И.Н. Тарасов

ПРОБЛЕМА ПОЛИЭТНИЧНОСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЕ

Аннотация:

Проблема полиэтничности в странах Центрально-Восточной Европы рассматривается в контексте континентальной безопасности и евро-атлантической интеграции. Цель - выявление потенциала конфликтности межнациональных отношений в регионе. С позиции континентальной безопасности проблема полиэтничности в ЦВЕ не представляет непосредственной угрозы, однако, их игнорирование может привести к дестабилизации общественнополитической обстановки. Важную роль в деле интеграции меньшинств и борьбы с ксенофобией должны сыграть средства массовой информации и система образования, политические представители и руководители общин.

Ключевые слова:

Центрально-Восточная Европа; этнические меньшинства; этно-политические конфликты

I.N. Tarasov

PROBLEM OF POLY-ETHNICITY IN CENTRAL-EASTERN EUROPE

Abstract:

The problem of poly-ethnicity in Central-Eastern Europe is considered in the context of continental security and Euro-Atlantic integration. The purpose is to identify potential conflicts of inter-ethnic relations in the region. From the position of the continental security problem polyethnicity in CEE is not an immediate threat, but ignoring them can lead to destabilization of Socio-Political situation. In the integration of minorities and anti-xenophobia fight important role to play the media and the education system, the political representatives and community leaders.

Key words:

central and Eastern Europe, ethnic minorities, ethno-political conflicts

Проблема полиэтничности в странах Центрально-Восточной Европы рассматривается нами в контексте континентальной безопасности и евроатлантической интеграции. Под «Центрально-Восточной Европой» (ЦВЕ) понимается регион, включающий Польшу, Чехию, Словакию и Венгрию - т.н. Вышеградскую четверку. Актуализация проблем полиэтничности в регионе ЦВЕ обусловлена вступлением стран региона в НАТО и Европейский Союз, распространением на новых членов евро-атлантических структур коммуни-тарных норм в сфере соблюдения прав человека и национальных меньшинств.

Расширение 2004/2007 гг. самое масштабное в истории Евросоюза и НАТО. Для его осуществления потребовался коренной пересмотр положений основополагающих договоров, была проведена институциональная реформа. Не секрет, что расширение носит экстенсивный характер. Так территория ЕС увеличилась на четверть, население на 1/5, а суммарный ВВП всего на 6%. Европейцы стали беднее. ВВП на душу населения уменьшился на 16%. К ЕС

присоединились страны, чей среднедушевой доход не превышает 38% от общеевропейского уровня, а внешний долг превышает $ 200 млрд. Появляются новые специфические проблемы. Ареал расширения отличается огромной пестротой этнического состава, религиозных верований, традиций и уклада жизни. Ни в одной из новых стран нет традиции сильной, непрерывной и жизнеспособной государственности.

Нашей целью является выявление потенциала конфликтности межнациональных отношений в Центрально-Восточной Европе. Достаточно присмотреться к этнической карте региона, чтобы увидеть особенности этнопо-литической ситуации. Соотношение численности национальных меньшинств в странах ЦВЕ представлено в таблице №1.

Таблица 1. Национальные меньшинства в Центрально-Восточной Европе*

страна Население, млн. чел. (199-2001 гг.) Титульная нация, % меньшинства, тыс. чел.

поляки венгры чехи словаки немцы цыгане украинцы белорусы сербы словенцы хорваты румыны мороване силезцы

Польша 38,60 97,6 ++ > 3 > 3 > 3 501, 8 > 3 231, 6 193

Венгрия 10,43 98,0 > 3 ++ > 3 10,4 30,8 142, 6 > 3 - 2,9 1,9 13,5 10,7 - -

Чехия 10,27 81,2 61,6 20,5 ++ 318, 4 51,4 30,8 > 3 1355 ,6 41

Слова- кия 5,408 85,7 5,4 573, 2 59,4 + + 5,4 86,5 32,4

Польша и Венгрия - два из немногих государств в мире, в которых более 90% населения принадлежат к одной этнической группе. При этом самые многочисленные национальные меньшинства составляют не более 1,3 -

1,4%. Крупнейшие национальные меньшинства: немцы - в Польше (501,8 тыс. чел.), венгры - в Словакии (573,2 тыс. чел.), цыгане - в Венгрии (142,6 тыс. чел.). Мороване и силезцы в Чехии являются «государствообразующи-

* Центральноевропейские страны на рубеже ХХ-ХХ1 вв. Аспекты общественнополитического развития. Историко-политологический справочник. М, 2003.

