзеккер и др. Зб. Бжезинский поднимает социальную справедливость до ранга «фактора восстановления американского превосходства»3, а Г. Явлинский — до уровня «дорожной карты любых масштабных реформ»4. Британская газета «Гардиан» пишет, что «в эпоху демократии либерализм без социальной справедливости непригоден в качестве политической программы, а социальная справедливость без либерализма столь же несостоятельна»5. По мнению этого же издания, «конкретная форма общественного устройства, созданная коммунистическими партиями в XX веке, безвозвратно канула в Лету, но уроки следует извлекать не только из ее провалов, но и из достижений»6.

Начнем с того, что как партийный принцип социальная справедливость достаточно популярна в политических общественных структурах Казахстана. Она, например, — в числе лозунгов Народно-демократической партии «Нур Отан», Коммунистической партии Казахстана. Само название «справедливость», а оно практически на все местные языки в разных буквенных вариациях переводится как «adolat», фигурировало или фигурирует в названиях Демократической партии Казахстана, Социал-демократической партии Узбекистана, Социал-демократической партии Таджикистана. И этим, вероятно, подчеркивается популярность вышеназванного принципа не только для элит, но и в среде обычного электората.

Примечательна в вопросах социальной справедливости позиция Социал-демократической партии Таджикистана. Ее лидер Р. Зойиров признает, что в мировом социал-демократическом движении по сравнению с XX веком произошли большие изменения. И главной задачей, по мнению Р. Зойирова, остается установление социальной справедливости в обществе. Партия сохраняет этот курс и на основе социал-демократической идеологии определила для себя три главных лозунга: «Мудрость», «Справедливость», «Развитие». Если, как отмечает лидер партии, таджикское общество не станет политически и экономически мудрым, то справедливость не победит в нем никогда, а его развитие возможно только тогда, когда оно станет мудрым и справедливым7. В этих и других признаниях таджикских политиков заметно влияние многовековой центральноазиатской философии (аль-Фараби, Ибн Сино, Алишер Навои), достаточно часто обращавшейся к мудрости, справедливости и гуманизму.

В чем специфика узбекистанского понимания социальной справедливости, как она воплощается в программных установках и деятельности СДПУ «Адолат»?8 В республике полагают, что демократическое государство должно исходить, во-первых, из наиболее полного учета менталитета народа; во-вторых, из характерной для народа высокой духовности и обостренного чувства социальной справедливости; в-третьих, из стремления к просвещенности и образованности. Во многом эти черты сформировались под влиянием просветительства на мусульманском Востоке, так называемого просвещенного ислама.

3 O Estado de Sao Paulo, 4 April 2GG7.

4 Явлинский Г. Дорожная карта российских реформ // Новая газета, 25 апреля 2GG5.

5 The Guardian, 27 ОсШЬєг 2GG4.

6 The Guardian, 17 February 2GG6.

7 См.: Зойиров P. Социал-демократическая партия — новая партия для средних слоев Таджикистана, 6 февраля 2GG3 [www.varorud.org] (см. также: Зойиров P. «Не добиваюсь должностей, стараюсь быть впереди», 1G июня 2GG8 [www.ozodi.org], на узб. яз).

8 Примечательно, что свою «верность идеалам демократии и социальной справедливости» (преамбула), «принципам социальной справедливости и законности» (ст. 14) подтверждает Конституция Республики Узбекистан. В Узбекистане власть изначально признавала «доминантность» социальной справедливости, декларировала цель увязать эффективность экономического развития с социальными гарантиями и социальной справедливостью, в то же время позиционируя себя как социальный гарант стабильности, защищенности и социальной справедливости.

е

Кроме того, в системе демократизации общества, реализации ее основных принципов, прежде всего социальной справедливости, в Узбекистане огромная роль принадлежит махалле. Во многом благодаря указанным факторам в общественном сознании утвердилось мнение, что выдвигавшиеся в 1990-х российские рецепты ваучеризации — извращенная форма социалистической безликой уравниловки9, а противоположные по сути рецепты возвращения к централизованно-распределительной системе — ложное представление о понятии социальной справедливости.

