ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

№ 330 Январь 2010

ФИЛОСОФИЯ, СОЦИОЛОГИЯ, ПОЛИТОЛОГИЯ

УДК 101.1:316.613

Л.Н. Антропянская

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ АНТРОПОГЕННОЙ КУЛЬТУРЫ НОВОГО

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Рассматриваются социальная роль человека в современном мире, направленность личности, ее новые ментальные характеристики, а также стержневые изменения в общественном устройстве в России. В современном российском обществе возникла необходимость формирования и развития его новой антропогенной культуры.

Ключевые слова: личность; развитие; социальная роль; стержневые изменения; информационная цивилизация; ментальное пространство; система ценностей; антропогенная культура.

Социальная роль человека во все времена определялась его направленностью - устойчивой трансситуативной устремленностью занять достойное место в семье и социуме [1]. Полагаем, однако, что сама направленность личности, её ментальные характеристики могут изменяться на всём протяжении человеческой жизни. «Эфир культуры», в который погружены члены того или иного общества, сама система базовых, достаточно устойчивых ценностных ориентаций обеспечивают внутри- и межэтническое взаимодействие. Поэтому само понятие «ментальность» глубоко исторично. В него входит определение духовных, коммуникативных и эмоциональных особенностей личности того или иного этноса.

Понятие интеллигентности сегодня вновь приобретает огромное значение, поскольку является мерой человеческого воспитания и культуры. Модернизация современной России предполагает становление новой культуры человека (со старыми, проверенными временем принципами), истинными ценностями которой являются нравственность, ответственность и самостоятельность решений и действий (и лишь затем -предприимчивость).

Полагаем: чем шире гуманитарная культура человека, тем легче он адаптируется к изменяющимся условиям современного социума. Современная философская антропология определяет культуру как образ жизни народа, его ментальности (лат. твМаИ^' - умственный) и языка. Сегодняшнее информационное общество становится все более космополитичным. Это происходит в результате развития процесса глобализации. Благодаря расширяющимся кросскультурным контактам, общество все глубже впитывает в себя элементы разнообразных культур мира.

Современный человек должен быть готов к участию в решении проблем своего общества, населяющего страну, а также мирового сообщества в целом. В связи с этим возрастает роль таких наук, как философия, культурология, история, не только в аспекте обращения к прошлому и настоящему народов (или их отдаленного будущего), но и в плане сопоставления их синхронического развития.

На наш взгляд, изучение социокультурной составляющей имеет важнейшее значение в вопросе воспитания новых поколений интеллигенции. Развитие рыноч-

ных отношений не может искоренить симпатию разных наций друг к другу. В данном случае в ряде вопросов состязательность уступает место солидарности членов нового сообщества.

В настоящее время человек рассматривается в рамках социальной и личностной сфер. Его стремление войти в современную жизнь и стать ее полноправным представителем дает ему креативный потенциал. Для всех модусов человеческой экзистенции рычагом продуктивности выступают свойства личностного Я. Ещё во времена античности человек осознавал себя в рамках целостного общественного организма - полиса. Уже тогда было известно, что настоящая гармония человека и общества достигается путём признания его определенной роли в этом обществе. Таким образом, само понятие «личность» являлось синонимом социальной роли человека.

Сложившаяся в современном мире ситуация привела к преобразованию системы ценностей, выдвинув требования к таким качествам личности, как конкурентоспособность и креативность (умение реализовать свой творческий потенциал в новых условиях).

Отметим, что анализу процесса социальной адаптации россиян к новым рыночным условиям уделяется сегодня особое внимание, поскольку мир, в котором мы живём, становится всё более сложным и многомерным. Именно поэтому приспособление к современной жизни и нахождение в ней достойного для себя места требует всё больше усилий от самого человека. Каждый из нас определённым образом влияет на других людей; в разнообразных ситуациях личность воздействует и на макросреду, преобразовывая ее.

