ИСТОРИЯ

И. А. Толстокулаков,

старший преподаватель кафедры истории, экономики и культуры Кореи, ДВГУ

РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА И КОНСТИТУЦИОННЫЙ ВОПРОС В ЮЖНОЙ КОРЕЕ

В последние несколько десятилетий усилия исследователей многих стран мира направлены на изучение стремительного социальноэкономического и политического развития Республики Корея, в короткий исторический промежуток превратившейся из бедной, опустошённой многолетним периодом колониального господства и разрушительной войной 1950—1953 гг. аграрной страны в передовое индустриальное государство, занявшее одно из ведущих мест на мировой арене. И всё же на смену успешному взлёту южнокорейской экономики в конце 90-х гг. пришёл беспрецедентный финансово-экономический кризис! Всё более очевидным становится значительное отставание общественнополитической системы страны от высоких темпов экономического роста.

Отечественные учёные-корееведы много сделали в уходящем десятилетии для осмысления опыта политического и экономического развития нашего дальневосточного соседа. Их работы имеют и научно-теоретическое, и явно выраженное прикладное значение для находящейся на стадии крупномасштабных социально-экономических преобразований России. Однако проблема соотношения общего уровня социальноэкономического развития и возможности становления демократического строя на примере южнокорейского общества изучена недостаточно полно.

Прежде чем в стране сложилась ситуация, позволяющая эффективно воспроизводить модели демократического развития, Корея столкнулась с бездарностью первых послевоенных руководителей, состоянием полного хозяйственного краха и экономической разрухи в 50-е гг., периодом безраздельного господства авторитарных порядков при военно-бюрократическом строе президента Пак Чжонхи (1961—1979 гг.). В 80-е гг. южнокорейская военная элита, опираясь

на подконтрольные ей правящие круги, безуспешно пыталась восстановить основные черты прежнего режима. Тем не менее политика экономической реформации Пак Чжонхи породила социально-экономические и политические условия, которые обеспечили неизбежность демократических преобразований на рубеже 80—90-х гг. Переход на новую ступень экономического и технологического развития, задуманный и осуществленный в период правления возглавляемой Пак Чжонхи группировки военных и продолженный без значительных хозяйственных достижений при Чон Духване (1980—1987 гг.), Ро Дэу (1988—1992 гг.) и Ким Ёнсаме (1993—1997), послужил катализатором процессов модернизации и продвижения к демократии.

Научные дискуссии о взаимоотношениях между уровнем экономического развития и степенью обеспечения демократии в Корее ведутся по трём основным направлениям: вклад правящих авторитарных кругов в процесс ускоренного индустриального развития; последовательность демократических преобразований в рамках осуществляемого правительством экономического курса; экономические последствия развивающегося демократического процесса. Автор настоящей статьи видит свою задачу в освещении такой важнейшей составляющей демократической системы, как развитие конституционного процесса в Республике Корея.

По окончании второй мировой войны перед вновь образовавшимися независимыми государствами «третьего мира» остро встаёт задача перехода от традиционного общества к современному, т.е. проблема комплексной модернизации, «охватывающей все сферы общественной жизни — экономическую, социальную, политико-правовую и культурную»2. Вектор развития процесса политической модернизации во многих молодых странах, к числу которых, без сомнения, может быть отнесена и Южная Корея, направлен на глубокое реформирование традиционной политической культуры и прежних социально-экономических порядков, через преодоление авторитарного наследия к построению подлинно демократической системы и созданию основ гражданского общества3. Центральное место в этом процессе отводится становлению конституционной модели правления как основного атрибута демократической политической системы.

На всём протяжении существования южнокорейского государства (а недавно было отмечено 50-летие его основания) одной из наиболее острых проблем общества был конституционный вопрос. Анализ решения данной проблемы в Республике Корея (далее — РК) даёт нам возможность понять и выделить особенности развития демократического процесса во многих странах «третьего мира», уже осуществивших или только переживающих переход от авторитаризма к демократии.

За время полувекового существования южнокорейского государства здесь последовательно сменили друг друга шесть различных политических режимов, получивших наименование «республика» с указанием её порядкового номера4, было принято девять редакций

Основного закона страны5. Такая частая смена его содержания за сравнительно небольшой исторический отрезок времени показывает, что конституционный вопрос в стране всегда стоял остро и борьба вокруг него не ослабевала.

Первая конституция РК была обнародована 17 июля 1948 г.6 Она стала основой политического режима провозглашённой менее чем через месяц, 15 августа, в день третьей годовщины освобождения страны от японского колониального ига, Республики Корея и действовала в рамках политической системы I и II Республик. Дальнейшую историю Основного закона корейского государства без преувеличения можно назвать бурным, насыщенным многочисленными событиями процессом. За полвека в стране действовали девять вариантов конституции, двенадцать раз осуществлялись попытки её ревизии (успешными, как отмечено выше, стали девять из них); у власти находились восемь президентов (Ким Тэджун — восьмой глава государства), избранных как на всеобщих президентских выборах, так и методом непрямого голосования; проведено пять общенациональных конституционных референдумов; высший законодательный орган — Национальное собрание — трижды подвергался процедуре роспуска, в том числе в принудительном порядке. Тринадцать раз в республике вводилось военное положение, действовавшее в целом в течение 1825 дней (более чем пять с половиной лет). В общей совокупности принято 5539 различных законодательных актов7.

Приведём в хронологическом порядке следующие наиболее важные исторические события, связанные с развитием конституционного вопроса в Южной Корее:

1) первые в истории корейского народа прямые всеобщие парламентские выборы 10 мая 1948 г. в Национальное конституционное собрание8;

2) война на Корейском полуострове, которая обернулась введением режима чрезвычайного военного положения в период с июня 1950 по июль 1953 г.;

3) принятие в июле 1952 г. поправок к конституции, являвшихся по сути пересмотром Основного закона: они ввели систему прямых президентских выборов и двухпалатного законодательного органа с тем, чтобы обеспечить переизбрание Ли Сынмана9;

4) фальсификация итогов и насилие в ходе проведения выборов президента 15 марта 1960 г. и последовавшее за этим всеобщее апрельское восстание;

5) введение основ парламентской республики с целью обеспечения контроля парламента над правительством при администрации премьера Чанг Мена и президента Юн Босона в августе 1960 — мае 1961 гг.;

6) майский 1961 г. военный переворот генерал-майора Пак Чжонхи, замена конституции Законом о чрезвычайных мерах по национальной реконструкции;

7) обнародование в октябре 1972 г. плана чрезвычайных мер и принятие конституции эпохи Юсин10;

8) физическое устранение президента Пак Чжонхи и последовавший за этим военный переворот во главе с Чон Духваном;

9) волна гражданского неповиновения и массового сопротивления авторитарным властям в июне 1987 г., внесение в конституцию поправок, обеспечивающих прямые выборы главы государства;

10) переход власти к гражданской администрации Ким Ёнсама на основе президентских выборов в декабре 1992 г.;

11) избрание президентом лидера оппозиции Ким Тэджуна и мирный переход власти от правящей партии к оппозиционной в конце 1997 — начале 1998 гг.