Говоря о социальной справедливости, следует особо отметить и принцип социального государства. Положения об этом содержатся в конституциях Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, а также России. Социальное государство в современном его понимании — конституционно-правовой статус, предполагающий гарантирование Основным законом экономических и социальных прав и свобод. Это понятие означает, что государство берет на себя в объеме, соответствующем его возможностям, обеспечение определенного уровня жизни своих граждан и удовлетворение их материальных и духовных потребностей. «Социальное государство» сегодня в числе приоритетов как Народно-демократической партии Узбекистана, так и казахстанских Общенациональной социал-демократической партии, Демократической партии «Адолат», Демократической партии «Настоящий «Ак жол». Определенная риторика относительно взаимоотношений правового государства и гражданского общества присутствует и в выступлениях таджикских соци-ал-демократов10. Между тем особая социал-демократическая постановка вопроса о признаках государства в современных условиях и социальном государстве не выдерживает критики уже в противостоянии с официальными трактовками: в Узбекистане — «демократического правового государства», в Казахстане — «профессионального государства, ограниченного до основных функций» и др. Полагаем, что сегодня социальное государство в республиках Центральной Азии — во многом «импортированная», характерная для поздних европейских конституций и индустриального общества идеологическая продукция, смысл которой пока несколько туманен даже для элит, а ее использование лишь показатель «государственнических» позиций.

Особо следует отметить связанные с принципом социальной справедливости и лозунгом социального государства призывы местной социал-демократии к противодействию коррупции, что, очевидно, понимается как правовые составляющие социальной справедливости и социального государства. Наиболее удачный тому пример — казахские социал-демократы (вышеупомянутая ОСДПК), призывающие к ликвидации системной коррупции в налоговых и таможенных органах, улучшению качества администрирования, реальной борьбе с теневой экономикой и др. Непрозрачное и несправедливое распределение доходов от экспорта нефти и газа, меди и хрома названы этой партией вызовами национальной безопасности. «Наши недра, являющиеся общенародным достоянием, обогащают только кучку продажных сановников и олигархов»,— констатирует программа ОСДПК11. Как подсчитали эксперты, в соответствующих ее документах на первых местах стоят такие слова, как «дискредитация», «народ», «сырьевые ресурсы»12. Экспертам за пределами Казахстана трудно понять, что движет командой лидера казахских социал-демократов Ж. Туякбая: собственное видение путей развития общества или естественное стремление к политической власти. И все же эти призывы достаточно актуальны для многих постсоветских стран.

9 См.: Каримов И.А. Узбекистан по пути углубления экономических реформ, 1995 [www.press-service.uz].

10 См.: Зойиров Р. Социал-демократическая партия — новая партия для средних слоев Таджикистана, 6 февраля 2003.

11 См.: За новый Казахстан! Предвыборная программа ОСДПК [www.osdp.kz].

12 См.: Коновалов С. Предвыборные платформы партий: опыт применения методики дискурсного анализа, 6 ноября 2007 [www.kisi.kz].

Следует считать, что социальная справедливость не использовала в социал-демократии весь свой идеологический потенциал13. Ибо в условиях мирового финансового кризиса составляющие суть принципа социальной справедливости лозунги равенства между женщинами и мужчинами, прав коренных народов и мигрантов, обеспечения занятости, социальной защиты становятся еще более актуальными. Значит, социал-демократия, в том числе в странах Центральной Азии, может активно использовать их в своей повседневной деятельности.

Социализм, «демократический социализм» или Социалистический интернационал? «Против приватизации прибыли и социализации потерь»

Сегодня в Центральной Азии свою приверженность научному социализму К. Маркса, Ф. Энгельса, В. Ленина открыто декларируют Коммунистическая партия Казахстана (лидер — С. Абдильдин, 55 тыс. членов), Коммунистическая народная партия Казахстана (В. Косарев, 90 тыс.), Компартии Таджикистана и Кыргызстана. Понятно, что их деятельность, определенным образом (фактически против воли самих структур) способствует популяризации социал-демократических идей. Президент Казахстана Н. Назарбаев отмечал: «Период огульной критики социалистической идеи прошел. Наступило время серьезного анализа того, что дал социализм в его советском варианте народу, а что никак принимать нельзя»14. Политическая власть в РК изначально не закрывала «шлагбаумов» исторического поиска приемлемости или неприемлемости ставшей глобальной идеи социализма.

