УДК 1 (075). .

ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ В РЕГИОНАЛЬНЫХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ (1990-1998 гг.)

O.A. Никифоров

Юргинский технологический институт Томского политехнического университета E-mail: bhf@mail2000.ru

Формирование новой социальной прослойки российского общества и накопление ей капиталов заставляла бизнесменов активнее включаться в политическую борьбу, в том числе и на региональном уровне. Эта тенденция стимулировалась и социально-экономическим тупиком в котором оказалась страна к середине 1990-х годов, благодаря непродуманным реформам. В статье проанализированы результаты участия предпринимателей малого бизнеса в выборах в органы исполнительной и законодательной власти на региональном и муниципальном уровне в Западной Сибири в 1990-е годы. Дан краткий анализ их резуль -татов и причин, рекомендации.

Степень влияния представителей малого бизнеса на общественно-политическую ситуацию в стране определяется их представительством в законодательных и исполнительных органах власти. Анализ предвыборных компаний в территориях Западной Сибири позволил оценить уровень политической активности предпринимателей в регионе и отношение общества к малому сектору экономики, курсу реформ, выявить социальную базу предпринимательского движения через особенности поведения и социальной структуры электората, показать резервы расширения влияния малого бизнеса на общество и государственные структуры управления.

Активность граждан и общественно-политических сил на выборах в органы законодательной власти в краях и областях Западной Сибири в середине 1990-х годов была высокой. Максимальная наблюдалась в Новосибирской области, где на одно место претендовал 21 кандидат. К следующей группе территорий принадлежали Кемеровская, Тюменская и Томская области (12,8; 11,2; 10,4 человека на место соответственно). Сравнительно невысокий накал политической борьбы имел место в Алтайском край и Республике Алтай (7 и 5,5 человек на место) [1-7]. В таких условиях для победы на выборах необходимо было иметь в наличии комплекс факторов (солидный финансовый потенциал, поддержку средств массовой информации, высокий общественный рейтинг, поддержку наиболее активной части электората и т.п.). Предприниматели, как новая общественно-политическая прослойка общества, оказались в непростой ситуации.

Тем не менее, уровень их активности являлся очень высоким. По удельному весу среди общего числа кандидатов они оказались самой многочисленной группой - 23 %. Вторую по численности группу кандидатов в депутаты составили директора государственных предприятий, инженерно-технические работники, представители социальной сферы и члены различных общественных организаций (16,6 %, 15,7 %, 13,7 %, 12,4 % соответственно). Государственные служащие были представлены 9 %. Наименьший удельный вес имели юристы и пенсионеры (5 % и 4,6 %). Но из отдельно взятых регионов лишь в Новосибирской области бизнесмены оказались самой многочисленной группой кандидатов - 33,3 %. В Алтайском крае они стали вторы-

ми (28 %), уступив директорам государственных предприятий (35,6 %), а в Республике Алтай (21 %)

- работникам социальной сферы (42 %). Слабее оказалось их влияние в Омской области (3 место), где число кандидатов было меньше, чем инженерно-технических работников и представителей социальной сферы, а также в Томской, Тюменской и Кемеровской областях (4 место).

Ярко выраженная потребность бизнесменов к участию в политической жизни государства - их естественная реакция на социально-экономический тупик к которому подошло наше общество в середине 1990-х годов. Кроме того, статистические данные региональных избирательных комиссий отразили ярко выраженную тенденцию: степень политической активности предпринимателей прямо пропорциональна глубине социально-экономического кризиса в отдельно взятой территории и обратно пропорциональна степени его промышленного развития. Отмечая высокую активность предпринимательского класса в целом, нельзя сказать тоже самое о представителях малого бизнеса. Среди кандидатов - предпринимателей их удельный вес колебался от 11 % в Тюменской области до 55 % в Республике Алтай, а в числе претендентов на депутатские мандаты - от 1,4 % в Тюменской области до 11 % в Республике Алтай. И здесь имела место тенденция зависимости общественно-политической активности представителей малого бизнеса от масштабов социально-экономического кризиса и степени хозяйственного развития краев и областей.

