© Т.А. Макарова, 2008

РОЛЬ АЛЕКСАНДРА I В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ И ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ СВЯЩЕННОГО СОЮЗА

Т.А. Макарова

До сих пор историки спорят о внешней политике Александра I, отличающейся явной противоречивостью. Но очевидно одно: именно при нем западные границы России продвинулись на огромное расстояние (Польша, Финляндия, Бессарабия) и достигли своего максимума. Страна превратилась в сверхдержаву, а Александр I, освободитель Европы, достиг такого величия и славы, каких не имел еще ни один европейский государь. А что касается неординарного внешнеполитического мышления Александра I, то оно всегда было и остается предметом для дискуссии.

После крушения в 1814-1815 гг. империи Наполеона в международных делах сложилась новая система отношений, получившая название венской. В Европе произошла значительная перегруппировка сил, французскую гегемонию сменило политическое господство России, Англии и Австрии. В определенной степени создавшийся баланс сил привел к стабилизации европейских отношений: «венская система» просуществовала более сорока лет, вплоть до Крымской войны 1853-1856 гг., в течение которых Европа почти не знала больших кровопролитных войн. Первые годы существования «венской системы» стали временем относительного спокойствия в Европе.

Тем не менее, как и большинство международных политических систем, она характеризовалась ростом противоречий между ведущими европейскими державами, вызванным стремлением этих держав к расширению сфер своего политического и экономического влияния. Значительное воздействие на международные отношения тогда оказывало развитие революционного движения в Европе и национально-освободительной борьбы на Балканах и в Латинской Америке.

Идейно-политической основой венской системы международных отношений стал союз великих держав Европы - вначале Четверной (тетрархия) в составе России, Австрии, Пруссии и Великобритании, как главных участников победы над Наполеоном, а впоследствии - с подключением к нему Франции -Пятерной (пентархия). Центром того и другого стал Священный союз, в котором Россия играла значительную роль, ориентируясь на тесное сотрудничество с двумя государствами - Австрийской империей и Прусским королевством.

Новое соотношение политических сил в мире к концу наполеоновских войн и после падения «Великой империи» было закреплено и юридически оформлено решениями Венского конгресса (1814-1815 гг.) и Второго Парижского мира (1815 г.).

Борьба с Наполеоном оставалась той основной идеей, что сохраняла единство лагеря союзников. Однако к началу 1814 г., когда военные действия уже шли на территории Франции, между союзными державами стали возникать серьезные противоречия. В основном расхождения во взглядах касались конечных целей войны. Александр I высказывался за продолжение решительных военных действий и «доведение войны до полного разгрома армий Наполеона». Эти идеи разделяла Пруссия. В свою очередь, Австрия, опасаясь неизбежного в таком случае усиления России, настаивала на проведении мирных переговоров с императором Франции. Столь же умеренных взглядов придерживалась английская дипломатия [1, с. 574, примеч. 292].

В феврале - марте 1814 г. во французском городе Шатийоне был проведен мирный конгресс, на котором предполагалось выработать общую позицию в отношении Франции [там же, с. 611, примеч. 294]. Переговоры в

Шатийоне продемонстрировали очевидные разногласия в стане союзников.

Александра I весьма раздражала позиция венского кабинета, который своими примиренческими настроениями способствовал замедлению хода военных действий и выступал против ведения союзниками войны до полного разгрома вражеской армии, низложения Наполеона и особенно изменения во Франции династии. По мнению С.М. Соловьева, Австрия в тот период стремилась сохранить престол за Наполеоном «потому, что хотела его силой уравновешивать силу России, а самой при этом играть роль посредствующей державы, быть третьею европейской силой» [4].

Александр I даже пытался воздействовать на позицию Австрии через английское правительство, выражая сожаление, «что лорд Каслри не пытается побудить этот кабинет проявить больше энергии и активности» [1, док. 238]. 9-10 марта 1814 г. во французском городе Шомоне по инициативе английского министра иностранных дел Р.Г. Каслри представители союзных держав заключили между собой военно-политический договор. Трактат ставил перед его участниками задачи установления политического равновесия сил в Европе, недопущения новых войн за гегемонию на континенте. При всех разногласиях Россия, Австрия и Англия были сторонниками создания общеевропейской системы отношений, базировавшейся на принципах права. Главное значение Шомонского трактата состояло в том, что он обязывал союзников довести войну с Наполеоном до победного конца, закрывал перед ними все пути к сепаратному соглашению с кем-либо из них.

