© Д.С. Лукаш, 2007

ПОНЯТИЕ ГЕНДЕРА КАК ОСНОВА НОВОЙ ПАРАДИГМЫ МЫШЛЕНИЯ

Д.С. Лукаш

Конец ХХ - начало XXI в. стал периодом интенсивного развития такой междисциплинарной научной области знания, как «гендерные исследования». Распространение идей данного подхода связано со становлением и развитием одного из самых ярких дискурсов, циркулирующим в поле рефлексии современности, феминистского дискурса. Как полагают многие исследователи феминизма, «его идеологические, политические, правовые и прочие компоненты переопределяют и во многом задают реальность»1.

Подъем интереса к проблеме пола в середине ХХ в. был связан с развитием феминистской мысли. В начале 60-х гг. пробуждение социального женского самосознания привело к возникновению «второй волны» феминизма, что было связано с усилением леворадикальных настроений в европейском обществе (студенческой революцией 1968 г.) и формированием новых социальных теорий.

Студенческие волнения, происходившие в 1968 г. во Франции, стали крупным политическим событием. Участники событий протестовали против авторитаризма системы образования, патерналистской и резко антикоммунистической политики правительства. Стремясь творить историю, студенты сражались с полицией, строили баррикады - символ восстания - и писали на стенах лозунги: «Под булыжными мостовыми - пляж», «Запрещено запрещать»2.

Происходившие в Европе волнения оказались взаимосвязаны со стремлением интеллектуалов того времени переориентировать науки об обществе, попыткой обратить социальное познание к рядовым людям, их эмоциям и мыслям, к анализу движущих механизмов их социального поведения. Такой попыткой стало и введение в социальный дискурс понятия «гендер», представленного фе-

минизмом в качестве того самого «пляжа свободы», скрытого под булыжными мостовыми ценностей западноевропейской буржуазной цивилизации.

Общим требованием феминисток «второй волны» стало не только право избирать, но и войти самим во властные структуры. Необходимым было формирование идеологии феминизма, причем идеологии особого рода -идеологии, которая касается всех сфер жизни и самых глубоких пластов культуры - семьи, родительства, репродуктивных прав женщин, сексуальных отношений, поло-ролевой и личностной идентификации и самоидентификации, природы мужского доминирования в обществе и т. д. Понадобились новые категориальные инструменты анализа действительности, с помощью которых можно было бы аргументированно доказать истинность своей позиции. Центральным понятием в системе нового взгляда на социум стало понятие гендера.

В современных исследованиях проблема разграничения пола и гендера и понимание последнего как более пластичной по сравнению с биологически заданным полом характеристикой человека, способной стать категорией социального анализа и социального конструирования, занимает весьма важное место. Для исследователей гендерной проблематики характерно конфликтное понимание соотношения полов в обществе, а также соотношения телесности и духовно-социальной природы человека. Данные представления сложились в рамках феминистской идеологии, вращающейся вокруг проблемы социального пола. Программные идеи современного феминизма изложены в концепциях Дж. Батлер, Л. Иригарэ, Р. Брай-дотти, Ю. Кристевой, Э. Гросс.

Цель феминизма как идеологии - поставить под сомнение историческую и культурную неизменность в положении мужчин и

женщин, проблематизировать понятие «природного предназначения» мужчины и женщины. Это осуществилось благодаря разведению понятий биологического пола и социокультурного пола введением для обозначения последнего термина «гендер».

Философские исследования гендерной проблематики всегда старались уйти от крайностей феминистского подхода, сосредоточенного преимущественно на изучении женского гендера, феминности и критике патриархатной культуры. Специфика философского осмысления понятия гендера заключается в том, что философия, традиционно выполняя функцию метанауки, служит методологической базой гендерных исследований в целом. В философии гендера производятся попытки реализовать принципы поливариативности и антитетично-сти философского мышления. Новейшие концепции гендера опираются на постмодернистскую философию, включающую в себя концепцию личности как нестабильной, противоречивой, социально сконструированной.

