А.В. Дахин

РЕГИОНАЛЬНЫЙ

ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ

И СТАНОВЛЕНИЕ

СТРУКТУРЫ

РЕГИОНАЛЬНОЙ

ПОЛИТИЧЕСКОЙ

КОНКУРЕНЦИИ

(НА ПРИМЕРЕ

НИЖЕГОРОДСКОЙ

ОБЛАСТИ)*

Аннотация:

В свете теоретического подхода, в рамках которого российский политический транзит опирается на неустойчивый баланс политических институтов и фактора личных отношений и интересов, статья представляет анализ поля региональных политических отношений в Нижегородской области. Основной акцент автор делает на выявлении факторов, форм региональной политической конкуренции, её взаимосвязи со структурой региональной элиты и с партийной принадлежностью основных политических акторов. Автор обосновывает положение о том, внутрипартийная конкуренция активнее конкуренции межпартийной и что ситуация экономического кризиса не снижает уровни этой конкуренции.

Ключевые слова:

региональный политический режим, политический процесс, политическая конкуренция, публичные деловые отношения, приватные деловые отношения, Нижегородская область, Россия

A. Dakhin

REGIONAL POLITICAL REGIME AND DEVELOPING OF THE REGIONAL POLITICAL COMPETITION STRUCTURE (THE CASE OF THE NIZHNY NOVGOROD REGION)

Abstract:

In the light of author's theoretical approach, according with the political transit in Russia rests on an unsustainable balance between political institutions activity and factor of private relations and interests, the author presents the analysis of the regional political field in Nishegorodskaia oblast. The main attention is focused on factors and forms of regional political competition, its relations with political elite's activity and political party's activity. Author shows, why political competition more active inside of political parties, than between them, and why this kind of competition isn't reduced in the context of economic crises.

Key words:

regional political regime, political process, political competition, public business relations, private business relations, Nizhny Novgorod Region, Russia

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научноисследовательского проекта РГНФ «Современная эволюция политических систем и режимов в регионах России: сравнительный анализ», проект № 10-03-00074а.

Теоретические подходы

Региональный политический анализ, безусловно, опирается на детальный мониторинг эмпирических событий и источников, которые позволяет выявить неповторимый рисунок регионального политического процесса. Вместе с тем, необходимо держать в поле зрения и более обширные, выходящие за пределы отдельного региона политические тенденции и перспективы, которые неизбежно отбрасывают свой свет на восприятие и оценку локальных региональных процессов. Поэтому предваряя детальный анализ политико-административной ситуации в Нижегородской области необходимо отметить, что всё происходящее является отдельным «паззлом» процесса трансформации политической системы России, особенность которого в том, что в 2010 году финальная точка этой трансформации во времени и финальная форма, итог не имеют ясных очертаний. Причём ситуация глобального экономического кризиса, скорее, вносит дополнительную неопределённость, нежели большую ясность. Поэтому конструкция политической системы, которую мы имеем в 2010 г. - это промежуточное состояние, которое будет продолжать меняться как до 2012 года, так и после него. Ясного, согласованного в среде ключевых политических акторов проекта этих изменений в России пока нет, хотя существуют предложения увидеть хотя бы его наброски (доклад ИНСОРа «Россия в XXI в. и т.п.).

Более глубокой стороной этого процесса является то, что состояние транзита свойственно не только государственным политическим институтам, но и самому правящему политическому классу, который стремится осознать, определить, установить сферу своего непосредственного влияния, сферу своей непосредственной ответственности на территории страны, а также определить необходимую пропорцию между институциональными и внеинсти-туциональными проводниками своего влияния в поле активности общества. Описание философии этого процесса может опираться на феноменологическую платформу Э. Гуссерля [12], которая позволяет высветить наиболее серьёзные источники рисков. Один из них - это конституирование другого, то есть «другого» в отношении мыслящего и активного ядра действующего политического класса. Ключевая проблема видится в том, что сложившийся в 2000-2008 гг. новый (в сравнении с советской номенклатурой) правящий политический класс должен научиться делиться на сменяющие друг друга команды, в равной мере оснащённые административными, публичными партийными и электоральными ресурсами. Прохождение фазы политического «митоза» - то есть смены президентских политических команд, когда приходящая команда осваивается роли «первой», а уходящая с первых ролей команда осваивает миссию и функции вторых ролей, когда смена команд на высшей ступени власти не является для «бывших» приговором к политиче-

ской смерти и не является источником глубокого стресса, как для самой власти, так и для общества, - это положение дел с высоты 2010 года выглядит как привлекательная, но призрачная перспектива.

Пока это так, смена «первого лица», в т.ч. и на региональном уровне, остаётся источником страхов, взаимного недоверия и источником неопределенности как для элит, так и для населения. На уровне представителей региональных элит страх побуждает искать гарантии, страховать политические риски за счёт выбора наиболее надёжной тактики политического поведения. Поскольку ресурсы коллективного социального доверия истощены, постольку приближение «переназначения» или перевыборов стимулирует индивидуальные инстинкты политического самосохранения. Альянсы, если они и возникают, в основе своей конъюнктурны и спекулятивны, вероятность появления долгосрочных, структурных коалиций довольно низка. Иными словами, приближение даты «переназначения» губернатора или муниципальных выборов порождает на уровне партийно-политической региональной элиты спекулятивную, суетливую политическую волну, стрессогенный и неопределённый характер которой только усиливается в регионах, которым свойственны традиции политической конкуренции. Одним их следствий такого положения дел является, в частности, то, что внутрипартийная конкуренция в регионе становится важнее, активнее и ярче, чем конкуренция межпартийная.

