ИНТЕГРАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

ПРОБЛЕМЫ ДУХОВНОСТИ И ПРОНИКНОВЕНИЯ

ЗАПАДНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В РОССИЮ

А.В. Мартыненко, старший преподаватель кафедры истории, политологии и ппава МГПИ им, М.Е. Евсевьева, к.филосм.

В процессе формирования современной системы образования Российской Федерации, как на уровне средней школы, так и на уровне высших учебных заведений обозначился целый ряд проблем, требующих неотложного решения. Одной из важнейших проблем в этой области является поиск ценностных ориентиров и новой государственной идеи при крушении социалистической модели и упадке влияния марксизма в пост-коммунистической России.

Во второй половине 1980-х - 1990-е гг. российское общество вступило в полосу глубокого структурного кризиса, охватившего фактически все стороны социально-экономической, политической, культурной жизни. Неотъемлемой частью данного кризисного состояния стал кризис

духовный, с проявлениями и последствиями которого мы сталкиваемся ежедневно - общий упадок нравственности, разгул преступности, насилия и разврата, пьянства и наркомании стали для нас почти будничной реальностью. Духовный надлом современного российского социума напрямую связан с глобальным процессом вестернизации, широкомасштабной экспан-

сиеи западной цивилизации, стремящейся к подчинению и унификации традиционных восточных обществ.

Социокультурная проблема «Запад - Восток» в целом и проблема проникновения западных ценностей в русскую духовную жизнь в частности находятся в центре внимания философов, религиозных мыслителей и политических деятелей уже не одно столетие: достаточно вспомнить о декабристах и Чаадаеве, западниках и славянофилах, Данилевском и Солоневи-че. В XX столетии особую остроту этим проблемам придала коренная ломка российской государственности, социально-экономической структуры и идеологии, приведшая в конечном итоге к нынешнему упадку.

Разрушительным потрясениям отечественной истории, связанным с войнами и революциями уходящего века посвящена огромная литература - как исследовательская, так и публицистическая. Свою нишу в этом мире книг и статей занимает произведение русского мыслителя немецкого происхождения Вальтера Шубарта «Европа и душа Востока», написанное в эмиграции накануне Второй мировой войны и опубликованное в 1943 г. Находясь под сильным вли-

янием программной работы О. Шпенглера «Закат Европы», В. Шубарт внес в свою книгу сильные эсхатологические настроения, во многом усиленные реалиями приближавшейся Второй мировой войны. Но если О. Шпенглер посвятил «Закат Европы» глобальному осмыслению мировой истории, заложив основы цивилизационного подхода, то В. Шубарт уделяет внимание почти исключительно судьбе России и ее взаимоотношениям с западным миром.

В своей концепции В. Шубарт отталкивается-от антитезы России и Европы как частного проявления антитезы Востока и Запада. При этом он подчеркивает религиозный характер вопроса «Запад-Восток» для России: «Важнейшая часть борьбы, которую Запад и Восток ведут за русскую душу, лежит в религиозной плоскости» [ 1, с. 134].

О несхожих тенденциях, лежащих в основе развития западной и русской культур говорит и

О. Шпенглер: «Каждая культура имеет «собственную форму», собственную идею, собственные страсти, собственную жизнь, воления, чувствования, собственную смерть» [2, с. 151]. И далее: «Русскому мышлению столь же чужды категории западного мышления, как последнему категории китайского и греческого» [2, с. 153].

Именно поэтому В. Шубарт подробно анализирует различия между русским и западным (называемой им «прометеевским») человеком. По В. Шубарту, в области мировоззрения и мировосприятия развитие западного человека, начиная с эпохи Реформации, «характеризуется победой страха над доверием, любви к земле над любовью к Богу, идола индивидуализма над идеей братства, принципа частности (специализация) над принципом общности (универсализм), предметного человечества (экстраверсия) над душевным человечеством (интроверсия), активности над созерцательностью» [1, с.62]. Русский же душевный склад более «азиатский», ближе к восточной ментальности: «Русский более склонен к внутреннему совершенствованию, чем к внешнему успеху. И в этом он ближе опять таки к индусам и китайцам» [1, с.92]. Различие кроется и в отношении к внешнему миру: «Это (западная культура-А.М.)-культура запаса: товаров, ценностей, методов. Русская же культура-это культура расточения: вещей и людей. Русский не сомневается в неисчерпаемости мира» [1,с.95].