В свою очередь, социал-демократическая партия Кыргызстана, рассуждая о социализме, отмечала в своей программе 1994 года, что практически отброшено все позитивное, рациональное из социалистической модели, тогда как развитые капиталистические страны творчески и успешно использовали ее положительные элементы. Социал-демократическая идея устройства общества органически сочетает в себе социалистические (общечеловеческие) ценности и демократические средства достижения этих целей (с использованием рыночных механизмов функционирования экономики). Главными принципами деятельности СДПК были обозначены принципы демократического социализма, внедрение во всех сферах общества политической, экономической и социальной демократии15.

13 В 2007 году Международная организация труда (МОТ) приняла Декларацию о социальной справедливости в целях справедливой глобализации. С того же года отмечается Всемирный день социальной справедливости (21 февраля). Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун назвал стремление к социальной справедливости самым центром глобальной миссии по поощрению развития и уважению человеческого достоинства. По его мнению, социальная справедливость все еще остается недостижимой мечтой для пугающе большой доли человечества; крайняя нищета, голод, дискриминация и попрание прав человека по-прежнему наносят болезненные удары по нравственности общества (см.: Послание Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна по случаю Всемирного дня социальной справедливости 20 февраля 2009 года [www.un.org]).

14 Назарбаев Н.А. Стратегия независимости. Алматы: Атамура, 2003. С. 88.

15 См.: Программа Социал-демократической партии Кыргызстана. Утверждена 2 съездом 24 сентября 1994 года [www.kenesh.org].

Особняком стоит отношение к социализму таджикских социал-демократов. В своем «первозданном виде» Компартия РТ, способная сильнее других противостоять социал-демократическому «ревизионизму», «задержалась» в своей эволюции дольше, чем в других государствах региона. Каждая партия, отмечает лидер СДПТ Р. Зойиров, «по-своему хочет достичь социальной справедливости: например, социалисты в этой ситуации опираются на народ в общем плане; но мы опираемся на каждого конкретного индивидуума, личность». По мнению Р. Зойирова, это обусловлено тем, что социальная справедливость должна быть прежде всего установлена по отношению к каждой личности. Другими словами, таджикские социал-демократы связывают свое видение социальной справедливости, социального равенства, социального государства со свободой личности.

Напомним, что свой отказ от ортодоксальных понятий капитализма и социализма в большинстве своем официальная власть республик ЦА декларировала еще в начале 1990-х годов16. В Узбекистане, во многом благодаря масштабным уголовным «хлопковым делам», Компартия, способная хоть как-то выдвигать «красные» социал-демократические идеи, просто не прижилась в условиях независимости. Кроме того, «развитой» социализм СССР до сих ассоциируется в республике с хищническим, экстенсивным, связанным с огромными затратами и потерями в использовании природных и минерально-сырьевых ресурсов17, с местничеством и клановыми отношениями18, с силой и давлением, обманом и лицемерием19, с трагедией Арала. Значит ли это полное отрицание социализма? Безусловно, нет. Обида на «развитой» социализм не распространяется на социализм вообще. «Социализм, социалистические принципы имеют большие плюсы в отношении социальных гарантий, которых никто не отрицает»20, отмечал в этой связи И. Каримов. Политической власти практически во всех странах Центральной Азии импонирует попытка совместить идеи социализма с созданием эффективной рыночной экономики, выраженная в китайской модели социалистической рыночной экономики21. И это тоже говорит в пользу социализма.

