© Н.Б. Чувилина, 2009

УДК 323/324 ББК 66.3(2Рос)68

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ВЫБОРЫ В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ В СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД

(2004-2009 гг.)

Н.Б. Чувилина

В статье выделены внешние и внутренние факторы, определявшие развитие российских региональных электоральных процессов в 2004-2009 гг. Выявлены тенденции участия партий в региональных выборах и тенденции развития выборов депутатов региональных парламентов в 2004-2009 гг

Ключевые слова: политические партии в российских регионах, региональные выборы и региональные электоральные процессы.

В условиях демократии партии и выборы функционально взаимосвязаны друг с другом. Возможность реализовать свои властные амбиции партии получают лишь пройдя горнило выборов и одержав победу в борьбе за голоса избирателей. В свою очередь, выборы обретают подлинно демократический характер при участии в них партий и при наличии между партиями реальной конкурентной борьбы.

Возникновение и развитие современных российских партий и их участие в выборах в условиях слабости гражданского общества и трансформирующегося государства обусловливает существенную специфику электоральных процессов в современной России.

Так, главными акторами региональных электоральных процессов в постсоветской России выступали и выступают федеральная и региональные элиты. На протяжении всего постсоветского периода они пытались приспособить выборные и партийные институты для снижения уровня политической неопределенности и обеспечения собственного сохранения у власти, используя различные методы, среди которых одним из основных было создание и изменение избирательного и партийного законодательства.

При этом в 1990-1999 гг. главными акторами региональных электоральных процессов, создававшими их политико-нормативную базу и институциональную среду, были региональные элиты, а с начала 2000-х гг. роль главного актора региональных политических и электоральных процессов постепенно начала переходить к федеральной власти, которая к концу 2004 г. окончательно изменила баланс сил в свою пользу в путем осуществления партийной и избирательной реформ.

В свою очередь следствием изменений политико-институционального, нормативного и режимного характера, осуществленных федеральной властной элитой в 2005-2007 гг., стало беспрецедентное внедрение государства в сферу региональных электоральных процессов, существенное снижение роли негосударственных акторов, максимальное повышение уровня управляемости данными процессами со стороны властвующих субъектов, уменьшение роли электората как актора региональных выборов.

Ход и результаты российских региональных выборов в 2004-2009 гг. определялись всей совокупностью внешних и внутренних политических, политико-институциональных, политико-нормативных, социально-экономических факторов.

Внешние факторы развития российских региональных электоральных процессов в

2004-2007 гг. были связаны с политикой федеральной исполнительной власти по решению проблемы передачи власти новому президенту страны в 2008 г. при сохранении ее в руках правящей элиты. Условием последнего выступало обеспечение максимального влияния федерального центра на политические и электоральные процессы в стране и ее регионах. Средством решения этой задачи стало проведение нового витка политико-административной, партийной и избирательной реформ, начавшегося в 2004 г. по инициативе Президента страны В. В. Путина.

Содержанием реформ стало выстраивание федеральной властью мощнейших политико-нормативных, административных, партийных рычагов влияния на ход и результаты политических и электоральных процессов в стране, а их политическим следствием -превращение федеральной власти в доминирующего актора региональных выборов в 2006-2009 гг.

При этом основными механизмами влияния федерального центра на выборы в российских регионах в 2006-2009 гг. стали: фактическая назначаемость глав исполнительной власти субъектов федерации Президентом страны, передача сконцентрированного в их руках административного ресурса в пользу «Единой России»; повышенные нормативные требования к минимальной численности и организационному развитию партий; новые нормативные условия проведения региональных выборов и участия в них партий (2005-

2006 гг.), обеспечившие превращение «Единой России» в мощный партийный инструмент управления региональными электоральными процессами, аккумулирующий в своих рядах федеральную и региональные правящие элиты, численно доминирующий в региональных парламентах и обеспечивающий их лояльность федеральной власти.

