Е.В. Перегуда E.V. Pereguda

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЦЕНТРАЛЬНЫХ И МЕСТНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Аннотация:

В статье исследуется развитие взаимодействия центральных и местных органов исполнительной власти Беларуси, Грузии и Молдовы. Изучаются факторы модели органов власти и взаимодействия между ними. Тенденция к централизации управления объясняется слабым развитием институтов гражданского общества. Исследуются пределы действия этой тенденции. Эффективные рычаги достижения стабильности при широком партийном плюрализме на постсоветском пространстве не созданы.

Ключевые слова:

исполнительная власть, местное управление, Президент, правительство, форма государственного правления, региональная политика, взаимодействие, децентрализация, деконцентрация, централизация.

THE POLITICAL INTERACTION BETWEEN THE CENTRAL AND LOCAL EXECUTIVE AUTHORITIES IN THE POST-SOVIET SPACE

Abstract:

In this article author researches the development of the interaction of the central and local executive authorities of the Belarus, Georgia and Moldova. The factors of the model of the authorities and of the interaction between them have been analyzed. The tendency to centralize the state management is due to the weakness of civil society institutions. The limits of this trend are examined. Effective levers of stability in the wide party pluralism in the post-Soviet space are not created.

Key words:

executive power, local governance, President, government, form of government, regional policy, interaction, decentralization, deconcentration, centralization.

Взаимодействие центральных и местных органов исполнительной власти (ОИВ) на постсоветском пространстве - актуальная проблема. По мере становления новых государств усложнялись общество и система управления им, возрастала роль исполнительной власти, актуализировались проблемы взаимодействия центра и регионов. Эта проблема актуальна и в контексте самой науки, которая при изучении динамичной политической реальности меняет отношение к механизмам взаимодействия властей. Поэтому особую роль при изучении взаимодействия играют методы политической истории.

Цель статьи - анализ развития политического взаимодействия центральных и местных ОИВ Беларуси, Грузии и Молдовы. Выбор стран обусловлен исследовательскими интересами автора. Все три государства -

геополитические соседи Украины. Это унитарные государства, хотя в двух из них есть тенденции к федерализации. Опыт Беларуси важен для Украины еще и в силу частого сравнения их политических режимов.

Особенности Беларуси еще в советское время обусловили менее эшелонированную и «территориально привязанную» бюрократию, ее зависимость от государства. В постсоветские годы это снижало потенциал неолиберализма, содействовало централизации, снижению роли партий, которые не смогли составить конкуренцию властным структурам. [1, с. 188]

Взаимодействие ОИВ Молдовы и Грузии определялось небольшими размерами территории, удельным весом сельского хозяйства, малочисленных поселений, региональным сепаратизмом. Особенности Молдовы - разные геополитические влияния, социокультурный раскол, значительная роль неолиберальных реформ и политических партий, Грузии - пестрая этническая структура, наличие такой единицы как край, играющей важную роль в идентификации жителей [2, с. 14], контакты интеллигенции с Западом.

Модель центральных органов власти

Согласно Конституции 1994 г. [3], форма правления в Беларуси была смесью советской, парламентской и президентской республик. Наряду с сильным Президентом как главой государства и исполнительной власти, были заложены и противовесы, например, дача парламентом согласия на назначение Премьера, его заместителей, ключевых министров.

После избрания Президента «правила игры» изменились. Новая редакция Конституции [4] отменила его статус главы исполнительной власти, но его полномочия возросли. Он обеспечивает взаимодействие органов власти, осуществляет посредничество между ними. Его полномочия включают назначение Премьера (с согласия нижней палаты), других членов Совета Министров, глав республиканских органов госуправления, принятие решения об отставке Совмина и его членов, контроль за местным управлением. Модель его власти нельзя представить без Администрации Президента. Президент наделил ее статусом госоргана, обеспечивающего кадровую политику и координирующего деятельность органов власти [5].