Существуют ли у социал-демократов государств Центральной Азии шансы быть услышанными в Социалистическом интернационале? Готова ли власть содействовать тому, ведь этим можно, как утверждают эксперты, успешно и серьезно влиять на политику Европейского союза в регионе. Думается, пока таких шансов нет, ибо политическая власть еще не готова поделиться монополией на внешнюю политику, значит, и использовать в дипломатии рычаги институтов гражданского общества. Более того, «король может оказаться голым», так как эти партии, их лидеры, успешно «сражающиеся» у себя дома, «в гостях» не смогут пожертвовать своими амбициями во имя национальных интересов. К тому же в последнее время, то есть в условиях мирового финансового кризиса, Социалистический интернационал предъявляет повышенные требования к социал-демократическому движению. Эта авторитетнейшая международная организация еще раз признала капитализм экономической моделью, которая в последние три года действует без каких-либо моральных ориентиров»22 для стран Центральной Азии,

16 См.: Каримов ИЛ. Выступление на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. 28 сентября 1993 года [www.press-service.uz].

17 См.: Каримов ИЛ. Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса, 1997 [www.press-service.uz].

18 См.: Там же.

19 См.: Каримов ИЛ. Идеология — это объединяющий флаг нации, общества, государства. Ответы на вопросы главного редактора журнала «Тафаккур» (1998, № 2) [www.press-service.uz].

2G Каримов И^. Mbi убеждены в правильности избранного пути, 1995 [www.press-service.uz].

21 См.: Каримов ИЛ. Узбекистан — собственная модель перехода на рыночные отношения, 1995 [www. press-service.uz].

22 Socialist International Leaders Address Global Financial Crisis in Meeting at United Nations 26 September 2GG8. Statement on the Global Financial Crisis. 26 September 2GG8 [www.socialistinternational.org].

находящихся на стадии «раннего капитализма». Широкое внедрение рынка не сходит с повестки дня.

Опыт

социал-демократических партий азиатских стран с преобладающим мусульманским населением

Для понимания дальнейшей эволюции рассматриваемого движения поучительны примеры ряда социал-демократических партий — членов Социалистического интернационала: Партии демократического действия Малайзии, Национально-демократической партии Египта, Пакистанской народной партии, Социалистического союза народных сил Марокко, Конституциональной демократической партии Туниса, Партии труда Маврикия. Они, за исключением египетского, пакистанского, маврикийского вариантов, достаточно четко признают перспективы построения социализма, точнее — демократического социализма.

Следующий по важности фундаментальный принцип для указанных шести партий — социальная справедливость, при этом малайзийские демократы и маврикийские «трудовики» говорят и о своей приверженности «экономической справедливости». Пять партий (исключая Пакистанскую народную партию) признают приоритет прав и свобод человека, хотя лишь она выдвигает в качестве главной программной цели продвижение интересов крестьянства. Программа египетских национал-демократов акцентирует внимание на укреплении роли частного сектора, повышении роли молодежи и женщин в общественной жизни, а марокканских социалистов — на использовании научно-технических достижений в качестве средства устойчивого экономического, социального и культурного развития.

Повышать роль профсоюзов призывают маврикийские «трудовики» и египетские национал-демократы, а к охране окружающей среды — те же «трудовики» и малазийские демократы. Примечательно, что лишь у Пакистанской народной партии есть лозунг о приверженности ценностям исламского вероисповедания, только у тунисских конституционных демократов — призывы к дальнейшей деколонизации тунисской экономики, проведению частичной коллективизации и др. Еще до нынешнего мирового финансового кризиса марокканские социалисты настойчиво предлагали путь преодоления уязвимости национальной экономики. Наконец, другие поучительные для центральноазиатских социал-демократов лозунги малайзийских демократов: за обеспечение социального порядка как основы свободного развития человеческой личности, обеспечение работой — норма, ценность и достоинство человека, против несправедливых войн и производства оружия для войны, равный доступ для всех к национальному и глобальному культурному наследию.

Приведенная краткая сравнительная характеристика подтверждает развитие социал-демократии в республиках Центральной Азии в общем русле этого движения по всему миру. Местной социал-демократией, как говорится, многое сделано, но еще многое предстоит сделать. И опыт родственных партий других стран мира с преобладающим мусульманским населением подтверждает необходимость учитывать еще больший спектр традиций и новаций аналогичных структур.

Кто составляет электорат современных центральноазиатских социал-демократов?