Именно эти события политической истории страны свидетельствуют о том, что конституционный вопрос является краеугольным камнем и индикатором развития демократических процессов в Южной Корее.

В целом конституцию любой страны следует воспринимать как фундаментальный (или основной) закон, отражающий и регулирующий согласованное взаимодействие её политической структуры и основополагающих принципов социальной, экономической и политической системы. Нет необходимости доказывать, что с этой точки зрения конституцию и весь конституционный процесс мы воспринимаем как результат глобальной модернизации стран «третьего мира».

Сравнительный анализ и объективная оценка истории развития конституционного процесса, в том числе конституционной культуры в РК, позволяют выделить в нём три основных этапа:

- формирование институционных основ демократического строя, внедрение на корейскую почву и введение в действие основных конституционных норм в рамках политической системы I и II Республик;

- борьба за возвращение к демократическому конституционализму и восстановление демократических конституционных норм в условиях авторитарного режима III — V Республик;

- восстановление демократического конституционализма в рамках политической системы VI Республики.

Формирование основ демократического конституционализма (1948- май 1961 гг.)

Введение в действие первой в истории Корейского государства Конституции 17 июля 1948 г. ликвидировало наследие 35-летнего колониального господства и подвело политический итог трехлетнему управлению Военной администрации США в американском оккупационном секторе Корейского полуострова. Это событие имеет чрезвычайно важное историческое значение, поскольку провозглашалось создание независимой республики, основанной на принципах демократии и соблюдения суверенных гражданских свобод и прав личности. Впервые в истории страны были институциализированы современная концепция прав человека, базирующаяся на принципах защиты индивидуальной свободы и всеобщего равенства, концепция парламентской демократии, в соответствии с которой народ «делегирует представителям властных структур право ведения государственных

дел в рамках национального наказа или социального заказа»11. По Конституции 1948 г. система управления страной подразумевала разделение трёх ветвей власти с целью не допустить чрезмерной концентрации полномочий в одних руках и предотвратить злоупотребления властью.

Несмотря на эти позитивные факторы, мы можем указать и на слабые, а иногда и отрицательные стороны первой редакции Основного закона РК:

- в преамбуле конституции утверждается, что Республика Корея является единственным законным государством корейского народа, тем самым игнорируется сложившаяся на Корейском полуострове реальная ситуация; такая постановка проблемы усугубляла взаимное отторжение двух корейских государств;

- введение смешанной формы государственного управления, сочетавшей элементы как президентского, так и парламентского политических режимов и ставшей компромиссом между президентской и парламентской формами правления;

- создание законодательной базы для излишней централизации политической и экономической систем, включая «национализацию и обобществление на стадии восстановления хозяйства до того момента, пока не будут созданы условия перехода к рыночной экономике на основе свободной капиталистической конкуренции»12;

- декларативность одного из важнейших положений конституции в части того, что «все трудящиеся страны имеют право на равную (курсив наш. — И. Т.) долю общего дохода»13; что не подкреплялось ни реалиями страны, ни другими законодательными актами (такую норму, пожалуй, не встретишь ни в одной конституции других государств).

Отдельные положения конституции не соответствовали реалиям исторического момента, поскольку при её составлении сказались условия идеологической конфронтации в эпоху «холодной войны». По этой же причине долгие годы советская корееведческая наука доказывала, что создание РК в южной части полуострова на основе, как тогда было принято писать, «демократической» конституции явилось фикцией, поскольку «атрибуты буржуазной демократии и демократические свободы... ничем не обеспечивались»14. Для советской востоковедной школы было характерным отношение к РК как марионеточному диктаторскому режиму, полностью зависимому от США. Конституция 1948 г. оценивалась как псевдодемократическая, призванная охранять интересы американских монополий и их южнокорейских «приспешников»15. Лишь в последнее время наблюдается отход от подобных идеологических установок16.

Отличительной особенностью Конституции 1948 г. является сочетание президентской и парламентской форм правления, и это не случайно, поскольку она явилась результатом достигнутого в начале лета 1948 г. политического компромисса между основным кандидатом на президентский пост, ключевой политической фигурой того времени, Ли Сынманом и его оппонентами из Национального консти-

туционного собрания, ведущей силой которого являлась Демократическая партия Минджудан. Как результат возникшего на ранней стадии конституционного процесса конфликта и половинчатого его решения в конституции 1948 г., проблема взаимоотношения президентских и парламентских структур, исполнительной и законодательной власти проходит красной нитью через всю историю политического режима РК. С первого дня существования Основной закон РК несёт в себе предпосылки для последующей его ревизии и внесения конституционных поправок. В центре борьбы политических кругов и партий страны всегда стоял вопрос баланса сил и разграничения властных полномочий между парламентом и главой государства; этот вопрос в условиях Южной Кореи принял форму антагонистического противоречия между парламентской демократией и авторитарным институтом президентства.

Начальный этап развития конституционного процесса обернулся для корейского общества еще одной существенной проблемой. Нам представляется очевидной постановка вопроса о том, была ли конституция в достаточной мере национальной и основанной на должном уровне общественного консенсуса. Следует заметить, что львиная доля работы по подготовке её проекта была выполнена работниками юридического отдела Военной администрации США в Корее17, и это в значительной мере обусловило крайне сложное и противоречивое отношение к первой редакции Основного закона со стороны различных слоев общественности. Процедура общественного признания Закона отсутствовала: не проводились ни парламентские слушания, ни публичное обсуждение проекта, ни открытые консультации с экспертами.

Серьёзным испытанием конституционных норм молодого южнокорейского государства стала война на Корейском полуострове (1950—

1953 гг.). В условиях чрезвычайного военного положения конституция теряет свою основополагающую роль, значительно урезаются полномочия гражданской администрации, наблюдается сужение гражданской правовой базы. В то же время важно подчеркнуть тот факт, что введение режима чрезвычайного положения и связанные с ним чрезвычайные правовые акты полностью соответствовали нормам Основного закона РК.