ми нациями», что подтверждает преамбула Конституции Чешской республики [10, s. 4]. Словаки - крупнейшее национальное меньшинство в Чехии (318,4 тыс. чел.).

Не трудно заметить, что в каждой из стран ЦВЕ проживают представители национального большинства соседних стран региона. Например, поляки, венгры и словаки в Чехии. «Внутренние меньшинства многих восточноевропейских государств одновременно являются (и рассматриваются в качестве таковых) внешними меньшинствами для соседних государств, которые, в свою очередь, предстают в роли государств-покровителей данных меньшинств» [1, с. 31]. Нельзя игнорировать тот факт, что значительная часть народов Центрально-Восточной Европы проживает вне своих национальных государств. Так, 33% венгров проживают за пределами Венгрии, 10 миллионов поляков составляют Полонию - зарубежные польские диаспоры.

Положение национального меньшинства в странах региона зависит от различных факторов, среди которых особо выделяются:

- стабильность социально-экономического и политического развития страны;

- степень экономической и культурной интеграции меньшинства;

- территориальная дифференциация;

- культурно-исторические традиции межнациональных отношений;

При определении положения национальных меньшинств необходимо

также учитывать этнолингвистическую близость меньшинства к «титульной» нации. Наиболее благоприятные условия развития имеют меньшинства, составляющие культурно-религиозное и (или) лингвистическое единство или родство с нацией большинства. Уникальность венгерской ситуации заключается в том, что здесь нет этнолингвистической группы, близкой к нации большинства. Во многом именно этим можно объяснить относительное равенство в положении национальных меньшинств в стране.

В польском, чешском и словацком обществах положение славянских и неславянских, христианских и нехристианских общин различно. В первую очередь, это отражается на положении немцев и цыган. Если учитывать этнолингвистическую близость словаков, поляков и чехов, то немцы в Чехии составляют крупнейшую неславянскую диаспору.

Перечисленные факторы и политическая практика позволяют выделить несколько этнополитических проблем в странах региона:

- «цыганская проблема» характерна для Венгрии, Словакии и Чехии, а также для балканских стран, Болгарии и Румынии. Сегодня она обрела континентальный масштаб.

- проблемы польско-немецкого и чешско-немецкого диалога обусловлены в первую очередь культурно-историческими причинами.

- проблема «восточной стены» в Польше носит этносоциальный характер.

- венгерская проблема в Словакии периодически обостряется, в том числе в связи с принятием венгерским парламентом Закона о правах зарубежных венгров.

Цыганская проблема - это один из серьезнейших и долговременных вызовов Евросоюзу, поскольку интеграция цыган продлится не менее одного поколения. Пять миллионов цыган являются самым многочисленным и самым бедным меньшинством в границах Евросоюза. По заявлению Еврокомиссии ЕС не будет терпимо относиться к их традициям, которые нарушают права человека, - например, купле жен, отказу отправлять детей в школу и т.п. Всемирный банк подготовил доклад, отражающий удручающее положение цыган в странах континента. Был подготовлен проект «Десять лет интеграции цыган», на реализацию которого выделяют средства Еврокомиссия и Всемирный банк. Наиболее существенными для цыган региона являются четыре основные проблемы: жилье, образование, занятость и участие в политической жизни. Уровень безработицы цыганского населения стран ЦВЕ составляет 60-90%. Цыгане, как правило, заняты в качестве сборщиков мусора или разнорабочих. Две трети цыганских семей живут на государственное пособие, а 20% цыган занято в криминальном бизнесе. В странах региона систематически практикуется направление цыганских детей в школы для умственно отсталых. Возможности цыган высказываться на политическом уровне, крайне узки. Ситуацию осложняет и тот факт, что точное число цыган, живущих в странах ЦВЕ, до сих пор неизвестно.