В систему ОИВ входят Совмин, республиканские органы госуправления (и их территориальные органы), госорганизации, местные исполнительнораспорядительные органы (исполкомы). Руководит Совмином Премьер, но его отставка не влечет отставку правительства. В «узкий кабинет» (президиум) входят Премьер, его заместители, главы Администрации Президента, Комитета госконтроля, Нацбанка, ряд министров [6].

Конституция Молдовы была принята в 1994 г., но впоследствии дважды менялась. Поправки 2000 г. превратили ее в парламентскую республику [7]. Но, роль Президента в части взаимодействия с ОИВ неоднозначна. С одной стороны, его полномочия формальны. Но при определенных условиях внесение им кандидатуры Премьера и назначение правительства становится

существенным. Так было в 2001-2008 гг., когда Президент возглавлял правящую партию (ПКРМ) и определял деятельность ОИВ.

Правительство обеспечивает реализацию госполитики, определяет функции центральных ОИВ. Структура центрального управления включает министерства и другие органы. В 2009 г. была создана Госканцелярия. Она выступает органом публичного управления в сферах госслужбы, евроинтеграции, реинтеграции, децентрализации, деконцентрации [8].

Стратегическими документами госполитики являются концепции и стратегии. Ключевая идея Национальной стратегии на период до 2020 г. -исчерпанность модели роста, основанной на денежных переводах, и переход к модели, базирующейся на инвестициях, развитии экспорта [9].

Взаимодействие ОИВ определяется партийными отношениями. В 2001-

2008 гг. большинство в парламенте было у ПКРМ, но Премьером был беспартийный, в экономике проводились неолиберальные реформы, во внешней политике - курс на евроинтеграцию. С 2009 г. правительство формирует альянс антикоммунистических партий. Его программа предусматривает реформирование центрального управления, в т.ч. ликвидацию малоэффективных органов, программирование стратегического развития министерств, внедрение института госсекретарей, др. [10].

Конституция Грузии 1995 г. заложила модель президентской республики [11]. Президент был главой государства и исполнительной власти. Отсутствовал пост Премьера. Но министров Президент назначал с согласия парламента. После революции 2003 г. была введена президентско-парламентская республика. Высшим ОИВ стал Кабинет Министров, ответственный перед Президентом и парламентом. Реальный вес Президента, как и в Беларуси, не уменьшился. Он направляет и осуществляет внутреннюю и внешнюю политику, может отменять акты Кабмина, центральных ОИВ, председательствовать на заседаниях КМ. Также он может издавать декреты по налоговым и бюджетным вопросам.

Была реформирована система центральных ОИВ. Вместо ОИВ, не входивших в министерства, были созданы субагентства в их подчинении. Министерства выполняют задачи, возложенные законом, КМ и Премьером. Их территориальные органы создаются и ликвидируются Правительством.

Реформа была следствием дележа власти в триумвирате революции, в частности, М. Саакашвили стал Президентом, З. Жвания - главой Кабмина. Ряд экспертов считает, что Премьер не имеет политического веса [2, с. 14]. Но так было не всегда. З. Жвания был сильным политиком. Да и сейчас позиция Президента ослабляется, если парламент оппозиционен к нему. До 2012 г. этого не наблюдалось, но в 2012 г. на парламентских выборах победила оппозиция, которой Президент дал карт-бланш на формирование КМ.

После 2003 г. в Грузии активно проводились реформы в части снижения роли государства в экономике (приватизация, дерегулирование), ре-

конфигурации госуправления (сокращение чиновников, реформа правоохранительных органов и др.), борьбы с преступностью [12]. Изменения произошли в кадровой политике. Были уволены многие чиновники прежнего режима и назначены лица, учившиеся в заграничных университетах и/или работавшие в крупных компаниях. Но в период после назначения в 2012 г. Премьером И. Мерабишвили, бывшего главы МГБ и МВД, и до парламентских выборов возросла роль силовиков.

Поправки в Конституцию 2010 г. ввели парламентско-президентскую республику [13]. Они вступят в силу в 2013 г. после выборов нового Президента. Нынешний не сможет на них баллотироваться. Аналитики считали, что он станет Премьером. Однако после октябрьских 2012 г. выборов в парламент многое в этой сфере изменится.