Обращение к опыту социал-демократических партий отмеченных азиатских стран очень важно для решения такой сложнейшей, на наш взгляд, проблемы, как центральноазиатский социал-демократический электорат. Во всех шести указанных партиях государств зарубежного Востока — членов Социнтерна — в электорате в качестве обязательного компонента есть рабочие, национальные меньшинства (очевидно, разуверившиеся и лишенные широкого доступа к частной собственности)23. Марокканские социалисты включают в свой избирательный корпус демократическую интеллигенцию и мелкую буржуазию. Все эти партии включают в свой социальный круг членов профессиональных союзов. Однако трудно согласиться с тем, что электоратом в его классическом понимании могут быть молодежь и женщины (очевидно, последние в условиях сильного влияния ортодоксальной религиозной идеологии также лишены самостоятельного доступа к частной собственности).

Социальной основой Социал-демократической партии Узбекистана «Адолат» являются средние слои населения, политическую и социальную волю которых стремится выражать партия. Социал-демократическая партия Таджикистана также декларирует, что опирается на средние слои страны, располагающие огромным материальным и духовным потенциалом, но, однако, заявляет, что пока почва для развития среднего слоя слаба и его доля в таджикском обществе незначительна. Лидер партии Р. Зойиров признается также в том, что опирается на столичных жителей и людей до 35 лет24.

Действительно, средние слои — это динамичный, многообещающий, растущий электорат. Они, особенно в молодом государстве, больше всего заинтересованы в укреплении независимости своих стран, потому что более других получили от них социальных благ. Однако под этими слоями понимают крепнущих собственников, забывая, что повышение доходов работников бюджетных отраслей может привести к росту численности среднего класса (за счет, например, учителей и врачей). Здесь, таким образом, такая же туманность, как и в вышеприведенном случае с социальным государством. Опыт показывает, что электорат социал-демократов — все-таки больше работники предприятий, в том числе совместных и малых.

Каковы перспективные и стабильные средства формирования устойчивого электората социал-демократических партий? В этом плане следует отметить прежде всего значение повышения роли парламентских фракций, ибо парламент — важнейшая трибуна для завоевания доверия электората. Другое, не менее важное средство укрепления партийного электората — совершенствование работы депутатских партийных групп в законодательных собраниях провинций, деятельности региональных отделений, низовых партийных структур, являющихся опорой всей партии, лицом политических партий в регионах. Среди важных направлений всей политики партий, в том числе электоральной, следует выделить и создание эффективной системы общественного контроля над исполнительной властью и управлением.

23 Об однозначной поддержке национальных меньшинств заявляет Социал-демократическая партия Кыргызстана (см.: Программа Социал-демократической партии Кыргызстана. Утверждена Вторым съездом

24 сентября 1994 года [www.kenesh.org]).

24 См.: Зойиров Р. Социал-демократическая партия — новая партия для средних слоев Таджикистана, 6 февраля 2003.

Год 2009-й: неожиданная судьба принципов государственного регулирования и ее влияние на социал-демократов

Обоснованные рыночные реформы изначально, словно предвосхищая влияние глобального кризиса на местные экономики, декларировала Казахстанская социал-демократическая партия «Ауыл». Она же объявляла о необходимости усилить государственное регулирования экономики25. Государственное регулирование рыночных отношений как важнейший принцип экономической политики своей организации называла в своей программе вышеупомянутая Социал-демократическая партия Кыргызстана26.

В государственном регулировании в его узбекистанском понимании следует выделить два периода: нынешний и предыдущий, связанный с транзитным состоянием (1991—2000 гг.). В 2001 году власть объявила о либерализации валютного регулирования, об улучшении политики в сферах таможенного и тарифного регулирования, в 2002-м — о продолжении государственного регулирования: развитии телекоммуникаций и сетей передачи данных, транзите особых грузов и воинских контингентов по территории страны, в 2003-м — о гос-регулировании радиочастотного спектра, органов нотариата, введении системы обязательной сертификации ввозимых в республику товаров, а также норм и стандартов, отвечающих требованиям Всемирной таможенной организации. С 1 октября 2002 года на предприятиях и в организациях, независимо от формы собственности, отменено государственное регулирование средств на оплату труда. В целом же, как отмечает лидер страны, методы государственного регулирования применялись там, где это диктовалось долгосрочными интересами страны и необходимостью разрешения и выхода из экстремальных ситуаций, а в конечном счете полностью себя оправдало27. В программе социал-демократической партии «Адолат» говорится об ограничении вмешательства государства в экономические структуры, об уменьшении государственного контроля и демонополизации производства.