В отечественной науке ХХ в. проблема активности личности интенсивно изучалась. Ряд учёных, рассматривая категорию отношений организм - среда, подчеркивают способность живых систем к самовыдвижению, инициативе, саморазвитию и целесообразному преодолению энтропии. При этом особое внимание придается субъектности человеческой психики, имеющей специфическую социокультурную основу [1-4].

На протяжении многих столетий в мировой науке значительное внимание уделялось изучению внутреннего мира индивида и его ментальной сущности, поскольку именно в глубинах человеческой души и формируется образ я, способствующий дальнейшему раз-

витию личности. Самопознание, самооткрытие, самораскрытие я реализуется прежде всего в самопости-жении, чтобы потом вступать в разумный контакт с социумом. Пространство личностной автономии формируется внутри самой личности [5].

Один из патриархов философской антропологи Ше-лер констатирует, что никогда ещё в истории человек не становился столь проблематичным для самого себя, как в настоящее время, ибо лишь своевременное включение в систему социальных отношений может способствовать её успешной адаптации к современному социуму.

С нашей точки зрения внутренний мир субъекта, его ментальность есть одна из многогранных и сложных антропологических реалий. Внутреннее пространство личности не является простым отражением временного пространства, а представляет собой сложное личностное образование (и преобразование).

К. Юнг полагал, что в любой личности действуют противоположные тенденции, которые могут вступать в конфликт как сами с собой (внутренний мир человека), так и с внешним миром. Это и есть перманентно длящийся конфликт человека и среды [6].

И, однако, человек стал человеком, лишь общаясь с себе подобными. Громадное значение в жизни взрослого человека имеет любовь и общественное признание. Поскольку современная информационная цивилизация предъявляет повышенные требования к образовательному цензу личности, то скорее преуспевает личность, наделённая креативными способностями. Однако думаем, что в сегодняшнем обществе востребованными являются и особые, уникальные, неповторимые способности человека. Практически каждый может занять своё место в обществе, не вступая в жесткие конкурентоспособные отношения, свойственные любому информационному обществу.

Современнее информационное общество становится самопроизводителем определенной свободы, в рамках которой современный человек имеет больший спектр возможностей, чем ранее. Он реально способен самостоятельно определять стратегию своей жизни [7].

По нашему определению, феномен свободы можно рассматривать и как действие внутри некоторой целостности. У личности, самостоятельно вступившей на путь самоопределения, исчезает необходимость искать опору во внешней поддержке. Такой человек способен делать самостоятельный выбор, почти полностью опираясь на самого себя, намечать (по определению К. А. Абульхановой-Славской) себе дальне- и ближне-стратегические цели, быть готовым к новым поворотам своей жизненной траектории.

Однако существует и оборотная сторона медали. На сегодняшний момент имеет место кризис духовной самобытности личности, навязывание извне чуждых нам идеалов. Современному человеку приходится подстраивать под них свою жизнь; он чувствует, что во многом обманут (каким бы сильным ни было возникающее в результате чувство соучастия в жизни современного социума и удовлетворение самореализацией) [8].

Полагаем, что в результате кардинальных изменений окружающей социальной среды происходит некоторая утрата идентификации индивида обществу.

Этому способствуют содержательные изменения или прямое разрушение институтов, в которых были социализированы индивиды. Следовательно, современный человек часто ощущает нестабильность, он лишен прежних гарантий [9].

Распад формировавшегося десятилетиями образа мира, произошедший в результате гибели советской моностилистической культуры, повлёк за собой массовую дезориентацию и утрату индентификации на индивидуальном и групповом уровнях. При таких обстоятельствах мир для человека и человек для самого себя перестают быть понятными и знакомыми. Однако такое положение не может длиться долго, сразу же начинается поиск новых культурных моделей, идеологических схем современных систем, призванных восстановить мир как новое упорядоченное целое [10].

На наш взгляд, важной детерминантой формирования личности является микросреда. Именно она позволяет человеку трансспективно простраивать новые отношения с изменившимся социумом. Существует мнение, что при адаптации современной личности к новой экономической ситуации необходимо освоение нового поведенческого кода личности в процессе её трансформации в новых условиях [10, 11]. Самоиндентификация современному социуму требует развития определенного «социально-личностного Я». Феноменологически утрата идентификации проявляется как потеря способности вести себя так, чтобы реакция внешнего мира соответствовала намерениям и ожиданиям людей. Видя, что мир перестаёт реагировать на его действия адекватным образом, человек становится неузнаваемом для самого себя. Подобное положение и порождает у людей чувство неуверенности и состояние тревожности.