Актуальный контекст

Социально-экономические процессы в России и в Нижегородской области ощущают влияния со стороны глобальной экономики, что является одним из важных аспектов регионального политического анализа. Его значимость усилилась в 2007-2010 гг., так как глобальное экономическое пространство стало источником глобальной рецессии, влияние которой в российских регионах не могло быть «перекрыто» никакими внутренними ресурсами. В частности, события глобальной экономики 2007-2010 г. сократили доступ отечественных экономических акторов к внешним финансовым ресурсам, в результате влияния целой группы факторов в России сформировались условия для роста цен на продовольственные и другие товары, а предложение товаров и услуг отечественной экономики отстаёт от оживающего спроса, особенно массового потребительского спроса, при этом промышленный спрос на инновации не показывает заметного роста.

Зависимость региональных процессов от динамики политических и экономических тенденций федерального уровня связана: во-первых, с особенностями федеральной нео-номенклатурной модели политического управления и с особенностями её скрытной системы лоббирования; во-вторых, с использованием региональными руководителями условностей публичной идеологемы «вертикаль власти», при которой в регионе сохраняется опре-

деленное разнообразие коммуникаций в отношениях различных институтов и акторов в поле властных отношений.

В связи с приходом в 2008 г. нового Президента РФ изменилась расстановка сил на федеральном уровне, что привело к усложнению системы «переназначения». В 2008 г. в Нижегородской области признаком такой перемены стало проявление политической конкуренции в поле влияния губернатора В. Шанцева.

Ближайшая история восходит к событиям вокруг «переназначения» губернатора Г.М. Ходырева в 2005 г. Они показали, что соревнование лоббистов на федеральном уровне хорошо «ложится» на политическое соревнование региональных лоббистских групп. Кроме претендовавшего на переизбрание губернатора Г. Ходырева, в событиях активно участвовали ОАО «ГАЗ», правоохранительные инстанции, полпред Президента в ПФО С. Кириенко, председатель областного Заксобрания Е. Люлин и объединившееся вокруг его позиции большинство депутатов [12]. Конкуренция лоббистов закончилась конфликтом в среде элит, инструментом разрешения которого стало выдвижение кандидатуры В. Шанцева. Это стало позитивным итогом усилий для полпреда С. Кириенко, председателя ЗСНО и поддерживавшего их депутатского большинства, программа минимум которых состояла в том, чтобы не допустить выдвижения кандидатуры Г. Ходырева для наделения полномочиями губернатора. В. Шанцев, таким образом, оказался в регионе, где активно действовала волевая политическая связка «областное Заксобрание - полпред», где региональная элита обладает «рефлексом» альтернативной консолидации, а также действуют конкурирующие центры федерального политического и финансово-экономического влияния.

Управленческая тактика В. Шанцева в 2005-2007 гг. состояла в том, чтобы максимально нейтрализовать любые проявления противодействия со стороны региональных элит. Этому способствовал, прежде всего, перевод С. Кириенко с должности полпреда Президента РФ в ПФО на должность руководителя госкорпорации «Росатом» (декабрь 2007 г.). В марте 2006 г. после избрания нового состава депутатов ЗСНО, происходят кадровые изменения в руководстве легислатуры области и в руководстве Нижегородского отделения партии «Единая Россия» общий политический смысл которых связан с расстановкой фигур, лояльно настроенных в отношении планов и амбиций нового губернатора. В 2007-2008 гг. эта линия была реализована и, казалось, существование какой-либо конкурирующей группы при губернаторе В. Шанцеве уже невозможно.

Однако повторение номенклатурного принципа построения региональной системы управления с самого начала являлось для губернатора сложной задачей, которая осталась не реализованной до 2010 г. (это принципиально отличает Нижегородскую область, например, от Татарстана). Для решения «номенклатурной» задачи необходимы или готовая длинная «скамейка запасных» номенклатурных кадров или работающая «фабрика» подготовки/переподготовки

номенклатурных кадров. Ни того, ни другого у губернатора Шанцева в регионе нет. Поэтому кадровая политика губернатора, как она проявилась в 2005-

2010 гг., напоминает поиск грибов в лесу, нижегородском или московском. В силу этих обстоятельств в поле публичного внимания оказываются не вопросы соответствия кадров их должностным задачам, а вопрос о том, «москвичи» или «нижегородцы» работают в администрации губернатора.

Политическая конкуренция: возвращение

После периода почти полной лояльности региональной политической элиты по отношению к губернатору В. Шанцеву (исключение составляла более самостоятельная позиция главы администрации города Нижний Новгород В. Булавинова) в 2005-2007 гг., в 2008-м году произошла заметная перемена. В регионе проявилось влияние политической группы, способной конкурировать с губернатором в вопросах региональной партийной политики, прежде всего, кадровой. Рамочные причины такой перемены были обусловлены а) усложнением и некоторой неопределённостью отношений в системе «Д. Медведев - В. Путин», б) приближением сроков «переназначения» Нижегородского губернатора (август 2010 г.), в) способностью региональной политической элиты к альтернативной мобилизации.