Итак, после 2003 г. Президент сохранил контроль над ОИВ, но избавился части ответственности, которая легла на КМ. Это схоже с Украиной 1990-х гг. и, частично, Молдовой 2001-2008 гг., но отличается от Беларуси. Очевидно, такое распределение полномочий и ответственности характерно при социокультурном расколе, свойственном Грузии, Украине и Молдове. Но его последствия отличаются. Теоретически это способствует частым сменам правительств, что было в Грузии и Украине. Но в Молдове кабинет был стабильным. Очевидно, зависимость смен кабинетов от такого распределения полномочий и ответственности свойственна президентско-парламентской республике и меньше - парламентской. Степень этой зависимости может определяться отношениями партий и власти. В Украине парламент был многопартийным, а Президент не входил ни в одну из партий. В Грузии Президент также лично не возглавлял пропрезидентскую партию. В Молдове же он непосредственно руководил правящей партией.

Модель местных властей и взаимодействие между органами власти

Законодательство Беларуси под местным управлением подразумевает организацию и деятельность исполкомов по решению вопросов местного значения исходя из интересов государства и граждан [14]. Исполкомы делятся на 3 уровня (областной; базовый - районы и города областного подчинения; первичный - города районного подчинения, села, поселки). На уровне районов в городах могут создаваться местные администрации.

Облисполкомы (ОИК) подотчетны и подконтрольны Президенту и Совмину, исполкомы базового и первичного уровней, администрации - Президенту и исполкомам высшего уровня. Председатели исполкомов назначаются Президентом (администраций - в установленном им порядке) и утверждаются советами. Совет может отклонить кандидатуру, но после второго отклонения решение Президента окончательно.

В компетенцию исполкомов входят разработка и выполнение бюджетов, программ развития, распоряжение коммунальной собственностью, при-

родными ресурсами, обеспечение госстандартов соцобеспечения, разработку градостроительных проектов. ОИК устанавливают цены.

Решения исполкомов могут быть отменены Президентом, Совмином (относительно ОИК), исполкомами высшего уровня, а также советами.

Совмин руководит исполкомами и контролирует их деятельность, регулирует их взаимодействие с республиканскими органами госуправления. Подразделения ОИК одновременно подчиняются республиканским органам, других исполкомов - подразделениям исполкомов высшего уровня. Председатель ОИК по согласованию с республиканскими органами назначает глав подразделений, согласовывает кандидатуры глав инспекций Министерства по налогам и сборам, МЧС, управлений внутренних дел, ГАИ.

При анализе политических механизмов взаимодействия ОИВ нельзя обойти явление «идеологии белорусского государства». Этот конструкт возник в 1990-х гг. в Положении об Администрации Президента. В ее структуре было создано соответствующее управление. В контексте взаимодействия ОИВ это явление направлено на легитимацию режима.

Кадровая политика подконтрольна Президенту и его Администрации. Ее приоритет - стабильность деятельности аппарата [15]. Но стабильность не означает несменяемости. Из 6 глав ОИК, занимавших должности в июле 2012 г., 4 до того были заместителями Премьера или министрами, 3 - главами исполкомов разных уровней. До госслужбы 3 возглавляли сельхозструк-туры, 1 - промпредприятие, 1 - университет. В одном из выступлений Президент заявил, что страна избежала клановости во власти [16]. Но в органах, где есть большая стабильность кадров, клановость ощущается, например МВД [17].

Принципами госполитики на сайте Президента названы планомерность, последовательность, преемственность [18]. Ее направления регулируются парламентом. Важные госпрограммы утверждаются Президентом [19; 20]. Также важную роль играют послания Президента парламенту.

Что касается региональной политики, то, хотя Президент ранее утвердил ряд программ регионального развития, в целом региональная политика сегодня концептуально не определена.