Трактат обеспечивал четырем державам ведущую роль в послевоенной Европе. Этот договор так и остался четырехсторонним, другие государства не были приглашены присоединиться к нему. Каслри был прав, утверждая, что благодаря Шомонскому трактату союзники оказались подготовленными к подписанию Парижского мира. Решения союзников, зафиксированные в Шомоне, также легли в основу постановлений Венского конгресса.

31 марта 1814 г. союзные армии добились полной капитуляции Парижа, а на следующий день во главе с императором Александром I торжественно вступили в город.

Сразу же после занятия французской столицы на повестку дня вышел вопрос о будущем политическом устройстве побежденной Франции, судьбу которой теперь определяли главы союзных армий. Одной из наиболее острых проблем, которую предстояло решить союзникам, был династический вопрос.

Идея продолжения династии Бонапартов в лице малолетнего Наполеона II под регентством императрицы Марии-Луизы была отвергнута из-за принципиальной позиции России и Англии, которые не желали укрепления австрийского влияния в Париже. В то же время роялисты вели активные переговоры о возвращении французского престола Бурбонам [1, док. 241] с Россией, которая первоначально не стремилась посадить на французский престол непопулярную династию.

Однако вскоре, казалось бы, твердая позиция царя претерпела существенные изменения. В немалой степени на эволюцию взглядов русского императора повлияли идеи легитимизма, энергично продвигаемые Талей-раном и Меттернихом [5, с. 119-126]. 6 апреля 1814 г. французский сенат торжественно провозгласил правление в стране «монархическим и наследственным», а престол был предложен брату казненного короля - Людовику Станиславу Ксавье Бурбону графу Прованскому, принявшему имя Людовик ХУШ.

18 (30) мая 1814 г. между Россией и Францией был заключен договор о мире и дружбе, условия которого основывались на требованиях союзников, выдвинутых на конгрессе в Шатийоне, положениях Шомонского трактата, а также на Соглашении о перемирии от 11 (23) апреля 1814 г. [1, с. 698, примеч. 365]. На аналогичных условиях Франция подписала мирный договор с остальными участниками коалиции, в том числе и с Австрией. Однако утвердить Францию в границах 1792 г., а также удовлетворить территориальные претензии и политические амбиции дер-жав-победительниц должен был предстоящий осенью конгресс в Вене [2, с. 11].

В ходе переговоров Александру I еще не раз пришлось проявить твердость. После свержения Наполеона Россия была заинтересована в том, чтобы Франция, не проявляющая агрессивности, но достаточно сильная, служила противовесом Англии, влияние ко-

торой в Европе после ухода русских войск становилось преобладающим. Англия и Пруссия настаивали на таких условиях соглашения, которые бы свели Францию к положению второстепенной державы. Однако российский император воспользовался своим авторитетом, чтобы противостоять их замыслам. Уступая ему, союзники согласились избавить Францию от денежных выплат и допустить фактически на равных ее участие в Венском конгрессе.

Таким образом, Александр I в значительной мере подготовил ту расстановку сил, при которой начался Венский конгресс. Российскому императору удалось добиться установления равновесия сил в Европе при высоком авторитете России, которая могла сыграть важную роль в организации жизни на континенте на правовых началах и выступить арбитром в случае возникновения споров.

