А.В. Платонова

ПРОБЛЕМА ОТВЕТСТВЕННОСТИ В ФИЛОСОФИИ ТЕХНИКИ1

Даются реконструкция темы ответственности в философии техники; анализ основных изменений в ее содержании под воздействием техники, а также ее значения в условиях техногенной цивилизации.

Минувшее столетие прошло под знаком возрастающего осознания ответственности, которое впервые за свою многовековую историю получило статус фундаментальной характеристики бытия человека. Известно, что ответственность в традиции этической мысли рассматривалась как реляционное понятие, приобретая морально-нравственное значение только в соотнесении с другими этическими категориями, имеющими более высокий философский статус.

«Темпоральный» и «онтологический» поворот в философии ХХ в., в рамках которого произошло переосмысление целей человеческого бытия, переописание субъекта в терминах «конечного», «исторического», «вовлеченного в различные языковые практики», позволил представить ответственность как значимую философскую категорию.

Ответственность становится «нравственным императивом», «моральным абсолютом», «экзистенциа-лом», ее осмысление разворачивается независимо от нормативной этики, где на первый план выходит тема бытия, или существования (Ж.-П. Сартр, А. Камю, Г. Йонас, М. Бахтин, Э. Левинас, З. Бауман и др.).

Но решающую роль в актуализации ответственности сыграла возросшая технологическая мощь и ее негативные последствия. Техника как важное средство в разрешении жизненных проблем стала той силой, которая угрожает и духовной сущности человека, и природному миру. Тенденция масштабных негативных последствий технической деятельности, конфликты в выборе целей и средств развития цивилизации нашли свое осмысление в философии техники, которая обратилась к морально-нравственной оценке техники сквозь призму таких понятий, как «благо», «зло», «ответственность», тем самым поставив вопрос о ценностной природе феномена.

Анализ ответственности в философии техники обусловлен тем, что именно в ее традиции происходит переосмысление прежнего содержания ответственности, которое в первую очередь вызвано новым отношением человека к возможностям его собственной свободы. Новая степень свободы, существующая также и в свободе разрушения всего живого, выходит за рамки традиционных норм и ценностей, тем самым актуализируя вопрос о масштабах и формах ответственности человечества в техногенном мире.

В ситуации, когда техническая власть инженера, проектировщика, ученого оказывается все большей, преобладает над знаниями о последствиях, моральная рефлексия о технике становится рефлексией о будущем развитии человечества. В философии техники речь идет об ответственности, прежде всего, ученого, инженера, проектировщика, т.е. субъекта, который создает и внедряет технику в жизнь. В современном мире субъект технической деятельности приобретает преимуществен-

но коллективный характер. Так, субъект, создающий технику, может быть представлен в виде системы научно-технических объединений: конструкторских или проектных бюро, научно-исследовательских институтов.

Если техническую деятельность рассматривать не только как создание, но и использование, то ее субъектом может выступить любой человек, активно действующий, расширяющий сферу своего господства над внешней и собственной природой. Свою задачу философы видят не только в разработке конкретных рекомендаций для такого субъекта, но и в том, чтобы продумать морально-нравственные основания его действия.

В современном мире технические изобретения сменяются быстрее, чем поколения людей, что требует постоянной актуализации знаний субъекта технической деятельности, его непрерывного образования и самообразования. Одной из задач философии техники и является преодоление профессиональной ограниченности субъекта технической деятельности, его ориентация на социальные и этические аспекты своей практики.

Попытка осмыслить моральные аспекты техники связана с двумя существенными трудностями. Во-первых, существование многочисленных оценочных суждений о технике. Во-вторых, многообразие этических теорий и концепций, наличествующих в самой этике. Решение данных проблем может осуществляться в разработке «этики отказа от власти техники» [1] или, наоборот, в использовании всего концептуального багажа этики. Так, например, Э. Агацци предлагает в моральных суждениях о технике использовать различные этические теории как взаимодополнительные, где моральным критерием является оптимизация ценностей [2]. Но тогда возникает проблема, как непротиворечиво их объединить в единый контекст.

