© С.В. Голунов, 2007

ПОГРАНИЧНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: ПРОБЛЕМА КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ

С.В. Годунов

В настоящее время термин «пограничная безопасность» (ПБ) является весьма актуальным и популярным концептом, используемым как исследователями, так и практиками. Как правило, мода на этот термин периодически возникает в связи с насущными вызовами безопасности, имеющими выраженное трансграничное измерение: конфликтами на Ближнем Востоке и в Северной Ирландии, ситуацией в Ираке после свержения режима Саддама Хусейна и т. п. В России словосочетание «пограничная безопасность» чаще всего употребляется в связи с проблемой формирования пограничной политики по отношению к новым рубежам, в США - в контексте выработки новой стратегии безопасности после 11 сентября 2001 г., в ЕС - как составная часть политики, направленной на создание барьера против притока нелегальных мигрантов и наркотрафика. В то же время, практические изыскания и эмпирические разработки пока мало подкреплены концептуально-теоретическими изысканиями, независимыми от взглядов и восприятий лиц, принимающих решения.

К сожалению, число научных работ, анализирующих концептуальное значение ПБ, пока относительно невелико, и они, как правило, не претендуют на полный охват проблемы с данной точки зрения Исследования, все же пытающиеся решить эту задачу, чаще всего принадлежат аналитикам, связанным с властными структурами, так или иначе связанными с обеспечением ПБ 2. Такие работы, как правило, строятся на эмпирическом материале одной страны, рассматривают вызовы ПБ как существующую вне зависимости от восприятий людей реальность. Значительное место в подобных трудах уделено эмпирическому описанию проблем и сложившихся механизмов их решения, субъективная сторона функционирования которых практически не подвергается анализу. Перед исследователя-

ми стоит, таким образом, задача концептуально-теоретического осмысления феномена ПБ. Не претендуя на создание собственной теории данного феномена, автор, вместе с тем, хотел бы остановиться на ряде ключевых проблем, которые требуют решения в процессе ее построения.

Одна из главных трудностей исследований в сфере ПБ заключается в расплывчатости дисциплинарных областей как исследований безопасности (Security Studies), так и исследований границ (Border Studies), на пересечении которых расположен предмет ПБ. В обоих случаях, что особенно касается дисциплины исследований границ, терминология и проблематика далеки от ясности и того, чтобы быть общепринятыми. На такой шаткой основе довольно нелегко построить четкую теорию, хотя несомненное практическое значение проблематики ПБ является очень серьезным стимулом для работы в данном направлении. В таком случае исследователю легче, все же, опираться на более развитую концептуально-терминологическую матрицу исследований безопасности, возможно, отчасти наложенную на проблематику исследований границ.

С использованием такой схемы исследователь может предложить один из множества возможных определений ПБ. Выбор того или иного варианта зависит от теоретических установок исследователя. В частности, ему необходимо решить проблему выбора между позитивистским (признание всех проблем ПБ объективными и потенциально решаемыми оптимальными путями) и постпозитивистским (упор на субъективное восприятие вызовов и субъективно же мотивированный выбор ответа на них) подходами, или каким-либо сочетанием между ними: например, системным анализом (в рамках которого рассматривалось бы взаимодействие между объективными или

субъективными элементами) или прагматизмом, в случае опоры на который различия между объективным и субъективным оказались бы менее значимыми по сравнению с практической значимостью того или иного подхода. Например, ПБ может быть определена как объективное состояние и/или субъективное восприятие достаточности уровня защищенности от вызовов (опять-таки, имеющих как объективное, так и субъективное измерения), связанных с нарушением зафиксированного законодательством страны пограничного режима, препятствием легальному/«по-лезному» трансграничному сообщению или с дестабилизацией ситуации в приграничье. Разумеется, такое определение является далеко не единственным.