С начала сентября 1814 г. в Вену стали съезжаться представители всех, за исключением Турции, европейских государств. На предстоящий конгресс приехали два императора, четыре короля, два наследных принца, три великие герцогини и двести пятнадцать глав княжеских домов. Кроме того, на конгрессе присутствовали четыреста пятьдесят дипломатов и официальных лиц и их многочисленный персонал. Жители Вены горько шутили: «Русский император любит, король Дании пьет, король Вюртемберга ест, король Пруссии думает, король Баварии говорит, и император Австрии платит». Действительно, каждый день «танцующего конгресса» обходился австрийской казне в гигантскую по тем временам сумму - 220 тысяч флоринов. Помимо этого на конгрессе присутствовало множество представителей малых государств, бесчисленное количество частных лиц, как приглашенных, так и приехавших безо всякого приглашения. Дипломатические баталии сопровождались непрерывными пирами, концертами, спектаклями, маскарадами и балами. Однако истинные цели съехавшихся со всех уголков Европы были весьма далеки от праздного веселья.

Главную роль на конгрессе, продолжавшемся с сентября 1814 г. по июнь 1815 г., играли Россия, Великобритания, Австрия и Пруссия. Их основной целью было создание гаран-

тий против возможного повторения агрессии со стороны Франции, удовлетворение собственных территориальных притязаний и по возможности сведение к минимуму последствий Великой французской революции.

Россию на конгрессе представлял Александр I. Важная роль отводилась К.В. Нессельроде, статс-секретарю Министерства иностранных дел, и И.А. Каподистрии, автору ряда важных дипломатических документов России, в том числе Акта Священного союза.

Австрию представлял император Франц I и министр иностранных дел К. Меттерних, Великобританию - министр иностранных дел Р. Каслри и фельдмаршал А. Веллингтон, Пруссию - король Фридрих-Вильгельм III и канцлер К. Гарденберг, Францию - Ш.М. Талейран, искусный дипломат, слуга нескольких республиканских и монархических режимов.

16 сентября состоялось первое неофициальное совещание представителей союзных держав, так называемый «малый совет». Основная задача этой встречи заключалась в закреплении за Россией, Англией, Австрией и Пруссией руководящей роли в решении территориальных вопросов на конгрессе. Согласно программе, разработанной В. Гумбольдтом, союзники, прежде всего, должны были урегулировать польские, германские и итальянские дела. Было решено создать два комитета: общий - из представителей шести держав (России, Англии, Австрии, Пруссии, Франции и Испании) и специальный - из представителей Австрии, Пруссии, Ганновера, Баварии, Вюртембергского королевства. Общему комитету предстояло выработать программу по общеевропейским делам и представить ее на открытии конгресса, а затем после ознакомления с ней членов конгресса и доработки с учетом их замечаний вторично предложить ее на утверждение.

Другому комитету поручалось заниматься вопросом создания Германского союза. Разработанный проект рассматривался пятью государствами - членами комитета, затем общим собранием всех германских государств и, наконец, членами конгресса. С 16 по 22 сентября состоялось пять или шесть совещаний комитетов.

Несмотря на постоянные совещания и консультации, представители России, Австрии,

Англии и Пруссии имели по многим обсуждаемым вопросам диаметрально противоположные взгляды. Безусловно, противоречия и взаимные претензии стали накапливаться в лагере союзников задолго до начала Венского конгресса. Его участники не питали иллюзий относительно целей предстоящего собрания.

Понимание того, что атмосфера вокруг будущего конгресса до предела накалена, присутствовало и в обществе. За два месяца до начала конгресса по австрийской столице ходили слухи о скором разрыве отношений в стане союзников. Г.О. Штакельберг писал К.В. Нессельроде, что многие австрийцы сомневаются в возможности приезда европейских монархов и открытии конгресса. Более того, в Вене распространялись предположения, «будто Швеция готова присоединиться к Австрии в случае борьбы последней с Россией» [2, док. 27].

К числу наиболее сложных и важных проблем, вызвавших серьезные споры на конгрессе, принадлежал польско-саксонский вопрос. В решении этой проблемы были, прежде всего, заинтересованы Россия и Пруссия, стремившиеся к территориальным приращениям за счет герцогства Варшавского и королевства Саксонии [там же, с. 89, 111]. Уже на предварительных обменах мнениями выявилось полное неприятие Австрией и Англией территориальных притязаний Петербурга и Берлина [там же, док. 12, 14]. Однако в полной мере сложность и болезненность обсуждаемой проблемы проявилась во время работы Венского конгресса.