Решение моральных проблем, связанных с техникой, для многих философов виделось в разработке такой этической теории, которая соответствует новым масштабам человеческой деятельности, учитывает возможности изменяющихся воздействий. Сторонники данного подхода (Х. Ленк [3], Г. Йонас [4], А. Хунинг [5], Г. Рополь [6]) считают, что прежние этические концепции не способны решить проблемы, связанные с техникой и ее развитием. Традиции, в которых ранее во многом виделось основание исходных моральных принципов, зачастую оказались разрушенными. Они потеряли свое значение в связи с глобальными процессами, развивающимися в обществе, и быстрым темпом изменения производства, переориентацией его на массовое потребление.

Техника до ХХ в. не играла столь существенной роли в жизни человека, и морально-нравственные теории прошлого описывают поле фактов, исключающее воздействие, оказываемое техникой на общество. Сторонники создания новой этической теории (Г. Йонас [4],

Г. Пихт [7], Х. Ленк [8]) сходятся во мнении, что она должна учитывать отдаленные последствия технической деятельности, быть ориентированной на сохранение человечества, его будущего, и в ее основание должна быть положена ответственность.

В философии техники ответственность рассматривается как процесс, направленный на сохранение человечества в будущем, на предотвращение широкомасштабных негативных последствий. Ориентация ответственности на отдаленные, необратимые и кумулятивные последствия приводит к изменению ее временного (темпорального) горизонта, расширению ее структур: объекта и субъекта.

Осмысление нового содержания ответственности в философии техники может быть представлено в двух основных направлениях. Первое связано с обоснованием и метафизической разработкой универсальной этики ответственности в условиях технической деятельности. Второе направление обращается к анализу частных видов ответственности, таких как информационная (компьютерная), инженерная, экологическая и т.д. Здесь ответственность анализируется по отношению к природе, к человеку и самой технике, ее созданию и применению. Данное направление рассматривает ответственность в рамках различных прикладных и профессиональных этик.

Разработка этики ответственности была предпринята в трудах М. Вебера [9], Г. Пихта [7], Г. Йонаса [4], К.-О. Апеля [10]. К числу плодотворных концепций ответственности, обративших на себя внимание в последние десятилетия ХХ в., относится онтологическая программа ответственности Ганса Йонаса, где понятие ответственности представлено под видом категорического императива. В данной концепции ответственности само присутствие человека становится объектом обязанности. Заслуга Г. Йонаса в том, что он предложил проект универсальной этической теории, попытавшись его обосновать через интуитивизм и метафизику, но философу не удалось дать ясных ответов о способах общественного применения принципа [4]. Этика ответственности не является требованием, она отражает условия возможной ответственности за поступки в развивающемся мире. Ее основная задача в том, чтобы этически освоить уникальную ситуацию с новыми средствами.

Наряду с теоретическим поиском, ведущимся в основном вокруг проблемы обоснования этики ответственности, развивается также и направление, связанное с анализом ответственности в прикладных этиках, где на первый план выдвигаются проблемы профессиональной морали, кодификации нравственных отношений, возникающих в особых сферах человеческой деятельности.

После концепции Г. Йонаса в исследованиях, посвященных ответственности, намечается тенденция отказа от метафизических понятий, лежащих в основе принципа ответственности. Все чаще наблюдается ситуация формулирования этических позиций из конкретных норм и ситуаций, где ответственность становится принципом согласования существующих этик с конкретными историческими ситуациями, тем самым проблема обоснования преобразуется в проблему ответственного применения этики.

В прикладных этиках ответственность интерпретируется по отношению к человеку (биомедицинская этика); по отношению к самой технике, ее созданию и применению (ядерная и компьютерная этики) и по отношению к природе (экологическая этика). Прикладная этика рассматривает ответственность в рамках конкретных моральных ситуаций, а также общезначимые проблемы, охватывающие людей разных компетенций и касающиеся самого личностного бытия индивидов, а не отдельных аспектов его деятельности.