Трудно представить, что в условиях кризиса социал-демократы начнут спонтанно и усиленно заниматься экономическими вопросами, в частности связанными с внедрением или восстановлением принципов государственного регулирования. Хотя бы потому, что, например, лидер таджикских социал-демократов Р. Зойиров весьма скептически оценивает шансы указанной тематики. Он отмечает: «Бытует мнение, что сперва нужно улучшить экономическую и социальную ситуацию, тогда можно будет развивать и демократию. Но это мнение в корне неправильно. Все должно быть наоборот. Мы должны сперва обеспечить демократию, ибо она — основа всего»28. Вполне возможно, что Таджикистану, не столь, как его соседи, втянутому в мировое разделение труда, меньше всего грозят негативные последствия мирового кризиса. Однако «блуждающий» ход последнего заставляет по-иному взглянуть на привычную риторику29.

25 См.: Казахстанская социал-демократическая партия «Ауыл», 20 февраля 2009 года [www.akorda.kz].

26 Программа Социал-демократической партии Кыргызстана. Утверждена Вторым съездом 24 сентября 1994 года.

27 См.: Каримов И.А. Обеспечить поступательное и устойчивое развитие страны — важнейшая наша задача. Доклад на торжественном собрании, посвященном 16-й годовщине принятия Конституции Республики Узбекистан [www.press-service.uz].

28 Зойиров Р. Социал-демократическая партия — новая партия для средних слоев Таджикистана, 6 февраля 2003.

29 См.: Рахмон Э. Выступление на расширенном заседании правительства РТ, посвященном обсуждению итогов социально-экономического развития страны в 2008 году и определению задач на 2009 год (Душанбе, 16 января 2009 г.) [www.president.tj].

Особое место в текущей деятельности местных социал-демократов занимает тесно связанная с государственным регулированием и государственной поддержкой сельская тематика. «Селу и сельчанам — реальную поддержку!» — так называется блок программы казахстанских социал-демократов30. Актуальность деятельности Социал-демократической партии Узбекистана «Адолат» придает объявление главой государства 2009 года «Г одом развития и благоустройства села» и принятие соответствующей Г осударственной программы.

Примечательна и позиция Социал-демократической партии Кыргызстана по связанным с государственным регулированием и государственной монополией вопросам воды, признаваемой таким же ресурсом, как нефть и газ, а также строительства Камбара-тинской ГЭС, что, понятно, не может быть адекватно истолковано как властью, так и политическими партиями-единомышленниками в низовьях рек: Узбекистане, Туркменистане и Казахстане. В этой связи трудно не согласиться с казахскими социал-демократами, которые отмечают: «Во взаимоотношениях со странами Центральной Азии и другими государствами СНГ должны преобладать прагматичные национальные интересы при важной составляющей демократических ценностей»31.

Мировой финансовый кризис: станут ли социал-демократы в государствах Центральной Азии партией власти?

Примечательно, что еще 15 лет назад о возможности кризисов в условиях устанавливаемых рыночных отношений говорил один из лидеров государств Центральной Азии32. А летом 2008 года Узбекистан начал создавать целостную антикризисную программу на 2009—2012 годы33. Подчеркиваем это, чтобы попытаться понять то усиление, которое вполне очевидно началось в конце 2008 года в Социал-демократической партии «Адо-лат». Ее руководство приступило к поиску новых программных установок (лидера партии Д. Ташмухамедову избрали спикером нижней палаты парламента, а сама партия стала членом правящего в этой палате «Демократического блока»).