Низкая активность субъектов малого бизнеса объяснялась тем, что кризисные явления в сферах экономики и малого предпринимательства в отличие от России в Западной Сибири стали явно проявляться не в 1995 г., а в 1996-1997 гг. Таким образом, стимул к росту политической активности у бизнесменов усилился лишь к 1997 г. Степень политической аморфности среди этой части предпринимателей гораздо выше в Западной Сибири, нежели в России, так как уровень развития малого сектора экономики здесь ниже общероссийских показателей. Кроме того, политическая индифферентность

- отличительная черта малого бизнеса. По России, среди представителей малого сектора экономики, она составляла от 30 % до 50 %, что на порядок больше, чем в крупном бизнесе.

Тенденции, присущие качественному составу депутатского корпуса в Западной Сибири в целом совпали с теми, которые характерны для состава кандидатов в депутаты. Одновременно проявилось несовпадение уровней политической активности отдельных социальных групп в обществе и восприятия их последним в качестве серьезной политической силы [8; 9. С. 58, 183-187, 193-195, 322, 391-393,471-473,487-488,566-567, 582-583]. Как и среди кандидатов в депутаты, так и среди депутатского корпуса, предприниматели составили одну из самых многочисленных ipynn (24,5 %), уступив лишь представителям государственных служащих (26,8 %). Достаточно оказались представленными работники социальной сферы (16,2 %) и директорский корпус государственных предприятий (13,6 %). Несколько слабее смотрелись инженерно-технические работники (9,6 %) и юристы (6,6 %). Минимальное число мандатов получили; представители общественных организаций (1,9 %);и пенсионеры (0,8 %). Но представители малого бизнеса имели незначительный удельный вес среди депутатов региональных Законодательных собраний, с учетом своего представительства среди кандидатов-предприни-мателей. Абсолютное большинство депутатских мест они получили лишь в Законодательном собрании Томской области (45 %). В Алтайском крае и Новосибирской области они были вторыми, имея 22 % мандатов, и уступив в первом случае государственным служащим (32 %), а во втором - работникам социальной сферы (27 %). В Республике Алтай представители бизнеса были представлены третьей по численности фракцией (19 %) и лишь в Кемеровской области оказались в аутсайдерах, поделив 4-7 места (5 %).

С точки зрения удельного веса избранных депутатов от представленного количества кандидатов они выглядели слабее своих оппонентов. Абсолютные лидеры здесь - представители государственных служащих. Каждый четвертый их кандидат избран депутатом (25,2 %). Лучшие,.чем у бизнесменов показатели имели юристы (11,1 %) и представители социальной сферы (11 %). Лишь каждый десятый кандидат - предприниматель был выбран в депутаты (9,1 %). Представители бизнеса опередили директорский корпус государственных предприятий, инженерно-технических работников, пенсионеров и представителей общественных организаций. При этом удельный вес юристов, государственных служащих среди избранных превышал их удельный вес среди кандидатов, что служило косвенным свидетельством приоритетов, господствовавших в региональном электорате и степени влияния той, или иной группы людей на общественное сознание. Такая ситуация среди юридических работников характерна в Республике Алтай, Кемеровской, Томской и Тюменской областях, для государственных служа-, щих в Томской, Тюменской областях, Алтайском крае и Республике Алтай. Несколько слабее она проявилась среди работников социальной сферы (Ал-.

тайский край, Новосибирская и Томская области) и инженерно-технического персонала (Кемеровская область, Алтайский край, Республика Алтай). В тоже время для предпринимателей она была характерна лишь в Томской и Тюменской областях. Что же касается директорского корпуса государственных предприятий, представителей общественных организаций и пенсионеров, (за исключением Алтайского края), то показатели их удельного веса среди депутатов - традиционно ниже, нежели среди кандидатов.