В военные годы властные полномочия концентрируются в руках президента Ли Сынмана. В условиях жёсткой цензуры пресса создаёт ему харизму выдающегося борца за национальную независимость, защитника народа от коммунистической агрессии. Возрастают и личные политические амбиции президента. В результате в начале 50-х гг. при наличии демократической конституции начинает складываться, а к середине 50-х окончательно формируется режим авторитарного правления Ли Сынмана. Одной из целей президента становится создание новой конституции страны.

Используя предусмотренную Основным законом процедуру внесения изменений в конституцию, президент Ли в преддверии выборов главы государства задумал и реализовал идею первой конститу-

ционной реформы 4 июля 1952 г. Навязанная Национальному собранию РК поправка по изменению структуры парламента предусматривала его деление на две палаты, причём верхняя Палата советников комплектовалась путём назначения депутатов самим президентом. Вторая поправка отменяла порядок избрания главы государства Национальным собранием, по новой 53 статье конституции президент стал избираться «тайным голосованием путем всеобщих, равных и прямых выборов»18. С формальной юридической точки зрения вторая редакция конституции в большей степени обеспечивала демократизацию выборов президента, однако истинными причинами конституционной реформы были борьба с нарастающей в парламенте оппозицией президенту и страх Ли Сынмана перед возможным провалом на выборах в стенах Национального собрания. Реформа 1952 г. также освобождала главу государства от прямой ответственности перед высшим законодательным органом.

Для упрочения режима личной власти президента в ноябре

1954 г. проводится вторая ревизия конституции. Третья редакция Основного закона предусматривает возможность неоднократного избрания одного лица на повторные президентские сроки (ранее президент мог пребывать на своём посту не более двух 4-летних сроков подряд). Президент получил и дополнительные полномочия лично контролировать деятельность всех министров и важнейших государственных учреждений.

Ревизия конституции в 1952 и 1954 гг. проявляет очевидную тенденцию постепенного наделения президента, по сути, диктаторскими полномочиями. Однако нельзя полностью отрицать важность дальнейшего шага на пути демократизации избирательной системы, каким стал переход к практике всеобщих президентских выборов. Этот шаг позволил Ли Сынману обеспечить себе третий президентский срок.

Нарастание авторитарных тенденций, формирование культа личности Ли Сынмана на фоне ухудшающегося экономического положения в конце 50-х гг., очередная попытка властей лишить корейский народ возможности свободного волеизъявления в ходе президентских выборов 1960 г. — всё это определило крах лисынмановс-кого режима. Грубейшая фальсификация итогов выборов 15 марта 1960 г. вызвала волну народного гнева, захлестнувшую и взломавшую в апреле авторитарную систему, начавшую формироваться к концу I Республики.

Оппозиционные Ли Сынману силы сгруппировались вокруг крупнейшей оппозиционной партии Минджудан, которая, не приняв активного участия в свержении авторитарного режима, воспользовалась плодами народного восстания. Демократическая партия провозгласила, что готова и способна изменить положение в стране и тяжелую жизнь народа, если встанет у руля политической власти. Её лидеры обещали восстановить общедемократические нормы и свободы, справиться с безработицей и кор-

рупцией госаппарата, сократить расходы на его содержание, значительно повысить заработную плату, упорядочить налоговую систему и т.д.19 Обещания, выдвинутые Минджудан в ходе мощной пропагандистской кампании, соответствовали чаяниям широких слоев населения, поэтому неудивительно, что она сумела выиграть парламентские выборы 29 июля 1960 г.

В середине июня, накануне выборов в Национальное собрание, парламент принимает новую четвёртую редакцию конституции, предусматривавшую реорганизацию высших органов власти. Подтверждается деление законодательного органа на две палаты. Избрание президента вновь проводится в стенах Национального собрания квалифицированным (в 2/3) большинством голосов депутатов обеих палат. Президент наделяется исключительно представительными функциями главы государства, он был отстранён от исполнительной власти. Кроме того, важнейшим достижением демократично настроенных кругов общества становится снижение возрастного ценза для участия в выборах с 21 до 20 лет. Данная конституционная реформа в корне меняет политическую систему страны, поскольку она означает переход к республике парламентского типа. 1 октября провозглашается создание II Республики. «Никогда больше в истории корейского государства мы не сталкиваемся с режимом парламентской республики»20.

Перед II Республикой стояли задачи развития не только экономики, но и демократических начал в жизни корейского общества: подлинное обеспечение демократических прав и свобод, окончательная ликвидация авторитарных форм правления, построение государства всеобщего благоденствия. Но политическая практика её лидеров, объявивших парламентскую демократию общественным идеалом, часто ограничивалась демагогическими рассуждениями о роли демократии или даже носила антидемократический характер. Достаточно упомянуть принятый в марте 1961 г. с подачи депутатской фракции Минджудан Временный чрезвычайный антикоммунистический закон или закон о контроле за демонстрациями. Демократические устремления администрации премьер-министра Чанг Мена и президента Юн Босона не выдержали испытания временем. Ситуация в стране постепенно выходит из-под контроля правительства, нарастает политический и социально-экономический хаос, вызвавший падение II Республики 16 мая 1961 г.

Развитие конституционного процесса в условиях тоталитарной диктатуры и борьба за восстановление демократических норм (1961-1987 гг.)

В ночь с 15 на 16 мая 1961 г. в результате военного переворота к власти в стране пришёл Военно-революционный комитет (вскоре переименованный в Высший совет государственной реконструкции), идейным вдохновителем и лидером которого стал генерал-майор Пак Чжонхи. Так начался 26-летний период тоталитарного военно-бюрократического государства, личной диктатуры генерала Пака и длитель-

ной борьбы за восстановление конституционной демократии в Республике Корея.

Действие конституции было временно приостановлено, её заменил ряд чрезвычайных законов по государственной реконструкции. Военные власти пообещали разработать новую конституцию и к лету 1963 г. возвратить власть в руки гражданской администрации.

Пак Чжонхи внёс собственный вклад в разработку теоретических проблем корейской демократии, он сформулировал и обосновал идею «административной демократии», ставшую идеологической основой провозглашённой 17 декабря 1963 г. Ill Республики. В основе данной теории лежит тезис о том, что «закономерным и высшим этапом развития современного общества является государство, наделённое

неограниченными властными функциями»21. Сущность теории Пак Чжонхи заключается в обосновании всеподавляющей власти государственных структур, неизбежного усиления роли государственных механизмов в организации общества. Соответственно подавляются основные либеральные свободы, народ отстраняется от участия в политическом процессе, в условиях военизированного режима нарастает степень бюрократизации и милитаризации всей общественно-политической жизни страны. Не просто нормой жизни, но одной из главных задач государства становится всеобщий полицейский и бюрократический контроль над всеми сферами общества и личностью.

