ФИЛОСОФИЯ

УДК 141.131(091)

Л.Л. Архангельский, аспирант (4872)26-59-33, агЬагше! nataly@mail.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОСОЗНАНИЯ В КОНТЕКСТЕ ПРАВОВОЙ ФИЛОСОФИИ И. ИЛЬИНА

Рассматривается учение И. Ильина о правосознании. Выявляется своеобразие форм правосознания в контексте государственного устройства.

Ключевые слова: право, правосознание.

Вся история человечества свидетельствует о том, что общество и государство периодически вступают в состояние глубочайшего кризиса. Причина этих кризисов состоит в том, что человечество, строя правопорядок, теряет из виду единую безусловную цель политического единения и превращает его в орудие для условных заданий и частых вожделений. Отсюда вырождение правовой и государственной жизни - безыдейность власти и умаление её авторитета, отсутствие солидарности между гражданами и классами и постоянные вспышки конфликтов между народами - все признаки отсутствия целостности самых основ государственного содержания. Как никогда необходимо сейчас задуматься о необходимости поисков некоего стержневого мировоззрения, философской константы, которая смогла бы облегчить осмысление возможного политического будущего нашей страны, сформировать предпосылки для становления в России столь необходимой социуму стабильности. Единство государства и его населения снова становится во главу угла. Не следует забывать и о том, что проблемы государства неотделимы от проблем индивидуумов, его населяющих, и рассматривать и решать их следует комплексно, не забывая о взаимопроникновении их интересов. Современное общество немыслимо без высокой духовности, чёткого правосознания и чувства патриотизма. Такое положение вещей вновь и вновь заставляет признать правоту и небывалую актуальность работ российского религиозного философа, национального мыслителя, правоведа и государствоведа, публициста и литературного критика Ивана Александровича Ильина.

По своим политическим симпатиям Ильин был близок к монархизму, хотя и не был апологетом как царского самодержавия, так и нового государства. Монархия, по Ильину, не должна противостоять народу, это «народная монархия», которая впитывает в себя все здоровое, что имеется в аристократии, подлинной демократии, в республиканском правосознании. Сильная государственная власть обязательно должна быть правовой по существу, справедливой для всех граждан. Внутренний духовно - человеческий мир, согласно Ильину, порождает государство, право и правосознание. На основе духовной деятельности, семейной жизни, уплаты налогов, участием всеми своими качествами - физическим трудом, воинскими обязанностями, исполнением долга и законов человеческие личности как «части», «члены», органы» государства участвуют в его жизни. Государство - это «организованное общение людей, связанных между собой духовной солидарностью и признающих эту солидарность не только умом, но и поддерживающих ее силою патриотической любви, жертвенной волей, достойными и мужественными поступками» [15, с. 44].

Правосознание немыслимо без личности, без человеческой духовности, а оно предполагает человеческое уважение к праву. Для злой воли и хищного инстинкта правоотрицателей либо корыстных людей право и правопорядок необходимы как «намордник». Ильин считает, что правосознание есть синтез человеческих чувств, воли человека к соблюдению права и закона, воли к законопослушанию и лояльности своего поведения. Человек как общественное существо, обязан осознавать свои права и обязанности, то, что ему запрещено. Человек обязан признавать и уважать права каждого человека в отдельности, так как его собственные права живут чужими обязанностями и запретами, а также его собственные права ограничивают и связывают чужие права.

Совершенно очевидно, человеку присуще «особое чувство правоты, чувство справедливости, чувство ответственности и чувство свободы, которыми ему подобает руководствоваться в общественной жизни ... Правосознание - есть чувство уважения к закону и законности; чувство преклонения перед авторитетом законной власти и суда, и соответственно чувства долга и связанности им, живое чувство связывающей дисциплины» [14, с. 38].

Правосознание - источник права и правопорядка. Человек творит законы в соответствии с правосознанием. Правосознание формирует три основных закона, сформулированные И.А. Ильиным:

1) соблюдай добровольно действующие законы и борись за новые законы в рамках конституции;

2) обрети свободу через добровольное самообязывание и ищи свободу только через закон и посредством закона;

3) закон должен быть основан на естественном христианском правосознании.

