© Е.В. Ефанова, 2008

УДК 327 ББК 66.4(0).30

РИСК-АНАЛИЗ КОНФЛИКТОВ «НИЗКОЙ ИНТЕНСИВНОСТИ» В УСЛОВИЯХ НЕСТАБИЛЬНОГО РАЗВИТИЯ МИРОВЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИСТЕМ

Е.В. Ефанова

В условиях глобализации наблюдается снижение геополитической стабильности и безопасности мирового сообщества. Это связано с распространением конфликтов «низкой интенсивности» и, в частности, международного терроризма. Риск-анализ может быть применен для дальнейшего прогнозирования эскалации конфликтных ситуаций и стабильного развития мировых политических систем.

Ключевые слова: мировые политические системы, независимые государства, конфликты, риск-анализ, политические риски.

Одним из важнейших условий укрепления позиций новых независимых государств на международной арене и их интеграции в систему мировой рыночной экономики является нормализация политической обстановки. Изучение общеполитической ситуации, сложившейся в результате прекращения «холодной войны» и завершения идеологического противостояния между социалистическим и капиталистическим миром, приводит к мысли о появлении новых объектов политического риска. В настоящий момент ситуация характеризуется конструированием новой модели политических координат в контексте иных факторов риска политической нестабильности. В целом риск, вызываемый текущими политическими процессами, крайне высок и может быть охарактеризован как риск переходного периода: любые события в политической жизни могут иметь последствия гораздо более разрушительные, чем в стабильно развивающейся стране.

В современных условиях риск-анализ является теоретической базой для принятия решений не только в области экономики, но и политики. Для преодоления неопределенности, с которой сталкиваются инвесторы в зару-

бежной стране, проводится анализ странового риска, определяющего «вероятность того, что суверенное государство или независимые кредиторы в определенной стране не будут иметь возможности или желания выполнить свои обязательства по отношению к иностранным кредиторам и/или инвесторам» [7, с. 20]. В свою очередь, политический риск, являясь с позиции структурно-функционального анализа составной частью странового, фактически уже получил статус общенаучного понятия и учитывается на практике при решении многих задач на основе вероятностных оценок реализации событий, что позволяет судить о возможном изменении политической обстановки (см. рис. 1).

Чаще всего о политическом риске говорят в ситуациях, когда при принятии решений, касающихся, например, международного бизнеса, требуется учитывать негативное влияние факторов, связанных с нестабильностью внутриполитической обстановки, правящего режима или правительства, с политическими беспорядками. В свою очередь, следуя логике И.А. Подколзиной, риск-анализ может быть применим не только в прогнозировании политической стабильности/нестабильности, но и оценке всех политических рисков, связанных с деятельностью в различных социально-политических средах. Не замыкаясь на рассмотрении политического риска как веро-

ятности финансовых потерь для фирмы в результате воздействия неблагоприятных политических факторов в стране размещения инвестиций, необходимо учитывать и международную политическую ситуацию. В таком контексте Г. Райс и И. Махмауд (см.: [12, р. 12]) предлагают определять политический риск как внутристрановые/международные, конфликтные/интеграционные события и процессы, которые могут привести к изменению правительственной политики внутри страны или в зарубежных странах. Причем, как отмечает И.В. Тихомирова, важно учитывать нежелательные события, связанные с возможным влиянием политических и социальных факторов [9, р. 2].

Следовательно, значение термина «политический риск» достаточно широко - от прогнозирования политической стабильности до оценки всех некоммерческих рисков, связанной с фактически проверяемой мерой рациональной уверенности в ее осуществлении. Так же очевидно, что проводится четкая грань между политической нестабильностью и политическим риском - в политический риск-анализ нецелесообразно включать все собы-

тия, происходящие в политической среде. В свою очередь, Ч. Кеннеди предлагает различать политические риски на основе разделения событий, вызванных либо действиями правительственных структур при проведении определенной государственной политики, либо силами, находящимися вне контроля правительства (см.: [3, с. 6-10]). На основе данного критерия он выделяет экстралегальный и легально-правительственный (см. рис. 2) риски. Первый означает любое событие, источник которого находится вне существующих легитимных структур страны: терроризм, военный переворот, революция. Второй - есть продукт текущего политического процесса (демократические выборы).

