УДК 111.5 СЕТЕВОЙ МЕТОД КАК ФОРМА СОЦИАЛЬНОГО КОНСТРУКТИВИЗМА

Абрамов П.Д.

Проведен анализ сетевого метода как формы конструктивизма в современной философии и теоретической социологии. Рассмотрены, в частности, концепция сетевого общества М. Кастельса, социология философий Р. Коллинза, представление о сети ритуальных взаимодействий как «коллективных репрезентациях» Э. Дюркгейма. Существует взаимодействие различных сетей и субъектов, также в современной коммуникационной среде происходит информационная революция и сети социальных взаимодействий подвергаются кардинальным изменениям. Сетевой метод является формой конструктивизма, поскольку в нем подчеркивается активность, недетерминированность извне индивида, существующего в эгоцентричных сетях с приватизацией социальности. Кроме того, если в рамках сетевого подхода взять не индивидуального, а коллективного субъекта, то есть общество в целом и рассмотреть различные социальные нормы, то окажется, что они сконструированы в рамках самого общества, а не привнесены в него из некой трансцендентной реальности.

Ключевые слова: конструктивизм; репрезентация; сеть; сообщество; ритуал; социология философий.

THE NETWORK METHOD AS A FORM OF SOCIAL CONSTRUCTIVISM

Abramov P.D.

The analysis of network method as form of constructivism in modern philosophy and theoretical sociology is carried out. Considered, in particular, the concept of the network society M. Castells, sociology of philosophies R. Collins, view of the network ritual interactions as "collective representation" E. Durkheim. There is interaction between the different networks and actors, also in the modern communications environment is the information revolution and the networks of social interactions are subject to drastic changes. The network method is a form of constructivism, as it is emphasized in the activity, indeterminacy from outside the individual, existing in self-centered networks with the privatization of sociality. In addition, if the network approach to take is not an individual, but a collective subject, that is society as a whole and consider the different social norms, it will appear that they are constructed in the framework of the society, and not transferred into it from a certain transcendental reality.

Keywords: constructivism; representation; network; community; ritual; sociology of philosophy.

Введение. Что есть сеть?

В обществе огромную роль играют пути обмена информацией. Изначально информация транспортировалась путем ее физического перемещения, например, с помощью лошади или корабля, а в повседневном общении скорость передачи информации была ограничена скоростью звука или кругозором конкретного человека. Со временем человек научился транспортировать информацию с помощью электро- и радиосигналов. Кроме того, изменилось соотношение материального и информационного обмена. «C ходом времени нельзя уже было сказать, что материальные обмены только

сопровождают информационные. Напротив, материальные стали играть служебную роль по отношению к информационным» [5]. От общения лицом к лицу человек начинает все более переходить к удаленным и распределенным контактам. Сеть - это не только способ передачи информации, но и путь ее обработки и часто люди, используя конкретные технологически ограниченные пути передачи информации, воспроизводят данную систему в собственном общении. Например, общение посредством sms-сообщений породило целый стиль мышления. Сети составляются социальными субъектами, в качестве которых могут выступать индивиды, группы индивидов (например, баскетбольная команда), группы организаций, институтов. Кроме очевидного взаимообуславливающего воздействия сети и субъекта, следует отметить, что не только сети объединяют субъектов, но и субъекты сети.

Сообщество как сеть связей (М. Кастельс).

Одним из наиболее известных исследователей сетевого общества является М. Кастельс, в своих работах он исходит из экономикотехнологической обусловленности социальных изменений и теории постмодерна, развиваемой Д. Беллом, Э. Тоффлером. М. Кастельс считает, что поскольку коммуникация - это суть человеческой деятельности, то с появлением такой новой коммуникативной среды как Интернет все сферы общественной жизни подвергаются кардинальным изменениям. Например, стало возможным появление сетевых предприятий, в которых работнику уже не обязательно с утра до вечера находиться на рабочем месте, ведь он может с помощью электронной почты, скайпа и других технических средств успешно трудиться из своего дома. Возрастает экономическая мобильность - человеку гораздо проще работать в нескольких местах и, соответственно, усложняются процедуры контроля сотрудника со стороны налоговых органов, служб социального обеспечения и т. д. Подобные изменения происходят во всех сферах общественной жизни: в общении, в обеспечении безопасности, в защите окружающей среды, в сфере мультимедиа и т. д.