Правосознание, по Ильину, есть «воля человека к соблюдению права и закона, воля к лояльности своего поведения, воля к законопослушанию. Однако, правосознание совсем не сводится к тому, что человек «сознает» свои права и о них «думает». Человек есть существо общественное, и если он об этом забудет, то умаление или прямое попрание его прав быстро напомнит ему об этом. Разумея свои права, человек призван разуметь и свои обязанности; он должен разуметь и то, что ему запрещено, чего он не смеет. Он призван также разуметь, что всем другим людям и каждому человеку в отдельности тоже присущи права, которые он должен признавать и уважать; что его собственные права как бы живут и питаются чужими обязанностями и запретностями, подобно тому, как чужие права ограничивают и связывают его самого... В правосознании участвуют, так или иначе, все душевные силы человека: и воля, и чувство, и воображение, и все те способности и силы, которыми человек осуществляет свои действия во внешнем мире; и в особенности - человеческий инстинкт» [1, с. 56].

Ильин считает, что правосознание представляет собой синтез человеческих чувств. В самом деле: совершенно очевидно, что человеку присуще «особое чувство правоты, чувство справедливости, чувство ответственности и чувство свободы, которыми ему подобает руководствоваться в общественной жизни. Правосознание есть чувство уважения к закону и законности; чувство преклонения перед авторитетом законной власти и суда, и соответственно чувство долга и связанности им, живое чувство связующей дисциплины» [14, с. 40].

Иван Александрович Ильин был глубоко религиозным человеком, поэтому неудивительно, что многие проблемы он рассматривает через призму божественно-духовного начала. То же происходит с понятием правосознания. Здесь он считает, что искренняя религиозность есть вернейший и глубочайший корень правосознания и что верующая душа может обладать верным и мощным правосознанием, несмотря на малую «образованность» своего сознания [14, с. 40].

С философской точки зрения правосознание можно рассматривать отдельно от морали и нравственности как сферу, расположенную рядом со всей сферой этики. Тогда обнаружится, что правосознание и нравственное сознание суть особые проявления и стороны духовной жизни человека, одинаково определенные способом бытия, заданиями и пределами человеческого духа.

Ильин считал, что форма государственного устройства является функцией правосознания данного народа в данное историческое время и выяснение этой функции - задача «деликатнейшая» [4, с. 39].

В каждом государстве существует несколько систем правосознания, поскольку социальные классы, группы и слои населения в своих воззрениях на право связаны сложившимся экономическим и политическим положением.

Правосознание соотносит законодательство с реально существующими общественными отношениями, интересами классов, различных групп и слоев населения, их нравственными представлениями. Каждый субъект вырабатывает свое отношение к праву и государственно-правовой деятельности. Поэтому, наряду с общественным, уместно говорить о групповом и индивидуальном правосознании [12, с. 31].

Ильин учит, что при этом следует иметь в виду, что «не субъективный произвол и не рассудок решают в каждом отдельном случае, какое строение имеет правосознание данного лица или народа и к какой именно политической форме оно тяготеет. Человеческое правосознание возникает иррационально, оно развивается исторически, оно подлежит влиянию семьи, рода, религиозности, страны, климата, национального темперамента, имущественного распределения и всех других социальных, психологических, духовных и материальных факторов. С этой точки зрения можно было бы говорить, например, о «морском» правосознании греков и англичан и о «континентальном» правосознании у русских и у китайцев; о религиозном правосознании магометан и о безрелигиозном правосознании современных социалистов - коммунистов; о родовом правосознании древней гражданской общины и о безродном правосознании современных республик и т. д. - все это означает, что государственная форма присуща каждому народу по-своему.

Вырастая из его единственного в своем роде правосознания и что только политические верхогляды могут воображать, будто народам можно навязывать их государственное устройство будто существует единая государственная форма, «лучшая для всех времен и народов»... нет ничего опаснее и нелепее, как навязывать народу такую государственную форму, которая не соответствует его правосознанию» [14, с. 44].

Изучая категорию «правосознания» Ильин выделил две основные формы: «монархическое правосознание» и «республиканское». Остальные разновидности так или иначе сводятся к этим двум базовым.

«Монархическое правосознание склонно к семейственному созерцанию государства и к отеческому осмысливанию верховной государственной власти. В этом оно проникнуто древним доисторическим духом. В самых корнях своих монархическое правосознание патриархально, «фамильярно», может быть даже «патримониально»; оно склонно переносить строй семьи в государство, а строй монархии в семью. Пока люди будут жить семьями, и притом единобрачными (моногамия) и особенно единоотеческими (моноандрия), до тех пор в человеческой душе будут вновь и вновь

оживать вложенные природой в нее монархические тяготения... Республиканское правосознание постепенно теряет идею родовой сопринадлежности, чувство кровной связи через общего предка. Оно несет с собой идею кровно - несвязанной совокупности, идею множества «рядом - жителей» [14, с. 40].