Данная классификация видов политического риска свидетельствует, что он конституирует какое-либо политическое действие, но не позволяет рассматривать его динамику. Поэтому, вслед за Дж. де ла Торре и Д. Некаром (см.: [10, р. 222-224]), выделим внутренние и внешние источники политического риска, которые, в свою очередь, помогут понять действия политических сил, спрогнозировать природу возникающей конфронта-

Рис. 1. Классификация странового риска

Политический риск

Макрориск

г

Экстра-

легальный

риск

РЕВОЛЮЦИЯ

Легальноправительственный риск

ИЗМЕНЕНИЕ

ИНВЕСТИЦИОННОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Микрориск

Экстра-

легальный

риск

ТЕРРОРИЗМ

X

Легально-

правительственный

риск

ТОРГОВОЕ

РЕГУЛИРОВАНИЕ

Рис. 2. Классификация политических рисков Ч. Кеннеди

ции в обществе. В числе экономических факторов к внешним относятся: внешняя торговля, внешний долг и его обслуживание, иностранные инвестиции, платежный баланс; к внутренним: население и доход, трудовые ресурсы и занятость, отраслевой анализ, экономическая география, правительство и социальные службы. В числе политических к внешним относятся: положение на международной арене; финансовая поддержка, ситуация в регионе, отношение к иностранному капиталу и инвестициям; к внутренним: состав населения, культура, правительство и институты, власть, оппозиция.

Оценка основных показателей указанных факторов в значительной степени характеризует политическую обстановку, которая зависит от многочисленной группы факторов риска, являющихся независимыми переменными и способных непосредственно повлиять на уровень риска. Показатели внутренних политических факторов (забастовочная активность, вооруженные выступления и террористические акты, уровень официальной коррупции) свидетельствуют, что при определенных условиях одним из них может являться терроризм, играющий в настоящее время роль катализатора нестабильности мировой политической системы. То есть политический риск включает в себя все нерыночные факторы -экономические, социальные, культурные и чисто политические. При этом политический риск связан не только с кризисными явлениями, такими как революция или терроризм. Сюда могут быть включены события и повседневного анализа (уровень заработной планы, соблюдение прав человека).

Политический риск-анализ в условиях современной мировой системы значительно актуализировался в исследованиях рисков безопасности, связанных с деструктивными последствиями глобализации международного терроризма как фактора политического (странового) риска. Безусловно, угроза террористической деятельности активизирует исследовательский интерес к проблематике политического насилия и нарастающей конфликтности как показателям политической нестабильности.

Осуществляя политический риск-анализ, учтем принцип локализации с выделением гра-

ниц, в рамках которых субъекты риска подвергаются воздействию факторов риска, и различия политических и страновых рисков. Резкий рост конфликтных ситуаций на постсоветском пространстве рассматривается с позиции объяснительных моделей, большинство которых ориентировано на межстрановые сопоставления по уровню политической стабильности. Так, концепция «неудавшихся государств» связывает взрывную конфликтность с неспособностью существующих политических и социальных структур объяснить функционирование наций-государств. Как следствие высокой геополитической нестабильности современного мира происходит широкое распространение конфликтов «низкой интенсивности». В современной геополитике их можно определить как военное столкновение ниже порога стратегической войны, без подключения основных военных сил противоборствующих сторон. Такие конфликты не имеют четкой локализации в пространстве и во времени, ведутся на территории обеих сторон с применением террористических и локальных военных операций.