Социальное одиночество обретает в таком случае массовый характер (это происходит в эпоху крупных потрясений). Россия дважды перенесла такую ситуацию в ХХ в. В 90-х гг. целые сферы общества оказались или разрушены, или низведены до уровня «новых бедных». Однако считаем, что именно ментальноличностные особенности людей могут формировать антропогенную культуру нового общества, образование и развитие которой проявляется в зависимости от «качества личности» самого человека. Сегодня и сам человек формируется обществом в качестве «персонифицированной функции» и развивается как созидатель нового общества и новой ментальности [9].

Новый социальный универсум необыкновенно сложен и противоречив, а социальное развитие личности складывается из множества социальных изменений. В настоящий момент проблема развития личности в России имеет большое значение, т. к. напрямую связана с другой проблемой - проблемой адаптации человека к современным социально-экономическим условиям. В современном мире становится всё сложнее манипулировать людьми. В самой идее открытого общества изначально заложена идея непрекращающегося развития, способности к самопреображению [12].

Выдвинутая Поппером и Бергсоном теория открытого общества представляется нам наиболее приемлемой для современного рынка вообще, а не только для России. На сегодняшний день актуальна предложенная Поппером концепция открытого общества, которая

оставляет возможность для развития любого общества [13]. Результаты развития стран европейского сообщества являют тому неопровержимое свидетельство.

Реформы 1991 г. и последующих лет привели почти к полной утрате былых социальных завоеваний, подорвали саму социальную безопасность жизни, материальные условия свободы и достойного существования для широких слоёв населения. Возник социальноправовой вакуум, поскольку исчезли гарантии относительного равенства во всех областях. При этом деньги стали почти единственным показателем удачного социального статуса человека. Насколько этот факт приемлем для России, уже показывает настоящее и еще покажет будущее.

Ещё в семидесятых годах прошлого столетия Э. Тоффлер высказал сенсационную в то время идею о том, что информационные технологии окажут значительное влияние на социально-экономические процессы будущего. Им же был введён и специальный термин «future shock» - шок будущего. Но лишь глобальные социально-экономические изменения конца ХХ - начала XXI в. продемонстрировали всеобщность процессов, предсказанных Тоффлером, и их истинный размах. Сама история развития этих процессов (иначе говоря -систем) реально свидетельствует о том, что их возможное выживание в современных условиях слабо предсказуемо [14].

Проблемы существования и бытия человека в современном «технизированно-информативном» социуме связаны с огромным количеством разнообразных качественных изменений. Новые процессы пронизывают все аспекты бытия, во многом изменились персонифицированные ценности и собственно личностное Я человека [12]. Индивидуальная человеческая активность выступает как никогда прежде двигателем развития современного социума. Из объекта человек превращается в субъект собственной деятельности и поступков, который способен целенаправленно преобразовывать объективную действительность и осуществлять творческое саморазвитие, адаптируясь к переменам [7].

Одним из стержневых изменений общественного устройства (при переходе от административно-ко-мандной системы к социальной, основанной на рыночных отношениях) является расширение внутренней и внешней свободы членов общества (основанной на творческом подходе к профессиональной деятельности). Это проявляется, во-первых, в том, что взят курс на индивидуализацию, на меньшую регламентацию извне действий индивида, на уменьшение барьеров, накладываемых системой на его деятельность по достижению целей и удовлетворению потребностей. Во-вторых, намечается движение по пути большей внутренней свободы индивида в смысле выбора самих целей и средств на их достижение [11].