По результатам же выборов глав региональных администраций позиции предпринимателей оказались еще скромнее [9. С. 100-101,104-109,276-277, 282, 354-355, 365-367, 455-457]. Несмотря на то, что по удельному весу в 4-х территориях Западной Сибири это была самая большая группа кандидатов (23 %), лишь один из них представлял интересы малого бизнеса. Только в Новосибирской области был избран губернатор-предприниматель, который отражал, однако, не интересы мелкого бизнеса, а банковских кругов. Число голосов, поданных за бизнесменов оказалось небольшим (18 %) и колебалось от 2 % в Ямало-Ненецком АО до 9,6 % в Томской области. Лишь Новосибирская область стала исключением из правил. Однако такой успех здесь объяснялся не принадлежностью победителя к конкретной социальной прослойке или значительным политическим весом предпринимателей в области, а политическими воззрениями г. Мри, который баллотировался от народно-патриотического союза России. Единственный же представитель малого бизнеса, в Ямало-Ненецком АО, получил минимальную поддержку своих избирателей.

Одновременно проходили и выборы в муниципальные органы управления. К сожалению, данные по результатам муниципальных выборов в большинстве территорий Западной Сибири у автора отсутствуют. Однако, имевшиеся результаты выборов в г. Омске, позволили в определенной степени выделить основные тенденции, характерные и для них [ 10; 11 ]. Они свидетельствовали об определенном своеобразии характера муниципальных выборов в отличие от .региональных; Во-первых, среди кандидатов, в 1994 г. предприниматели не представляли серьезной политической силы (7 %), уступая работникам госаппарата (20 %), социальной сферы (20 %), служащим (30,5 %). В тоже время показатели таблицы за 1998 г. подтвердили предположение о том, что политическая активность российского бизнеса возрастала прямо пропорционально нарастанию кризисных явлений в экономике и обществе. Предприниматели составляли уже 20 % кандидатов, уступив лишь работникам социальной сферы (30 %). Помимо бизнесменов предвыборные компании в г. Омске зарегистрировали рост политической активности в среде работников социальной сферы, представителей общественных организаций, инженерно-технического персонала. У остальных социальных слоев общества наблюдалась прямо противополож-

ная тенденция. Кроме того, выборы 1998 г. показали возросшую политическую активность общества в целом, представив избирателям среди кандидатов гораздо более широкую социальную структуру общества.

Во-вторых, несмотря на рост социальной активности предприниматели не получили значительной поддержки электората на выборах. За них в среднем проголосовало 12 % избирателей. Это седьмой результат среди 11 представленных групп. При этом отставание от журналистов и работников государственного аппарата носило кардинальный характер. Как следствие этого, представительство предпринимателей в городской Думе было минимальным [10. С. 4-7; 11. С. 15]. Предприниматели оказались за бортом депутатского корпуса в 1994 г., где определяющую роль играли работники госаппарата, социальной сферы и представители общественных организаций. При этом удельный вес работников госаппарата, социальной сферы и общественных организаций полностью соответствовал их представительству среди кандидатов. В 1998 г. предприниматели получили около 12 % мест в Думе, оказавшись четвертой по численности фракцией после работников социальной сферы, инженерно-технических работников и представителей общественных организаций. И здесь проявилась прямая зависимость между количеством кандидатов на выборах и числом завоеванных депутатских мандатов.

Таким образом, представители малого бизнеса в большинстве территорий не достигли заметных успехов в борьбе за проникновение в государственные органы управления, несмотря на высокую политическую активность. Это произошло даже вопреки тому, что бизнес-прослойка в Западной Сибири имела ярко выраженный прогрессивный половозрастной и образовательный состав [9. С. 58-59, 183-187, 193-198, 322, 391-393, 471-473, 487-488, 566-567, 582-583; 10. С. 3-5, 10; 11. С. 1-2, 6, 9]. Причины столь скромных результатов представителей малого бизнеса в выборных кампаниях в представительные и исполнительные органы власти краев и областей Западной Сибири в середине 1990-х годов состояли в структуре финансирования избирательных компаний, настроениях местного электората и в имидже предпринимательского класса в российском обществе [12-28].

Только представители малого бизнеса в наибольшей степени зависели от наличия собственных финансовых ресурсов для ведения избирательной компании. Больше половины избирательных фондов их кандидатов составил данный вид средств. Гораздо меньший удельный вес в структуре финансирования выборов этот показатель имел у кандидатов от среднего и крупного бизнеса, в минимальной степени у работников государственного аппарата. Наибольшее значение для мелких предпринимателей имели и взносы от физических лиц, т.е. от населения. В тоже время размер этих денежных ресурсов в избирательных фондах остальных кандидатов минимизирован.