Жесткая, непреклонная позиция, занятая Александром I по поводу решения польско-саксонского вопроса, все более отдаляла недавних союзников. Российский дипломат А.И. Чернышев докладывал К.В. Нессельроде о том, что нерешенность польско-саксонского вопроса ведет к ослаблению политического влияния России в Европе. По мнению Чернышева, «ошибочная позиция в отношении Польши позволила Меттерниху и другим восстановить против России всех ее союзников» [там же, с. 139]. Державы, зашедшие в дипломатический тупик, пытались найти компромисс, маневрировали и создавали новые альянсы. Именно в Вене наметилось сближение Франции и Австрии, имевшее единственную цель - противодействовать политическим

аппетитам Петербурга и Берлина. В разговоре с Талейраном, возглавлявшим французскую делегацию на Венском конгрессе, Мет-терних откровенно заявил: «Мы так же мало, как и вы, хотим чрезмерного усиления России» (цит. по: [3, с. 90]).

Российскому императору нужно было прочнее привязать Польшу к России, в составе Российской империи она должна была служить военно-стратегическим и политическим интересам последней. А введением в Польше конституции Александр I хотел продемонстрировать Европе либеральность своих идей.

Итогом царившей на конгрессе атмосферы взаимных обид и обвинений стал распад коалиции союзников.

На заседании Особой комиссии рассматривалась также судьба Саксонии. 31 декабря

1814 г. Россия и Пруссия отклонили проект, предложенный Австрией и Англией по решению саксонского вопроса. Раздраженный Кас-лри отправился к Талейрану для переговоров о заключении союза, направленного против России и Пруссии. В ночь с 3 на 4 января

1815 г. новый договор трех держав был подписан. Он предусматривал совместное выступление трех держав и их взаимопомощь при нападении на одну из сторон, а также на Ганновер и Нидерланды. Каждая из сторон обязалась в этом случае выставить армию в 150 тыс. чел., не заключать сепаратного мира. Вскоре к союзу присоединились Бавария, Голландия, Ганновер, Сардиния и Гессен-Дарм-штадт [2, примеч. 81].

На заседании конференции пяти государств 11 февраля 1815 г. комиссией был представлен текст договора, согласно которому саксонский король, восстановленный на своем наследном престоле, сохранял большую часть своей территории с городами Лейпцигом и Дрезденом. Австрия получала восточные округа Галиции и отказывалась от Западной Галиции, которой владела с 1795-го по 1809 год. К ней также отходили Тироль, Зальцбург, Иллирия, подтверждались ее права на итальянские земли, которые были обещаны ей по Парижскому договору. Пруссия пополнила свои владения Шведской Померанией, получила Северную Саксонию с населением 850 тыс. чел., обширные земли по левому берегу Рейна, Вестфалию, некоторые северогер-

манские территории, которые ранее предназначались Ганноверу. Пруссия и Австрия обязывались признать учреждение Царства Польского, царем которого будет российский император и которое получит конституцию. Все эти постановления явились предметом целого ряда отдельных трактатов, которые вошли в Заключительный акт конгресса (ст. 1-26). Решения эти отнюдь не удовлетворяли Пруссию, однако Александр I получил то, что хотел, - Царство Польское и польскую конституцию [2, с. 130].

Работа Венского конгресса грозила затянуться, однако в ночь с 3 на 4 марта 1815 г. Наполеон совершил побег с острова Эльба и, высадившись на французском побережье, стремительно двинулся к Парижу. Эти события позволили забыть о недавних разногласиях и реанимировали, казалось, уже навсегда распавшуюся антифранцузскую коалицию [там же, примеч. 259]. Тем временем, возвратившись в Париж, Наполеон нашел второпях забытый сбежавшим королем договор о секретном тройственном союзе от 3 января 1815 г. и немедленно переслал его русскому императору. Однако ожидаемого разрыва союзнических отношений не произошло. Александр I давно знал о его существовании, поэтому ограничился лишь ироническим замечанием о «слабости, легкомыслии и честолюбии» господствующих в собрании государей. Тем не менее он вызвал к себе Меттерниха и в присутствии Штейна показал ему текст договора. Насладившись видом оторопевшего министра, царь заявил: «Меттерних, пока мы живы, об этом предмете никогда не должно быть разговора между нами. Нам предстоят теперь другие дела. Наполеон возвратился. Наш союз должен быть теперь крепче, нежели когда-либо» [там же, примеч. 192].