Поскольку современная ситуация в России имеет мало аналогов, люди сталкиваются с целым рядом проблем, о которых они не имели ранее представления. Взаимодействие человека с различными жизненными обстоятельствами и составляет сегодня особую социальную ситуацию. Успешность и издержки социальной адаптации людей к новой общественной системе, основанной теперь на рыночных отношениях, в значитель-

ной мере определяется тем, насколько быстро и хорошо разные социальные группы сумеют научиться действовать в условиях большой свободы и её оборотной стороны - собственной либеральной ответственности.

Культура всегда выступает формирующим началом цивилизации. Она является средой обитания людей, которую они организовывают, развивают и наполняют новыми знаниями и технологиями. Любая культура транслирует (передает от поколения к поколению), хранит и генерирует программы деятельности, поведения и общения людей. Процесс образования цивилизационно-культурных изменений общественного сознания происходит постепенно. В современных условиях рациональность понимается как диалог человека с миром. Диалог сопрягается с открытостью человеческого сознания большому спектру подходов к изменению мира, к взаимодействию индивидуальных сознаний и менталитетов разных культур. Именно на этот аспект открытости и коммуникабельности как на рациональность нового типа с соответствующими стратегиями и ссылается Ю. Хабермас [15].

Нам близка точка зрения Ю. Хабермаса, по мнению которого человеческая возможность рационально существовать с социумом - это и есть симбиоз рациональной коммуникативности и рационального действия. Отношения личности с социумом исторически переменчивы, однако социум и сам заинтересован в развитии личности. Развиваясь сама, личность развивает общество и наоборот. Культура общества создаёт личность. Во многом меняется ее ментальность. Ныне происходит поиск новых идей духовной, творческой и профессиональной жизни социума и личности.

К.А. Абульханова-Славская полагает, что жизненное самоопределение суть процесс целенаправленной выработки личностью жизненной стратегии, имеющий целью реализацию своей концепции жизни, своих целей и задач. Развивающейся личности (по теории В.Е. Клочко) свойственна трансситуативность действий, а не просто деятельность либо ближняя перспектива [16]. Эта мысль прослеживается и у А.Н. Леонтьева, который полагает, что действительный путь исследования личности заключается в изучении тех трансформаций субъекта, которые создаются самовыдвижением его деятельности в трактовке отношений.

Нам близка точка зрения А. Тойнби, который выявил закономерную связь между развитием личности и обществом. Он констатировал, что именно благодаря внутреннему развитию личности человек и обретает возможность совершать творческие акты, что и обусловливает развитие самого общества. Наступил переходный этап точки бифуркации в развитии человечества: этап саморазвития личности, её способности к созиданию нового. Это этап личностной креативности, который определяется нравственной зрелостью самой личности, а также развитием общества.

Разумеется, развивается только трансцендирующая личность, которая может полноценно использовать и творчески развить опыт предшествующих поколений, ибо взаимодействие человека с миром только в этом случае каждый раз поднимается на качественно новый этап. С нашей точки зрения, это взаимодействие и есть постоянно происходящий процесс «человекообразования», а следо-

вательно, и «миропреобразования», постоянное разрешение проблемы ментальности и становление ментального пространства личности. Человек всегда энигматичен и эвристичен. Его многомерный мир и ментальное пространство образуются как постепенное (но постоянное) упорядоченное обретение им новых измерений.

Сегодня понимание мира человека в достаточной степени рационально. Думаем, оно нуждается в реконструировании не душевных, а скорее духовных явлений. На наш взгляд, становление «человеческого в человеке» и способствует его позитивному изменению, а также гуманистическому развитию общества. Полагаем, что, рассматривая извечные экзистенциальные сюжеты об истинной миссии человека в мире, его творческом призвании положительно изменять окружающее пространство, мы приближаемся к глубинному пониманию его природы и ментальной сущности. И в этом извечная новизна предмета.

Современную культурную глобальную ситуацию можно охарактеризовать с двух противоположных сторон. С точки зрения первой из этих позиций можно утверждать, что происходящая в России глобализация во многом нивелирует национальную специфику и сводит к минимуму ее культурную самобытность. Подобная ситуация провоцирует некоторое ощущение понимания чужой культуры, однако в повседневность вторгаются не определенные знания культурных символов, тонкой специфики культуры, а лишь ее отдельные элементы, калькированно перенесенные из других культур. В некоторой степени все это делает привнесенную культуру узнаваемой, но и только. Данный феномен ни в коей мере не приводит людей к пониманию культурной специфики Другого [17].