Наиболее тяжелое положение цыган (в пределах Вышеградской группы) отмечено в Словакии и Чехии. Демонстрации и акции неповиновения цыган на востоке Словакии в марте 2004 г. потребовали чрезвычайного заседание правительства и срочного выезда премьер-министра в район событий. Для наведения порядка были стянуты значительные силы полиции и регулярные армейские части. Начались трагические события с того, что группа цыган разграбила местный супермаркет. Ситуация повторилась в десятках населенных пунктов. Столкновения с полицией приобрели массовый характер. Несколько человек были ранены [4]. Представители «цыганского парламента» объясняли действия своих соплеменников желанием привлечь внимание чиновников к своим проблемам, которые долгие годы игнорировались словацким правительством. Большинство представителей цыганской национальности (80%) не имеют постоянной работы, 28% неграмотны. В 2008 году Европейский суд осудил акт помещения цыганских детей в школы для умственно отсталых. Но лишь 37,5% из них осиливают курс начальной школы, зачастую просиживая в начальных классах по нескольку лет и покидая в 18 лет государственные учебные заведения без аттестатов (со справками). Среди учащихся лицеев - их 3,9%, а студентов высших учебных заведений - всего 0,1%. Если же речь идёт о девочках, то как правило они становятся матерями уже в 12 - 14 лет, а реализация права на школьное

образование не входит в планы их семей. В Словакии и Чехии смертность цыган вдвое выше среднестатистической по стране. Словацкий премьер отказался признать, что цыганский бунт является следствием социальноэкономических проблем. Лидеры цыганского национального меньшинства потребовали проведения чрезвычайного заседания парламента страны, угрожая повторением беспорядков, если задержанные не будут выпущены на свободу. Чешское правительство усилило свои границы с целью не допустить миграцию цыган в страну.

Примером реанимации средневековой политики сегрегации цыган служит возведение в чешском городе Усти-над-Лабем стены высотой в четыре метра, с тем, чтобы отделить цыган от нецыганского населения. Лишь под давлением гражданского общества и международного воздействия местные власти отказались от реализации данного проекта.

Существенной проблемой для правительств Чехии, Словакии и Венгрии является массовая эмиграция граждан цыганской национальности в страны Западной Европы. Значительный приток эмигрантов-цыган из стран Центрально-Восточной Европы до середины 1990-х гг. воспринимался западными странами как свидетельство неудовлетворительного положения с правами национальных меньшинств. Мониторинг ситуации, осуществляемый Европейским центром по правам цыган (ЕЯЯС) лишь отчасти является объективным. Великобритания - основная цель цыганских эмигрантов постоянно ужесточала требования по предоставлению политического убежища выходцам из Восточной Европы. В конечном итоге, Европейский союз не мог позволить вступление стран-кандидатов, имеющих проблемы с правами меньшинств. Кроме того, социальная система стран Запада не могла на себя принимать обязательства за безответственную политику национальных правительств Чехии, Венгрии и Словакии. Приток новых беженцев без сомнения представляет угрозу для стран Запада.

Все же положение цыган нельзя считать абсолютно неудовлетворительным. Осуществляются инициативы с целью значительно улучшить положение этого меньшинства. В Венгрии Совет по делам радио- и телевещания выдал лицензию первой независимой радиостанции в Центральной Европе, которой владеют цыгане. В Словакии реализуются проекты, позволяющие представителям цыганского и нецыганского населения совместными усилиями осуществлять строительство жилищ, благодаря чему удалось развеять негативные стереотипные представления о том, что цыгане являются пассивными получателями социальных благ. Кроме того, в странах региона цыгане создали несколько политических партий и движений и учредили несколько десятков гражданских ассоциаций. Все же большинство программ по интеграции цыган обречено на провал, поскольку они были разработаны без участия легитимных представителей этой этнической группы.

В Венгрии осуществление и защита прав меньшинств основаны на законе о правах национальных и этнических меньшинств, принятом летом 1993 года. Закон дает определение этнического меньшинства, закрепляет за ним права и устанавливает гарантии этих прав, как индивидуальных, так и коллективных. Гарантией соблюдения прав меньшинств служит институт омбудсмена. Самым важным элементом системы защиты прав меньшинств является возможность создавать собственное самоуправление. Национальное меньшинство имеет право на создание в населенном пункте и на республиканском уровне своего самоуправления, и только оно одно призвано решать вопросы сохранения культурной и языковой тождественности данного меньшинства. В качестве национальных меньшинств в Венгрии могут выступать признанные таковыми государством этнические сообщества. На сегодняшний день их 13: цыгане, немцы, хорваты, словаки, поляки, румыны, армяне, русины, греки, сербы, болгары, словенцы и украинцы.

В 1994 г. было создано 642 самоуправления, большинство которых инициировались цыганами. В результате коммунальных выборов уже в 1998 г. тринадцать этнических групп Венгрии образовали 1367 местных органа самоуправления и сегодня число самоуправлений остается стабильным (ныне - 1384).