Существенным внешним фактором эволюции партий и выборов в регионах России в рассматриваемый период стало переформатирование партийной системы страны и изменение баланса сил внутри нее в 2006-2007 гг., ставшее следствием партийной и избирательной реформ 2005-2006 гг. Так, в результате введения новых нормативных требований к минимальной численности и организационно-

му развитию партий, существенно сократилось число партий в партийной системе страны, а новые законодательные условия проведения региональных выборов и участия в них партий повлияли на изменение баланса сил между ними, вызвали политическое ослабление оппозиционных партий, сужение политических ресурсов их развития и усиление политического влияния и ресурсной базы «Единой России».

Также существенным внешним фактором динамики региональных электоральных процессов в 2004-2008 гг. стала политика федеральной исполнительной власти по подчинению крупного бизнеса, лишению его автономии в качестве актора общероссийских и региональных выборов. Эта политика позволила в дополнение к административным возможностям контролировать финансовую базу партий и была направлена на укрепление ресурсной базы «Единой России» и ослабление финансовой поддержки ее конкурентов.

Наконец, важными внешними факторами развития региональных электоральных процессов в 2008-2009 гг. стали результаты думских выборов 2007 г. и начало экономического кризиса в стране в конце 2008 г., существенно повлиявшие на состав участников партийной системы страны и сами партии, на их активность и эффективность участия в региональных выборах в 2008-2009 гг.

В свою очередь, внутренние факторы региональных электоральных процессов в

2004-2009 гг. определялись: политикой правящих элит субъектов федерации по управлению региональными выборами, изменению регионального избирательного законодательства и региональных избирательных систем; актуальным состоянием и процессами в региональных партийных системах; состоянием региональных экономических систем и остротой социально-экономических проблем в регионах, объективно влиявшими на настроения и ориентации регионального электората по отношению к региональной власти и к партиям.

Базовой тенденцией региональных парламентских выборов в 2004-2009 гг., обусловленной переходом к смешанной системе формирования представительных органов субъектов федерации и получившей начало с декаб-

ря 2003 г., стало усиление роли партий и приобретение этими выборами партийного характера.

Вышеозначенная тенденция проявлялась в том, что партии стали выступать субъектами выборов депутатов региональных парламентов системно - во всех регионах и во всех проводившихся избирательных кампаниях, а соотношение партийных и независимых кандидатов, как выдвигавшихся, так и получивших депутатские мандаты, изменилось в пользу партий.

При этом в течении 2004-2009 гг. в региональных парламентских выборах существенным образом изменялись: количество и состав партий-участников, уровень конкуренции и альтернативности, характер конкурентности, соотношение влияния между гражданскими партиями и «партиями власти» и роль данных выборов как фактора региональных политико-властных процессов в части влияния общества на состав региональной представительной власти.

Политическими факторами, обусловившими изменчивость тенденций участия партий и изменения в характере самих региональных выборов в 2004-2009 гг., выступили: устранение избирательных блоков с полей региональной электоральной конкуренции со второй половины 2005 г.; увеличение минимальной численности политических партий до 50 тыс. членов; появление партии «Справедливая Россия» (в конце 2006 г.); результаты думской избирательной кампании 2007 г. Временными границами, зафиксировавшими изменение вышеозначенных тенденций, стали осень 2005 г.1 и конец 2007 г.

В 2004 - первую половину 2005 гг. участие партий в выборах депутатов региональных парламентов определялось совокупностью условий, сформированных в 2001-2003 гг., важнейшими из которых стали принятие закона «О политических партиях» с положениями, стимулирующими партийное электоральное участие, получение парламентскими партиями преференций в виде заявочного характера регистрации партийных списков (с начала 2004 г.) и переход к смешанным избирательным системам в российских регионах (с середины 2003 г.), стимулировавшие рост активности участия партий и избирательных блоков в данных вы-

борах, усиление партийного плюрализма в части субъектов федерации, увеличение конкурентности партийно-политической среды [8, с. 117], повышение роли партий в выборах депутатов региональных парламентов по сравнению с беспартийными кандидатами.

