© Е.Ф. Перепелица, 2005

ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ КАЗАХСТАНО-ТУРЕЦКИХ ОТНОШЕНИЙ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДВУСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА

Е.Ф. Перепелица

Геополитические изменения, вызванные распадом Советского Союза, привели к формированию новых независимых государств. С момента обретения государственного суверенитета перед ними возникла проблема обеспечения своей политической и экономической независимости, поиск своей ниши в сложившейся системе международных отношений. Одним из приоритетных партнеров Республики Казахстан (РК) является Турецкая Республика (ТР). На протяжении всей истории независимого Казахстана Турция проявляет серьезный интерес к этой среднеазиатской стране. Взаимный интерес к развитию двусторонних связей определяется многими факторами. Существует распространенное мнение, что в начале 90-х гг. у Анкары открылась возможность реализовать свои пантюр-кистские устремления, сыграть роль региональной сверхдержавы, объединив всех тюрок под своим началом. По словам казахстанского политолога Мурата Лаумулина: «После распада СССР Анкара стала рассматривать себя ключевым игроком в Центральной Азии, мостом между Западом и Азией, форпостом западных стран. А также страной, которая может бороться за влияние и продвижение своих интересов в Центральной Азии»1. Осуществлению этой цели способствовало выгодное географическое положение ТР. Другим важным фактором является политическая активность Анкары: Турция является членом таких региональных структур, как НАТО, ОБСЕ, пытается стать полноправным членом Европейского союза.

Очевидно, что расширение контактов с центральноазиатскими странами в целом и с Казахстаном в частности продиктовано не только политическими амбициями этой страны, но и стремлением решить свои экономические проблемы. ТР испытывает нехватку валюты и природных ресурсов. Для турецкой экономики характерны высокие темпы инфляции и большой внешний долг, с выплатой которого страна не может справиться и рабо-

тает преимущественно на его погашение. Что касается природных ресурсов, то ценой гигантских усилий в начале 90-х гг. Анкара добилась увеличения нефтедобычи до 3—4 млн тонн. Однако реальные потребности страны, составляющие свыше 20 млн тонн, это никак не покрывало. Поэтому Турция вынуждена ежегодно тратить немалые средства на импорт около 16 млн тонн нефти. Еще сложнее обстоит с природным газом, собственных месторождений страна не имеет2. Вследствие этого ТР не хочет быть в стороне от проектов прокладки трубопроводов.

В свою очередь, РК, стремясь дистанцироваться от России и находясь на стадии определения своих внешнеполитических ориентиров, усилила значение турецкого вектора своей политики. Астана пыталась показать России и другим странам СНГ, что у нее есть «поле для маневра», и, тем самым, укрепить свою позицию на переговорах с ними. Отстаивая свои претензии на лидерство в регионе, новому независимому государству было важно обладать турецкой поддержкой. Весьма значимым событием для Казахстана стало признание Анкарой его суверенитета: 16 декабря 1991 г. и Турция стала первой страной, сделавшей это.

Во взаимоотношениях двух государств можно выделить следующие сферы: политическую, экономическую, культурно-образовательную и военно-техническую. Трудно выделить приоритет одной из сфер, поскольку каждая играет важную роль для углубления казахстано-турецких контактов. Политическая составляющая характеризовалась регулярными визитами на высшем уровне, постоянными встречами и обменами делегации. В марте 1992 г. Н. Назарбаев принял правительственную делегацию ТР во главе с министром иностранных дел X. Четином. В апреле 1992 г. в Алма-Ату прибыл с официальным визитом премьер-министр ТР С. Демирель. Визит в Казахстан турецкого президента Т. Озала стал важнейшим событием 1993 года. Первое офи-

циальное посещение Турции президентом РК Н. Назарбаева состоялось в октябре 1994 года. Контакты двух стран отличались особой динамичностью в первой половине 90-х гг., в последующие годы они продолжались, но визиты уже не были такими частыми.

Хорошие перспективы имеет экономическое сотрудничество двух стран. Поскольку ТР проводила модернизацию своей экономики, добилась определенных успехов в этой деятельности, на первых порах Астане представлялся крайне ценным турецкий опыт преобразования экономики. Объединение и координация усилий государственного и частного секторов, привлечение финансовых ресурсов и технической помощи из-за рубежа позволило Турции добиться определенных результатов в экономическом развитии. Курс на импортзамещение способствовал созданию в стране многоотраслевого промышленного комплекса. После открытия в 80-х гг. широкого доступа в турецкую экономику иностранного частного капитала он активно включился во многие отрасли промышленности, в том числе машиностроение 3.