В свою очередь, одним из первых «партизируя» антикризисную тематику, президент Казахстана ставит перед правящей Народно-демократической партией «Нур Отан» ряд главных, фактически социал-демократических задач34: участие в решении социально-экономических проблем; контроль над расходованием средств, выделяемых на антикризисные меры; внимание к защите социальных завоеваний граждан страны; обеспечение консолидации и единства казахстанского общества; преодоление кризисного периода и под-

30 См.: За новый Казахстан! Предвыборная программа ОСДПК.

31 Там же.

32 См.: Каримов И.А. Узбекистан по пути углубления экономических реформ, 1995.

33 Напомним, основные ее контуры — ускоренное проведение модернизации, технического и технологического перевооружения предприятий, широкое внедрение современных гибких технологий, поддержка предприятий-экспортеров в обеспечении их конкурентоспособности на внешних рынках, повышение конкурентоспособности предприятий за счет введения жесткого режима экономии, стимулирование снижения производственных затрат и себестоимости продукции, модернизация электроэнергетики, сокращение энергоемкости и внедрение эффективной системы энергосбережения, поддержка отечественных производителей путем стимулирования спроса на внутреннем рынке.

34 О влиянии социал-демократических и социалистических идей на представителей власти в Казахстане см.: Исмагамбетов Т. Развитие казахского истеблишмента в конце XIX — середине XX веков // Центральная Азия, 1997, № 5 (11). С. 7.

готовка к дальнейшему рывку35. Напомним, ранее Н. Назарбаев признавал, что общество, в котором небольшая группа богатых сильно оторвана от большой группы бедных людей, никогда не выживет и не будет процветать36.

Достаточно привлекательны в условиях кризиса выдвигавшиеся еще 15 лет назад программные установки Социал-демократической партии Кыргызстана. Она предлагает: продолжить кредитование малого бизнеса, обеспечить низкие процентные ставки по кредитам, продолжить реализацию государством проектов по развитию предпринимательства, обеспечить создание свободных экономических зон, повысить ответственность за необоснованные проверки бизнеса со стороны фискальных и правоохранительных органов.

Социал-демократическая партия Таджикистана позиционирует себя как партия конструктивной оппозиции, заявляя при этом, что она, как и другие партии, будет бороться за власть. Ее задачей, отмечает Р. Зойиров, считается развитие политической воли народа, результаты которой проявляются во время выборов в органы государственной власти. Р. Зойиров не согласен с применением понятия «правящая партия», потому что оно неверно с правовой точки зрения. Если правящая партия будет навязывать свою идеологию в качестве государственной, то это своего рода преступление37.

Лидеры Социнтерна, как и главы государств, а также социал-демократических партий стран ЦА, сегодня говорят о необходимости еще большей поддержки, разработке новых программ кредитования для малого и среднего бизнеса38, то есть речь не идет о тотальном отрицании ценностей капитализма. Последний трансформируется в занятость, которая во многом обеспечивается малым бизнесом. Это достаточно показательно и для более точного определения электората социал-демократических партий.

Мировой кризис, по словам лейбориста Тони Блэра, имеет беспрецедентный характер. Это коварный интеллектуальный вызов, непредсказуемая эра, «цунами» для традиционной системы соцобеспечения39 Данная авторитетная партия Великобритании (кстати, член Социнтерна) также рекомендует своим единомышленникам не отказываться от капитализма, вкладывать инвестиции в возобновляемые источники энергии, науку, высокие технологии, образование и инновации40.

Основные, традиционные постулаты современной социал-демократии как неиспользованные региональные возможности в кризисную эпоху

Мы полагаем, что в общественном сознании государств Центральной Азии пока не укрепилось ясное понимание идеологического плюрализма — одного из ключевых посту-

35 См.: Назарбаев Н.А. Заключительное выступление на расширенном заседании Бюро политсовета партии [www.akorda.kz]. Глава государства, председатель НДП «Нур Отан» Нурсултан Назарбаев провел расширенное заседание Бюро Политсовета партии, посвященное 10-летнему юбилею создания партии [www.akorda.kz].

36 См.: Назарбаев Н.А. Стратегия независимости. С. 14.

37 См.: Зойиров Р. Социал-демократическая партия — новая партия для средних слоев Таджикистана, 6 февраля 2003.