Более конкретных причин, как минимум, две. Первая связана с «вопросом о земле» - со стремлением В. Шанцева, по образцу Москвы, пере-подчинить в поле полномочий губернатора права на управление земельными ресурсами в регионе. Это стремление встретило достаточно устойчивое несогласие со стороны главы администрации Нижнего Новгорода В. Булавинова. Несовпадение взглядов по этому вопросу стало продолжающимся по сей день источником перехода должностных отношений губернатора области и мэра областного центра в конкурентную плоскость [21]. Кроме того, осадок «земельного» недовольства стал частью переживаний районного партийноадминистративного актива. Вторая причина была связана с активным приходим в регион крупных сетевых компаний, которые вытесняли или поглощали местный бизнес, способствуя в ряде случаев обмену активов местных хозяев на перспективы их политической карьеры. В результате из среды местных предпринимателей выделились фигуры, мотивированные на самостоятельную политическую карьеру и связанные непосредственно с активистами федерального партийно-административного класса. В результате, в одной стороны, появилось среда недовольства губернатором, а, с другой стороны, -потенциальные агенты кристаллизации недовольства.

Первым симптомом возвращающейся в регион политической конкуренции стало затянувшееся на несколько недель решение вопроса о кандидатуре секретаря районного отделения партии «Единая Россия» в глубоко провинциальном Варнавинском районе Нижегородской области [6]. Ситуация не при-

влекла бы внимания, если бы в конкурентной борьбе в ней не столкнулись кандидатура, предложенная губернатором В. Шанцевым и кандидатура от «группы товарищей», в числе которых был депутат ГД А. Хинштейн. Само по себе примечательно, что голосование по кандидатуре секретаря районного отделения «Единой России» содержало реальную интригу: кандидату от губернатора области противостоял кандидат от Земского собрания Варнавинско-го района. Местного выдвиженца поддержал депутат Государственной Думы

А. Хинштейн, влиятельные депутаты Заксобрания Нижегородской области, а также глава администрации Н. Новгорода В. Булавинов. В итоге 31 голос участников партийного собрания был отдан в пользу кандидата от Земского собрания Варнавинского района и 21 голос в пользу кандидата от губернатора. Затем, не без участия прокуратуры, тучи сгустились над головой председателя регионального политсовета партии «Единая Россия», выдвиженца губернатора В. Шанцева, - С. Некрасова, который подал в отставку со своего поста. Ещё позже, уже осенью 2008 г., свой пост покинул лояльный губернатору руководитель исполкома НРО партии «Единая Россия». Соответствующие кадровые перестановки затягивались на месяцы поиска партийного консенсуса, в котором губернатор отнюдь не играл ключевой роли.

Влияние глобального кризиса дало о себе знать в регионе осенью 2008 года стандартными признаками: спадом строительной, промышленной, торговой активности, риском дефицита банковской наличности, сокращением занятости. Хотя никаких катастрофических потрясений в экономике, в социальной сфере и в сфере ЖКХ региона зимой 2008-2009 гг. не было, тем не менее общая ситуация экономического спада оставалась основой региональной повестки дня. В подведение итогов 2008 г. авторы регионального Аналитического доклада «Испытание успехов. Нижегородская область - 2008: политические итоги года и прогнозные гипотезы - 2009» сформулировали следующую гипотезу: «Активизация конкурирующих политических влияний в регионе, целевые намерения которых ориентированы на события 2010 г., связанные с процедурой «назначения» губернатора Нижегородской области, и на события

2010 г., связанные с выборами главы администрации Нижнего Новгорода, -эти конкурентные отношения вероятнее всего, сохранят свою активность в 2009 году и будут заметны в публичном пространстве даже несмотря на то, что формально имеют характер внутрипартийной дискуссии партии «Единая Россия». Фактор экономического кризиса может быть в равной степени продуктивно использован любой из конкурирующих политических сил» [15].

Эта гипотеза полностью подтвердилась. Ключевыми точками разногласий стали а) вопрос об изменении порядка выборов глав муниципалитетов (выборы из числа депутатов городской думы вместо всенародных выборов) и б) вопрос о дате проведения выборов депутатов муниципальных Дум. Позиция губернатора В. Шанцева состояла в том, чтобы заменить прямые выборы выборами из состава депутатов и в том, чтобы провести все выборы

весной 2010 года (то есть до своего «переназначения» в августе 2010 г.). В массе областных муниципалитетов эта позиция была «проголосована». Но в Н.Новгороде, Дзержинске и Урене она не встретила поддержки. Дума г. Н.Новгорода, после многомесячного «армрестлинга», пошла на компромисс: способ выборов поменяли, но дату выборов оставили в октябре 2010 г. В Дзержинске и Урене поправку об изменении порядка выборов главы города принята не была [11; 12; 15; 19; 23].