№ 1, 2001

Важной чертой западной цивилизации является стремление к жесткому нормированию обшественно-правовой жизни, восходящее еще к наследию римского права, что также отличает Запад от русского Востока: «Современный европеец, также как и античные римляне, живет в культуре норм, русский же - без норм, как и весь Восток» [1, с.95]. «Русские являют собой полярную противоположность римской культуре норм, за которой покоится прометеевская цивилизация. Им не достает правосознания» [1, с.96]. Речь здесь идет о правосознании в его западной трактовке, и вышеприведенные слова В.

1 Шубарта вовсе не означают отрицания им религиозных норм, играющих огромную роль в каждом восточном традиционном обществе. В подтверждение этому В. Шубарт противопоставляет западную установку на индивидуальную свободу русской религиозной этике: «Если Запад говорит: лучше смерть, чем рабство, то русский говорит: лучше раб, чем грешник» [ 1, с.96]. Весьма несхожи и экономические основы западного и русского миров: «Из страсти к собиранию, из боязливого скопления запасов произошел европейский капитализм, которого в России никогда не было» [ I, с. 100]. Здесь имеется в виду несхожесть норм русской экономической жизни с протестантским капитализмом, определившим облик западной цивилизации. Протестантские ценностные стереотипы («Время - деньги»; «Из скота делают сало, из людей делают деньги») орга-нично чужды русскому человеку, как и индивидуализм человека западного: «Русский переживает мир, исходя не из «Я» и не из «Ты», а из «Мы» [1, с. 102]; «Чувство братства делает русскому жизнь много легче, чем европейцу с его инстинктами борьбы, грабительства и конкуренции» [1, с. 103]. Соответственно в основе западной и русской цивилизаций лежат разные идеалы человека: «Идеалом личности на Западе является сверхчеловек, то на Востоке - всечело-век, Сверхчеловек стремится ввысь из жажды власти, всечеловек идет вширь из чувства любви» [ 1, с. 107]. Конечно, образы европейца и русского, представленные В. Шубартом, являются скорее идеальными типами, но они отражают ценностные установки и ориентиры Запада и русского Востока, как мы видим, во многом противоположные.

В то же время русская цивилизация уже на протяжении нескольких столетий подвергается мощному «духовному излучению» Запада, что привело к аккультурационному восприятию ценностей и институтов, нетрадици-

онных для русских: «Со времен Петра I русская культура развивалась в чуждых формах, которые не выросли органически из русской сущности, а были ей насильственно навязаны» [1, с.81]. «Русские особенно беспрепятственно вдыхали в себе полной грудью западный яд, когда их армии побеждали на полях сражений, и когда они в 1709, 1815 гг. попадали в европейские культурные области. Таким образом, победы повредили им больше, нежели поражения» [1, с.78]. Влияние западных идеологий на русскую жизнь не стоит недооценивать - достаточно вспомнить, как изменил облик нашей страны марксизм: «То, что началось на Западе Лютером, закончилось на Востоке Лениным (через промежуточные звенья цепи: Канта, Гегеля и Маркса)» [К с.79].

Однако отношение В. Шубарта к перспективам русской цивилизации, к будущему России глубоко оптимистично. В России заложен мощный духовный потенциал, не уничтоженный даже десятилетиями господства атеистического режима, это русское православие. Будущее России - это будущее восточно-христианской цивилизации: «Именно в России существует сейчас подлинное и последнее христианство. Особенность России заключается в том, что она есть христианская часть Азии» [ 1, с. 113].

В философском осмыслении западно-восточной проблемы В. Шубарт обращается к авторитету Ф.М. Достоевского: «Он предвидел мировую борьбу между прометеевским и восточным духом ... «Преступление и наказание» есть обвинительный акт против западных идеалов насилия. Тема этого романа «Цезарь или Христос?» И ответ Достоевского есть будущий ответ Востока -«Христос, а не Цезарь!» В Раскольникове Достоевский выражает личную, а в «Бесах» социальную трагедию отпадения от Бога. В первом романе он борется против идеалов человека насилия, а во втором - против идеалов государства насилия. В первом он опровергает Ницше, а во втором Маркса. Оба романа приводят к одному и тому же решению: победы русско-христианского духа над прометеевским духом Европы» [1, с. 115-116].

В последнем выводе и заключена актуальность книги В. Шубарта «Европа и душа Востока», в которой изложены мысли, не утратившие значения в реалиях человека, живущего в России сегодня.

В связи с вышесказанным хотелось бы подчеркнуть позитивное значение возрождения и развития православного образования в России, в том числе и в Республике Мордовия.

Литература.

1. Шубарт В. Европаи душа Востока//Аум. -№ 1.-М., 1993.

2. Шпенглер О. Закат Европы. - М., 1993.