Политические основы взаимодействия ОИВ эволюционировали после начала кризиса в 2008 г. Централизованный режим не выработал адаптивных механизмов. Это обусловило постановку Президентом в Послании 2012 г. новых задач перед ОИВ, включавших модернизацию экономики (в т.ч. государственно-частное партнерство), привлечение инвестиций, рост экспорта, др. [21]. Но вызывает сомнения возможность их успешного решения при сохранении базовых принципов режима. Без фондового рынка, развития экономики эти поручения могут стать лишь средством ротации кадров. Поэтому в последнее время власти декларируют и системные изменения. В том же Послании Президента сказано об усилении роли партий. В июле 2012 г.

он издал Указ о порядке введения госсобственности в экономический оборот [22]. Да и в программе Совмина декларируются переход к рыночному регулированию, снижение роли государства в экономике, повышение роли местного управления и самоуправления [23].

Молдова в 1998г. ликвидировала советское районное административно-территориальное устройство (АТУ) и ввела уездное деление [24], но ПКРМ в 2001г. вернула районы. 1-й уровень АТУ составляют города и села, 2-й - районы. Некоторые города имеют статус муниципий и не входят в районы. На сегодня Молдова состоит из 32 районов и 5 муниципий. Гагаузия и Левобережье имеют статус административно-территориальных образований.

Центральные органы публичного управления (ОПУ) действуют в регионах через деконцентрированные службы. Их деятельность координирует Госканцелярия через территориальные бюро.

Законодательство определяет местное управление как совокупность местных органов власти, созданных для защиты интересов населения [26]. Оно осуществляется на началах автономии, децентрализации, выборности. Его осуществляют советы, примары (избираются жителями сел и городов) и председатели районов (избираются райсоветами). Закон санкционирует делегирование им полномочий центральных ОПУ. Работники аппарата местных ОПУ являются госслужащими.

Правительство координирует и контролирует местные ОПУ, руководит вместе с ними объектами госзначения [27]. С 2009 г. законность решений местных ОПУ контролирует Госканцелярия. Относительно делегированных полномочий осуществляется контроль целесообразности. Его субъекты -правительство и центральные ОПУ (через деконцентрированные службы), которые могут отменять или изменять акты , подлежащие контролю.

Отношения между правительством, центральными и местными ОПУ определяются правительственными программами. Программа нынешнего кабинета предусматривает внедрение европейских практик децентрализации и деконцентрации, укрепление автономии местных органов, консолидацию административно-территориальных единиц (АТЕ), принятие Национальной и секторальных стратегий децентрализации, др. [10].

За разработку и реализацию политики административной децентрализации отвечает Госканцелярия [28]. Закон регламентирует политику регионального развития [29]. Правительство утверждает ее стратегию на 7 лет и оперативные планы на 3 года. Уполномоченный орган - Минстроительства и регионального развития. Региональные советы реализуют политику на местах. В них входят главы районов, примары, представители частного сектора. Совет утверждает региональную стратегию. Конкретные проекты финансируются Нацфондом регионального развития.

Все это не значит, что во взаимодействии ОПУ нет проблем. В Нацстра-тегии децентрализации отмечаются системные факты вмешательства цен-

тральных органов в местное управление, бюджетная зависимость органов низшего уровня и др. проблемы [30]. Одну из главных причин стратегия видит в финансово-экономической слабости АТЕ 1 уровня. В то же время на июньском 2012 г. заседании Конгресса местной публичной администрации причиной отсутствия должного диалога между центром и регионами, между местными ОПУ 1 и 2 уровней была названа межпартийная борьба [31].

АТУ Грузии до середины 2000-х гг. состояло из трех уровней. Верхний - автономные республики, Тбилиси и 9 краев. Управление последними не было регламентировано законом. «Явочным порядком» Президент назначал их губернаторов. Узаконила этот институт редакция Конституции 2004 г. Сейчас губернаторов назначает Президент после консультаций с Премьером. В 2010 г. было установлено, что с 2013 г. их будет назначать правительство.