В частности, повышение роли партий наглядно демонстрирует динамика процесса партизации депутатского корпуса в регионах в 2000-2004 гг. Так, в 2000 г. партийные выдвиженцы по итогам выборов депутатов региональных парламентов получили 12,9 % депутатских мандатов, в 2001 г. - 14,4 %, в 2002 г. - 10 %, в 2003 г. - более 50 %, в 2004 г. 50,59 % кандидатов, избранных по мажоритарной системе, были партийными выдвиженцами [2, с. 8; 3, с. 101; 4, с. 10; 5, с. 6; 6, с. 19].

Однако вследствие усиления партийной активности и партийной конкуренции результаты региональных выборов стали малопредсказуемыми, что усилило сложности для правящих элит по управлению выборами и обеспечению заданного результата. В связи с этим в 2004-2005 г. федеральная власть предприняла ряд мер по изменению партийного и избирательного законодательства. Так, произошло увеличение минимальной численности политических партий до 50 тыс. членов, рост норматива минимальной численности членов регионального отделения до 500 чел. (принято в декабре 2004 г., вступило в силу с 01.01.2006 г.), что существенно снизило число партий в партийной системе страны. Также имели место: переход к единому дню голосования (с весны 2005 г.) и отмена права избирательных объединений образовывать избирательные блоки на региональных выборах (с середины 2005 г.); сокращение допустимого процента недостоверных и недействительных подписей с 25 % от необходимого числа подписей до 5 % на федеральных и до 10 % на региональных и местных выборах при одновременном сокращении допустимого количества «запасных» подписей (2005 г.); установление жесткой альтернативы в процедуре регистрации (или подписи избирателей, или залог (2005 г.)), установление предельной планки заградительного барьера на выборах по пропорциональной системе до 7 %.

Нормативная база региональных выборов активно изменялась и в дальнейшем - в 2006-

2007 гг. В частности, были введены: отмена строки «против всех» в избирательных бюллетенях и отмена порога явки на выборах (2006 г.); положения, запрещающие политическим партиям выдвигать в качестве кандидатов членов других партий (2006 г.); ужесточение правил предвыборной агитации, в частности, запрет на агитацию против своих соперников на телеканалах в рамках бесплатного и платного эфирного времени (2006 г.); некоторое изменение правил финансирования избирательных кампаний партий (2006 г.).

Изменение политико-нормативной базы федеральных и региональных выборов и партийного законодательства в 2005-2006 гг. было вызвано подготовкой правящей элиты к федеральным выборам электорального цикла 2007-2008 гг. с целью изменения баланса сил в партийной системе страны и обеспечения заданного результата думских и президентских выборов.

Кроме того, в 2006-2007 гг. активно изменяли нормативную базу выборов в рамках своей компетенции региональные законодатели. Так, эксперты отмечали, что в 2006-2007 гг. проявилась тенденция к повышению максимального размера избирательного фонда и повышению избирательных залогов для политических партий [9]. Также в

2005-2008 гг. получила развитие тенденция к переходу от смешанной избирательной системы на выборах депутатов региональных парламентов к пропорциональной избирательной системе [8]. Еще одной тенденцией стало повышение проходных барьеров для партий до 7 % [9].

Осуществленные федеральными и региональными законодателями в 2004-2006 гг. нормативно-правовые и институциональные новведения повлияли на участие партий в региональных выборах в 2006-2007 гг. следующим образом.

Одной из тенденций стало сокращение числа партий - игроков на региональных электоральных полях. Если в региональных выборах 2004 - первой половины 2005 г. автономно и в составе избирательных блоков участвовало 36 партий, то в осенней сессии региональных выборов 2005 г. приняло участие 22 партии, в 2006 г. - 29 партий, в 2007 г. - 14 партий весной и 10 осенью (всего - 16).

Еще одной тенденцией выборов депутатов региональных парламентов в 2006-2007 гг. стало усиление роли крупных парламентских партий и ослабление роли «малых» парламентских и непарламентских партий, проявлявшееся в сокращении количества «малых» партий - участников региональных выборов и в снижении уровня их представленности в законодательных органах власти российских регионов по итогам избирательных кампаний. Если в 2004 - первой половине 2005 гг. в региональных выборах участвовали как самостоятельно, так в составе избирательных блоков 33 «малые» партии и из них 24 прошли в региональные парламенты (72 %), то в осенней сессии 2005 г. участвовало уже 19 «малых» партий, и из них оказались представленными 6 (31 %). В 2006 г. получили представительство 8 «малых» партий из 15 участвовавших (53,3 %), в 2007 участвовало 13 «малых» партий (исключая «Справедливую Россию») из них 4 получили представительство в региональных парламентах (33,3 %).

