Роль философской инноватики в системе научного познания

В.И. Стрюковский

Старостин А.М. Философские инновации: Когнитивная и аксиологическая репрезентации. LAMBERT Academic Publishing (Германия), 2011. 308 с.

В одном из своих интервью автор рецензируемой монографии, профессор А.М. Старостин поставил вопрос: «Философская инноватика: мода или потребность времени?» (см. рецензируемая работа, с. 315). Все содержание данной и других работ А.М. Старостина убедительно свидетельствует, что философская инноватика - это потребность, веление времени, когда философия, критикуемая в 70-е годы ХХ века в Советском Союзе за отрыв от действительности, за, так называемое, «схоластическое теоретизирование» (заметим, что эта критика не всегда была справедливой), ныне философия, применяя собственные средства, обращается к анализу междисциплинарных проблем политики, экономики, права, социального управления, науки, техники, технологии, религии и т. д., вырабатывая новые способы познания и действия. Данная работа А.М. Старостина — яркое свидетельство такого новаторского подхода к различным актуальным реалиям современной действительности.

Монография состоит из двух разделов, включает в себя четырнадцать

глав, введение, заключение, несколько приложений, список основных работ автора по вопросам философской инноватики, предметный и именной указатели.

Через всю работу проходит стремление, мысль автора показать, что в современных условиях невозможно эффективное развитие наук без философской инноватики, то есть без привлечения философских средств для синтеза, решения междисциплинарных и наддисциплинар-ных проблем. Автор подчеркивает: «В системе социально-гуманитарных и когнитивных инноваций (как впрочем и в сопряжении с техникотехнологическими инновациями) велика роль философского знания и философских исследований, продуцирующих не только новую методологию, но и новые смыслы, ценности, способы понимания мира, человека, техносферы» (С. 6). Однако для того, чтобы анализировать новый опыт, автор считает необходимым разобраться с основаниями, со структурой самого философского знания. Эта идея развертывается и конкретизируется в первом разделе обсуждаемой работы — «Фундаментальная философия и философская инноватика: история и современность». Здесь наряду с конкретным анализом некоторого опыта философской инноватики продолжается работа

над основными понятиями «философская инноватика», «фундаментальная и прикладная философия», осуществляется дифференциация философского знания и философского мышления (см. табл. на с. 18). Так философскую инноватику автор определил как «решение философскими методами обобщения, синтеза научных проблем наддисциплинарного и междисциплинарного характера, либо способствующее продвижению в направлении к синтетическим, обобщенным представлениям в науке; в других сферах духовной практики — использование философской рефлексии для уточнения, конкретизации или интерпретации проблем, возникающих в этих областях; в самой философии — включение, адаптация новых методов, приемов философского анализа (мышления), найденных и разработанных одними школами и направлениями, в сферу других школ и направлений». Речь идет о необходимости перевода сложного гуманитарного дискурса из неявно принимаемого философско-методологического и философско-мировоззренческого контекста в отрефлектированный контекст и даже текст, системно совмещенный с междисциплинарным и дисциплинарным знанием. Такого рода рефлексия требует введения системного видения самой философской деятельности и ее связей с гуманитарно-научной деятельностью (да и не только гуманитарно-научной, шире говоря). Ключевым понятием в этой связке выступает категория «философской инноватики».

В связи с изложенным следует высказать некоторые соображения. Автор сумел выработать, дать, уточнить понятие философской иннова-

тики как таковой, а также в сравнении с понятиями фундаментальной, прикладной философии, практических разработок, инновации вообще, инновации в конкретных сферах научного знания.

Следующее соображение связано с вопросом, является ли философская инноватика философской деятельностью или не является? Ответ очевиден: философская инновация относится к деятельности философов (к философской деятельности), но она относится и к деятельности ученых-нефилософов, использующих философский инструментарий для решения междисциплинарных проблем.

На наш взгляд, в позиции автора монографии есть определенное противоречие, которое проявляется, когда он пишет, что «это не сфера фундаментальной философии и даже не всегда ее прикладная часть,.. а решение еще более конкретных и остро актуальных междисциплинарных задач. С другой стороны это и не собственно философская деятельность, а интеллектуальная деятельность, осуществляемая с помощью философских средств» (с. 24). (Не эти ли исследования профессор А.М. Ми-насян презрительно называл «около-философскими»?).

Когда философ начинает заниматься практическими разработками, он входит в сферу той науки (или наук), которая изучает объект его практических разработок, он использует инструментарий, методы, принципы, факты этой науки, но не перестает быть философом, ибо сознательно или имплицитно руководствуется философской методологией и даже может вывести объект своих разработок на уровень фунда-

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

149

ментально-философского рассмотрения (это зависит от квалификации и творческого потенциала философа), что нередко делает и автор рецензируемой монографии. Можно ли без обиняков относить «философию науки», «философию техники», «философию политики», «философию права» к прикладным исследованиям? (Интересно, назвал бы Г. Гегель свою «Философию права» прикладным исследованием?)

Далее следует отметить интересный анализ в первом разделе монографии вкладов известных ученых Ю.А. Жданова и Э.В. Ильенкова в философскую инноватику и особенно ее взаимосвязь с фундаментальной философией.

Так, Э.В. Ильенков ввел инновационное понимание диалектической логики, разрабатывая ее в рамках фундаментальной философии, связал ее с проблемой идеального, с учением о социальной сущности сознания. Но все его идеи имели и прикладное значение, ему удалось с успехом «прилагать» диалектическую логику к разработке проблем тифлосурдопедагогики, развитию концепции проблемного обучения.

Что касается Ю.А. Жданова, философа и химика, политика и преподавателя, то следует отметить философско-инновационное значение той научной школы, которую он создал вместе с другим известным философом В.Е. Давидовичем, и которая охватывала целый ряд регионов страны (М. Каган — Ленинград, З. Файнбург — Свердловск, Э. Мар-карян — Ереван). Речь идет о понимании культуры как технологии, всеобщего способа человеческой деятельности. Подобно же значение

другой научной ростовской школы — науковедческой, возглавляемой М.М. Карповым и А.В. Потемкиным. Можно также привести для анализа философскую инноватику таких фундаментальных философов, как М. Кедров, Э.Г. Юдин (деятельностный принцип), П.В. Копнин и др., чьи труды в свое время всколыхнули отечественную научную общественность.

Второй раздел монографии посвящен когнитивной и аксиологической репрезентации различных актуальных научных и практических проблем. Прежде всего отметим эффективность применения автором для этой работы методологии «кейс-стади», или когнитивные кейсы, что позволило: 1) осуществить меж-

дисциплинарный анализ и синтез; 2) обеспечить сочетание фундаментально-философского и философс-ко-инновационного подходов; 3) выявить и реализовать особенности и преимущества философской инноватики для выработки новых подходов таких остроактуальных вопросов, как сущность и пути преобразования социального управления, современной политологии, конфликтологии, экологии, космизма, аксиологии. Эти проблемы, как показал автор, требуют междисциплинарного подхода, когнитивной и аксиологической репрезентации.

Работа богата не только оригинальными теоретическими подходами, но и конкретными фактами, их анализом, актуальными рекомендациями. Но главное состоит в том, что в монографии содержатся замыслы и смыслы, стимулирующие читателей (и самого автора) к дальнейшей активной творческой работе.