Нижний уровень АТУ - села, поселки, городки. Их доходы часто не обеспечивают выполнение задач самоуправления. Средний уровень образовывали районы и города, не входившие в районы. Высшими их должностными лицами были гамгебели и мэры, исполнительными органами советов -офисы мэров и гамгеобы. Но последние имели статус и госорганов. Назначались мэры и гамгебели Президентом, перед ним они были подотчетны. В районах действуют терорганы министерств и субагентств.

В 2005-2006 гг. АТУ было реформировано. Статус самоуправляющихся единиц был оставлен за: городами, не входившими в районы, прежними районами, получившими название муниципалитетов, и еще 4 общинами. По сути поселения были принудительно объединены.

Региональную политику координирует правительство. Уполномоченный орган - Министерство регионального развития и инфраструктуры. В 2010 г. Правительство утвердило Госстратегию регионального развития до 2017 гг. Ее цель - развитие условий для экономического развития регионов. Среди базовых принципов - деконцентрация и децентрализация власти. Разработку региональных стратегий обеспечивают губернаторы. Министерство на их основе разрабатывает план действий. Региональные стратегии и план действий утверждает правительство. Губернаторы координируют внедрение региональной стратегии, возглавляют региональные советы регионального развития. Финподдержка внедрения возложена на Фонд регионального развития. Надзор за ним обеспечивает Министерство.

Существуют противоречия между целями региональной политики и механизмами ее осуществления. Например, ее реализация требует усиления управленческой роли центральных органов. Это выливается в политические противоречия, поскольку участниками политики регионального развития являются разные политические силы. Выделяются несколько узловых противоречий: местные органы воспринимаются министерствами как подчиненные [32]; законы часто приписывают одну функцию разным органам; управленцы имеют низкую квалификацию; противоречия в сфере межэтнических от-

ношений; наблюдавшееся до выборов 2012 г. смещение акцентов в региональной кадровой политике в сторону усиления роли силовиков [33]. До выборов режим удерживал ситуацию под контролем, о чем говорили результаты местных выборов, на которых побеждало пропрезидентское «Единое национальное движение».

Итак, изучив развитие механизмов взаимодействия центральных и местных ОИВ трех постсоветских стран, можно прийти к таким выводам. Во-первых, понятие модели центральных ОИВ, влияющей на их взаимодействие с местными ОИВ, и понятие формы правления, естественно, взаимосвязаны. Президентско-парламентская республика приводит к разделению полномочий и ответственности, хотя при определенных условиях это возможно и в республике парламентской. Во-вторых, модель местных ОИВ зависит как от формы правления, так и от других факторов - социально-экономических, исторических, географических и др. На это влияет и соотношение местного управления и самоуправления. В постсоветских условиях провести жесткую грань между ними и ликвидировать как явление институт делегированных полномочий невозможно. Одна из причин - слабое развитие гражданского общества. В результате модель местных ОИВ во всех странах напоминает французскую, континентальную, модель. В-третьих, взаимодействие центральных и местных ОИВ определяется как моделью ОИВ, так и, в первую очередь, политическим режимом, партийной системой, характером региональной политики. Схожей тенденцией в 1990-2000-е гг. была централизация власти. Но ее действие натолкнулось на внешние рамки. В одном случае это было геополитическое влияние Евросоюза, содействовавшего децентрализации и деконцентрации, как в Грузии и Молдове, в другом - экономический кризис, как в Беларуси. Но и в этих случаях страны столкнулись с проблемой политической стабильности. Эффективные рычаги стабилизации при широком партийном плюрализме выработаны не были. В-четвертых, адекватно объяснить особенности взаимодействия центральних и местных ОИВ позволяет именно теория рационального выбора.

Литература

1. Романовский И.Ф. Современные политические партии Беларуси: генезис, динамика развития, проблемы // Працы пстарычнага факультэта БДУ: навук. зб. Вып. 2. Минск: БДУ, 2007.