Не меньшую роль в наличии минимального общественно-политического рейтинга предпринимателей сыграли и настроения электората, без знания особенностей состава и поведения которого трудно рассчитывать на серьезный успех в ведений избирательных компаний.

Его лоббистская функция заключалась в том, что в современных условиях низкой явки избирателей на выборы активная, пусть и немногочисленная группа электората способна провести своего ставленника во властные структуры. Анализ социального состава голосовавших говорил о том, что удельный вес демократически настроенных избирателей среди них минимален [12-28].

Таким образом, и финансовые возможности малого бизнеса и комплекс факторов, формировавших мнение электората в 1990-е годы сложились для предпринимательской среды крайне неблагоприятно. Проблемы формирования солидной социальной базы в региональных электората для предпринимательства лежали в отношении общества к предпринимательству как виду социально-экономической активности, в позиции самих бизнесменов к кардинальным проблемам современного российского общества, состоянии общественно-политических организаций, выражавших интересы предпринимателей, особенностях их создания, социальной структуре и степени реального влияния как на бизнес-среду, так и на общество в целом. Предприниматели имели одну из наиболее прогрессивных характеристик по половозрастному и социопрофессиональ-ному признакам по сравнению с другими категориями населения. Это может сделать их в перспективе одной из наиболее влиятельных политических сил российского общества. Проведенный анализ работы общественно-политических объединений предпринимателей и динамики общественного мнения по отношению к малому бизнесу позволили выявить следующие причины современных проблем предпринимательства: незавершенность формирования идеологии предпринимательства и как следствие ее аморфность, отсутствие поддержки активных частей электората, средств массовой информации, ограниченные финансовые возможности малого бизнеса, невысокий рейтинг в обществе, особенности структуры и поведения электората, противоречие между идеологией предпринимательства и его социальной базой, с одной стороны, и практической ориентацией в политике, с другой стороны.

Выход из сложившейся ситуации автор видит в активизации работы представителей малого бизнеса с наиболее пассивной частью электората для его привлечения в политическую жизнь, в усилении социальной направленности работы малого сектора отечественной экономики с целью кардинального изменения общественного мнения в позитивную сторону, в более активном сотрудничестве с государственными органами управления, в более четком оформлении структуры, целей и задач общественных организаций, отражавших интересы малого

бизнеса, в повышении их активности их для защиты интересов тех, кого они представляли.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Сводные отчеты работы за 1995-1997 гг. избирательной комиссии Республики Алтай. - С. 1, 6-9, 15-22, 34 // Тек. арх. избирательной комиссии Республики Алтай. Папка "Выборы". Раздел "Отчеты".

2. Сводные отчеты работы за 1995-1997 гг. избирательной комиссии Алтайского края. - С. 3-11 //Тек. арх. избирательной комиссии Алтайского края. Папка "Выборы". Раздел "Отчеты".

3. Сводные отчеты работы за 1995-1997 гг. избирательной комиссии Новосибирской области. - С. 4-9 // Тек. арх. избирательной комиссии Новосибирской области. Папка "Выборы". .Раздел "Отчеты".

4. Сводные отчеты работы за 1995-1997 гг. избирательной комиссии Кемеровской!области. - С. 2, 5-8, 14 //Тек. арх. избирательной комиссии Кемеровской области. Папка "Выборы". Раздел "Отчеты".

5. Сводные отчеты работы за 1995-1997 гг. избирательной комиссии Томской области. - С. 1-5 // Тек. арх. избирательной комиссии Томской области. Папка "Выборы". Раздел "Отчеты".

6. Сводные отчеты работы за 1995-1997 гг. избирательной комиссии Тюменской области. - С. 3-8 // Тек. арх. избирательной комиссии Тюменской области. Папка "Выборы". Раздел "Отчеты".

7. Сводные отчеты работы за 1995-1997 гг. избирательной комиссии Омской области. - С. 2-11 // Тек. арх. избирательной комиссии Омской области. Папка "Выборы". Раздел "Отчеты"..