Наиболее развитой областью взаимодействия этики и техники является биоэтика, в рамках которой рассматриваются вопросы, связанные с различными стадиями жизни человека. Так, в контексте биоэтики анализируются моральные дилеммы, относящиеся к началу человеческой жизни, а именно: аборт, эксперименты с зародышами, трансплантация органов, эвтаназия, проблема установления факта смерти в условиях применения аппаратов «искусственное сердце и легкие» и другие высокотехнические средства для продления жизни. Возникновение такого класса нравственных проблем вызвано вмешательством науки и техники в глубинные биологические процессы.

Развитие биотехнологий, в первую очередь генной инженерии, является, по мнению ряда исследователей (О. Хеффе [11], Ю. Хабермаса [12]), источником кризиса человеческой идентичности, его возможных изменений как биологического вида. Если этика ответственности порождена проблемой сохранения моральности в условиях анонимного техногенного мира, то развитие биотехнологий ставит под сомнение возможность как ответственности, так и любой моральной способности человека. По сути, ответ на вопрос о том, как быть человеку моральным в условиях обезличивания социального и индивидуального плана, был дан еще С. Кьеркегором в его интерпретации этики как возможности «быть самим собой» или «не быть самим собой».

В современном мире человек оказался в ситуации, когда стирается категориальное различие между субъективным и объективным, естественно выросшим и искусственно сделанным в тех областях, которые прежде ему были недоступны. По Ю. Хабермасу, именно непредсказуемая комбинация различных наборов хромосом и создает то, над чем невозможно властвовать. Это и есть условие нашей возможности «быть самими собой» [12].

Обсуждение темы профессиональной ответственности субъекта технической деятельности осуществляется в контексте профессиональной этики. Особенностью ответственности в профессиональных кодексах является ее коллективный характер и целенаправленная разработка. Так, в частности, инженерная этика анализирует ответственность в отношении профессиональной деятельности инженеров. Ответственность инженера как субъекта технической деятельности первоначально существовала только перед работодателем. Многочисленные этические кодексы, призванные регулировать и анализировать этическую составляющую технической деятельности, нередко оказывались связанными с материальными интересами, с законодательным регулированием и соображениями престижа.

Но основная причина неэффективности этических кодексов, согласно Х. Ленку, кроется в их абстрактно-

сти, когда инженеру приписывается тотальная ответственность «за все на свете» [3]. Ответственное измерение деятельности инженера возникает только с принятием ролевой ответственности, которая предполагает, что с каждой профессиональной ролью и спектром входящих в нее задач возникают соответствующие формы ответственности. Например, ученый или техник ответствен перед начальством, фирмой, организацией за свои действия или бездействия. Ответственность за выполнение задач и ролевая ответственность в содержательном смысле строго определены носителями ответственности, в этом отношении они имеют определенные рамки и ограничения.

Профессиональная ответственность инженера - это ответственность перед сообществом за качество проводимых работ, за добросовестное выполнение своих профессиональных ролей. Социальная ответственность инженера или инженерного сообщества перед обществом развивается в русле «оценки техники», которая основана на идее безопасности применения технологий, предотвращения или минимизации возможных негативных последствий их применения. Понятие социальной ответственности предполагает проведение экспертиз и исследований, направленных на решение стоящих перед обществом проблем.

Содержание ответственности в современном мире сводится, как правило, к правовому или профессиональному аспекту. Таким образом, складывается односторонняя ситуация, когда вытесняются на периферию другие смыслы ответственности. Правовые или профессиональные коннотации ответственности являются внешними по отношению к субъекту. Тогда как моральная ответственность является внутренней составляющей личности, характеризующей ее как приватное существо. Отсутствие должного внимания в эпоху информационного и технического прогресса к моральному аспекту ответственности, согласно Х. Ленку, состоит в несогласованности технической и этической компетенции [3]. В современном мире часто наблюдается ситуация, когда ограниченные типы ролевой ответст-

венности, в их числе и политические, используются в качестве средства ухода от моральной ответственности.