2. Constitutional/Political Reform Process in Georgia, in Armenia and Azerbaijan: Political Elite and Voices of the People. - Tbilisi: International Institute for Democracy and Electoral Assistance; Caucasus Institute for Peace, Democracy and Development, 2005.

3. Конституция Республики Беларусь от 15 марта 1994 г. №2875-ХП. [Электронный ресурс]. и^: http://zakanadaustva.narod.ru/constitution1994.html. (дата обращения 14.11.2012).

4. Конституция Республики Беларусь с изменениями и дополнениями,

принятыми на республиканских референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г. [Электронный ресурс]. и^:

http://www.president.gov.by/press10669.html. (дата обращения 14.11.2012).

5. Положение об Администрации Президента Республики Беларусь: Утверждено Указом Президента Республики Беларусь от 23 января 1997 г. №97. [Электронный ресурс]. и^: http://pravo.by/main.aspx?guid=3871&p0=P39700097&p2 ={ШРА}. (дата обращения 14.11.2012).

6. Закон Республики Беларусь от 23 июля 2008 р. №424-З «О Совете Министров Республики Беларусь». [Электронный ресурс]. и^: http://www.tamby.info/zakon/zakon-424_2008.htm. (дата обращения 14.11.12).

7. Конституция Республики Молдова. Принята 29 июля 1994 г. С изменениями и дополнениями. [Электронный ресурс]. иР1: http://www.law-moldova.com/laws/rus/konstitut_rus.txt. (дата обращения 14.11.2012).

8. Постановление Правительства Республики Молдова от 6 ноября

2009 г. №657 «Об утверждении Положения об организации и функционировании Государственной канцелярии, ее структуры и предельной численности». С изменениями и дополнениями. [Электронный ресурс]. иР1: http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=332599&Jang=2. (дата обращения 14.11.2012).

9. Молдова 2020 - Национальная стратегия развития: Семь решений для экономического роста и снижения уровня бедности [Электронный ресурс]. иР1: http://www.gov.md/public/files/Moldova_2020_RUS.pdf. (дата обращения 14.11.2012).

10. Программа деятельности Правительства Республики Молдова «Ев-

ропейская интеграция: Свобода, Демократия, Благосостояние. 2011-2014» [Электронный ресурс]. URL: http://www.rusia.mfa.md/img/docs/progd-

prm_2011-2014.pdf. (дата обращения 14.11.2012).

11. Конституция Грузии от 24 августа 1995 г. // Ведомости Парламента Грузии. 1995. №№31-33. Ст. 668.

12. Ардзинба И. Реформы в Грузии: что скрывается за красивой обложкой?

[Электронный ресурс]. URL: http://modernpolitics.ru/2012/03/reformy-v-gruzii-

chto-skryvaetsya-za-krasivojj-oblozhkojj/. (дата обращения 14.11.2012).

13. Конституционный Закон Грузии от 15 октября 2010 г. «О внесении

изменений и дополнений в Конституцию Грузии». [Электронный ресурс]. URL: http://georgiamonitor.org/detail.php?ID=101. (дата обращения

14.11.2012).

14. Закон Республики Беларусь от 4 января 2010 г. №108-З «О местном управлении и самоуправлении в Республике Беларусь» с изменениями и

дополнениями согласно Закону Республики Беларусь от 22 декабря 2011 г. № 328-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2012. №2. 2/1880.

15. Указ Президента Республики Беларусь от 18 июля 2001 г. №399 «Об утверждении Концепции государственной кадровой политики Республики Беларусь». С изменениями и дополнениями, внесенными Указом от 12 ноября 2003 г. №509. [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.levonevsky.org/bazaby09/sbor52/text52138.htm. (дата обращения 14.11.2012).

16. Кадровая политика [Электронный ресурс]. URL: http://www.president.gov.by/press28441.html. (дата обращения 14.11.2012).

17. Кадровые перестановки в верхушке МВД Беларуси в преддверии выборов Президента в России. [Электронный ресурс]. URL: http://witawt.ucoz.ru/news/kadrovye_perestanovki_v_verkhushke_mvd_belarus i_v_preddverii_vyborov_prezidenta_v_rossii/2012-01-19-6175. (дата обращения 14.11.2012).