Концептуальные модели международного терроризма, разрабатываемые в рамках глобалистских теорий безопасности международных отношений, основаны на понимании его как асимметричного политического риска. Соответствующая концептуальная модель Джонса - Смита содержит характеристики асимметричных рисков, отличающих новый международный терроризм от его традиционных типов; определение факторов распространения в условиях глобализации ограниченных конфликтов «низкой интенсивности» и международного терроризма как одной из форм конфликтов данного типа. Соединение на основе глобалис-тского подхода ряда положений неореалистических (идея изменения баланса сил после окончания «холодной войны») и конструктивистских (положение о роли идентичности и ее влияния на позиции и стратегии акторов мировой политики, включая международные террористические организации) теорий позволяет учитывать важные и значимые грани проблемы международного терроризма при моделировании стратегий снижения соответствующих рисков [6] .

Американские социологи Р. Куперман и Д. Трент указывают на то, что из общего числа террористических актов, совершенных в 1970-е гг., на долю Европы приходилось 50 %, Латинской Америки - 21%, Северной Америки - 14 %, Ближнего Востока и Северной Африки - 11 %. В 1980 г. террористические акты были осуществлены в 58 странах мира. В 1987 г. они имели место уже в 75 странах, а пострадали от них граждане и имущество 84 государств. В 1990-1994 гг. число террористических актов в Европе увеличилось в 3 раза, на Ближнем Востоке - в 3 раза, в Латинской Америке - в 1,6 раза, в Азии - в 2 раза (см.: [5, с. 103-105]). В 1968-1991 гг. в мире было совершено 6 850 террористических акций, которые унесли жизни 5 683 человек (15 462 было ранено). В 1992-2000 гг. террористы провели 2 054 теракта, в результате которых убито 2 547 человек (20 555 ранено). В 2001-2003 гг. произошел 661 теракт, погибло 4 346 человек (4 004 ранено) (см.: [2, с. 117]). Анализ указанных данных свидетельствует о снижении динамики проявления терроризма в мировом масштабе, однако риск деструктивных последствий остается на прежнем высоком уровне.

С позиции И.А. Василенко [1, с. 6-10], основными факторами, способствующими распространению таких конфликтов, являются: во-первых, высокая разрушительная сила оружия массового уничтожения, что делает стратегические войны бессмысленными актами взаимного уничтожения (военные операции США в бывшей Югославии, Афганистане и Ираке); во-вторых, тайные операции спецслужб, которые организуют «суррогатные войны» как особый метод ведения тайных военных действий (присутствие государств-доноров и предоставление ими ресурсов и новейшего оружия); в-третьих, наличие «бархатных революций» (Словакия, Сербия, Грузия, Украина) как предтеча политической дестабилизации; в-четвертых, рост террористических организаций, которым доступны средства мощной поражающей силы (террористическая сеть «Аль-Каида»); в-пятых, стремительное распространение новых форм насилия, связанных с научно-техническим прогрессом и новыми высокими информационными технологиями; в-шестых, распространение новой

стратегии «упреждающей интервенции» американской внешней политики (реализация новой доктрины внешней политики США, получившей название «единоличного гарантированного уничтожения»).

Указанные факторы, с наших позиций, объясняют существование восьми «кризисо-генов» [4, с. 41], которые во многом характеризуют предпосылки терроризма и его массовую базу: борьба группировок за власть и привилегии, межнациональные и межрелиги-озные антагонизмы, борьба преступных группировок за легальную власть, высокий уровень антагонизации общества и его раскол, распри во властных структурах, идеологическое размежевание народа по ключевым вопросам развития, борьба за раздел и передел общественной собственности, криминализация жизни в целом.