В Польше нет специального закона о правах национальных меньшинство, но их права закреплены в статье 35 Конституции. «Польская Республика обеспечивает польским гражданам, принадлежащим к национальным и этническим меньшинствам, свободу сохранения и развития собственного языка, сохранения обычаев и традиций, а также развития собственной культуры. Национальные и этнические меньшинства имеют право на создание собственных учреждений - образовательных, культурных, служащих охране религиозной самобытности, а также на участие в разрешении дел, касающихся их культурной самобытности» [8, s. 19-20]. Национальные меньшинства в Польше имеют возможность беспрепятственно пользоваться всеобщими правами и свободами и применять их для заботы о своей культурной идентичности и участия в политической жизни. Закон об образовании гарантирует обучение на родном языке для немецкой, украинской, белорусской и литовской диаспоры. Представители немецкого меньшинства представлены в Сейме самостоятельной парламентской группой. Для немецкого меньшинства в Польше компактное проживание не характерно. Немцы живут в крупных польских городах и сельской местности в приграничных районах с Германией, а также в Силезии совместно с польским населением. Внутренний польско-немецкий диалог можно считать состоявшимся и сейчас важное значение имеет внешний диалог между Польшей и Германией на межгосударственном уровне.

В Чехии преподавание на родном языке введено только для поляков. Этим правом не обладают немцы, даже в Верхней Силезии, где они прожи-

вают компактно. Чешско-немецкие отношения осложнены историческими проблемами. В первую очередь, это касается прав судетских немцев на имущество, конфискованное у них по декретам Э. Бенеша после окончания Второй мировой войны. Накануне вступления Чехии в ЕС правительства Германии, Австрии и Венгрии достигли соглашения о том, что имущественные права граждан, затронутые декретами не должны препятствовать международным отношением этих стран с Чехией. Данная проблема в последнее время не вызывает каких-либо противоречий в межнациональном общении чехов и немцев, они полностью лежит в рамках гражданского права.

В Словакии, где уже в преамбуле конституции провозглашается этно-кратический характер государства, проблема венгерского меньшинства стала наиболее острой с началом демократического транзита. В это время националистическая идеология активно эксплуатировалась как словацкими, так и венгерскими политиками [6, с. 35-36]. Венгерское национальное меньшинство составляет 10,8% всего населения страны и проживает в приграничных с Венгрией районах. В 1994 г. лидеры венгерского меньшинства в Словакии, осознав суть этнократической политики мечьяризма, создали Партию венгерской коалиции ^МК). Известно, что с самого начала демократических перемен в Центрально-Восточной Европе, венгерское правительство всячески поддерживало своих соотечественников за рубежом и в зависимости от положения венгерского меньшинства в той или иной стране выстраивало свою политику. «Пока в странах, где проживает значительное венгерское меньшинство, конституционные гарантии прав меньшинств останутся не сформулированными, венгерское правительство видит мало возможностей для подлинно дружественных отношений с ними», - провозглашал в свое время министр иностранных дел Венгрии Г. Йесенски [7, s. 96]. Правительство В. Мечьяра в 1994-1998 гг. насаждало словакам мысль, что венгры

- это пятая колонна в стране. Принятый в то время закон о пользовании словацким языком существенно ограничивал права меньшинств. В 1998 г. мечьяризм пал, а SMK вошла в правящую коалицию. Именно с этого времени положение словацких венгров начало меняться. Венгерский язык стал употребляться наравне со словацким в местах компактного проживания венгров, был создан Венгерский университет в г. Кошице, СМИ национальных меньшинств получили ряд фискальных льгот [2, с. 294]. Тем не менее, ряд требований SMK остаются не удовлетворенными:

- создание т.н. «Комарнянского края» - единой административной единицы с компактным проживанием венгров;

- реализация Хартии языков национальных меньшинств (вступила в силу в 2002 г.);

- передача в распоряжение местным органам власти земли, принадлежность которых определенному собственнику не установлена [11, р. 46].

Летом 2001 г. венгерский парламент принял Закон «О зарубежных венграх», который вступил в силу 1 января 2002 года. Основная идея этого акта состоит в поддержке соотечественников за рубежом. Зарубежные венгры смогут временно трудоустраиваться и обучатся в Венгрии. Кроме того, правительство Венгрии создает специальный фонд, средства которого пойдут на поддержание венгерской культуры в соседних странах. Венгерское правительство направляет ежегодно $ 31 млн. на поддержку соотечественников. Венгрия этим законом пытается восполнить дефицит рабочей силы, что подтвердил в своем выступлении 28 января 2002 г. министр финансов Венгрии М. Варга. Зарубежные венгры, устраиваясь на временную работу в стране, не будут иметь трудностей с адаптацией, а венгерские граждане не будут испытывать предубеждения к иностранным рабочим. Правительство Венгрии предполагает, что законом могут воспользоваться 240 тыс. потенциальных зарубежных студентов-венгров.