18. Главные принципы государственной политики Республики Беларусь. [Электронный ресурс]. URL: http://www.president.gov.by/

press10663.html. (дата обращения 14.11.2012).

19. Указ Президента Республики Беларусь от 12 июня 2006 г. №384 «Об утверждении Программы социально-экономического развития Республики Беларусь на 2006 - 2010 годы» // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2006. №92. 1/7667. (дата обращения 14.11.2012).

20. Президентские программы [Электронный ресурс]. URL: http://www.president.gov.by/press28064.html. (дата обращения 14.11.2012).

21. Послание Президента белорусскому народу и Национальному собранию [Электронный ресурс]. URL: http://minsk.gov.by/ru/freepage/other/poslanie_2012/. (дата обращения 14.11.2012).

22. Указ Президента Республики Беларусь от 4 июля 2012 г. №294 «О порядке распоряжения государственным имуществом» [Электронный ресурс]. URL: http://president.gov.by/press138466.html. (дата обращения 14.11.2012).

23. Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 18 февраля 2011 г. №216 «Об утверждении Программы деятельности Правительства Республики Беларусь на 2011-2015 годы». [Электронный ресурс]. URL: http://www.government.by/ru/events_pdp_2011-2015/. (дата обращения

14.11.2012).

24. Закон Республики Молдова от 12 ноября 1998 г. №191 «Об адми-

нистративно-территориальном устройстве Республики Молдова». [Электронный ресурс]. URL: http://www.cilevics.eu/minelres/NationalLegislation/

Moldova/Moldova_AdmTer_excerpts_Russian.htm. (дата обращения

14.11.2012).

25. Закон Республики Молдова от 27 декабря 2001 г. №764-XV «Об административно-территориальном устройстве Республики Молдова // Monitorul Oficial. 2002. №16. Ст. 53.

26. Закон Республики Молдова от 28 декабря 2006 г. №436-XVI «О местном публичном управлении». С изменениями и дополнениями. [Электронный ресурс]. URL: http://lex.justice.md/document_rus.php?id=0D9577C4:27DF0CCC. (дата обращения 14.11.2012).

27. Закон Республики Молдова от 31 мая 1990 р. №64-XII «О Правительстве». С изменениями и дополнениями. [Электронный ресурс]. URL: http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=312895&lang=2. (дата обращения 14.11.2012).

28. Закон Республики Молдова от 28 декабря 2006 г. №435-XVI «Об административной децентрализации». С изменениями. [Электронный ресурс]. URL: http://lex.justice.md/viewdoc.php?action=view&view=doc&id=321387&lang=2. (дата обращения 14.11.2012).

29. Закон Республики Молдова от 28 декабря 2006 г. №438-XVI «О ре-

гиональном развитии в Республике Молдова». С изменениями.[Электронный ресурс]. URL: http://www.e-democracy.md/files/elections/law-regional-

development-17-12-2009-ru.pdf. (дата обращения 14.11.2012).

30. Закон Республики Молдова от 5 апреля 2012 г. №68 «Об утверждении Национальной стратегии децентрализации и Плана действий по внедрению Национальной стратегии децентрализации на 2012-2015 годы» // Monitorul Oficial. 2012. №143-148. Ст. 465.

31. Примары требуют повышения зарплат работникам местных властей. [Электронный ресурс]. URL: http://pan.md/news/Primari-trebuyut-povisheniya-zarplat-rabotnikam-mestnih-vlastey/22789. (дата обращения 14.11.2012).

32. Лосаберидзе Д. Местное управление в Грузии. [Электронный ресурс]. URL: www.logincee.org/file/21203/library. (дата обращения

14.11.2012).

33. У регионов Грузии, Шида Картли и Самцхе-Джавахети - новые губернаторы. [Электронный ресурс]. URL: http://newsgeorgia.ru/politics/

20120710/215092804.html. (дата обращения 14.11.2012).