Ю.В. Карлсон

(Пятигорск, Россия)

ПОВСЕДНЕВНОСТЬ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА: ПОПЫТКА СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО РАССМОТРЕНИЯ

Развитие информационных технологий, появление «виртуального пространства», электронной коммуникации, ускорение информационных потоков оказало большое влияние на современное общество последних нескольких десятилетий. Неотъемлимыми качествами информационного сообщества стали технологичность, глобальность, доступность,

виртуальность, образность, оперативность. Большие перемены произошли и в повседневной жизни многих людей: информационное виртуальное пространство стало важной составной частью профессиональной и частной жизни.

Когда мы говорим об информационном сообществе, необходимо учитывать, с одной стороны, информационное поле, создаваемое средствами массовой информации, а с другой, более широкую информационно-коммуникационную среду виртуального пространства, в которой находит место и информационное поле СМИ, и деятельность других социальных институтов, и активность каждого отдельно индивида, пользующегося достижениями современной техники, который теперь может создавать свое собственное как информативное, так и информационное поле. Вся эта деятельность отдельных субъектов и социальных институтов в сумме создает некое новое социально-культурное пространство, которое не соотносится более с такими важнейшими пространственными характеристиками как протяженность, плотность, наличность, реальность, интерсубъективность и др. Само понятие пространства как формы существования объективной реальности претерпело изменения, произошло расширение пространственной структуры общества.

Представляется, что рассмотрение информационного сообщества в рамках философского подхода должно строиться

на феноменологическом понимании бытия, т.к. в данном случае мы имеем дело не с реальными экзистенциями, а с сущностью, «эссенцией», с реальностью, которая потеряв привычные характеристики становится симулякром.

Повседневность человека в качестве «интерсубъективной реальности, значимая для людей своим качеством цельного мира и субъективно интерпретируемого ими»1 приобретает в данных условиях новое измерение. Так, состояние человека, погруженного в информационное сообщество, можно описать как экзистенциальное нахождение на грани двух миров: телесно человек находится в реальном мире, как res cogitans среди других вещей, в то время как сознание человека пребывает в мире другого рода. Выход за пределы интерсубъективного мира приводит человека в «конечные смысловые сферы», которые в феноменологической традиции названы «жизненными мирами».

Когда У. Джеймс, Э. Гуссерль и А. Шюц разрабатывали концепции относительно различных «жизненных миров» человека, понятия информационное интернет-пространство не существовало, теория соотносилась с известными, наличными мирами - миром науки, искусства, религии, игры, сновидений и др. С развитием новых информационных технологий мы вправе говорить о появлении нового «жизненного мира» -

виртуального социального информационного пространства. Здесь высвечивается одна особенность: в последнем

«жизненном мире» теперь могут быть представлены и большинство наличных известных «миров опыта». Таким образом, мы можем говорить о виртуализации «жизненных миров», и если не об удвоении их числа, то, во всяком случае, о количественном увеличении.

Можем ли мы называть виртуальное пространство -социально-культурной реальностью? Судя по всему, да. Виртуальный мир создается людьми, наполняется человеческими смыслами, представлениями; информация соотносится с нормами, ценностями конкретных культурных общностей.

1 Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. М., 2004. С. 832.

Согласно феноменологической социологии, социальная реальность конструируется субъектом на основе смыслов и значений, заданных обществом или средой, в которой формируется сознание субъекта. У Шюца социальная реальность неразрывно связана с понятием повседневного мира и определяется как «совокупность всех объектов и явлений социокультурного мира, каким он представляется обыденному сознанию людей, живущих среди других людей и связанных с ними многообразными отношениями взаимодействия»1.

Отметим, что в информационном пространстве особым образом выражается интенциональная сущность сознания человека. Эйдосы (греч. образ, понятие, идея) воплощаются в информационном пространстве в виде символов, знаков, цифры. Телесность как выражение интерсубъективности мира в этой реальности заменяется образом, знаком, символом (фотографией, видео и др.). В виртуальном мире можно наблюдать сознательный процесс стирания идентичности индивида - позволительна анонимность, а зачастую и сам образ, создаваемый в этой реальности, не соответствует действительному, реальному.

Социальная стратификация, хотя и не всегда, находит своё выражение в интернет-пространстве. Социальные роли переносятся неосознанно с известных нам людей на их виртуальные образы, люди переносят свои знания о социальном положении себя и коммуникантов из реального в виртуальное пространство.