Венгерская законодательная инициатива вызвала неоднозначную реакцию в соседних странах. Данный закон наиболее жаркие споры вызвал в Словакии и Румынии, где венгры составляют существенную часть населения. Тем более что выделяются регионы компактного проживания венгров: область Комарно и Кошице в Словакии, Трансильвания в Румынии, Воеводина в Сербии. Именно в этих странах проявился наибольший интерес граждан венгерской национальности к новому закону.

Правительство Словакии считает, что данный закон нарушает суверенитет страны. Словацкая народная партия ^^) выступила с инициативой направить иск в Международный суд в отношении Венгрии из-за Закона о зарубежных венграх, который ущемляет права граждан Словакии других национальностей. Лидер Венгерской социалистической партии (MSzP) Ласло Ковач подверг критике практику заключения двусторонних деклараций, поскольку приток зарубежных венгров лишит заработков сезонных рабочих из самой Венгрии. По-прежнему словацкие венгры остаются «заложниками» закона о них [9]. За 10 лет действия закона надежды венгерского правительства мало оправдались. Первоначальный приток мигрантов позитивно повлиял на состояние рынка труда в Венгрии, позже смысл закона девальвировался в связи со вступлением большинства стран региона в ЕС. В конечном итоге рынок труда пережил шок в условиях экономического кризиса, когда в Венгрии не могли найти работу не только зарубежные венгры, но и граждане республики.

Иную основу имеют проблемы национальных меньшинств в Польше. Общий подход польского государства заключается в разграничении понятий «национально меньшинство» и «этническая группа». Национальным меньшинством считается сообщество граждан республики, которые своим национальным самосознанием отличаются от остальных граждан, доминирующих в стране. Основа этнической группы заключается в этническом и региональ-

ном самосознании в рамках одного народа. Однозначно к меньшинствам в Польше отнесены немцы, украинцы, белорусы, литовцы, чехи, словаки, русские, цыгане, евреи, греки и др. Но в отношении кашубов, гуралей, силезцев, караимов, лемков, русинов нет четкого определения. Право национальной идентификации адресуется лично гражданину, а не общине или объединению. Отсутствие специального закона о правах меньшинств в значительной степени компенсирует Закон об общественных организациях, принятый в апреле 1989 года. В согласии с действующим правовым актом, общественным организациям могут выделяться только целевые дотации на конкретные дела. Это касается и объединений национальных меньшинств, которые сами должны заботиться о содержании своих штатов и помещений, но пользуются средствами из госбюджета на конкретные проекты. Бесспорное достижение последних лет - укрепившееся убеждение в том, что Польша, хотя в ней численно преобладают поляки, - не национальное, а многонациональное государство.

Проблема национальных меньшинств в Польше косвенно связана с долгосрочной стратегической политикой Польской Республики по отношению к соседям и связям с соотечественниками, живущими вне исторической родины. Здесь сплелись три проблемы: поляки - национальные меньшинства; Польша - ее соседи; поляки на родине - поляки за рубежом [5, с. 35]. Современное польское государство проявляет исторический патернализм по отношению к литовцам, белорусам и украинцам. Социальный аспект взаимоотношений большинства и меньшинства усматривается в комплексной проблеме национальной и региональной политики в отношении «восточной стены». В польской публицистике такое название закрепилось за тремя пограничными воеводствами - Подляским (центр - Белосток), Люблинским (центр

- Люблин) и Подкарпатским (центр - Жешув). Ареал этой зоны составляет 20 % территории страны, на которой проживает 5,6 млн. чел. (14,5 % населения Польши). В трех воеводствах проживает большая часть польских граждан, принадлежащих к различным национальным меньшинствам и этническим группам. Одновременно этот регион - самый экономически слаборазвитый в стране. Здесь самый высокий уровень безработицы, слабая промышленная инфраструктура, а аграрный сектор развивается крайне медленно. Не случайно именно на востоке страны больше всего «евроскептков» и популярны националистические и популистские лозунги А. Леппера или Я. Ло-пушаньского. Национальные меньшинства «восточной стены» не проявляют трудовой мобильности, как правило, молодежь не покидает пределов родного воеводства, неполяки не имеют возможности для реализации своего потенциала на месте и привязаны к государственным дотациям и выплатам. Нельзя сказать, что национальные меньшинства в Польше испытывают политическое давление, но общество не преодолело настороженности по отношению к ним, их культурно-религиозные традиции не пользуются долж-

ным уважением, правительство рассматривает их как своеобразный инструмент во взаимодействии с соседями, где проживают поляки.