Кастельс исходит из следующего определения общества, данного Барри Уэллманом: «Сообщества - это сети межличностных связей, обеспечивающие социальное взаимодействие, поддержку, информацию, чувство принадлежности к группе и социальную идентичность» [1, с. 152]. От традиционных социальных отношений, олицетворяемых семьями и различными объединениями, сейчас происходит переход к персонализированным сообществам, воплощенным в эгоцентричных сетях, предполагающих приватизацию социальности. К становлению сетевого индивидуализма привели многие факторы, это новые отношения между капиталом и трудом, кризис патриархальности, новые модели урбанизации и т. д. Давая общую оценку переходу к сетевому обществу, М. Кастельс приходит к выводу о том, что «как и при всех прежних структурных изменениях, такая трансформация представляет столько же благоприятных возможностей, сколько проблем она поднимает» [1, с. 315]. Задача человечества состоит в том, чтобы использовать эти возможности, например, для конструирования в сети Интернет виртуальной реальности, отличной от обычной социальной реальности и способной оказывать на нее влияние. «Конституирование виртуальной реальности при помощи Интернета обладает таким огромным обаянием не потому, что оно позволяет убежать от реальности, а потому что позволяет изменить ее, откорректировать...» [6, с. 124].

М. Кастельс действует на уровне эмпирической социологии и культурологии, он очень хорошо анализирует факты, делает обобщения; рассматривает разные факторы развития общества; его работы рассчитаны как на специалистов, так и на широкий круг читающей публики. Очевидно, что исследовать сетевое общество можно не только с позиций эмпирической социологии, но и с точки зрения философии и теоретической социологии. В данном отношении наибольший интерес представляют французские постмодернисты Ф. Делез и Ж. Гваттари с понятием ризомы, обозначающем способ бытия целостности, при котором отсутствуют организованность и

упорядоченность. Исследование концепции данных постмодернистов - это отдельный, сложный вопрос, в данной статье я уделю основное внимание теории Р. Коллинза.

Сети ритуальных взаимодействий как “коллективные репрезентации”.

В своей работе “Четыре социологических традиции” Р. Коллинз выделяет в качестве одного из самых влиятельных направлений в социологии течение, основанное Э. Дюркгеймом. Именно Э. Дюркгейм ввел понятие ритуала, конституирующего эмоции и внимание людей и помогающего ориентироваться в социальном пространстве. Ритуалы как социальные нормы существуют во многих сферах: в повседневном общении, во взаимодействии начальника и подчиненных и т. д. «Эти «коллективные репрезентации» поселяются в разуме человека и действуют как гироскопы, которые направляют людей к определенным видам взаимодействий и удерживают от других» [3, с. 247]. Впоследствии теория ритуального взаимодействия была развита учениками и последователями французского социолога.

М. Мосс показал, что ритуалы заряжают социальным значением физические объекты и данные значения связывают вместе незнакомых друг с другом людей. Р. Коллинз вводит понятие сети ритуальных взаимодействий, чтобы объединить микро- и макросоциологию, показать как микроинтеракции формируют общественные классы. М. Коллинз обозначает тип организации ритуальных взаимодействий сетью, а не системой, поскольку сеть исключает всякую жесткость, допускает сложные и не сводимые к единой схеме комбинации. Социальная мобильность обеспечивается за счет конкуренции за культурный или символический капитал. Например, при общении начальника и подчиненного начальник владеет большим символическим капиталом, именно он отдает приказания, а подчиненный ощущает его дефицит, и поэтому стремится в итоге занять господствующее положение.

Несмотря на то, что Р. Коллинз анализирует прямое межличностное общение, а М. Кастельс рассматривает в основном распределенные взаимодействия, опосредованные сетью Интернет, между их концепциями можно найти много общего. Оба социолога рассматривают сети, а не системы социальных взаимодействий, и если в системе можно выявить некие системные свойства, определяющие взаимосвязь элементов, то в сети, отсутствует единое организующее начало.

Социология философий Р. Коллинза.