Характерное и устойчивое отличие монархического правосознания -это культура ранга в человеческих отношениях вообще и государственном строительстве в частности. Ранг есть прежде всего вопрос качества, и притом подлинного качества; признание ранга есть потребность искать и находить качественное преимущество, придавать ему полное значение, уступать ему жизненную дорогу и осуществлять это не только в повседневной, но и в государственной жизни.

Философ отмечает, что люди от природы и в духе - не равны друг другу, и уравнять их никогда не удастся. Этому противостоит известный республиканский предрассудок, согласно которому люди родятся равными и от природы равноценными и равноправными существами. Напротив, монархическое правосознание склоняется к признанию того, что люди и перед «лицом Божьим» и от природы «разнокачественны, разноценны» и потому, естественно, должны быть не равны в своих правах. Привилегии должны быть предметно обоснованы. Необходимо умение верно, жизненно и творчески распределять ранг. Ибо непредметные привилегии компрометируют начало справедливого неравенства и пробуждают в душах склонность не к справедливости, которую Платон называл «распределяющей», а к несправедливому, непредметному уравнению всех во всем. Любопытно заметить, что эта мысль перекликается с основным принципом социализма: «от каждого по способностям, каждому по труду» или, выражаясь другими словами, «количество» прав пропорционально «количеству» обязанностей.

Напротив, республиканское правосознание, по Ильину, сосредотачивается на человеческих сходствах, особенно на сходствах в потребностях, в требовании свобод: личной, политической и имущественного состояния. Эти сходные потребности и претензии оно признает существенными и требует для людей равенства: чем больше равенства в правах и в социальных возможностях, тем якобы лучше, тем справедливее данный строй.

Монархическое правосознание отличается от республиканского тем, что сосредотачивается на человеческих несходствах, особенно на различиях рождения, наследственности, воспитания, образования, воли и одаренности.

Подобные различия оно признает за существенные и видит справедливость в соответствующем неравенстве. У республиканского правосознания всегда имеется предубеждение против всякого неравенства, особенно связанного с рождением, наследственным правоприемством, воспитанием,

образованием, талантом и волей. А у монархического правосознания обычно имеется предубеждение против всех уравнительных мероприятий.

Философские противоречия двух форм правосознания проявляются в таких, например, проблемах, как: дать или не дать право голоса женщинам, оспорить или утвердить права и преимущества короны, ввести всеобщее или ограниченное избирательное право (образовательный и имущественных ценз), отделение или единение государства и церкви.

Подводя итог, можно сказать, что монархическое правосознание склонно культивировать ранг в ущерб равенству, а республиканское правосознание склонно культивировать равенство в ущерб рангу.

И.А. Ильин отмечает еще одно отличие: монархическому правосознанию склонен известный консервативный уклон, оно имеет определенные традиции, и не склонно к скорому и легкому новаторству. Напротив, республиканскому правосознанию, не связанному ни религиозными, ни родовыми, ни сословными, ни ранговыми мерилами, всякая реформа, благоприятствующая свободе, уравнению и удовлетворению вожделений простого народа, кажется естественной, подобающей и напрасно задерживаемой «реакционерами».

В своих философских работах И.А. Ильин отмечает и особенно подчеркивает ту мысль, что именно правосознание есть тот орган, без которого нельзя жить правом, вступать в правоотношения с другими людьми, поддерживать правопорядок, тягаться о правах, творить суд, организовывать частные общества (ученые, акционерные компании, клубы, кооперативы) и публично-правовые организации (законодательные собрания, думы, земства), участвовать в выборах, быть чиновником, президентом и монархом. Это необходимо всегда помнить; с этим необходимо всегда сообразоваться. Правосознание необходимо в общественной и политической жизни как главное «орудие». Нельзя предполагать, что оно присуще всем людям изначально и одинаково: его необходимо воспитывать и укреплять в людях с детства. С детства необходимо вселять в людей уверенное, непоколебимое чувство, что они суть духовные существа, что они признаются субъектами права, что им присуще духовное достоинство, что они призваны к самообладанию и самоуправлению, что они призваны к взаимному уважению и доверию, что государственная власть уважает их и доверяет им и что они призваны отвечать ей теми же чувствами. Правосознание воспитывается в людях, а не предполагается готовым, зрелым и полномощным, «пока не будет доказано обратное»... И если люди забывают об этом и пренебрегают этим, то государственный кризис может наступить внезапно и неотвратимо. Люди то и дело пытаются судить о праве и о государственных делах и действовать в политике, ни разу в жизни «не прочистив очков» своего правосознания; они то и дело пытаются «оперировать» от лица государства посредством тупого и нечистого орудия - своего бес-

совестного или классового правосознания; или же они пытаются править государством, воображая, что их слово всемогущее, а принуждение есть нечто постыдное; они как бы перерезают провод между личным правосознанием гражданина и государственной властью и удивляются, что в душах воцаряется революционный хаос, а государство переживает великое крушение. Крушение великой империи, которой являлась Россия, весьма повлияло на направление философской мысли Ивана Александровича Ильина.