Согласно постмодернистским концепциям гендер может рассматриваться как работа общества по приписыванию индивиду пола. Гендер также конструируется как отношение неравенства и дискриминации. Одновременно с конституированием различий создается система власти, связывающая «в некую бесконечную спираль принуждение, удовольствие и истину»3. Гендерная роль, которой следуют мужчины, и гендерная роль, которой следуют женщины, не просто отличаются, но и предполагают дифференциацию в виде иерархической системы. Гендерная стратификация имеет культурное, ценностное и психологическое оправдание.

Таким образом, гендер - это термин, сконструированный для определения так называемого социального пола, который согласно концепции феминизма является единственно верным обозначением разделения полов в противоположность теориям, описывающим пол биологическими категориями. Поэтому единственной и верной причиной разделения мужчин и женщин на два разных пола является, по мнению гендерологов, искусственная конструкция их социальных ролей.

Сторонники феминистского взгляда на мир полагают, что кризис современной циви-

лизации есть кризис патриархатности, и выход из этого кризиса - в его преодолении. Одной из форм патриархатности является анд-роцентризм (от греч. ап&о - мужчина) - «глубинная культурная традиция, сводящая общечеловеческую субъективность <...> к единой мужской норме...»4.

Однако теоретический феминизм, критикуя патриархат во всех сферах человеческой деятельности и уходя от него, пришел к другому виду уклона - феминистскому, ставящему на место прежнего субъекта-мужчи-ны, субъекта женщину, а следовательно, и наделяя современную культуру соответствующими «женскими» характеристиками. Феминистский дискурс, таким образом, не свободен «от “врожденных пороков” всех “идеологических детей” Просвещения»5.

Особенно ярко это выразилось в радикальных вариантах феминизма, стремящихся сделать категорию «женщина» универсальной. Преодоление патриархатности культуры, опирающейся на понятие субъекта как носителя «положительных», традиционно приписываемых мужчине качеств, таких как рациональность, логичность, агрессивность (в отличие от «женских качеств»: эмоциональности, непоследовательности, мягкости и т. д.), полагается возможным через распространение некоего нового вида духовности, основанного на синтезе двух начал. Однако «то, что в новое время понимается под «духовностью», отличается специфически женскими характе-ристиками»6, а поэтому является не гармонизацией двух начал, а тенденцией к простой замене «пола» субъекта, при сохранении основного смысла данного понятия, сформулированного в русле западноевропейской метафизики.

Проект подобной андрогинной цивилизации, в основании которой заложено, тем не менее, старое понятие субъекта, а значит и прежние властные отношения «логоцентризма», оказываются не меньшей, а то и большей угрозой свободе человека, подрывают формирование его социальной идентичности, вовлекают в круг исключительно прагматических забот и телесных удовольствий. Поэтому понятие гендера, развиваемое в рамках проекта по формированию нового социального дискурса свободы, в котором возможна вариативность

идентичностей (национальных, политических, сексуальных), стало лишь новой системой принуждения и запретов, «ловушкой в рамках какой-то сложной и позитивной стратегии»7, новой «булыжной мостовой».

В настоящее время гендерным исследованиям посвящаются отдельные выпуски научных журналов по общественным наукам, выходят сборники статей зарубежных и отечественных исследователей, хрестоматии, учебники, периодические издания, растет число учебных курсов и исследовательских проектов, создаются центры гендерных исследований. Однако сами гендерологи признают тот факт, что исследования феномена гендера до сих пор остаются маргинализированными. Гендерная тематика часто оценивается как неактуальная и ненаучная, воспринимается как маргинальный элемент сферы социального знания.

Современные гендерные исследования существуют в качестве особой междисциплинарной парадигмы, представители которой «действуют в различных научных контекстах с различными “правилами игры” и различной степенью чувствительности к проблематике полов»8. Объединенное общим дискурсивным полем сообщество исследователей гендера заинтересовано в своей более широкой легитимации в исследовательском поле общественных наук, поэтому разрабатываются стратегии включения данной тематики в программы отдельных дисциплин, а также создаются спецкурсы, призванные познакомить студентов с особенностями феминистского и гендерного дискурса.