Также в данный период в российских регионах наблюдалось снижение роли партий, не связанных с федеральной и региональными правящими элитами, и усиление влияния, начиная с 2006 г., федеральных «партий власти», проявлявшееся в последовательном сокращении числа независимых от власти партий и расширении до двух числа «провластных» партий - акторов региональных выборов, укреплении позиций и влиятельности среди партийных акторов региональных электоральных процессов «Единой России» (начиная с осени 2005 г.) и «Справедливой России» (с 2007 г.) при постепенном снижении роли «старых» идеологических партий - КПРФ, ЛДПР, СПС и «Яблока» [10, с. 104-105].

Изменения в участии партий, в соотношении сил между ними вкупе с законодательными новациями 2005-2006 гг. вызвали начало развития в региональных выборах в 2006-

2007 гг. следующих тенденций.

Так, следует отметить снижение уровня конкуренции на данных выборах, проявившееся, в резком сокращении среднего числа партийных списков в регионах начиная с 2007 г. Если в кампаниях 2004 - первой половины 2005 г. среднее число списков было 7,2, в кампаниях

2006 г. - 8,7, то в кампаниях 2007 г. - 4,3.

Следствием развития вышеназванной тенденции стало снижение партийно-фракционного разнообразия региональных парламентов. В 2004-первую половину 2005 гг. формирование по итогам выборов не менее чем 4-х фракций в парламенте субъекта федерации составляло 88 % случаев. В 2006 г. по итогам 18 избирательных кампаний было сформировано 14 парламентов, в которых оказалось четыре и более четырех партийных фракций (77 %). В 2007 г. 14 из 24 сформированных парламентов имели более трех фракций (58 %), а 42 % - менее четырех фракций.

Кроме того, еще одной тенденцией региональных выборов 2006-2007 гг. стало снижение их конкурентности.2 Снижение конкурентности выборов проявлялось в упорядочивании партийной конкуренции, утрате ею острого и непредсказуемого характера - появился доминирующий актор в лице «Единой Рос-сии»3 и сформировался пул второстепенных игроков в составе КПРФ, ЛДПР, «Российской партии пенсионеров» (РПП), «Родины», «Российской партии жизни» (РПЖ), партии «Справедливая Россия» (с начала 2007 г.), реальная конкурентная борьба переместилась на уровень партий второго и третьего эшелона.

Выдвижение и укрепление «Единой России» в качестве доминирующего актора, монополизация ею электоральных полей российских регионов, инструментальный характер ее участия, постепенное снижение роли независимых от власти гражданских партий обусловили развитие в 2006-2007 гг. тенденций снижения роли выборов как фактора региональных политико-властных процессов, повышение их управляемости со стороны правящих элит, усиление инструментальной роли региональных выборов.

Последовательное снижение роли выборов в региональных политико-властных процессах, начиная с 2006 г., привело к «окукливанию» политических режимов в российских регионах, к росту авторитарных тенденций, к снижению демократизма региональных политических процессов.

Тенденции, получившие начало в 2006-

2007 гг., продолжили свое развитие после федеральных парламентских выборов 2007 г. Более того, результаты думской кампании обусловили максимальное усиление особен-

ностей региональных выборов, проявившихся в 2006-2007 гг., вследствие влияния этих результатов на состав партийной системы страны, на соотношение сил между партиями и их ресурсные базы. Итогом парламентских выборов 2007 г. стало максимальное усиление политических позиций и всех видов ресурсов «Единой России» и существенное ослабление всех остальных партий, включая и «Справедливую Россию», существенное сокращение числа зарегистрированных партий в течение

2008 г. - с 13 до 7.