Исходя из новых задач Корейского государства, Высший совет государственной реконструкции разрабатывает проект конституции, вступившей в силу 17 декабря 1963 г. Но ещё в ноябре 1962 г. на национальный референдум выносятся, а 17 декабря 1962? г. утверждаются основные положения конституционной реформы — это был пятый пересмотр конституции. Основным содержанием реформы становится восстановление в полном объеме президентской формы правления и наделение главы государства новыми властными полномочиями. Конституция 1962 г. по-прежнему провозглашала принципы буржуазной демократии, но их осуществление ничем не гарантировалось. Ограниченные третьей редакцией Основного закона функции Национального собрания на этот раз были ещё более урезаны за счёт предоставления дополнительных прав главе государства. И в этом случае конституционный вопрос, как показали дальнейшие события, окончательно решался в его пользу.

Пятая редакция конституции отразила стремление Пак Чжонхи к всемерному упрочению режима личной власти, президент наделялся ею широчайшими полномочиями: правом формировать правительство,

назначать и смещать его главу, заключать и ратифицировать международные соглашения, объявлять войну и заключать мир, возглавлять вооружённые силы РК и т.д. Таким образом практически все функции парламента эпохи II Республики были переданы Пак Чжонхи. Национальное собрание вновь стало однопалатным22.

Генерал Пак одерживает победу на всеобщих президентских выборах 1963 и 1967 гг. В октябре 1969 г. он посредством нацио-

нального референдума проводит очередной (шестой) пересмотр конституции23, с помощью которого ему удаётся закрепить за собой возможность переизбрания на третий срок, что не позволялось Конституцией 1962 г.

В октябре 1972 г. Пак Чжонхи делает следующий шаг на пути упрочения личной диктатуры. Политическая система III Республики рассматривалась им как временный этап в ходе построения тоталитарного режима. Идеи усиления авторитарности всех звеньев государственного аппарата были воплощены в так называемых «реформах обновления», реализация замыслов президента началась введением военного положения 17 октября 1972 г.

Седьмая конституционная реформа закончилась в рекордно короткие сроки, к 21 ноября того же года, когда уже опробованным путем национального референдума вступила в силу Конституция Юсин, квазидемократическая по существу и закрепившая основы военнобюрократического режима IV Республики, также названного Юсин.

Конституция 1972 г. предусматривала:

- существенное ограничение прав человека и гражданских либеральных свобод;

- дальнейшую передачу многих функций законодательной власти подчиненным президенту правительственным органам — Государственному совету и вновь созданному Национальному конгрессу по самостоятельному объединению (Кореи). Главной задачей Конгресса становятся выборы президента (мы видим в этом возврат к практике непрямых выборов главы государства) и назначение трети членов Национального собрания по одобренному президентом списку. Этот институт во многом подменил парламент;

- наделение президента правом введения режима чрезвычайного положения и проведения в жизнь чрезвычайных мероприятий без согласования с парламентом;

- введение в практику механизмов, позволяющих Пак Чжонхи оставаться пожизненным главой государства;

- установление «антиконституционных по своей сути норм, ограничивающих права и возможности Национального собрания

24

контролировать и влиять на внутриполитическое положение в стране» .

В итоге Конституция Юсин в законодательном порядке обеспечила юридическую независимость президента и его режима от парламентского органа, ставшего не чем иным, как «демократической декорацией авторитаризма Пак Чжонхи»25.

Попрание элементарных, ставших привычными для корейского общества конституционных норм, построенный на основе личной диктатуры Пак Чжонхи тоталитарный режим не могли долго существовать в неизменном виде. Нарастало сопротивление широких'народных масс, крепло движение за восстановление демократического конституционализма, ширилась борьба за права человека и либеральные свободы. Основное противоречие режима Юсин между его

конституционным обличьем и антидемократической сутью ждало своего разрешения.

26 октября 1979 г. президент Пак Чжонхи был убит, лидирующее положение в новом руководстве страны — Чрезвычайном комитете национальной безопасности — занял генерал-майор Чон Духван. Дважды осуществив государственный переворот (12 декабря 1979 г. и 17—20 мая 1980 г.), он «жёсткой рукой» восстановил порядок в стране. Устранение Пак Чжонхи сопровождалось ростом демократических ожиданий в корейском обществе, но дальнейшие события принесли народу ещё большие страдания, накалили политическую ситуацию в стране до предела.

Осенью 1980 г. генерал подготовил и 22 октября провел национальный референдум, добившись принятия на нём восьмой редакции Основного закона РК. Ещё раньше, 10 августа, Чон Духван покинул вооруженные силы, а 27 августа в результате голосования коллегии выборщиков на безальтернативной основе стал «гражданским» президентом V Республики.

Новая редакция конституции мало чем отличалась от прежней, её основные положения не претерпели изменений. Президент, как и треть парламента, по-прежнему избирался Национальным конгрессом по самостоятельному объединению. Национальное собрание не имело конституционного права выражать несогласие с действиями президента, других исполнительных органов и оставалось «демократической ширмой» режима. В отношении продекларированных на этот раз прав и свобод граждан достаточно сказать, что власти официально предупредили, что подвергнут аресту любого, кто решится выступить с критикой президента и правительства26.

Конституция V Республики ликвидировала некоторые негативные аспекты режима Юсин, обеспечив инструменты, не позволяющие президенту бесконечно оставаться у власти. Она во многом облегчила процесс мирной трансформации военно-бюрократической системы и переход власти к гражданской администрации. Хотя Основной закон 1980 г. содержал многие демократические статьи в отношении основных гражданских прав, ограничения функций административных органов и введения независимого судопроизводства, его главной задачей оставалось «прикрытие демократической декорацией того, что в действительности в основе своей сохраняло принципы диктаторского режима»27.

Антинародная природа диктатуры Чон Духвана проявилась в жесточайшем кровавом подавлении демократической оппозиции, стойком нежелании возвратиться к практике прямых президентских выборов. И этот режим, вызвавший широчайшее антиправительственное движение в середине 80-х гг., в конечном итоге рухнул под давлением необратимого процесса демократизации. Вопреки значительным достижениям авторитарных режимов Пак Чжонхи и Чон Духвана в экономической сфере, их серьёзные посягательства на законность и демократию привели к краху тоталитарного государства и оконча-

нию длительного 26-летнего периода регрессивного развития демократического и конституционного процессов.