Особенно следует выделить строительную отрасль. На начальных этапах индустриализации именно она была в числе отраслей, куда поступали средства, накопленные в частном секторе. Начав с выполнения выгодных государственных заказов гражданского и военного строительства, строительные компании развернули широкое инфраструктурное, промышленное и жилищное строительство и стали выходить на рынки других стран4. Прежде всего на этот накопленный турецкими предпринимателями опыт в строительстве и промышленности ссылались обе стороны, заявляя, что будут придавать первоочередное значение сотрудничеству в указанных областях и взаимно поощрять участие казахстанских и турецких фирм в международных тендерах, проводимых, соответственно, в Казахстане и Турции5. Необходимо отметить, что строительство — одна из самых приоритетных сфер. Стоимость турецких строительных проектов в Казахстане в 2005 г. составила 441 млн долл., существенно превышая показатели аналогичных проектов в России (183 млн долл.) и в Украине (181 млн долл.)6.

Для углубления экономического сотрудничества было заключено Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций, по которому стороны обязались предоставлять благоприятный режим для инвестиций. Что касается поступления прямых турецких ин-

вестиций в РК, то за период 1993—1999 гг. их сумма составила 473,8 млн долл. Турция занимала 4-е место по объему капиталовложений в казахстанскую экономику после США (3 210,7), Южной Кореи (1 494,2) и Великобритании (1220,2), опережая Китай (461,3)7. Для расширения экономических контактов Казахстану необходимо создать более благоприятный инвестиционный климат. Введенных в действие нормативных и правовых актов не достаточно.

Основной объем иностранных прямых инвестиций приходится на добычу сырой нефти и газа. Анализируя динамику казахстанского экспорта в ТР, следует отметить его увеличение в 2001 г. по сравнению с 2000 г. на 19 %. Хотя по сравнению с другими странами азиатского региона прирост не так уж велик, например в ОАЭ увеличился в 30 раз 8. Импорт сократился с 3,2 % в 1995 г. от общего объема импорта до 2,1 % в 2001 году9. Вероятно, внутренний рынок центральноазиатской республики не предоставляет особого интереса для Турции из-за своей малой емкости и вероятной конкуренции с текстилем из Китая. В ходе визита 29 марта 2001 г. в Астану председатель Великого народного собрания ТР Омера Изги заявил, что «Турция является одним из самых крупных инвесторов казахстанской экономики, хотя практически не участвует в капиталовложении в промышленных секторах»10.

Думается, что турецкая сторона изначально сделала обоснованный акцент на расширении контактов в культурно-образовательной сфере. На высшем уровне апеллировали к историческим связям, общей культуре и языкам, объединяющим два народа. Очевидно, Анкара стремилась организовать про-турецко-ориентированную элиту, создать в будущем общество, близкое по духу и ценностям к турецкому менталитету, чтобы в последующем использовать его как базу для своего влияния на принятие важных решений. Для того чтобы вырастить такую элиту, ей нужно предоставить возможность получить турецкое образование, которое основывается на тюркской солидарности. Следуя этой стратегии, ТР начала вкладывать средства в образовательную сферу: спонсировала открытие 24 казахстано-турецких лицея, где обучение ведется турецкими и казахстанскими преподавателями и воспитателями, создала совместно с Казахстаном 2 университета: в

1992 г. в республике открылся Международный казахстано-терецкий университет

им. А. Яссави, с 1996 г. работает университет им. С. Демиреля. Турция включилась в активный процесс обмена студентами и преподавателями. Быстро начала открывать и финансировать центры изучения турецкого языка и литературы, которые оснащались необходимой учебно-методической литературой, издаваемой в Турции.

Развивалась духовно -просветительская сфера. В 1992 г. в республику прибыла группа высших религиозных деятелей во главе с известными священнослужителями и теоретиком имамом Халифом Алтаем. В аппарате Президента Казахстана состоялась их встреча с руководителями и сотрудниками отдела по связям с религиозными организациями, представителями духовенства 11. Заявлялось об их желании совершить длительные поездки по исламским общинам многих областей, где они выступали с проповедями. Данный факт свидетельствует о стремлении добиться расширения идеологического влияния, но ввиду низкой популярности ислама среди казахстан-цев можно констатировать о неудаче этих попыток.

Еще одной основой для сближения стал тюркский компонент, принадлежность двух народов к одной этнической группе. О весьма интенсивном стремлении сближения, учитывая фактор тюркского единства, показывают съезды тюркских государств и общин, которые начали проводиться в Анталье с марта

1993 года. Политические круги в Анкаре придавали огромное значение этим встречам. Президент Турции С. Демирель и премьер-министр Т. Чиллер при каждом удобном случае подчеркивали, что «в настоящее время появляется такой новый геополитический фактор в мире, как общетюркский»12. Осуществлялось совместное празднование знаменательных дат в истории тюркских народов. Первая половина 90-х гг. — время особой активности Анкары, особенно в культурно-образовательной сфере, во второй половине эти связи приобрели более прагматичный характер.