В этой связи продолжалась конкурентная борьба за рычаги партийного аппаратного влияния НРО «Единая Россия» [2; 27]. На уровне города

Н. Новгорода по инициативе В. Булавинова было создано городское отделение партии «Единая Россия», в котором аппаратное влияние губернатора сводится к меньшинству в несколько голосов [30; 33; 3; 4].

Активные действия вокруг достаточно открытой партийной площадки дополнялись «подковёрными» формами взаимного давления, медийными отблесками которых были публичные антикоррупционные заявления или действия силовых инстанций, направленные то против представителей одной, то против представителей другой стороны [20; 9; 18; 10; 31].

В первой половине 2010 года происходит дальнейшая эскалация взаимного информационного давления в конфликтную сторону. На ТВЦ выходят программы А. Караулова с критикой губернатора В. Шанцева [1]. Участники и политические аналитики открыто говорят о «борьбе за должность губернатора», «игре против губернатора», о «нападках» на членов команды [8]. В контексте подготовки и проведения весеннего сезона муниципальных выборов в районах Нижегородской области возникают конкурирующие в одних и тех же округах кандидаты от Единой России, аппаратные исключения (из партии) и административные увольнения (с должностей) [28]. Даже в отношении губернатора В. Шанцева в Президиум генерального политсовета Единой России было направлено письмо с просьбой разобрать персональное поведение губернатора в ситуации с «самовыдвиженцами» [24; 33].

По состоянию на конец апреля 2010 г. обозначилось вероятное направление частичного разрешения противоречий на уровне региональной элиты: появилась информация о возможности выдвижения кандидатуры В. Булавинова на должность губернатора в другом регионе России [6]. Но при этом центр альтернативной политической активности в регионе в лице депутата Госдумы А. Хинштейна сохраняет свой потенциал влияния. Если из поля его региональной поддержки и будет выведен мэр Н. Новгорода В. Булавинов, в городе останется группа поддержки, сформированная вокруг городского отделения Единой России, состоящая в основном из предпринимателей и профессиональных политиков, в среде которой найдётся желающий стать новым главой администрации Н. Новгорода (выборы состоятся в октябре 2010 г.).

В целом активная политическая конкуренция в регионе имеет следующие особенности: Во-первых, она реализуется не на межпартийной, а на внутрипар-

тийной площадке «Единой России»; Во-вторых, направленность её активности связана с процедурой «перевыборов» руководителей области и областного центра и на процессы, не связанные с этими эпизодами регионального политического процесса она не распространяется; В-третьих, субъектами политической конкуренции являются кластеры политической элиты, в состав которых входят как региональные (В. Шанцев, В. Булавинов, Р. Антонов* и др.), так и федеральные политики (А. Хинштейн); В-четвертых, инструментами политической конкуренции являются, преимущественно, средства партийного аппаратного влияния, конъюнктурное использование деятельности силовых ведомств, а также эпизодическое информационное давление через СМИ.

Следует специально подчеркнуть, что конкурирующими программными, содержательными ресурсами названные группы не снащены, так что весь процесс носит характер аппаратной борьбы. Со стороны противодействующей губернатору В. Шанцеву группы, центральной публичной фигурой которой является А. Хинштейн, (состоит в списке кадрового резерва Президента РФ), цели могут состоять как в том, чтобы получить должность губернатора Нижегородской области (если не в августе 2010 г., так после президентских выборов 2012 года), так и в том, чтобы при случае коммерциализировать свой «пакет» политического влияния в регионе.

Таким образом, в Нижегородской области ситуация экономического спада не стала источником административно-аппаратной консолидации региональной партийной элиты «Единой России», не стала катализатором достижения регионального политико-административного консенсуса. Напротив, не исключено, что экономический спад, понизив привлекательность региональных экономических активов, перевёл «мушку» конкурирующих интересов на активы администртивно-политические, обострив в этой сфере борьбу претендентов. Такая реакция регионального политического организма объяснима, если принять во внимание, что движение политических активов является источником динамики активов финансово-экономических.

Нижегородская область: опыт формирования регионального политического тандема

После периода почти полной лояльности региональной политической элиты по отношению к губернатору В. Шанцеву (исключение составляла более самостоятельная позиция главы администрации города Нижний Новгород В. Булавинова) в 2005-2007 гг., в 2008-м году произошла заметная перемена. В регионе проявилось влияние политической группы, способной

* Р. Антонов - выходец из среды нижегородской бизнес-политической элиты, в настоящее время депутат Государственной Думы, состоит в списке кадрового резерва Президента РФ, может претендовать на должность мэра Нижнего Новгорода в качестве альтернативы претенденту от губернатора.

конкурировать с губернатором в вопросах региональной партийной политики, прежде всего, кадровой. Рамочные причины такой перемены были обусловлены а) усложнением и некоторой неопределённостью отношений в системе «Д. Медведев - В. Путин», б) приближением сроков «переназначения» Нижегородского губернатора (август 2010 г.), в) способностью региональной политической элиты к альтернативной мобилизации.