По признанию современных исследователей гендера, им «приходится оппонировать и здравому смыслу, и широко распространенному в научном сообществе представлению

об эссенциализме полов, их естественности и взаимодополнительности»9. Пол является одной из основополагающих категорий человеческой культуры, выступает регулирующим фактором любого общественного устройства, поэтому гендерные исследования, подвергающие анализу и пересмотру социальные стереотипы и установки, могут восприниматься как угроза базовым ценностям и нормам цивилизации.

Достаточно сложно встроить новый дискурс в сложившуюся структуру образования.

Постепенное включение гендерной тематики в дисциплинарные поля общественных наук может привести к разрушению единства гендерологической парадигмы, к «размыванию» основных понятий в процессе их инкорпорирования в дискурсивные рамки существующих учебных курсов. Исследователи данной проблематики говорят о том, что возможен и другой путь - «раньше этого будут разрушены (или возникнет устойчивая тенденция в данном направлении) дисциплинарные границы общественных наук, и тогда гендерные исследования сохранят свое единство и свое “парадигматическое” сообщество»10. Поэтому современные тенденции к модернизации, а по сути, размыванию и девальвации российского образования, находятся вполне в русле представлений феминистского, или, как его называют некоторые мыслители, «гинекократичес-кого»11 дискурса.

Таким образом, феминизм выступает как стремление включить феномен женского в дискурс западноевропейской метафизики, а не как попытка выявить иной дискурс, где не было бы репрессивной логики дуализма, в котором бы уделялось внимание именно присущим женщине особенностям духовного и интеллектуального развития, а также бытия в обществе. При этом происходит простое перемещение терминов оппозиции, и «структура либо остается прежней: все женское абсорбируется мужским; либо просто разваливается, и нет больше ни женского, ни мужского: нулевая ступень структуры»12.

Трансформация категории «пол» в категорию «гендер» в контексте социокультурного конструирования несет в себе опасность искажения уникальной сущности каждого человека. Неопределенность половой идентичности, смешение представлений о «вечно-женственном» и «истинно мужественном» в обществе ведет к исчезновению индивидуальности как таковой, к появлению «фантомальных» представлений о феминности и маскулинности, которые понимаются как некие трансформируемые и внешние начала. Человек превращается в усредненного индивида, способного, если того требуют обстоятельства, облечься в «маску» того или иного гендера, а значит, более управляемого.

28

Д.С. Лукаш. Понятие гендера как основа новой парадигмы мышления

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Рассадин С. Легитимация гендерного подхода в дисциплинах философского цикла // Пути и перспективы интеграции гендерных методов в преподавание социально-гуманитарных дисциплин: Материалы науч. конф. Тверь, 2-4 июня 2000 года / Под ред. В.И. Успенской. Тверь: Изд-во «Компания Фолиум», 2000. С. 48.

2 См.: Миллер Д. Будьте жестокими! // Логос. 2002. № 5-6.

3 Фуко М. Запад и истина пола // Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью / Пер. с фр. С.Ч. Офертаса; Под общ. ред. В.П. Визгина и Б.М. Скуратова. М.: Праксис, 2002. С. 195.

4 Словарь гендерных терминов / Под ред. А.А. Денисовой // Региональная общественная организация Восток - Запад: Женские инновационные проекты. М.: Информация-ХХ1 век, 2002. С. 9.

5 Рассадин С. Указ. соч. С. 50.

6 См.: Головин Е.В. Эра гинекократии. Режим доступа: http://golovin.evrazia.org.

7 Фуко М. Указ. соч. С. 199.

8 Темкина А. Гендерные исследования как парадигма научного сообщества // Пути и перспективы интеграции гендерных методов в преподавание социально-гуманитарных дисциплин. С. 30.

9 Там же. С. 29.

10 Там же. С. 31.

11 См.: Головин Е.В. Указ. соч.

12 Бодрийяр Ж. Соблазн. М., 2000. С. 33.