Восстановление демократического конституционализма в рамках политической системы VI Республики

Возврат к конституционным основам 1948 г. начинается с конца апреля 1986 г., когда под давлением международной демократической общественности и мощного оппозиционного движения внутри страны Чон Духван был вынужден допустить дискуссию о новой редакции Основного закона. 21 июня Национальное собрание формирует специальный комитет по пересмотру конституции V Республики, однако сблизить точки зрения правящих кругов и оппозиции в конституционном вопросе не удалось. Определённый раскол наметился и в среде лидеров антиправительственного лагеря. Такая ситуация позволила президенту в апреле следующего года прервать развитие конституционного процесса, заявив, что выборы состоятся в феврале 1988 г. на основе старого варианта конституции, а обсуждение и принятие нового переносится на осень 1988 г., на период после проведения Сеульской Олимпиады.

Оппозиция призвала народ к неповиновению, по стране прокатилась волна протестов. Кульминационным моментом становится выступление утверждённого 10 июня 1987 г. официальным преемником Чона и кандидатом на пост президента от правящей Демократической партии справедливости (Чонминдан) Ро Дэу, который 29 июня обнародовал свою «Декларацию о демократизации»28. Его предложения соответствовали всем требованиям оппозиции: пересмотреть конституцию, принять новый демократический закон о выборах и возвратиться к принципу прямого всеобщего голосования при избрании главы государства, освободить всех политических заключённых и не допустить новых репрессий по отношению к противникам режима, гарантировать права личности и гражданские свободы, обеспечить подлинную свободу слова, сформировать органы местного самоуправления на основе свободных выборов29. Чон Духван вынужден был признать предложенную Ро Дэу идею национального консенсуса на базе демократических преобразований, поскольку она полностью соответствовала возросшим требованиям общества по социально-политической и экономической либерализации режима.

Чтобы удовлетворить стремление корейского народа к демократизации и обеспечить мирный и плавный характер демократического развития конституционного процесса, летом и осенью 1987 г. активно работает Конституционная комиссия из 8 чел., представлявших и правительство, и оппозицию. Основой для работы Комиссии стали первая (1948 г.) и четвёртая (1960 г.) редакции Основного закона, вновь встал вопрос баланса между ветвями исполнительной и законодательной власти, на этот раз «достигнут удачный компромисс, на долгие годы обеспечивший стабильность общества и политической системы VI Республики»30. Девятая редакция конституции 12 октября проходит через парламент, а 27 октября 1987 г. принимается

на национальном референдуме (93,1% участников референдума проголосовали за проект Конституции 1987 г.3).

Впервые в истории страны развитие осеннего 1987 г. конституционного процесса обеспечило мирный и подлинно конституционный переход властных полномочий от одного президента к другому, состоявшийся по итогам прямых всеобщих выборов 16 декабря 1987 г. События того времени можно также рассматривать и как переход (или начало перехода, поскольку новый президент Ро Дэу — бывший военный и ближайший соратник диктатора Чона по армии) власти от военных в руки гражданской администрации. Мирный характер трансформации военнобюрократического диктаторского режима V Республики в демократичную политическую систему VI продемонстрировал зрелость корейской демократии; фактически устранялись анахронизмы начала 80-х гг., и нормативная база корейского государства была приведена в соответствие с политическими реалиями времени.

Идея национального консенсуса на базе предложенных Ро Дэу демократических преобразований получила закрепление в преамбуле, 10 главах, включающих 130 статей, и 6 «дополнительных и переходных положениях» заключительной XI главы Конституции VI Республики32. Она была введена в действие с 25 февраля 1988 г., эта дата является и моментом официального провозглашения VI Республики.

Последняя, ныне действующая редакция Основного закона базируется на идеях правового государства, закрепляет демократические формы правления, декларирует принцип разделения властей и чётко разграничивает компетенцию каждой ветви власти. Она вводит основы многополярной политической системы, в конституционном порядке обеспечивает многопартийность и создаёт равные условия для оппозиционного движения. Конституция 1987 г. гарантирует соблюдение индивидуальных прав личности и широкого комплекса демократических свобод. Впервые в истории корейского государства ст. 5 Конституции чётко ограничивает функции вооруженных сил, отделяет их от рычагов государственного управления и запрещает армии участвовать в политической деятельности33. Ещё одним новшеством становится введение независимого от государства правового института— Конституционного суда, статус которого определён в ст. 111— 113 VI главы34.

Между законодательной и исполнительной ветвями власти были созданы принципиально новые взаимоотношения путём существенного расширения полномочий однопалатного Национального собрания. Ему возвращены парламентские функции, отторгнутые в ходе формирования диктаторских режимов Пак Чжонхи и Чондухвана; есть основания полагать, что практически восстановлена роль высшего законодательного органа в духе четвёртой редакции Основного закона. Президентский срок сократился с 7 до 5 лет, глава государства лишен права на повторное избрание, в то же время, будучи по конституции главой исполнительной власти, президент сохранил в своих

руках значительные права и контроль над правительством. Можно говорить о сохранении в политической системе VI Республики института сильной президентской власти. Дальнейшее развитие конституционного процесса в Республике Корея напрямую связано с установлением баланса между принципом парламентской демократии и институтом президентства.

Начиная с 1988 г. все три последовательно сменившие друг друга президента РК придерживаются курса на обеспечение стабильности политической системы VI Республики, поэтому на протяжении 10 лет (опять же впервые в истории Кореи) в стране действует конституция в редакции 1987 г., развивается процесс дальнейшего совершенствования и демократизации юридической системы на её основе.

Вступая в должность президента, Ро Дэу клятвенно пообещал сделать все, что в его силах, чтобы «на корейскую землю наконец-то пришла эра мира, спокойствия и стабильности, великая эра простых людей»35. В дальнейшем его обещание «было реализовано в ходе создания условий для практического участия всех корейцев в национальном политическом процессе и обеспечения достойного, а в перспективе — приличного уровня жизни всей нации»36. Возможно, наиболее впечатляющей переменой при Ро Дэу становится подлинное обеспечение свободы слова и значительная активизация на этом фоне средств массовой информации, свободной прессы. Исходя из конституционных норм, президент в начале 1988 г. отменяет цензуру печати и другие ограничения на деятельности СМИ. Следует отметить и внешнеполитический прорыв Южной Кореи во второй половине 80-х гг., когда страна занимает прочные позиции на международной арене и добивается первых значительных успехов в налаживании внутрикорейского диалога на рубеже 80—90-х гг.