Симптомами возвращающейся в регион политической конкуренции стали затянувшееся на несколько недель решение вопроса о кандидатуре секретаря районного отделения партии «Единая Россия» в глубоко провинциальном Варна-винском районе Нижегородской области [7], где в противовес губернатору местного выдвиженца поддержал депутат Государственной Думы А. Хинштейн, влиятельные депутаты Заксобрания Нижегородской области, а также глава администрации Н. Новгорода В. Булавинов. Затем, не без участия прокуратуры, тучи сгустились над головой председателя регионального политсовета партии «Единая Россия», выдвиженца губернатора В. Шанцева, - С. Некрасова, который подал в отставку со своего поста. Ещё позже, уже осенью 2008 г., свой пост покинул лояльный губернатору руководитель исполкома НРО партии «Единая Россия». Соответствующие кадровые перестановки затягивались на месяцы поиска партийного консенсуса, в котором губернатор отнюдь не играл ключевой роли.

Внутрипартийная конкуренция в региональном отделении Единой России стала фактом публичной политики. Ключевыми точками разногласий стали а) вопрос об изменении порядка выборов глав муниципалитетов (выборы из числа депутатов городской думы вместо всенародных выборов) и б) вопрос о дате проведения выборов депутатов муниципальных Дум в 2010 г. В этой связи продолжалась конкурентная борьба за рычаги партийного аппаратного влияния НРО «Единая Россия». На уровне города Н. Новгорода по инициативе В. Булавинова было создано городское отделение партии «Единая Россия», в котором аппаратное влияние губернатора сводится к меньшинству в несколько голосов. Активные действия вокруг достаточно открытой партийной площадки дополнялись «подковёрными» формами взаимного давления, медийными отблесками которых были публичные антикоррупционные заявления или действия силовых инстанций, направленные то против представителей одной, то против представителей другой стороны. Развитие описанной выше конкурентной политической активности вело напрямую к масштабному политическому конфликту и политическому кризису, поскольку в октябре 2010 г. в Н. Новгороде должны были состояться выборы депутатов городской Думы и мэра Н.Новгорода, а в

2011 г. - выборы депутатов Законодательного собрания Нижегородской области и депутатов Государственной Думы.

Параллельной, хотя и более слабой линией, предпринимались попытки поиска компромисса и консенсуса. Наиболее крупным был эпизод осени 2009 г, - переговоры о сроках выборов депутатов городской Думы Н. Новгорода и о порядке выборов мэра областного центра. В результате «торг» завершился час-

тичной уступкой администрации Н. Новгорода: был принят порядок выбора мэра из числа депутатов городской Думы (на этом настаивала администрация губернатора), но выборы были назначены на октябрь 2010 г. (администрация области настаивала на весне 2010 г, на период до «переназначения» губернатора). Обе стороны остались не довольны итогами и продолжили конкурентное противостояние для получения «полной победы».

Одновременно, в феврале - июле 2010 г. городская администрация провела совместно с Нижегородским отделением «Единой России» активную и результативную кампанию по подготовке и проведению партийных праймериз Нижегородской городской «Единой России». На свет появились «народный» и «губернаторский» списки официальных кандидатов в депутаты городской Думы от «Единой России». Только в этой ситуации появилась реакция федерального руководства партии власти и администрации Президента: Начались переговоры, направленные на формирование регионального тандема «губернатор - мэр» и на формирования консенсуса для региональных политических элит. Хотя в рамках праймериз мэр города В. Булавинов сумел обеспечить победу значительному числу своих сторонников, а партия «Единая Россия» благодаря личному участию В. Булавинова получила на октябрьских муниципальных выборах 58,42% голосов избирателей, - несмотря на это в новом составе депутатов городской Думы Нижнего Новгорода для прохождения кандидатуры В. Булавинова на должность главы города не голосов хватило: 36 из 42-х депутатов поддержали кандидатуру основного оппонента В. Булавинова. Победу одержал предприниматель Олег Сорокин, который и стал теперь главой Нижнего Новгорода.

В январе 2011 г. В. Булавинов получает мандат депутата Государственной думы РФ (вместо подавшего в конце декабря 2010 г. заявление о сложении с себя полномочий депутата В. Корнилова) и, таким образом, остаётся в обойме «большой политики». Более того, в преддверии выборов в Государственную Думу РФ 2011 г., он рассматривается в качестве второго номера региональной ройки «Единой России», возглавляемой губернатором

В. Шанцевым. Таким образом, политический внутрипартийный тандем «В. Шанцев - В. Булавинов», по всей вероятности, сложится в перспективе

2011 г. Сложится в формате отношений «губернатор - глава города» ему уже не суждено. Но вероятность закрепления его в формате отношений «губернатор - депутат Государственной Думы» весьма высока.

Перспективы малого и среднего бизнеса: проекция политической конкуренции

Руководители бизнеса достаточно активно интегрированы в институты региональной власти и муниципального самоуправления: предприниматели и представители промышленных групп доминируют в составе ЗСНО и городской Думы Н.Новгорода. Но тенденции и состояние малого и среднего бизне-

са определяют не столько обладатели «депутатских корочек», хотя и они тоже, сколько в целом деловой климат и структура регионального делового пространства регионального бизнеса.