С другой стороны выходит, что глобализация является некоторым вызовом западному миру. Следовательно, эта позиция способствует более яркому проявлению самобытности разных культур. С нашей точки зрения проблема сохранения своей собственной культурной и национальной специфики, культурное взаимопроникновение и взаимовлияние могут повести к интересному и устраивающему разные стороны обмену опытом, в известной мере - к творческому содружеству разных цивилизаций.

Национальную уникальность в России (равным образом и в других странах) можно охарактеризовать многими факторами: образом жизни, традициями, национальным характером. Более всего этот последний проявляется в языке, национальной литературе, фольклоре, стереотипах поведения. На наш взгляд, национальный характер определяется совокупностью уникальных черт, существующих в каждой культуре, которые представлены в определенных стереотипных реакциях и закреплены в ценностных установках. Целостная структура национального характера состоит из свойственных ему культурных и человеческих ценностей и стереотипов поведения.

С точки зрения Л.Н. Гумилева, ни один из реально существующих культурных признаков, а именно: язык, происхождение, обычаи, материальные и моральные ценности, национальные особенности не могут являться определяющими, кроме стереотипа поведения. Это происходит потому, что именно он формирует главную

культурную антитезу - мы такие, а все прочие другие [18]. Полагаем, что сохранение собственной уникальности возможно только благодаря уверенности в собственной исключительности и правильности своей культуры.

В самом менталитете россиян государственность генетически закреплена в экономике. Русская экономическая мысль во все времена существенно отличалась от западной. Человек - есть субъект бытия. В процессе своего существования он соединяется с природой, объектом бытия. Человеческое сознание несет в себе целостность этого процесса и имеет первостепенную духовно-нравственную и культурную значимость. Однако западная цивилизация несет в себе ряд элементов, разрушающих эту целостность. Именно в этом мы видим внутренний и внешний конфликт бывшей и имеющейся российских культур. Однако в процессе преобразования сегодняшнего культурного «сплава» мы видим и положительный момент формирования антропогенной культуры новой России.

Культура любого общества составляет феномен человеческой свободы, лежащей за пределами его духовного существования. В понятие культуры входит анализ обычаев и этнических признаков. Она представляет собой систему ценностей и идей, во многом различающихся между собой по их роли в жизни и организации того или иного общества. Само изучение феномена человеческой ментальности определенной страны и эпохи дело чрезвычайно сложное, поскольку природа человека (как сложнейшего биосоциального организма) таинственна и недостаточно исследована.

Менталитет личности и общества представляет собой системы, связанные с индивидуальным и коллективным сознанием, которое (порой мистически) сочетает логическое с интуитивным, рациональное с иррациональным. Важнейшую роль здесь играет национальная компонента. Менталитет же человека определяется общим уровнем развития конкретного общества. Кроме того, сам психологический мир человека (в своей основе) органично связан с природой, окружающей средой и знаниями о них. В любых общественных структурах он своеобычен и во многом непохож на другие.

Новая антропогенная реальность современной России во многом изменила ее прежнюю структуру, что повлекло за собой появление новой ментальности. На сегодняшний день представление о социальном пространстве как полностью консолидированном на основе единой идеологии и общеразделяемых ценностей не выдерживает критики. Реалией современной жизни является пока ценностно-идеологическая фрагментация. Создание справедливого гражданского общества в современной России пока неконстатируемо.

В современном мире отмечается рост характерных процессов, известных как глобализация и увеличение мобильности людей, стимулирующих более быстрые темпы экономических и социальных изменений. Нынешний этап глобализации характеризуется ярко выраженной тенденцией интеграции национальных экономик в единый хозяйственный международный комплекс. Российская экономика, претерпевшая глобальные изменения и повернувшаяся в сторону Запада, отличается быстропротекающими процессами. Акцент делается на современную мобильность и привычку к

переменам за последние два десятилетия. После экономического кризиса 1998 г. в российской экономике наблюдается относительно стабильный рост только с начала 2000 г.