Коллективный характер технической деятельности ставит под сомнение возможность моральной ответственности. В этой связи складывается неоднозначная теоретическая ситуация, где, с одной стороны, признается (Я. Бекманн [13], Э. Штрекер [14], Х. Ленк [3]), что моральная ответственность может быть приписана коллективам, поскольку мы уже не имеем дело с индивидуальным действием.

С другой стороны, отрицается возможность возложения моральной ответственности на коллектив, поскольку личностный аспект данного вида ответственности делает затруднительным интерсубъективное применение понятия [15, 16]. Решение дилеммы состоит в том, чтобы признать моральную ответственность коллективов, но возложить ее таким образом, чтобы она не могла быть разделена по частям. Иначе говоря, ответственность распределяется не на группу в целом, а на те личности, из которых она состоит.

Будущее проблематично, но уже сейчас ясно, что техническая деятельность больше не может развиваться в контексте технократических установок. Техническая реальность активизируется все новыми процессами, обусловленными как изменениями в отношениях «человек - техника», так и самого технического пространства, включая инженерную деятельность. Возникновение дискурса ответственности в философии техники - это свидетельство кризиса, в котором оказались управляющие люди нашего века. Человечество с помощью техники достигло желаемой «свободы без ценностей», но при этом лишилось какого бы то ни было постоянного образа о себе, постепенно превращаясь в «постав», в функциональный элемент и материал производства (М. Хайдеггер). Проблема ответственности - это проблема моральной дееспособности человечества тем задачам, которые объективно порождены колоссальными производительными и познавательными возможностями общества.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Научно-исследовательский проект «Проблема ответственности в философии техники: историко-философский анализ» (№07-03-00121а). Руководитель А.В. Платонова.

ЛИТЕРАТУРА

1. Эллюль Ж. Технологический блеф // Это человек: Антология. М.: Высш. шк., 1995. С. 265-295.

2. Агацци Э. Моральное измерение науки и техники. М.: Московский философский фонд, 1998. 324 с.

3. ЛенкХ. Размышления о современной технике. М.: Аспект-Пресс, 1996. 183 с.

4. Йонас Г. Принцип ответственности. Опыт этики для технологической цивилизации. М.: Айрис-Пресс, 2004. 480 с.

5. Хунинг А. Инженерная деятельность с точки зрения этической и социальной ответственности // Философия техники в ФРГ. М.: Прогресс,

1989. С. 404-419.

6. Ropohl G. Neue Wege, die Technik zu verantworten // Technik und Ethik. Stuttgart, 1987. S. 149-176.

7. Miiller C. Georg Picht (1969): eshatologische Verantwortung // Geschite der neueren Ethik. Tubingen: Francke Bd. 2. Gegenwart. 1992. S. 116-118.

8. ЛенкХ. Ответственность в технике, за технику, с помощью техники // Философия техники в ФРГ. М.: Прогресс, 1989. С. 372-392.

9. Вебер М. Политика как призвание и профессия // Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990. С. 644-706.

10. ApelK.-O. Diskurs und Verantwortung. Das Problem des Ubergangs zur postkoventionellen Moral. Frankfurt a. M.: Suhrkamp, 1988. S. 7-20.

11. Hoffe O. Schulden die Menschen einander Verantwortung? Skizze einer fundamentalethischen Legitimation // Grenzen der Ethik. MUnchen: Fink,

1994. S. 129-148.

12. Хабермас Ю. Будущее человеческой природы. М.: Весь Мир, 2002. 144 с.

13. Beckmann J. Vom Nutzen und von den Grenzen von Ingenieur-Codices // Philosophie und Technik. Munchen, 2000. S. 191-201.

14. Stroker E. Ich und anderen: die Frage der Mitverantwortung. Frankfurt am Main: Klostermann, 1984. 64 s.

15. Neumaier O. Wofur sind wir verantwortlich // Conceptus XXIV. 1990. № 63. S. 43-54.

16. Zimmerli W. Wandelt sich die Verantwortung mit dem technischen Wandel? // Technik und Ethik. Stuttgart, 1987. S. 92-111.

Статья представлена научной редакцией «Философия, социология, политология» 28 июня 2007 г.