Анализируемые нами проблемы полиэтничности имеют различное происхождение. Цыганская проблема имеет как социально-экономические, культурно-исторические, так и политические аспекты. Это наиболее сложная и масштабная проблема региона. Именно она обладает огромным потенциалом конфликтности.

Другой острой проблемой региона выступает проблема венгерского национального меньшинства в Словакии. Венгерское меньшинство консолидировано вокруг умеренно-националистической SMK, которая подтвердила свою приверженность демократическим принципам в годы мечьяризма. Осложняется эта проблема наличием внешнего фактора - активной позицией правительства Венгрии и особенностями расстановки сил на словацкой политической сцене. Демократические партии в Словакии без поддержки венгерского населения могут потерпеть поражение на очередных выборах, а SMK ничем не рискует, имея за спиной поддержку Будапешта. Это часто служит основанием для необоснованных требований венгерской партии.

Проблемы национальных меньшинств «восточной стены» в Польше имеют определенную конфликтогенность, но лишь в случае крайнего обострения экономического кризиса в стране или внешней агрессии. Однако ни сейчас, ни в обозримой перспективе не просматривается такая вероятность.

Проблемы немецкого меньшинства в Польше и Чехии, напротив, не имеют сколько-нибудь значительной перспективы стать основой конфликта. «Соперничество и конфликты между этническими группами сдерживают развитие демократических институтов, но обусловленные такими соперничеством и конфликтами проблемы можно сократить с помощью политических мер и процедур, которые защищали бы положение меньшинств и одновременно были бы приемлемы для большинства» [3, с. 43]. Персонификация права национального меньшинства позволила перевести эти проблемы в юридическую плоскость, решение которых оказывается возможным в рамках демократических процедур.

Проблемы полиэтничности в странах ЦВЕ не могут иметь единого рецепта разрешения, однако основополагающим принципом в их разработке является политика интеграции, базирующаяся на защите и поощрении прав меньшинств. Важную роль в деле интеграции меньшинств и борьбы с ксенофобией призваны сыграть средства массовой информации и система образования, равно как и политические представители, руководители общин. На государственном уровне правительства стран ЦВЕ способны обеспечить:

- законодательные меры, направленные на преследование расовой и национальной нетерпимости;

- этнический мониторинг для контроля за положением меньшинств;

- деятельность консультативных и правозащитных органов, занимающихся проблемой этнического и расового равенства.

Меньшинства в свою очередь должны приложить усилия для институ-циализации своего представительства.

С позиции континентальной безопасности проблема полиэтничности в ЦВЕ не представляет непосредственной угрозы, однако, их игнорирование или неэффективное решение может привести к дестабилизации общественно-политической обстановки в странах региона, что в свою очередь негативно отразиться на общеевропейских процессах международного сотрудничества и континентальной интеграции.

Литература

1. Оффе К. Этнополитика в восточноевропейском переходном процессе // Полис. 1996. №2.

2. Ратификация Хартии региональных языков или языков меньшинств в России: анализ рисков // Этнополитическая ситуация в России и сопредельных государствах. Ежегодный доклад Сети этнологического мониторинга. 2011. М., 2012.

3. Хесли В.Л. Национализм и пути разрешения межэтнических противоречий // Полис. 1996. №6.

4. Шаповалов А., Шевель В. Табор уходит в никуда. Евросоюз столкнулся с цыган-ской проблемой. // Российская газета. 2004. 3 марта.

5. Ягелло М. Национальные меньшинства в Польше // Новая Польша. 2001. №1.

6. Ян Э. Демократия и национализм: единство или противоречие? // Полис. 1996. №1.

7. Jeszenszky G. Eckpfeiler ungarischer Europapolitik: EG-Mitgliedschaft und gesamteu-ropдische Zusammenarbeit // Integration. 1991. №3.

8. Kronika Sejmowa. Wydanie specjalne. W-wa. 1997.

9. Magyar Hirlap, 6.11.2003.

10. Sbirka zakonu Ceske Republiky. Praha. 1993.

11. The impact of decentralization on social policy / Ed. by Katalin Tausz.-Budapest: Local government and public service reform initiative, 2002. XVI.