Со второй половины 90-х гг. можно выделить еще одну сферу — военно-техническую, об этом можно судить на основе договорно-правовой базы двух стран. В 1996 г. на уровне правительств было подписано соглашение о техническом и оборонно-промышленном сотрудничестве. Стороны договорились изучить производственные и технологические возможности совместных программ развития и производства материалов и услуг оборонного назначения 13. В 1998 г. подписан До-

говор об оказании безвозмездного военного содействия Республики Казахстан Турецкой Республикой, по которому ТР обязалась оказать безвозмездную помощь на сумму 500 000 долл., начиная с 1998 года. Соглашение 1999 г. предусматривало аналогичную помощь на сумму 700 000 долл. в виде оборудования и услуг. В правительственном соглашении 2000 г. сумма увеличилась до

1 040 000 долл. Из них 930 000 долл. должно предоставляться в виде материалов и услуг, а 110 000 в виде финансовой помощи. Протокол 2001 г., заключенный между Министерством обороны РК и Генеральным штабом ТР, о дальнейших мерах по расширению и углублению военно-технического сотрудничества определял основные принципы, условия деятельности и статус создаваемого Военно-технического представительства Вооруженных сил ТР в Казахстане. Цель его открытия — координация программ в данной сфере. В начале ноября 2002 г. в Астану прибыла турецкая военная делегация, возглавляемая начальником управления по тылу Генерального штаба генералом-лейтенантом Саффетом Кайа. В ходе встречи с руководством Министерства обороны КР подписан исполнительный протокол об оказании военной помощи. Центральноазиатской армии безвозмездно будут переданы специальные автомашины, оборудование связи, телерадиокомплекс, компьютеры на общую сумму около 1 млн долл.

Сегодня, оценивая более чем десятилетнюю новейшую историю казахстано-турецких отношений, можно с уверенностью отметить, что межгосударственные связи РК и ТР имеют долгосрочную перспективу, включая такие основные области, как политические, экономические, культурные, образовательные и военные. И хотя первоначальные надежды Анкары не оправдались, она будет настойчиво продолжать лоббирование своих интересов в Казахстане, вырабатывая новую стратегию. Турция продолжает выстраивать диалог в разных сферах сотрудничества. На разных этапах исторического развития можно выделить более приоритетное направление этих контактов. Проанализировав материал, можно сделать вывод, что в начале — это культурно-образовательное сотрудничество, со второй половины 90-х гг. — военнотехническое. Геополитическая ориентация Астаны окончательно еще не оформлена, поэтому она предполагает множество сценариев развития казахстано-турецких отношений.

40

Е. Ф. Перепелица. Приоритетные направления казахстано-турецких отношений

Несомненно, что на их развитие будут влиять множество факторов, многое зависит от внутренней стабильности как в Турции, так и в Казахстане. Усилению позиций ТР будет способствовать большая ориентация РК на США и ЕС. Поскольку ТР из всех присутствующих в регионе развивающихся стран в наибольшей мере интегрирована в экономические и политические организации Запада, имеет высокий уровень развития с США, Вашингтон будет использовать влияние Турции как посредника в развитии культурныгх связей. Если же Астана в большей мере будет стремиться к интенсификации отношений с Россией, это приведет к ослаблению турецкого влияния.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Laumilin Murat Central Asia and the West. The Geopolitic Impact on the Regional Security. Alma-Ata, 2004. P. 162.

2 Куртов А.А. Политика Турции в отношении Республики Казахстан // Казахстан: реалии

и перспективы независимого развития. М., 1995. С. 397—398.

3 Уразова Е.И. Основные итоги экономического развития Турецкой Pеспублики // Турция в XX веке. М., 2004. С. 127.

4 Там же. С. 129.

5 Совместная декларация о дальнейшем развитии и углублении сотрудничества между PK и TP // Бюллетень международных договоров Pеспублики Казахстан. 1995. № 2—3. С. 88.

6 Новости строительства // http://www.mck. com.ua/index.php?id-topic=98.

7 Казахстан 1991—2002: Информационноаналитический сборник. Алматы, 2002. С. 451.

8 Там же. С. 477.

9 Там же. С. 481.

10 http://www.mcds. ru/defaultAsp? Mode= Review&ID_L0=4&ID=LI=45&ID=12=490&IDL3= 1534&ID=8486.

11 Казахстанская правда. 1992. 27 февр.

12 ^^^03. «Компас». 1994. № 167. 31 окт. С. 3—10.

13 Соглашение между Правительством PK и Правительством TP о техническом и оборонно-промышленном сотрудничестве, Анкара,

3 сентября 1996.