Так, для «Яблока» и СПС итоги парламентских выборов оказались разгромными (они не набрали даже 3 % голосов избирателей и в итоге оказались финансовыми банкротами, что для СПС закончилось развалом партии). У КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР по итогам парламентских выборов существенно снизился политический вес, уменьшилась ресурсная база (имиджевая, организационная, финансовая).

Кроме того, на усиление роли «Единой России» в качестве актора региональных выборов и ослабление всех остальных партий после думских выборов работало изменение норм проведения региональных выборов региональными законодателями - переход к чисто пропорциональным избирательным системам в части регионов [8], повышение проходных барьеров в региональные парламенты до 7 %, тенденция к замене методики распределения мандатов, основанной на квоте Хэйра и методе наибольшего остатка (метод Хэйра-Нимейера) использовавшихся в большинстве регионов до ноября 2006 г., на метод Импери-али, дающий преимущества партии, получающей большинство голосов избирателей [9], то есть приносящий в условиях сегодняшней России реальные политические выгоды «Единой России».

Политико-партийные последствия парламентских выборов вкупе со специфическими политико-режимными условиями и изменением региональных избирательных систем вызвали стагнирование региональных партийных систем в направлении формирования полуто-рапартийности.

Выборы депутатов законодательных органов субъектов федерации в 2008 г. показали, что, не смотря на снижение уровня голо-

сования за «Единую Россию» и повышение уровня электоральной поддержки КПРФ весной 2008 г. по сравнению с думскими выборами 2007 г.4, а также различную направленность в динамике поддержки ЛДПР и «Справедливой России» в различных регионах, «Единая Россия» сохранила и упрочила свою доминантную роль в региональных электоральных процессах в 2008 г., а политические позиции всех других партий ослаблялись.

Так, средний результат «Единой России» в весенней сессии 2008 г. составил 62,6 %, в осенней сессии - 66,5 % и во всех региональных парламентах ЕР сформировала самые сильные фракции.

В то же время, если в 2006-2007 гг. КПРФ стабильно получала представительство в региональных парламентах по итогам выборов (кроме Республики Дагестан в 2007 г. и Республики Тува в 2006 г.), то осенью 2008 г. партия не прошла в парламенты сразу двух регионов из пяти. Средний уровень поддержки КПРФ на региональных выборах в 2007 г. в целом составлял 15,43 % (в осенних выборах 2007 г. - 14,13 %), а в выборах 2008 г. средний уровень поддержки КПРФ составил

13,6 % весной и 10,65 % осенью.

Весной 2008 г. «Справедливая Россия» и ЛДПР участвовали в выборах в 11 регионах, но СР смогла пройти в парламенты только 5 регионов, а ЛДПР - в парламенты 7 регионов. В пяти осенних выборах 2008 г. ЛДПР преодолела проходной барьер только в 3 регионах, а «Справедливая Россия» - в 4 регионах.

В 2008 г. продолжилась тенденция сокращения числа непарламентских партий - акторов региональных выборов: в весенней сессии участвовало 7 партий, а в осенней - 5. Роль непарламентских партий в 2008 г. стала чисто символической - они участвовали в выборах в единичных регионах и нигде не смогли преодолеть проходные барьеры, кроме Аграрной партии, прошедшей в парламенты двух субъектов федерации весной 2008 г.

В мартовских региональных выборах

2009 г. число партий - участников региональных парламентских выборов весной 2009 г. ограничилось пятью. При этом на фоне развития экономического кризиса и роста проте-стных настроений электората произошло

дальнейшее незначительное снижение результатов «Единой России» и улучшение результатов КПРФ и «Справедливой России».

Так средний результат голосования за «Единую Россию» весной 2009 г. составил 58,57 % против 62,6 % и 66,5 % весной и осенью 2008 г. Средний уровень голосования за КПРФ весной 2009 г. поднялся до 17,46 % против 13,6 % и 10,6 % весной и осенью 2008 г., средний уровень голосования за СР - до

10,06 % против 6,7 % и 8,12 % (весна-осень

2008 г.).