В 2008-2009 г. в Нижегородской области и в ряде других регионов было проведено исследование структуры регионального делового пространства предпринимателей малой и средней руки*. Ключевым для анализа эмпирических данных являлось выделение в структуре регионального делового пространства набора базовых видов деловых отношений предпринимателя, - отношений, которые связаны с обеспечением доступа предпринимателя к таким ресурсам бизнеса, как административные, финансовые, коммуникативные и к ресурсам справедливого разрешения спорных ситуаций. В качестве базовых были приняты, в частности, следующие два блока отношений: блок отношений публичной сферы: «Бизнес - муниципальные власти», «Бизнес - региональные власти», «Бизнес - услуги банков», «Бизнес - судебные инстанции», «Бизнес -услуги связи», «Бизнес - помощь общественного объединения предпринимателей»; и блок отношений приватной сферы: «Бизнес - услуги за взятку», «Бизнес - услуги по «обналичке», «Бизнес - помощь друзей», «Бизнес - помощь родственников», «Бизнес - помощь криминала».

Репрезентативный опрос, проведённый в октябре-ноябре 2009 г. в пяти областных центрах (Н. Новгороде, Казани, Краснодаре, Екатеринбурге, Новосибирске, Владивостоке), позволил опросить 300 человек. В каждом регионе опрашивалось по 50 человек, выборка целевая, предполагавшая опрос собственников предприятий; доли представителей малого и среднего бизнеса были примерно одинаковы. Данные о значимости различных видов деловых отношений для сохранения и развития бизнеса приведены в табл. 1.

Таблица 1. Распределение высоких оценок значимости деловых отношений для сохранения бизнеса

Вид деловых отношений Высокая оценка значимости (в % от числа опрошенных)

Бизнес - муниципальные власти 74,2

Бизнес - региональные власти 76,8

Бизнес - услуги банков 79,1

Бизнес - судебные инстанции 52,6

Бизнес - услуги связи 73,2

Бизнес - помощь общественного объединения предпринимателей 35,4

Бизнес - услуги за взятку 31,5

Бизнес - услуги по «обналичке» 30,8

Бизнес - помощь друзей 75,8

Бизнес - помощь родственников 69,9

Бизнес - помощь криминала 14,9

* Исследование было проведено в рамках проекта, поддержанного РГНФ, № 08-03-00621а, № 09-03-00616а.

Анализ данных табл. 1 позволяет заключить, что оценки респондентов по значимости деловых отношений для обеспечения выживания или развития бизнеса распределились между отношениями, лежащими в поле приватных, неформализованных деловых связей, и отношениями, лежащими в поле публичных, институциональных деловых коммуникаций. Это позволяет сделать вывод о наличии смещения делового пространства российского предпринимателя малой и средней руки из сферы публичных, институциональных деловых отношений в сферу приватных, персонализированных и неформализованных деловых связей, где высокая значимость отношений «Бизнес - муниципальные власти» (74,2% от числа опрошенных) и высокая значимость отношений «Бизнес - региональные власти» (76,8% от числа опрошенных) конкурируют с высокой значимостью отношений «Бизнес -помощь друзей» (75,8%), «Бизнес - помощь родственников» (69,9%) и «Бизнес - услуги за взятку» (31,5%); оценки высокой значимости отношений «Бизнес - услуги банков» (79,1%) конкурируют с оценками значимости отношений «Бизнес - услуги по «обналичке»» (30,8%), а оценки высокой значимости отношений «Бизнес - судебные инстанции» (52,6%) конкурируют с оценкой высокой значимости отношений «Бизнес - помощь криминала» (14,9%). Выявлено также, что смещение делового пространства малого и среднего бизнеса в поле неформализованных, «серых» деловых отношений имеет региональные различия (табл.2).

Таблица 2. Распределение высокой оценки значимости деловых отношений

для сохранения бизнеса по регионам (в % от числа опрошенных)

Вид деловых отношений Екатерин- бург Казань Красно- дар Н. Новгород Ново- сибирск Влади- восток

Бизнес - муниципальные власти 80,0 54,0 72,5 80,0 84,0 74,5

Бизнес - региональные власти 74,0 66,0 66,7 84,0 88,0 82,4

Бизнес - услуги банков 92,0 60,0 68,6 72,0 88,0 94,1

Бизнес - судебные инстанции 48,0 30,0 35,3 66,0 62,0 74,5

Бизнес - услуги связи 82,0 58,0 62,7 64,0 92,0 80,4

Бизнес - помощь общественного объединения предпринимателей 36,0 42,0 33,3 36,0 32,0 33,3

Бизнес - услуги за взятку 50,0 16,0 9,8 42,0 38,0 33,3

Бизнес - услуги по «обналичке» 56,0 8,0 21,6 38,0 32,0 29,4

Бизнес - помощь друзей 84,0 70,0 68,6 88,0 80,0 64,7

Бизнес - помощь родственников 92,0 46,0 72,5 84,0 58,0 66,7

Бизнес - помощь криминала 2,0 2,0 3,9 22,0 24,0 35,3

Представленная выше картина региональной политической конкуренции проецируется на действующее деловое пространство регионального бизнеса и определяет русло, перспективы модернизации региональной деловой активности. Основным аспектом является то, что смещение делового пространства в поле закрытых, персонализированных, в т.ч. коррупционных и теневых деловых связей является источником стратегической неустойчивости делового пространства. Смена ключевых политических фигур в регионе, их политических команд является в такой ситуации источником резкого перераспределения неформальных преференций со стороны региональных и муниципальных властей: приближенные к нынешним властям предприниматели могут попасть в «изгои», а нынешние «изгои» - в фавориты.