Ро Дэу стремится закрепить практику мирного неконфронтационного перехода власти от одного президента к другому. Для обеспечения конституционной преемственности 22 декабря 1990 г. три ведущих политических партии страны (правящая Чонминдан и две оппозиционных — Партия демократического воссоединения во главе с Ким Ёнсамом и Новая республиканско-демократическая партия Ким Джонпхиля) объявили о слиянии в Либерально-демократическую партию Кореи (Хангук минджадан). Это событие становится важным этапом развития конституционной демократии и политической системы VI Республики. Бывший лидер оппозиционного лагеря Ким ЁН-сам вошёл в эшелоны высшей власти, став официальным преемником Ро Дэу и в конечном итоге кандидатом в президенты от правящей партии.

Выиграв избирательную компанию 18 декабря 1992 г., он становится первым истинно гражданским президентом страны за последние три десятилетия (начиная с 1961 г.). Таким образом завершается процедура передачи власти от военных гражданским кругам, в ходе которой Ро Дэу играл промежуточную, переходную роль.

Новый президент продолжил курс на дальнейшую демократизацию корейского общества и государства, поддержание стабильности

и правопорядка. Ему удалось в ходе серьёзной реформы законодательства Рк завершить переход к демократии на основе Конституции 1987 г. Ким Ёнсам избрал путь углубления и дальнейшего развития демократических реформ «сверху», объектом его внимания и точкой приложения основных усилий становится весь комплекс законов РК, которые следовало привести в полное соответствие с демократическим духом конституции. Он стремится «закрепить начавшийся переход к развитию с опорой на ценности демократии и свободы, ищет в своей деятельности оптимальное сочетание интересов государства, общества и отдельного человека»37. С именем Ким Ёнсама связывают окончательное торжество либерализма и выход на новый уровень осознания и обеспечения свободы личности.

Не выходя за рамки Основного закона, президент проводит в жизнь несколько важнейших подконституционных актов:

- изменяет Закон о деятельности политических партий (декабрь 1993 г.);

- совершенствует законодательство о воинской службе, военном и гражданском персонале военных учреждений (декабрь 1993, декабрь 1995 и январь 1997 г.);

полностью реформирует законодательство о Бюро планирования национальной безопасности38, существенно меняет содержание антикоммунистического законодательства (январь 1994 и декабрь 1996 г.);

- вводит в действие Закон об альтернативной избирательной системе, по которому избрание должностных лиц гражданской администрации может осуществляться исключительно на конкурсной основе и вводится уголовная ответственность за нарушение норм избирательного законодательства (март 1994 г.);

- принимаются важнейшие поправки к Закону о Национальном собрании, в котором впервые в политической практике РК вводится биполярная система и оппозиционные силы получают равные права на парламентскую деятельность (июнь 1994 г.)39.

Все изменения гражданского, уголовного и процессуального законодательства страны производятся в духе расширения и упрочения демократических норм. Не меньшее внимание проявляет Ким Ёнсам и по отношению к законам в экономической и финансовой сферах, и здесь продолжается курс дальнейшей либерализации нормативной базы, начатый при Ро Дэу.

С уверенностью можно говорить, что Ким Ёнсаму удалось окончательно разрушить институционные основы авторитаризма, кое-где сохранившиеся от предшествовавшего режима.

Опираясь на конституцию, президент сумел законодательно обеспечить прочный контроль над всеми государственными и армейскими структурами и со стороны парламента, и со стороны исполнительной власти. Под его настойчивым давлением и при широкой поддержке усилий президента общественностью и СМИ были вынуждены уйти в отставку, на пенсию или привлечены к судебной ответственности многие высокопоставленные государственные и воен-

ные служащие, замешанные в преступлениях против народа, репрессиях или запятнавшие себя взяточничеством и коррупцией. За три месяца после инаугурации Ким Ёнсама через демократическое «чистилище» прошло более тысячи высших руководителей армии и госуч-реждений4 . Более того, президенту удалось существенно реформировать вооруженные силы и органы национальной безопасности, удалив из них наиболее политизированные элементы.

Неотвратимое наказание за преступления перед нацией понесли даже бывший диктатор Чон Духван и инициатор демократических реформ Ро Дэу41. В декабре 1995 г. принят специальный закон, возложивший на них ответственность за массовые расстрелы демонстраций в поддержку демократии в апреле-мае 1980 г. На его основании оба бывших президента страны были арестованы и осуждены, но впоследствии помилованы главой Республики Корея.

Ещё одним важным этапом развития демократического и конституционного процесса становится создание системы выборного местного самоуправления, местные органы власти получили право «локальной автономии», пришедшее на смену принципу всеобщей централизации в рамках IV и V Республик.

Ведущим принципом внутренней политики при Ким Ёнсаме становится достижение общественного компромисса и отказ от применения политического насилия по отношению к оппонентам. Окончилась эпоха абсолютного засилья исполнительных структур, был восстановлен авторитет, возросла роль парламента. Оппозиция получила «доселе неизвестные, практически равные с правящими кругами возможно-

42

сти для участия в политической жизни страны» . Она становится неотъемлемой составляющей политической системы VI Республики.

18 декабря 1997 г. явилось новой вершиной в развитии конституционного процесса в Южной Корее. Состоявшиеся в этот день 15-е выборы президента принесли победу лидеру оппозиционного Национального конгресса за новую политику Ким Тэджуну и обеспечили «мирный переход власти от правящей партии к оппозиции впервые за всю 50-летнюю историю Республики Корея»4. До сих пор власть президента передавалась заранее подготовленному официальному преемнику «из рук в руки» в верхних эшелонах всё той же правящей структуры; так было в двух случаях (1988 и 1992 гг.) из трех прецедентов мирного перехода власти: от Чон Духвана к Ро Дэу и от последнего к Ким Ёнсаму. Третья мирная процедура 1997 г. несёт в себе существенное качественное отличие: «впервые в истории Южной Кореи осуществлена передача власти «по горизонтали», т.е. от одной политической партии к другой»44. Это позволило Ким Тэджуну уже в инаугурационной речи 25 февраля 1998 г. назвать своё правительство «народным» и провозгласить начало

45

новой «эры народного правительства» .

В условиях острейшего финансового кризиса практически весь первый год своих полномочий Ким Тэджун посвятил поискам выхода из сложной экономической ситуации и решению стратегической за-

дачи «преодолеть его последствия к 2003 г.»46, но общественность и политические круги страны ставят перед новым президентом задачу дальнейшего продвижения на пути демократии. Ожидается, что Ким Тэджун будет решать следующие политические проблемы:

- подведение итогов демократического строительства в рамках политической системы VI Республики и конституционное закрепление демократических завоеваний корейского народа (по мнению корейских исследователей очевидной становится необходимость в новой редакции Основного закона страны);

- переход от политики разграничения полномочий и функций властных структур, проведения «локальных» реформ в экономической, социальной и политической сферах к разработке и реализации нового направления национальной политики — «политики интеграции», т.е. комплексного осмысления и интегрирующего подхода к практическому решению всех стоящих перед корейским обществом в настоящий момент проблем;

- дальнейшее обеспечение преемственности политического и экономического курса правительства47.