Таким образом, важное место в теории риск-анализа занимает вопрос об условиях стабильного/нестабильного развития мировых политических систем и факторах их дестабилизации. Кроме того, анализ политических рисков может проводиться как в рамках более широкого анализа странового риска или международных сопоставлений, так и в качестве самостоятельной процедуры, направленной на выявление угроз в политической сфере. Также, следуя логике Т. Пойнтера (см.: [11]), необходимо вместо термина «политический риск» оперировать наименованием факторов риска, например, «риск террористической деятельности». Данная тенденция свидетельствует, что к концу ХХ в. происходит расширение объема понятия «политический риск», что обусловлено появлением новых политических субъектов, способных оказывать воздействие на политическую стабильность [8, с. 56]. С этих позиций наиболее значимым является риск-анализ конфликтов «низкой интенсивности», возникших на постсоветском пространстве, которые имеют все объективные возможности для эскалации любой конфликтной ситуации и бесконтрольного возрастания уровня политической энтропии. Это, в свою очередь, провоцирует опасную геополитическую нестабильность, которая может быть устранена только совместными усилиями мирового сообщества на пути развития идей гуманизма.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Василенко, И. А. Конфликты низкой интенсивности и «бархатные революции» как технологи современной геополитики / И. А. Василенко // Вестник Московского университета. Сер. 12, Политические науки. - 2006. - N° 6. - С. 6-10.

2. Даниленко, Н. Н. Терроризм: понятие и явление / Н. Н. Даниленко // Закон. - 2005. - № 2. -С. 117.

3. Джус, И. В. Теория политических рисков: проблемы дефиниции / И. В. Джус // Вестник Московского университета. Сер. 12, Политические науки. - 2002.- J№4. - С. 35.

4. Зотов, О. В. Глобализация и международный терроризм: генетическое родство / О. В. Зотов // Терроризм - угроза человечеству в XXI веке. -М. : Ин- востоковедения РАН : Крафт+, 2003. - С. 41.

5. Кудрина, Н. Н. Политический терроризм: сущность, формы проявления, методы противодействия : дис. ... канд. полит. наук : 23.00.01 / Н. Н. Кудрина. - СПб., 2000. - С. 103-105.

6. Мусиенко, Т. В. Международный терроризм: концепты и модели политического анализа / Т. В. Мусиенко, Т. Н. Федорова // Credo new. -2007.- J№3. - С. 52-54.

7. Подколзина, И. А. Проблемы дефиниции и оценки политического риска в зарубежных исследованиях / И. А. Подколзина // Вестник Московского университета. Сер. 12, Политические науки. -1996.- №> 5. - С. 20.

8. Пожалов, А. А. Исследования политического риска: история зарождения, становления и развития / А. А. Пожалов // Вестник Московского университета. Сер. 12, Политические науки. - 2006. -№3. - С. 56.

9. Тихомирова, И. В. Политический риск и управление социально-политическими процессами : автореф. дис. ... полит. наук / И. В. Тихомирова. -М., 1992.

10. De la Torre, J. Forecasting Political Risks for International Operations / J. De la Torre, D. Neckar // International Journal of Forecasting. - 1988. -Vol. 4. - Р 222-224.

11. Poynter, Th. A. Government Intervention in Less Developed Countries: The Experience of Multinational Companies / Th. A. Poynter // Journal of International Business Studies. - 1992. - Spring -Summer. - Р 7.

12. Rice, G. A Managerial Procedure for Political Risk Forecasting / G. Rice, E. Mahmoud // Management International Review. - 1986. - Vol. 26. - Р 12.

RISK-ANALYSIS THE «LOW INTENSITY» CONFLICTS IN THE CONDITION

OF UNSTABLE WORLD POLITICAL SYSTEMS’ DEVELOPMENT

E. V. Efanova

Decrease of Geopolitical Stable and World Security are in the globalization condition. It is concerning to proliferation of the «Low intensity» conflicts and in particular the World Terrorism. Riskanalysis would be used for the further prediction of the conflict situation escalation and the stable development of World political systems.

Key words: world political systems, independent nations, conflicts, risk-analysis, political risks.