Вопрос о географических рамках ПБ представляется не менее сложным. Могут ли эти рамки, по крайней мере, в некоторых отношениях, выходить за рамки зоны, на которую распространяется пограничный режим? На практике различные страны придерживаются разных подходов в зависимости от своих специфических состояний, таких как количество и насущность проблем безопасности, роль военизированных структур в политической жизни и т. п. В то же время расширение рамок ПБ до территорий таких размеров, как область в России может привести к распространению неоправданных ограничений в экономической, социальной и других сферах на значительную часть (в случае с РФ более чем на половину) страны.

В сфере безопасности действует большое число акторов и их агентов, включая государство, представленное, в первую очередь, структурами, вовлеченными в обеспечение пограничного режима (пограничники, таможенники, миграционные службы, карантинные инспекции, армия, полиция и т. п.), структуры приграничных административных образований (например, областей и районов), которые практически всегда имеют специфические связанные с границей интересы независимо от уровня своей автономии; организации, выполняющие трансграничные операции или действия, иным образом связанные с пограничными проблемами (в деловой, гуманитарной, экологической,

правозащитной и прочих сферах); индивиды, пересекающие границу легально (местные жители приграничных районов, мигранты, туристы и т. п.); нарушители, преступающие черту закона во время пересечения границы (контрабандисты, нелегальные мигранты). Эти акторы и агенты могут быть классифицированы по различным критериям: географическому положению по отношению к границе, принадлежности к связанным с границей социальным структурам или административно-политическим институтам, легальностью или нелегальностью статуса в связи с пограничным режимом и т. п.

В последнем из рассматриваемых случаев большинство акторов и агентов может быть разделено на три группы: 1) государство и представляющие его структуры, обеспечивающие пограничный режим и контролирующие трансграничные потоки; 2) законопослушные индивиды, группы и организации, пересекающие границу или оперирующие в приграничной зоне; 3) нарушители. Взаимодействие между этими группами представлено на следующем рисунке:

Взаимодействие между контролирующими границу государственными структурами, нарушителями и законопослушными субъектами: ГС - государственные структуры, контролирующие границу; Н - нарушители;

ЗС - законопослушные субъекты

Как законопослушные субъекты, так и нарушители стремятся пересечь верхнюю точку данного треугольника, контролируемую специализированными государственными органами. На этой точке происходит своеобразное преломление: законопослушные субъекты в большей или меньшей степени рассматриваются как потенциальные наруши-

тели, в то время как последние пользуются презумпцией невиновности. Как результат такого преломления, нарушитель (после успешного пересечения границы) может легко приобрести статус законопослушного субъекта, тогда как законопослушный субъект иногда даже становится жертвой «презумпции виновности», неся финансовые потери, моральные издержки и т. п. И это при том, что в подавляющем большинстве случаев явные нарушители составляют менее 1 % от числа законопослушных граждан, пересекающих ту или иную границу!

Разумеется, отношения между упомянутыми группами акторов и их агентов гораздо сложнее и разнообразнее. Некоторые из возможных комбинаций такого взаимодействия приведены ниже (см. табл. 1).

Данная таблица показывает, что в качестве вопросов ПБ могут рассматриваться не только вызовы, исходящие от нарушителей границы, но и проблемы, создаваемые социальной ситуацией в приграничье, а также самим пограничным режимом. В последнем случае весьма актуальна проблема секьюритизации, то есть возможности придания смысла безопасности едва ли не любому общественному вопросу и, в частности, смысла ПБ- почти любому вопросу, связанному с международной обстановкой или ситуацией в приграничье. Например, многие российские исследователи, работающие в ведомственных центрах Федеральной пограничной службы ФСБ (в частности, в Пограничной академии ФСБ) в числе соответствующих вызовов упоминают изменение этнического баланса приграничных территорий и расширение НАТО на Восток 3. Однако непонятно, насколько подобные проблемы можно считать относящимися именно к ПБ и решать ответственными за нее структурами (в частности, пограничной или таможенной службами). Подобные искажения в восприятии проблем могут быть описаны не только термином «секуритиза-ция», но также и концептуальным понятием «бордеризация вопросов безопасности», под которым автор предлагает понимать ситуации, когда соответствующие проблемы ошибочно локализуется на границе, а их решение столь же ошибочно связывается с пограничными мерами вместо мер внутреннего

или международного (но в более широких географических рамках) характера.