38 См.: Штайнмайер Ф.-В. Европейский пакт будущего за труд. Пакт антикризисных мер в рамках Европейского союза, 21 января 2009 [www.politobraz]; Хайль X. 4 столпа, на которых основывается социал-демократическая экономическая политика, 25 января 2009 [www.politobraz].

39 См.: Блэр Т. Выступление на конференции «Новый мир. Новый капитализм» в Париже, 9 января 2009 года [www.politoboz.ru].

40 См.: Там же.

латов современной социал-демократии. То, что во многих трудах ученых, специалистов и экспертов называется невысокой культурой дискуссий, а шире — невысокой политической культурой, еще долго будет довлеть над политическими партиями республик, в том числе социал-демократическими. Мирное сосуществование идей возможно лишь при мирном сосуществовании всех видов собственности, устоявшейся частной собственности, достатке и изобилии. Только при столкновении взглядов, идей и убеждений возможно дальнейшее развитие социал-демократического движения.

Другая, также неиспользованная возможность — декларация принципа честной торговли (или шире, выражаясь словами лидеров Социнтерна, — противодействие спекулятивным рынкам41). Социал-демократия будет особенно популярной в условиях первоначального накопления капитала, при несправедливом распределении общенародной собственности и попытках закрепить его результаты. С другой стороны, современные социал-демократы активно лоббируют идею об обеспечении гарантий свободной мировой торговли и работы по ослаблению протекционизма42.

Важно также четкое понимание того, что социал-демократы стран региона понимают под социальным партнерством. В общепринятом понимании оно предполагает наличие треугольника «государство — предприниматель — рабочий», но отнюдь не сотрудничество гражданского общества с государственным аппаратом. Достаточно искаженное понимание указанного термина в Центральной Азии исходит, очевидно, из практики деятельности филиалов зарубежных организаций, рассматривающих региональные реалии сквозь призму многовековой демократии Великобритании.

Следующий потенциальный ресурс местных социал-демократов — сотрудничество с профессиональными союзами. Очевидно, широкомасштабное сотрудничество в таком формате пока не развивается из-за аморфного состояния самих профсоюзов, не нашедших себя в условиях переходного периода, или даже следующего этапа внедрения рыночной экономики. Здесь, вероятно, есть мощный, но пока не используемый резерв деятельности социал-демократических партий стран региона.

Наконец, достаточно важны декларации относительно снятия ограничений с иммиграции, мирного сосуществования культур и цивилизаций, также являющихся постулатами современной социал-демократии. Эти постулаты, точнее — проблемы, представляются относительно значительными для Социал-демократической партии Таджикистана, что признают ее лидеры 43. Превратить страну из экспортера в импортера трудовых ресурсов предлагает Социал-демократическая партия Кыргызстана.

* * *

В относительно недавно принятых документах Социнтерна есть весьма красноречивые утверждения о полном крахе неолиберальной политики, что несет в себе две перспективные проблемы, которые необходимо преодолеть. Во-первых, как отмечают лидеры этой авторитетной организации, в ответ на этот кризис не должна повториться плохо основанная на реалиях концепция прошлого. И, во-вторых, крах неолиберализма не обязательно приведет к укреплению прогрессивной политики, ибо можно будет видеть появление экстремистских ультраправых политик, вызванных страхом и марги-

41 См.: Socialist International Leaders Address Global Financial Crisis in Meeting at United Nations 26 September 2008. Statement on the Global Financial Crisis. 26 September 2008.

42 См.: Штайнмайер Ф.-В. Указ. соч.

43 См.: Зойиров Р. Социал-демократическая партия — новая партия для средних слоев Таджикистана,

6 февраля 2003. Он же. «Я — оптимист, как и все члены СДПТ», 31 декабря 2007 [www.press-uz.info].

нализацией44. Эти две опасности и составляют по существу главные современные угрозы для социал-демократических партий государств Центральной Азии.

44 Cm.: Socialist International Leaders Address Global Financial Crisis in Meeting at United Nations 26 September 2008. Statement on the Global Financial Crisis. 26 September 2008.