Российский император получил от этой встречи полное удовлетворение. Он вновь сделал благородный шаг, не попал в положение обиженного и обманутого политика. Наоборот, он выступил инициатором создания союза, направленного против Наполеона, подтвердив принципиальность своей политики. Так 25 марта 1815 г. возникла последняя (VII) антинаполеоновская коалиция в составе России, Англии, Пруссии и Австрии. Вскоре к этому военному союзу присоединились мно-

гие другие государства Европы. Главнокомандующим коалиционными войсками был назначен английский фельдмаршал герцог Артур Веллингтон. Противоборствующие силы были неравны. Несмотря на отдельные успехи, войска Наполеона терпели поражение.

Заключительный акт Венского конгресса, состоящий из 121 статьи, был подписан 9 июня

1815 г. уполномоченными России, Австрии, Великобритании, Испании, Португалии, Пруссии, Франции и Швеции. Кроме основной части заключительный (генеральный) акт включал 17 приложений. В течение последующих 5 лет к нему присоединились еще 33 государства [2, док. 235, примеч. 279].

После поражения Наполеона при Ватерлоо острейшим вопросом для Франции стал вопрос о новом мирном договоре. От прежней снисходительности союзников не осталось и следа.

Одновременно с переговорами о мирном соглашении с Францией союзники договорились о воссоздании Четверного союза. Заключение нового союзного договора было вызвано желанием России, Австрии, Пруссии и Англии окончательно утвердить политический режим Бурбонов, не допустить возможного усиления бонапартистских настроений, а также согласовать действия четырех держав в будущем. В день заключения Второго Парижского мира представителями Великобритании, Австрии, Пруссии и России были подписаны двусторонние акты, составившие Четверной союз [там же, док. 273, примеч. 321].

По мнению Я. Шедивы, «пакт четырех» стал фундаментом новой «политики безопасности», основанной на постоянных взаимных контактах [6, с. 256]. Союзные державы были заинтересованы в сохранении монархического режима во Франции, прекрасно осознавая, что реставрация Бурбонов является гарантией существования «легитимных монархий» в других европейских странах. Члены Четверного союза стремились контролировать политическую ситуацию в бывшей империи, чтобы тем самым не допустить новых социальных потрясений не только во Франции, но и во всей Европе.

При всех очевидных недостатках Венской системы, этого первого и не самого удачного опыта создания механизма коллективной безопасности, Европа во многом обязана великим

иллюзиям Александра I. «Император-романтик» мечтал построить международные отношения не только на правовой, но и нравственной почве, облагородить моралью жестокую и циничную сферу внешней политики.

И все же созданный им Священный союз так и не стал той наднациональной моделью объединенной Европы, реализовать которую пытался Александр I.

Сегодня «европейская идея», о которой грезило не одно поколение мыслителей и политиков, гораздо ближе к своему воплощению, чем когда бы то ни было. И сейчас, используя традиции делового сотрудничества, добрососедства и дружбы, мы можем развивать и укреплять отношения России со странами Западной Европы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. - Сер. 1. - Т. VII. - М., 1972.

2. Внешняя политика России XIX и начала XX века. Документы Российского министерства иностранных дел. - Сер. 1. - Т. VIII. - М., 1974.

3. Зак, Л. А. Монархи против народов. Дипломатическая борьба на развалинах наполеоновской империи / Л. А. Зак. - М., 1966.

4. Соловьев, С. М. Император Александр I. Политика. Дипломатия / С. М. Соловьев. - Режим доступа : http: //tuad. nsk/ru/~hi story/Author/Russ/ S/ Solovjew/Aleksandr_ index.html.

5. Тарле, Е. В. Талейран : Из мемуаров Талей-рана / Е. В. Тарле. - М., 1993.

6. Шедивы, Я. Меттерних против Наполеона / Я. Шедивы. - М., 1991.