Мы должны понимать, что решение этих задач напрямую связано с усилением роли президента, осуществляющего свои властные полномочия в соответствии с конституцией. Конституционный процесс вновь возвратился к традиционной проблеме корейского государства. «Сильный» президент — пройденный этап истории страны, поэтому концентрация власти в его руках может встревожить нацию. Чтобы не допустить обвинений в авторитарных замашках, Ким Тэджун подчёркивает, что наряду с усилением роли президента, объективно необходимым в сложившейся ситуации, он «всемерно будет развивать «демократию участия» широких общественных слоев в управлении государством». По его мнению, это позволит создать «прозрачную на всех уровнях власть и окончательно искоренить коррупцию — страшный порок государственной системы Кореи»; идёт речь и о создании основ гражданского общества, «автономного по отношению к властным структурам»4*.

Президент стремится повысить эффективность работы управленческого аппарата, в первую очередь в экономической области. С этой целью сразу после инаугурации он осуществил крупнейшее в истории Кореи сокращение аппарата и реструктуризацию правительства и президентской администрации.

По инициативе Ким Тэджуна оживляется деятельность предусмотренного Конституцией 1987 г. в качестве высшего совещательного органа при президенте — Государственного совета. Совет становится важным инструментом коллективного обсуждения и коллегиального принятия решений по важнейшим государственным делам. В соответствии с Основным законом РК деятельностью Государственного совета в настоящий момент руководит сам президент, Ким ЁН-сам в своё время перепоручил эту функцию премьер-министру.

При Ким Тэджуне создан новый орган исполнительной власти — Комитет по координации экономической политики, ставший консультативным органом по проблемам выхода из кризиса. Для ускорения антикризисных мероприятий в финансовой и экономической сферах нынешний президент в отличие от Ким Ёнсама активно использует практику президентских указов, что также полностью соответствует конституции, но является новой формой в рамках развития конституционного процесса.

Жизнь распорядилась таким образом, что на первый план вновь выдвигаются задачи экономической реформы. Ким Тэджун видит её содержание в построении либеральной рыночной системы, он уверен, что «перспективы экономического роста основаны на демокра-тии»49. Именно на ней сосредоточены усилия президента РК в настоящий момент.

Южная Корея сумела избежать падения в пропасть. Наряду с серьёзными хозяйственными задачами власти решают проблему создания условий для дальнейшей адаптации политической системы VI Республики к новым социально-экономическим и политическим реалиям страны. Можно не только сделать вывод о том, что существование института сильной президентской власти позволило окончательно разрушить авторитарную систему и обеспечить продвижение Республики Корея по пути демократических реформ, но и предположить, что исключительная роль сильного и демократичного руководства страной в лице главы государства будет сохраняться в ходе дальнейшей демократической консолидации на основе принципов «демократического участия» и определит развитие конституционного процесса в Южной Корее в ближайшем обозримом будущем.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробно о сущности финансово-экономического кризиса в Южной Корее см.: Синицын Б.В. Финансовый кризис в Республике Корея и его последствия // Корея: Сб. ст. К 80-летию со дня рождения профессора М.Н. Пака. М.: Международный центр корееведения МГУ— Издательский Дом «Муравей», 1998. С. 405—410.

2 Авторитаризм и демократия в развивающихся странах / В.Г. Хорос, Г.И. Мир- ский, К.Л. Майданик и др. М.: Наука, 1996. С. 7—8.

3 См.: Толстокулаков И.А. Гражданское общество в стране. К вопросу о его формировании // Россия и АТР. 1998. № 3. С. 93—102; он же. Конфуцианские традиции и формирование гражданского общества // Пятая Дальневосточная конференция молодых историков / Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. Владивосток, 1998. С. 106—112.

4! Республика (1948—1960 гг.), II Республика (1960-1961 гг.), III Республика (1963—1972 гг.), IV Республика (1972—1979 гг.), V Республика (1980—1987 гг.) и ныне существующий режим VI Республики (с 1988 г.).

' Часто ошибочно ведут речь о «девяти конституциях» Республики Корея, но мы подчеркнём, что и ныне действующая конституция и её предшественницы есть не что иное, как различные модификации конституции, принятой 17 июля 1948 г. Пересмотр Основного закона РК осуществлялся в 1952, 1954, 1960, 1962, 1969, 1972, 1980. Конституция VI Республики утверждена 29 октября 1987 г.

* В основном капитальном труде по истории Кореи [История Кореи (с древнейших времён до наших дней): В 2 т. Т. 2. М.: Наука, 1974. С. 196.] допущена ошибка, поскольку там указана дата 12.07.1948 г.

7 Данные приводятся по состоянию на 3G.G4.199B г. Источник: Kwon Young-sung. Korea's Constitutional History Marred by Trails II Korea Focus on Current Topics. 199B, July-August. Vol. 6, № 4. P. 44—55.

B Первый в истории страны парламент носил название Национального конституционного собрания, поскольку основной его задачей являлось принятие конституции и провозглашение на её основе Республики Корея.

9 Процедура голосования по этим конституционным поправкам стала беспрецедентным событием в истории корейского парламента. Поздним вечером 4 июля 1952 г. из тюремных камер и гостиничных номеров, где депутаты находились под домашним арестом, военная полиция доставила парламентариев в здание Национального собрания и принудила одобрить внесённые правительством поправки к конституции. Процедура голосования проводилась методом вставания депутатов с места.

1 Юсин — название военно-бюрократического режима, установленного в РК в период 1972—1979 гг. Подробнее можно ознакомиться по: Lee Kang Ro. Bureaucratic-Mobilizational Regime: the Yushin System in South Korea. 1972—1979 II Asian Perspective. Vol. 14, № 2 (Fall-Winter 199G). P. 195—23G. Park Chan Wook. Legislatures and Their Constituents in South Korea II Asian Survey. 19BB. № 28. P. 1G52.

1 Тэханмингук хонпопса (История Конституции Республики Корея). Сеул: Поп-мунса, 1991. С. 3B.

2 Там же.

3 Там же. С. 41.

4 Мазуров В.М. Южная Корея и США. М.: Наука, 1965. С. 15.