После завершения процесса «переназначения» губернатора Нижегородской области и выборов мэра Н. Новгорода реструктуризация региональной бизнес-активности с большой долей вероятности будет происходить по сценарию, задаваемому рамками системы «фаворит - изгой», нежели по сценарию модернизации производства товаров и услуг. Такая реорганизация, если сценарий состоится, займёт не менее года, а это значит, что для сохранения бизнеса задачи получения эксклюзивных отношений с властями могут оттеснить на задние планы задачи модернизации предприятий, региональной деловой инфраструктуры. В этом случае региональный бизнес примет на свои плечи ещё один год отставания от глобального экономического мейн-стрима.

Сдержанный оптимизм может быть связан с тем, что как социальный кластер, малый и средний бизнес не однороден. Названное выше исследование показало, что региональный малый и средний бизнес включает 6 основных генераций, каждая из которых по-разному строит пространство своей деловой активности, хотя в целом эти особенности лежат в рамке общей ситуации смещения делового пространства в сторону приватных, теневых деловых связей. Вместе с тем, полученные сведения позволяют говорить о признаках существования по крайней мере двух социальных генераций регионального малого и среднего бизнеса. Одна из них объединяет предпринимателей, начавших свой бизнес в период с конца 1980-х до начала 2000-х гг., для которых характерно большее стремление к получению доступа к ад-

министративным ресурсам, чем к ресурсам финансовым, а также характерны некоторые «традиционные», пост-советские установки деловой этики. Вторая - молодая социальная генерация малого и среднего бизнеса, для представителей которой характерно, что это люди, начавшие свой бизнес не позже 2004 года, доступ к финансовым ресурсам они ставят выше, чем доступ к административным ресурсам, и они более циничны, прагматичны при выборе источников для сохранения своего бизнеса. При определённых условиях эта вторая социальная генерация малого и среднего бизнеса может стать основным субъектом региональной модернизации деловой активности.

Литература

1. Автор и ведущий программы «Момент истины» на ТВЦ Андрей Караулов опубликовал открытое письмо Валерию Шанцеву по поводу ситуации вокруг «Нижегородкапстроя» // НИА Нижний Новгород.

09.03.2010. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.niann.ru/?id = 365965 (дата обращения: 02.12.2012).

2. Аристова Л. «Политические пятнашки» // Коммерсантъ (Н.Новгород) № 50(4105) от 21.03.2009а. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID = 1142228 (дата обращения:

02.12.2012).

3. Аристова Л. Мэр Нижнего уступил главе Пенсионного фонда // Коммерсантъ (Н.Новгород) № 185 (4240) от 06.10.2009б. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID = 1250769 (дата обращения: 02.12.2012).

4. Аристова Л. Мэра Нижнего Новгорода отключают от партии // «Коммерсантъ» № 185 (4240) от 06.10.2009в. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID = 1250746 (дата обращения:

02.12.2012).

5. Виноградов М. Борьба за должность губернатора Нижегородской области будет вестись до последнего // НИА Нижний Новгород.

04.03.2010. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.niann.ru/?id = 366111 (дата обращения: 02.12.2012).

6. Булавинов отказывается комментировать его возможное назна-

чение на пост главы Оренбургской области // News.NN. 30.04.2010. [Электронный ресурс]. иР1:

http://www.newsnn.ru/portal/content/view/66536/39/ (дата обращения:

02.12.2012).

7. В НРО «Единой России» произошел первый крупный внутрипартийный конфликт - газета // НТА-Приволжье. 17.07.2008. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.nta-nn.ru/news/item/?ID = 136212 (дата обращения: 02.12.2012).

8. Вадим Булавинов: «Я готов к продолжению нападок на меня и членов моей команды» // НИА Нижний Новгород. 04.03.2010. [Электронный ресурс]. и^: http://www.niann.ru/?id = 366080 (дата обращения:

02.12.2012).

9. Возобновлено расследование уголовного дела в отношении экс-

главы Канавинского района Нижнего Новгорода Николая Сатаева // НИА Нижний Новгород. 21.01.2009. [Электронный ресурс]. иР1:

http://www.niann.ru/?id = 344579 (дата обращения: 02.12.2012).

10. Гамзаева С. В Нижегородский кремль пришли с обыском // Независимая газета. 01.02.2010. [Электронный ресурс]. иР1:

http://www.ng.ru/regions/2010-02-01/1_nizhniy.html (дата обращения:

02.12.2012).

11. Гамзаева Т. Город о двух головах // Независимая газета.

23.09.2009а. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.ng.ru/regions/2009-09-23/6_nizhniy.html (дата обращения: 02.12.2012).

12. Городская Дума Дзержинска Нижегородской области не смогла принять изменения в Устав города // НИА-Нижний Новгород. 02.12.2009б. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.niann.ru/?id = 361809 (дата обращения: 02.12.2012).

13. Дахин А. Система государственной власти в России: феноменологический транзит // Полис. 2006. №3.