Однако расклад сил между партиями остался неизменным: «Единая Россия» сохранила и упрочила свое доминирующее положение в парламентах всех девяти субъектов федерации, проводивших выборы, а все другие партии остались в маргинальном состоянии.

Процент концентрации депутатских мандатов в руках «Единой России» по итогам весенних выборов депутатов региональных парламентов 2009 г. составил в Кабардино-Балкарии - 72 %, в Карачаево-Черкессии -65,8 %, в Татарстане - 87 %, в Хакассии -66,25 %, в Архангельской области - 62,9 %, в Брянской области - 78,3 %. Во Владимирской обл. - 71,3 %, в Волгоградской обл. - 71 %, в Ненецком АО - 54,5 %.

Соотношение численности контролируемых мандатов между ЕР и всеми другими партиями5 составило: в Кабардино-Балкарии -52 к 20, в Карачаево-Черкессии - 48 к 11, в Татарстане - 87 к 6, в Хакассии - 53 к 19, в Архангельской области - 39 к 17, в Брянской области - 47 к 13, во Владимирской обл. - 27 к 9, в Волгоградской обл. - 27 к 11, в Ненецком АО - 6 к 5 [7].

Из наиболее важных тенденций региональных выборов 2008-2009 гг. следует назвать:

- снижение активности у непарламентских партий и сохранение активного участия у парламентских партий;

- усиление роли парламентских партий и превращение непарламентских партий в редких статистов региональных выборов;

- снижение конкурентности выборов и альтернатив выбора для избирателей в силу сокращения числа партийных участников, закрепления монопольной роли «Еди-

ной России» и дальнейшего ослабления роли гражданских партий, ввиду усиления несопоставимости их административных, финансовых, имиджевых ресурсов и организационной силы - максимализации объема всех видов ресурсов у «Единой России» и существенного сокращения - у всех остальных партий, что повлекло за собой усиление формального, имитационного характера конкуренции и альтернативности выборов в части российских регионов;

- монополизацию политического пространства регионов «Единой Россией» и, следовательно, сужение демократизма региональных выборов.

Снижение уровня конкурентности и альтернативности выборов депутатов региональных парламентов способствовало повышению предсказуемости их результатов, привело к уменьшению низового конкурентного давления на власть, на партии, а также к снижению роли избирателей и повышению роли властных акторов в лице правящих элит. Организационное ослабление и снижение роли партий, не связанных с правящими федеральными и региональными политическими элитами и непоколебимость доминирующего положения «Единой России» в условиях развивающегося экономического кризиса - показатель доведения управляемости региональными электоральными процессами со стороны правящих элит до наивысшего уровня.

Таким образом, в 2004-2009 гг. развивались разнонаправленные тенденции развитии региональных парламентских выборов.

Базовой тенденцией 2003-первой половины 2005 гг. была тенденция частичной демократизации данных выборов и некоторого повышения их роли как фактора региональных политических процессов в части формирования представительного сегмента региональных элит. Эта тенденция развивалась через приобретение региональными парламентскими выборами партийного характера, повышение в них роли гражданских партий и избирательных блоков, рост партийной конкуренции и альтернативности выбора для избирателей в существенной части субъектов федерации.

В 2006-2009 гг. на смену вышеуказанной тенденции пришли тенденции усиления инстру-

ментальной роли региональных выборов, повышения их управляемости, снижения демократизма и ослабления их роли как фактора региональных политико-властных процессов, развивавшиеся через: снижение уровня партийного плюрализма; рост монополизма «Единой России»; снижение уровня конкуренции и альтернативности и приобретение выборами в существенной части российских регионов формального и, даже, имитационного характера.

В 2005-2007 гг. российская элита, решая тактическую задачу своего сохранения у власти после 2008 г., обеспечила высокий уровень подконтрольности гражданских акторов политики (партий, бизнеса) и высокую управляемость федеральных и региональных выборов, что привело к выхолащиванию выборных процедур, дискредитации партий в глазах общества, приобретению выборными и партийными институтами имитационного характера, что, в конечном итоге, создало угрозу потери легитимности самой региональной и федеральной власти.