Из всех идей Р. Коллинза для меня наибольший интерес представляет концепция социологии философии, развернутая в книге “Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения”. Причины моего относительно подробного анализа данной концепции следующие. Во-первых, важно посмотреть, как конкретно работает сетевой метод, во-вторых, Коллинз анализирует философию социологическими методами, и тем самым оказывается, что взгляды философов определяются социальными условиями их существования.

Американский социолог выступает основателем нового научного направления - социологии философии, являющегося разделом социологии науки. Причем, если в социологии науки главными считаются внешние по отношению к самой науке социально-экономические факторы, то Коллинз анализирует не их, а сети связей между философами. Сети бывают вертикальные - это преемственность между учителем и учеником и горизонтальные - это группы единомышленников, соперничающие между собой. Данный метод социальных сетей может быть применен не только для анализа творчества философов, но и для исследования других сфер интеллектуальной деятельности, например, деятельности музыкантов. Вот основные шаги данного метода.

Во-первых, необходимо собрать как можно больше исторических фактов, касающихся деятельности философов от древности до новейшего времени.

«Во-вторых, нужно ранжировать таких интеллектуалов в соответствии с долей внимания, полученной ими в позднейших исторических источниках» [2, с. 32]. В-третьих, проводится исследование личных связей между мыслителями. Здесь предстоит ответить на вопросы о том, кто был чьим учеником, какие существовали интеллектуальные группы и объединения, когда, на каких этапах интеллектуального развития один мыслитель повлиял на другого, кто к кем соперничал и в какой форме. Далее, на основе полученной информации чертится сетевая схема, имеющая вертикальное и горизонтальное измерения. Одни философы располагаются ближе к центру, другие - на периферии, примечательно, что в конкретную социальную сеть включаются и мыслители, не имеющие ярко выраженных связей с другими ее представителями. Этот метод исследования связей не так прост, поскольку в нем учитываются не только непосредственные, но и опосредованные контакты, связывающие несколько звеньев и горизонтальных, и вертикальных сетей.

Основной вывод Р. Коллинза состоит в следующем: «. в типичном случаем мы обнаруживаем устойчивую структуру, или паттерн, тесных личных связей между наиболее значительными мыслителями» [2, с. 33]. Так, в непосредственных личных контактах повышается интенсивность эмоций, мыслители ведут ожесточенные споры вокруг ключевых проблем и, следовательно, выше вероятность того, что они быстрее продвинутся в выдвижении оригинальных идей, чем интеллектуалы, не имеющие подобных связей.

Еще один тезис Р. Коллинза состоит в том, что «существует лишь малое число позиций в пространстве внимания, доступных в каждом поколении, причем это не просто одна позиция, но, как минимум, две или три позиции, а максимально примерно шесть позиций» [2, с. 34]. Здесь уместно провести аналогию с рынком: на рынке услуг существует ограниченное количество ниш, способных удовлетворить запросы потребителей, и соответственно, если они заняты или предприниматель не в состоянии предложить продукт, существенно

лучший, чем товары конкурентов, то он вряд ли может рассчитывать на успех. Подобная конкуренция имеет место и в интеллектуальной жизни. У каждого философа также есть ограниченный набор идей, своего рода “товарный запас”, благодаря которым он пользуется популярностью, например, Гуссерль на протяжении всей своей творческой деятельности рассуждал о кризисе, будь то кризис оснований математики или европейских наук. Внешние социальные условия также могут оказывать влияние на развитие интеллектуальных сетей, но под этими условиями Р. Коллинз подразумевает не классовую принадлежность индивидов, а уровень материально-технического обеспечения, включающий в себя систему образования, господдержку, коммерческие рынки издания книг и другие подобные факторы.

Р. Коллинз создал оригинальную концепцию, но, следует отметить, что значение конкуренции подчеркивалось и до него мыслителями, исследовавшими социальную обусловленность знания. К. Мангейм писал: «конкуренция регулирует отнюдь не только экономическую деятельность посредством механизма рынка, <...>, но выступает также в качестве движущего импульса в различных “интерпретациях мира”, если реконструировать социальную основу этих интерпретаций, они предстанут перед нами в виде духовных экспонентов борющихся за мировое господство групп» [4, с. 223224].