Его работы убеждают в насущной необходимости разработки философии права в контексте исследования правосознания в России, особенно учитывая актуальность построения у нас правового государства.

Список литературы

1. Ильин И.А. Философия права. Нравственная философия //Соч: в 2 т. Т.1. М.: Изд-во «Медиум», 1993. 466 с.

2. Исаев И.А., Золотухина Н.М. История политических и правовых учений России XI - XX вв. М.: Юрист, 1995. 356 с.

3. Зеньковский В.В. История русской философии. Т. 2. Ч.2. Л, 1991.

432 с.

4. Ильин И.А. Из истории отечественной мысли//Вопросы философии. 1991. № 4. С. 24-31.

5. Лисица Ю.Т. И.А. Ильин как правовед и государствовед// Вопросы философии. 1991. № 5. С. 43 - 53.

6. Гаврюшин Н.К. Антитезисы «православного меча// Вопросы философии. 1992. № 4. С. 64 - 71.

7. Гусев В. А. Консервативная политология Ивана Ильина/Социологические исследования. 1992. № 4. С. 49 - 57.

8. Русская философия: словарь/ под ред. М.А. Маслина. М.: Республика. 1995. 389 с.

9. Лосский Н.О. История русской философии. М., 1992. 327 с.

10. Фроловский Г. Пути русского богословия. М., 1991. 280с.

11. Редлих Р. Памяти И.А. Ильина. Мюнхен//Посев. 1995. № 3. С. 18-23.

12. Общая теория права и государства. / под ред. В.В. Лазарева. М.: Юрист, 1994. 563 с.

13. Ильин И.А. Порядок или беспорядок?// Сочинения: в 10 т. Т. 3. М.: Народное право. 1992. 243с.

14. Ильин И.А. О монархии и республике// Вопросы философии. 1991. № 4. С. 37-44.

15. Ильин И.А. О сущности правосознания. М., 1993. 249 с.

L.L. Arhangelsky

PROBLEMS OF THE SENSE OF JUSTICE IN A CONTEXT OF LEGAL PHILOSOPHY OF IVAN ILYIN

Ivan Ilyin's doctrine about sense of justice is considered. The originality of forms of sense of justice in a state system context comes to light.

Key words: the right, sense of justice.

Получено 16.05. 2012

УДК 2-426

Г.В. Валеева, канд. филос. наук, ст. преп., 8(905)62-11-171, stark.k@rambler.ru (Россия, Тула, ТГПУ им. Л.Н. Толстого)

АКСИОЛОГИЯ КАК СИСТЕМА В УЧЕНИИ О ТЕОДИЦЕИ Н.О. ЛОССКОГО

Предполагается рассмотрение аксиологии как системы в контексте учения о теодицеи русского религиозного философа Н.О. Лосского. Анализируется иерархическая система ценностей мыслителя, в которой выделяются абсолютные и относительные ценности.

Ключевые слова: теодицея, Бог, добро, зло, ценность, выбор, эгоизм.

С точки зрения русского философа Н.О. Лосского, религиознофилософское учение о теодицее возникает и развивается в основном в пределах христианского миропонимания (или в предхристианских философских исканиях, например, в сочинениях Плотина, который дал подробнейшую для древнего мира теодицею). Но в основном теодицея - это проблема христианина, проблема человека с разбуженной совестью. И потому, чем более проникается человек христианским миропониманием, тем настоятельнее встает вопрос, как мог всемогущий и всеблагой Бог сотворить наш мир, столь глубоко пронизанный всевозможными видами зла.

К проблеме теодицеи Н.О. Лосский подходит через категории добра и зла. Зло есть обратная сторона добра. Добро не является добром по отношению к чему-нибудь; оно не есть высшее благо, нечто сравнительное, а простая позитивность. Личность не является ни доброй и ни злой. Ее этическая сущность состоит скорее в том, чтобы быть одинаково способной на добро и зло. Этически ценным (добрым) поступком является поступок того, кто предпочел добро злу. Добрым или злым является лишь человек как целенаправленно действующее существо, имеющее в своем распоряжении свободу выбора определенного действа в определенной ситуации.

Категории «добро» и «зло» позволяют признавать и чувствовать, что одно заслуживает одобрения и достойного существования, а другое -порицания и недостойного существования. Однако, имея дело со сложным

10