В стране произошли определенные социальноэкономические и политические изменения условий жизни. Важной частью культурной политики России является образование. Поскольку страна вошла в Европейский союз, российские учебные заведения сегодня выдают дипломы, признаваемые на международном уровне. Однако местные университеты и национальные академии призваны играть особую роль в сохранении культурного наследия и традиций, имея огромные ресурсы в тех областях, которые перестали быть частью всеобщего знания, но необходимы для понимания социальных процессов, происходящих в российском обществе.

Современная российская история находится в стадии нового становления. Россия вошла в мировое обра-

зовательное и внешнее рыночное пространство. Это обеспечило ее реальную интеграцию в международные процессы. Изменились ритмы жизни человека нашего времени. Триумф информационно-коммуникационных инноваций существенно изменил облик современного мира и человека в нем. Именно поэтому в период развития информационного общества возникает необходимость формирования и развития его новой антропогенной культуры, Для дальнейшего сохранения человеческой цивилизации и решения его совместных гуманных целей и задач необходима высокая духовность. Именно она и призвана создавать новую тонкую (и в то же время прочную) антропогенную культуру, которая содержит в себе духовное преображение человека. Судьба России как витальной цивилизации актуализируется в воссоздании синтеза особого типа, в котором традиция служит не только фундаментом, но и ориентиром для пролонгированного поиска в будущем.

ЛИТЕРАТУРА

1. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. М.: Педагогика, 1989. 485 с

2. Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М., 1979. 151 с.

3. Узнадзе Д.Н. Теория установки. Москва; Воронеж, 1997. 210 с.

4. Выготский Л.С. Собр. соч: В 6 т. Т. 1: Вопросы теории и истории психологии / Под ред. А.Р. Лурия, М.Г. Ярошевского. М.: Педагогика,

1982. 488 c.

5. Ortega-y-Gasset J. Man and Crisis. N.V., 1958. P. 76.

6. ЮнгК.Г. Структура психики и процесс индивидуализации. М.: Наука, 1996. 269 с.

7. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.: Наука, 1991. 300 с.

8. Сысоева Л.С. Антропологический образ культуры и его поиски на рубеже тысячелетий // Вестник ТГПУ. Спец. выпуск. «Гуманитарные

науки». 2000. № 3. 82 с.

9. Антропянская Л.Н. Ментальные изменения личности в новых российских социальных условиях // Актуальные проблемы гуманитарных

наук: Труды VI Международной научно-практической конференции. Томск: Изд-во ТПУ, 2007. С. 285-288.

10. Ионин Л.Г. Индентификация и инсценировка (к теории социокультурных изменений) // СОЦИС. 1995. № 4. С. 3-14.

11. ЗдравомысловА.Г. Социология конфликта: Россия на путях преодоления кризиса. М.: Аспект Пресс, 1994. 316 с.

12. Иванкина Л.C. Образование в современном мире. Томск: Изд-во ТПУ, 2004. 119 с.

13. Поппер К. Открытое общество и его враги. М.: Наука, 1992. Т. 1-2. 528 с.

14. Тоффлер Э. Третья волна. М.: АСТ, 1999. 784 с.

15. ХабермасЮ. Понятие индивидуальности // О человеческом в человеке / Под ред. И.Т. Фролова. М.: Политиздат, 1991. 206 с.

16. Клочко В.Е. Самоорганизация в психических системах: проблемы становления ментального пространства личности (введение в трансспек-тивный анализ). Томск: Томский государственный университет, 2005. 174 с.

17. Волканова О.С. К вопросу о соотношении национальной и массовой культуры в современном мире // Социогуманитарный вестник. 2008. № 2. С. 56-59.

18. Гумилев Л.Н. От Руси к России. СПб.: Кристалл, 2002. С. 235-239.

Статья представлена научной редакцией «Философия, социология, политология» 1 сентября 2009 г.