Представляется, что некоторые законы развития, конструирования социальной реальности также могут быть перенесены в виртуальный мир.

П. Бергер и Т. Лукман развивая теорию взаимосвязи индивида и общества, где общество понималось как процесс непрерывного конструирования значений и символов, лежащих в основе человеческой деятельности, обыденного и научного знания, определили некоторые процессы конструирования

1 Шюц А. О множественных реальностях // Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. М., 2004. С. 403

реальности - типизацию, хабитуализацию (опривычивание), объективацию, историзм и некоторые другие1. «Предусматривая стабильную основу протекания человеческой деятельности с минимумом затрат на принятие решений в течение большей части времени, хабитуализация освобождает энергию для принятия решений в тех случаях, когда это действительно необходимо. Другими словами, задний план опривыченной деятельности предоставляет возможности переднему плану для рассуждения и инновации»2. Этот и другие принципы частично или полностью соблюдаются в виртуальном пространстве - будь то создание новых сайтов, ведение интернет-дневника, поиск определенной информации, общение в социальных сетях или др.

Дж. Сёрл развивая теорию конструирования социальной реальности3 утверждал, что такое конструирование строится на воспроизведении свойств социальной реальности, среди которых он выделил: самореферентность социальных понятий, использование перформативных высказываний в создании институциональных фактов, логический приоритет грубых фактов над институциональными фактами, систематические отношения между институциональными фактами, первичность социальных действий над социальными объектами, процесса над продуктом, лингвистический компонент

институциональных фактов4, - каждый из принципов находит свое отображение и в создании виртуального информационного мира.

Кроме того, виртуальное пространство стало средством построения и поддержания социальных связей. Впечатления, переживания, сознательные акты из мира виртуального дополняют реальную объектно-субъектную повседневную жизнь человека.

1 Berger, P. L., Luckmann, T. The Social Construction of Reality. A Treatise on sociology of Knowledge. Garden City, NY: Anchor Books, 1966; Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М., 1995. C. 89 - 95.

2 Там же. C. 91.

3 Searle, J. The Construction of Social Reality. New York: Free Press, 1995; Серл Джон Р. Конструирование социальной реальности. М.,1999.

4 См. более подробно в: Серл Дж. Конструирование социальной реальности. М., 1999. C.151.

Формой упорядоченности действительности в информационном пространстве станосится Сеть, которая позволяет свободно формировать различные объединения людей, «способна образовывать самые многообразные

коммуникативные пространственно-временные конфигурации, (... ) представляя собой конгломераты коммуникации, которые могут связывать любую точку коммуникативного пространства с другой»1. Сеть в информационном виртуальном пространстве порой приобретает децентрализованные формы, воплощая горизонтальную модель общества.

Как и в повседневной жизни, в привычной социальной реальности человека важным конструктом социальной реальности виртуального пространства является язык (Серл Дж., Бергер П., Лукман Т., Багаутдинов А.А. и др.) Язык выступает в информационном пространстве не только как система знаков, которая служит выстраиванию человеческого общения, но и является средством хранения, воспроизведения, передачи социальной информации, является знаком «узнавания», выполняет функцию кодировки повседневности и вербализирует её смысловое поле.

Таким образом, с позиции социально-философского анализа мы можем говорить о расширении зоны повседневного существования человека, о виртуализации и увеличении числа «жизненных миров», об изменений привычных пространственных характеристик социальной реальности, при сохранении некоторых законов её конституирования в информационном виртуальном мире.

Несомненно, рассмотрение повседневности в качестве социально-культурной реальности существования человека в условиях современных информационных технологий и виртуального пространства требует своего дальнейшего осмысления.

1 Назарчук А.В. Новая коммуникативная ситуация: рождение сетевого общества. М., 2005. С. 101

Список литературы

1. Багаутдинов А. А. Язык как метатеоретический концепт и конструктор социокультурной реальности: Дис. ... канд. филос. наук: 24.00.01 Казань, 2006. - 177 с.

2. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии зна-ния / Пер. Е. Руткевич. -М.: Медиум, 1995. - 323 с.

3. Назарчук А.В. Новая коммуникативная ситуация: рождение сетевого общества. Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24-28 мая 2005 г.). В 5 т. -Т.3. - М.: Современные тетради, 2005. - С. 100 - 101.

4. Серл Дж. Конструирование социальной реальности. -М.: Прогресс, 1999. - 189 с.

5. Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом / Пер. с нем. и англ. - М.: «Росс. полит. энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. - 1056 с.