8. Кисовская Н. Предприниматели и основные политические партии России (1991-1995 гг.) // Мировая экономика и международные отношения. - 1997. -

. № 3. - С. 87.

9. Выборы в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов РФ 1995-1997 гг. Электоральная статистика.- М.: Наука, 1998 — С. 58-59, 100-101, 104-109, 183-187, 193-198, 276-277, 282, 322, 354-355, 365-367, 391-393,

' 455-457, 471-473, 487-488, 566-567, 582-583. :

10. Форма отчета № 8 избиратёльной комиссии г. Омска за март и ноябрь 1994 г. - С; 3-7,10 //Тек. арх. администрации Омской области. Папка "Выборы". Раздел "Омск".

11. Отчеты городской избирательной комиссии г. Омска за 1998 г. - С. 1-2, 6, 9, 15. // Тек. арх. администрации Омской области. Папка "Выборы". Раздел "Омск".

ь'

12. Отчет региональной избирательной комиссии Омской области за 1994 г. - С. 1—3, 5, 7-11,16,19-22 // Тек. арх. администраций Омской области. Папка "Выборы".

13. Отчет региональной избирательной комиссии Омской области за 1995 г. - С. 14-21 // Тек. арх. администрации Омской области.'Папка "Выборы".

14. Отчет региональной избирательной комиссии Омской области за 1996 г. - С. 3-10 // Тек. арх. администрации Омской области. Папка "Выборы".

15. Отчет региональной избирательной комиссии Новосибирской области за 1995 г. - С. 15-21, 24 // Тек. арх. администрации Новосибирской области. Папка "Избирательная комиссия".

16. Отчет региональной избирательной комиссии Новосибирской области за 1996 г. - С. 10-17 // Тек. арх. администрации Новосибирской области. Папка "Избирательная комиссия".

17. Отчет региональной избирательной комиссии Кемеровской области за 1995 г. - С. 3-6,17, 23, 36 // Тек. арх. администрации Кемеровской области. Папка "Избирательная комиссия".

18. Отчет региональной избирательной комиссии Кемеровской области за 1996 г. - С. 15-24'// Тек. арх! администрации Кемеровской области. Папка "Избирательная комиссия".

19. Отчет региональной избирательной комиссии Кемеровской области за 1997 г. - С. 4, 17, 20-24, 26-27, 30-33, 35 // Тек. арх. администрации Кемеровской области. Папка "Избирательная комиссия". -

20. Отчет региональной избирательной комиссии Томской области за 1995 г. - С. 4-9 // Тек. арх. администрации Томской области. Папка "Избирательная комиссия".

21. Отчет региональной избирательной комиссии Томской области за 1996 г. - С. 2-7, 16, 19, 22-26, 32 // Тек. арх. администрации Томской области. Папка "Избирательная комиссия". - •

22. Отчет региональной избирательной комиссии Томской области за 1997 г. - С. 11-16 // Тек. арх. администрации Томской области. Папка "Избирательная комиссия".

23. Отчет региональной избирательной комиссии Тюменской области за 1995 г. - С. 4-19 //Тек. арх. администрации Тюменской области. Папка "Избирательная комиссия".

24. Отчет региональной избирательной комиссии Тюменской области за 1996 г. - С. 3, 20-26; 31-33, 40 // Тек. арх. администрации Тюменской области. Папка "Избирательная комиссия".

25. Отчет региональной избирательной комиссии Тюменской области за 1997 г. - С. 24—34 // Тек. арх. администрации Тюменской области. Папка "Избирательная комиссия".

26. Отчет региональной избирательной комиссии Алтайского края за 1995 г. - С. 3-15 // Тек. арх. администрации Алтайского края. Папка "Избирком".

27. Отчет региональной избирательной комиссии Алтай -ского края за 1996 г. - С. 17-31 // Тек. арх. администрации Алтайского края. Папка "Избирком".

2 8; Отчет региональной избирательной комиссии Алтайского края за 1997 г. - С. 14-28 // Тек. арх. администрации Алтайского края. Папка "Избирком".