Демократизация выборов и повышение их легитимности «снизу» в существующих политико-нормативных, политико-институциональных и политико-режимных условиях, в условиях слабости и маргинальности гражданских акторов, заинтересованных в демократизации, невозможны. В подобных условиях для демократизации федеральных и региональных выборов нужна политическая воля правящих элит. Элиты на сегодняшний момент такую волю не демонстрируют и, навряд ли, на это решатся в условиях развития экономического кризиса.

Сможет ли решить правящая элита этот насущнейший вопрос, решение которого необходимо для формирования эффективной и ответственной власти, способной обеспечить социальную и экономическую динамику страны, покажет время. Но решать этот вопрос придется неизбежно.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Политические эффекты отмены избирательных блоков на региональных парламентских выборах впервые проявились на осенней сессии выборов 2005 г.

2 В данном случае в понимании конкурентности мы разделяем позицию Ашихминой Я. А., утверждающую, что конкурентность позволяет оце-

нить процесс избирательной кампании: ее напряженность, активность участников, остроту борьбы, масштабы использования ресурсов. Цит. по: Аших-мина Я. А. Конкуренция элит на выборах как критерий современной демократии //Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.politex.info/ content/view/341/30/

3 Во всех кампаниях второй половины 2005 г., 2006 г. и во всех, кроме одной, кампаниях 2007 г. победила «Единая Россия». Единственный случай поражения ЕР от «Справедливой России» был в 2007 г. в Ставропольском Крае.

4 По сравнению с думскими выборами

2007 г. в 2008 г. поддержка КПРФ выросла в 10 регионах из 11 весной, а в осенней сессии региональных выборов - в 2 регионах выросла, в 2 регионах ослабла и в одном осталась такой же, как на думских выборах.

5 Данные даются без учета самовыдвигавшихся кандидатов-одномандатников.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ашихмина Я. А. Конкуренция элит на выборах как критерий современной демократии // Электронный ресурс. Режим доступа: http:// www.politex.info/content/view/341/30/

2. Выборы в Российской Федерации в 19972000 г. Электоральная статистика. - М. : Весь Мир, 2001 г

3. Выборы в Российской Федерации в 2001 г. Электоральная статистика. - М. : Весь Мир, 2002 г.

4. Выборы в Российской Федерации в 2002 г. Электоральная статистика. - М. : Весь Мир, 2003 г.

5. Выборы в Российской Федерации в 2003 г. Электоральная статистика. - М. : Весь Мир, 2004 г.

6. Выборы в Российской Федерации в 2004 г. Электоральная статистика. - М. : Весь Мир, 2005 г.

7. Как распределятся депутатские мандаты по

итогам выборов 1 марта // Коммерсантъ - № 37 (4092) от 03.03.2009. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.kommersant.ru/

doc.aspx?DocsID= 1128862

8. Кынев А. В ожидании нового электорального предложения Выборы региональных законодательных собраний конца 2004 - начала 2005 г. // Полис, 2005 - № 3 - С. 116-130.

9. Кынев А. Правила ограниченной конкуренции. Электронный ресурс. Режим доступа: http:/ /www.gazeta.ru/comments/2008/09/ 10 x 2835580.shtml

10. Любарев А. Изменения избирательного законодательства в 2004-2007 гг. Электронный ресурс. Режим доступа: http://www.irena.org.ru/ index.php?option=content&task=view&id=339

11. Чувилина Н.Б. Новые тенденции в региональных электоральных процессах России // Политическая наука. Региональная политика и развитие территорий в условиях административно-политической реформы 2004-2008 гг. - М : ИНИОН РАН -

2009 г. - № 2. - С. 94-108.

POLITICAL PARTIES AND CONTEMPORARY ELECTIONS IN THE REGIONS OF RUSSIA (2004-2009)

N.B. Chuvilina

In the article the external and internal factors determining the development of Russian regional electoral processes in 2004-2009 are singled out. The author reveals tendencies of parties’ participation in regional elections and development of regional parliament elections in 2004-2009.

Key words: political parties in the regions of Russia, regional elections, regional electoral processes.