15 Практически все исследования по южнокорейской тематике, выполненные в СССР до конца BG-х гг., можно привести в качестве примера такого подхода. Ограничимся лишь несколькими, самыми типичными: Андреев В.И. Сеул в путах неоколониализма II Проблемы Дальнего Востока. 19B7. № 1. С. 112—117.; Корея: Север и Юг. М.: Наука, 1971.; Прошин А. А., Тимонин А. А. Неоколониализм США и Южная Корея. М.: Наука, 19B5.; Шипаев В.И. Япония и Южная Корея. М.: Наука,

19B1 и др.

" Взгляды автора на эту проблему подробно см.: Толстокулаков И.А. Демократический процесс в Южной Корее: исторический аспект начального этапа развития II Изв. Владивост. ин-та междунар. отношений: Науч.-метод, журнал. 1999. № 4. (статья будет опубликована в июне 1999 г.).

17 Тэханмингук хонпопса (История Конституции Республики Корея). Сеул: Поп-мунса, 1991. С. 15—1B.

" Henderson G. Constitutional Change from the First to the Sixth Republics: 194B— 19B7 II Political Change in South Korea I Ed. by I.J. Kirn and Y.W. Kihi. N.Y.: The Korean PWTA, 19BB. P. 12.

'• Мазуров В.М., Синицын Б.В. Южная Корея: Драматическое перепутье. М.: Наука, 1963. С. 14—1B.

2G Henderson G. Указ. соч. С. 21.

21 Чанг Дальчунг. Чесам конгхвагукква квонвиджуиджок хёндэхва (III Республика и авторитарная модернизация) II Хёндэ Хангук чонгчхирон (Политическая теория в современной Корее). Сеул: Попмунса, 19B6. С. 163.

22 Квон Ёнгсон. Хонпопхагвоннон (Очерк по теории конституции). Сеул: Попмунса, 19B1. С. 96—9B.

23 Han Yung Chul. The 1969 Constitutional Revision and Party Politics in South Korea

II Pacific Affairs. 1971. Ne 44. P. 242—25B.

24 Moon Hong Joo. Хангук хонпоп (Конституция Кореи). Сеул: Хэамса, 1973.

25 Тэханмингук хонпопса (История Конституции Республики Корея). Сеул: Попмунса, 1991. С. B9.

26 Хан Сынгджо. Чео конгхвагук хонпопнон (Исследование конституции V Республики) II Чонггёнгмунхва (Культура политэкономии). 19BG. Март. С. 1B5—2G7.

27 Henderson G. Указ. соч. С. 32.

2B Поскольку она состояла из восьми параграфов, в отечественной литературе очень часто этот документ именуют как «Декларация из B-ми пунктов».

2* Тэханмингук хонпопса (История Конституции Республики Корея). Сеул: Попмунса, 1991. С. 132—133.

31 Там же. С. 142.

3 Там же. С. 154.

32 Информационные ресурсы Internet: South Korea — Constitution // ICL Constitution World. 16 p. Online. Available: http://wvw.uni-wuerzburg.de/law/ks00000_.html. 25 October 1998.

33 Там же. С. 1—2.

* Там же. С. 12—13.

35 Ро Дэ У: Политический профиль. Сеул: Корейская служба зарубежной информации, 1991. С. 8.

36 Пак Кидок. Но Тхэ У чонгбуый чхедже конгохвава кэхёкджуиый тхведжо: кэхёк

ироный чоннибыль вихан сидо (Укрепление режима правления Ро Дэу и снижение

реформаторских настроений в его правительстве: Попытка осмыслить проблему теоретического обеспечения реформ) // Хангук чонгчхихак хвебо (Сборник материалов Корейской ассоциации политических исследований). 1994. № 28. Т. 1.

С. 128.

37 Мазуров В.М. Республика Корея на этапе перехода к демократии // Республика Корея: опыт модернизации. М.: Восточная литература, 1996. С. 45.

38 Орган государственной безопасности Южной Кореи.

39 Выборка автора по: Кэхёкпэксо: Синхангук самнён. 1993.2 — 1996.2. (Белая книга реформ: три года новой Кореи. Февраль 1993 — февраль 1996. Сеул: Конгбоч-хо, 1996. и Reform and Change. Four Years of the New Korea. 1993—1997. Seoul: Korean Overseas Information Service, 1997.

40 Lee Chong-sik. Sohn Hyuk-sang. South Korea in 1993: The Year of the Great Reform // Asian Survey. 1994. Vol. 34, № 1 (January). P. 3.

4 Степень вины Ро Дэу, на наш взгляд, остаётся спорной проблемой.

42 Harm Bae-ho. Assessing Kim Yong-sam Administration's First Four Years // Korea Focus on Current Topics. 1997. March-April. Vol. 5, № 2. P. 4.

43 Сэсидэ кивон: Ким Тэ Джун тэтхонгнён сонго сынгни (Начало новой эры: победа Ким Тэджуна на президентских выборах) // Тонг-А Ильбо. 20 декабря 1997.

44 Петров А.И. Пятнадцатый президент // Россия и АТР. 1998. № 2. С. 60. Автор указанной статьи допускает в её названии ошибку, поскольку речь идёт не о пятнадцатом президенте, а о пятнадцатом президентском сроке или пятнадцатых по счёту выборах президента. Учитывая повторные сроки Ли Сынмана и Пак Чжонхи, несложно подсчитать, что Ким Тэджун — восьмой президент РК.

45 Ким Тэджун. Ким Тэ Джун сибодэ тэтхонгнён чвиимса. Чонмун (Полный текст инаугурационной речи избранного на 15-й президентский срок Ким Тэджуна) // Чун-ганг Ил ьбо. 1998. 26 февр.

46 Там же.

47 На Чонг Иль. Ким Тэ Джун тэтхонгнёнэ хэнгджонгапхесоый чонгчхиджок квад-жэ (Политические задачи, стоящие перед администрацией президента Ким Тэджуна) // Син Тонг-А Вольган. 1998. Янв.

41 Ким Тэджун. Указ. соч.

41 100 дней правительства для народа- Создать небольшое, но эффективное правительство // Сеул. Лето 1988. С. 14—20.

Igor A. Tolstokoulakov

Democratization in South Korea and the Constitutional Problem

The development of democratization in South Korea is directly bound with the constitutional problem status and way of its solution. The development of constitutional process in this country is divided into three stages. On the beginning stage Korean society has been open to access for democratic values and constitutional norms for the first time. The process of building of the institutional base for democracy had been interrupted by 1961 military coup and aftercoming 26-years of authoritarian rules. Reverse back to the democratic norms and further democratization is observed from the second half of 80s.