В каких-то случаях выявленные Коллинзом закономерности справедливы, здесь можно, например, вспомнить тесные личные взаимоотношения между представителями немецкой классической философии. В иных ситуациях действовали философы-одиночки, например, Гераклит или Эриугена. Точно также, когда он рассуждает об ограниченном числе позиций в пространстве внимания, то в большинстве случаев это справедливо, но иногда происходило так, что за краткий период рождалось большое число выдающихся мыслителей, а потом в течение длительного времени не появлялось никого, сопоставимого с ними.

Мне представляется, что труд Р. Коллинза будет полезен не историкам философии или духовной культуры, а специалистам по социологии образования и особенно образовательному менеджменту. Если какого-нибудь чиновника попросили бы дать рекомендации по развитию философии в бескультурной стране, то на основании работы Р. Коллинза он, очевидно, ответил бы примерно следующее. Следует, активно усваивать опыт других, более талантливых стран, для этого нужно посылать учиться туда своих студентов, переводить литературу, но усвоение должно быть не простым заимствованием, а творческим переосмыслением; нужно также создать своим исследователям хорошие материальные условия, чтобы они ни в чем не нуждались.

Заключение.

Сетевой метод является одним из методов исследования социума. Его появление не случайно, а вызвано глубокими трансформациями самой социальной реальности. Со становлением информационного общества и развитием новых технологий, в частности, биоинжинерии, все меньше становится зависимость человека от природы, то есть возрастает конструктивистская активность в самом обществе. С другой стороны, социальная реальность становится сложнее, на место жестких вертикальных связей приходят сложные изменчивые горизонтальные взаимодействия между индивидами. Сетевой метод является формой конструктивизма, поскольку в нем подчеркивается активность, недетерминированность извне индивида, существующего в эгоцентричных сетях с приватизацией социальности. Кроме того, если в рамках сетевого подхода взять не индивидуального, а коллективного субъекта, то есть общество в целом и рассмотреть различные социальные нормы, то окажется, что они сконструированы в рамках самого общества, а не привнесены в него из некой трансцендентной реальности.

Список литературы

1. Кастельс М. Галактика Интернет. М., 2004.

2. Коллинз Р. Социология философий. Новосибирск, 2002.

3. Коллинз Р. Четыре социологических традиции. М., 2009.

4. Мангейм К. Диагноз нашего времени. М. , 1994.

5. Назарчук А. В. Сетевое общество и его философское осмысление //

Вопросы философии № 7, 2008, с. 61-75. Сайт. URL: http://ec-

dejavu.net/w/WWW.html (дата обращения 10.03.2012)

6. Таратута Е. Философия виртуальной реальности. Спб., 2007.

References

1. Castells M. GalaktikaInternet [Galaxy Internet]. Moscow, 2004.

2. Collins R. Sociologija filosofij [The sociology of philosophies.] Novosibirsk, 2002.

3. Collins R. Chetyre sociologicheskih tradicii [Four sociological traditions]. Moscow, 2009.

4. Mangejm K. Diagnoz nashego vremeni [Diagnosis of our time]. Moscow, 1994.

5. Nazarchuk A. V. Setevoe obwestvo i ego filosofskoe osmyslenie [Network society and its philosophical interpretation]. Voprosy filosofii, no. 7 (2008): 61-75. URL: http://ec-dejavu.net/w/WWW.html (accessed 10.03.2012)

6. Taratuta E. Filosofija virtual'noj real'nosti [The philosophy of virtual reality]. Saint Petersburg, 2007.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Абрамов Петр Дмитриевич, старший преподаватель кафедры философии и культурологии

Российский национальный исследовательский медицинский университет имени

Н.И. Пирогова Минздравсоцразвития России

117997, г. Москва, ул. Островитянова, д.1 e-mail: pab87@yandex.ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Abramov Petr Dmitrievich, senior lecturer, department of philosophy and culturology

Russian National Research Medical University named after N.I. Pirogov

1, Ostrovitjanova st., Moscow, 117997, Russia e-mail: pab87@yandex.ru

Рецензент:

Рюмина М.А., доктор филос. наук, профессор кафедры философии и культурологии ГБОУ ВПО «Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Н.И. Пирогова» Минздравсоцразвития России, Москва