14. Дахин А.В. Публичная политика в ситуации изменения институ-

та легитимации глав исполнительной власти субъектов РФ. 01.29.2006. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.megaregion.narod.ru/

articles_text_14.htm (дата обращения: 02.12.2012).

15. Дзержинские политические лидеры и депутаты городской Думы против изменения Устава города // NNOV.Ru 10.08.2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nnov.ru/news/socium/?ItemID = 1137165 (дата обращения: 02.12.2012).

16. Испытание успехов. Нижегородская область - 2008: политические итоги года и прогнозные гипотезы - 2009. Аналитический доклад / под. ред. А. Дахина. [Электронный ресурс]. URL: http://www.frip.ru/newfrip/cnt/analitic/ sel?cid=4258 (дата обращения: 02.12.2012).

17. Муравьев Е. Караулов с присущими ему манерами и фанаберией выдумывает какие-то мифические страшилки о запугивании губернатором Шанцевым журналистов // НИА Нижний Новгород. 03.03.2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.niann.ru/?id = 366002 (дата обращения: 02.12.2012).

18. Кряжев Р. Вице-мэра подводят под статью // Коммерсантъ (Н.Новгород) № 15 (4313) от 29.01.2010а. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid = 1312253 (дата обращения:

02.12.2012).

19. Кряжев Р. Неуставные отношения // Коммерсантъ (Н.Новгород)

№ 177 (4232) от 24.09.2009. [Электронный ресурс]. URL:

http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid = 1242659 (дата обращения: 02.12.2012).

20. Кряжев Р. Нижегородских чиновников уличили в бизнесе // Коммерсантъ (Н. Новгород) № 165 (4220) от 08.09.2009в. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid = 1234374 (дата обращения: 02.12.2012).

21. Кряжев Р. Нижегородской области грозят обрезанием // Коммерсантъ (Н. Новгород) № 37 (4335) от 04.03.2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID = 1331427 (дата обращения: 02.12.2012).

22. Кряжев Р. Трудности перевода // Коммерсантъ (Н.Новгород). № 117(4172) от 02.07.2009д. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?docsid = 1196519 (дата обращения:

02.12.2012).

23. Мэр Нижнего Новгорода Вадим Булавинов вновь вынес на рас-

смотрение городской Думы проект постановления о внесении изменений в Устав города // НИА-Нижний Новгород. 11.11.2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.niann.ru/?id = 360600 (дата обращения:

02.12.2012).

24. Нагорных И., Красильникова Т. Валерия Шанцева сверят с уставом партии // «Коммерсантъ» №43/П (4343) от 15.03.2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kommersant.ru/ doc.aspx?DocsID = 1337140 (дата обращения: 02.12.2012).

25. Курдюмов А. Нижний Новгород уступил Дзержинску право называться демократическим городом // НИА-Нижний Новгород.

02.12.2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.niann.ru/?id = 361832 (дата обращения: 02.12.2012).

26. Минченко Е. Особой игры против губернатора Нижегородской

области Валерия Шанцева в Москве не ведется // НИА Нижний Новгород. 04.03.2010. [Электронный ресурс]. URL:

http://www.niann.ru/?id = 366107 (дата обращения: 02.12.2012).

27. Президиум Генсовета «Единой России» удовлетворил заявление Боброва об освобождении от должности руководителя исполкома НРО // НТА-Приволжье. 12.01.2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nta-nn.ru/news/item/?ID = 145923 (дата обращения:

02.12.2012).

28. Президиум политсовета НРО «Единой России» принял решение исключить из членов партии кандидатов-самовыдвиженцев на выборах в Уренском и Городецком районах // НИА Нижний Новгород. 10.03.2010.

[Электронный ресурс]. URL: http://www.niann.ru/?id = 366334 (дата обращения: 02.12.2012).

29. Цапин А. Ситуация с исключением из фракции «Единая Россия» Валерия Фадеева и увольнением Алексея Калигина вызывает излишний ажиотажа // НИА Нижний Новгород. 12.02.2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.niann.ru/?id = 365098 (дата обращения: 02.12.2012).

30. Структура нижегородского городского отделения «Единой России» (проект) // НТА-Приволжье. 14.10.2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nta-nn.ru/news/item/?ID = 160898 (дата обращения:

02.12.2012).

31. Уголовное дело в отношении вице-мэра Нижнего Новгорода Владимира Колчина прекращено // НИА Нижний Новгород. 02.03.2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.niann.ru/?id = 365899 (дата обращения: 02.12.2012).

32. Уголовное дело по факту мошенничества возбуждено в отношении ОАО "Нижегородкапстрой" // НИА Нижний Новгород. 09.04.2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.niann.ru/?id = 366197 (дата обращения: 02.12.2012).

33. Члены президиума политсовета НРО «Единой России» приняли

решение обратиться в президиум Генерального совета партии с просьбой оценить действия Валерия Шанцева по поддержке кандидатов-самовыдвиженцев // НИА Нижний Новгород. 10.03.2010. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mann.ru/?id = 366301 (дата обращения:

02.12.2012).

34. Шанцев был против того, чтобы я возглавил политсовет горот-

деления «Единой России» в Н. Новгороде // НТА-Приволжье.

16.10.2009. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nta-

nn.ru/news/item/?ID = 161027 (дата обращения: 02.12.2012).