Но даже в тех случаях, когда с вызовом (наркоторговлей, другими видами контрабанды, нелегальной миграцией и т. п.) определенно должны иметь дело пограничники, таможенники или другие службы, работающие на границе, далеко не во всех случаях ясно, насколько в этих случаях усиление пограничного контроля является эффективным ответом. Например, проблемы миграции и контрабанды укоренены не столько в слабости системы охраны границ, сколько в социальном и экономическом неравенстве и других условиях подобного рода; таким образом, эффективный ответ должен, скорее всего, быть акцентированным скорее на этих проблемах, чем на ограничениях и репрессивных мерах. Эффективность границ как щита против наркоторговли, в целом, очень невелика, ибо на границе выявляется лишь небольшой процент наркотиков.

Представляется неясным, насколько мерами ПБ можно успешно решить наиболее серьезные трансграничные проблемы, учитывая, что опытные и «профессиональные» нарушители имеют весьма широкий круг возможности добиться успеха на стадии пересечения границы. В то же время, большинство государств вряд ли могут существовать без функционально эффективных границ. В данном отношении охраняемая граница является своего рода «фильтром грубой очистки» нелегальных трансграничных потоков и «предупреждающим знаком» для значительной части потенциальных нарушителей. Поэтому ПБ может рассматриваться как форпост системы национальной безопасности, и в данном контексте ее важность не должна как переоцениваться, так и недооцениваться.

Таким образом, в рассматриваемой сфере большую роль играют восприятия, которые во многих конкретных ситуациях имеют не меньшее значение, чем те ключевые категории ПБ, которые имеют выраженное объективное измерение: пограничное пространство, акторы и вызовы. Характер таких восприятий зависит не только от интерпретации проблемы как вызов безопасности или убеждения в том, что проблема должна быть решена системой ПБ.

Таблица 1

Типичные кооперационные (симбиотические) и конфликтные взаимоотношения между основными группами акторов в сфере ПБ

Группы акторов (при рассмотрении конфликтных ситуаций значением строки являются акторы, испытывающие легальную проблему, а столбца - акторы, ее создающие) Следствия взаимоотношений *

№ Структуры, обеспечивающие пограничный режим Нарушители Индивидуумы и структуры гражданского общества, имеющие легальные интересы, связанные с границей

1 2 3 4 5

1 Структуры, обеспечивающие пограничный режим С. Горизонтальные и вертикальные связи в системе обеспечения ПБ. К. Нарушение координации между действиями различных структур, дублирование функций, конфликт полномочий, конкуренция за получение финансовой и другой поддержки С. Существование границ и налагаемых режимом их пересечения ограничений придает смысл некоторым формам нелегальной деятельности (в частности, контрабанде). В свою очередь, характер последней формирует пограничный режим, давая ему смысл существования **. К. Борьба с нарушениями границы и пограничного режима С. Привлечение местного населения приграничных районов к мероприятиям по обеспечению пограничного режима и набор кадров в пограничную службу; помощь со стороны пограничников и других структур местному населению (например, в чрезвычайных ситуациях). Сотрудничество между властными структурами и трансграничным бизнесом в информационной сфере. К. Конфликтное поведение по отношению к представителям структур, обеспечивающих пограничный режим

2 Нарушители С. См. значение строки 1, столбца 4. К. Превышение полномочий и противоправные действия в отношении нарушителей С. Кооперация между нарушителями (например, информирование о слабых сторонах пограничного режима, изготовление фальшивых документов и т. п.). К. Борьба за раздел сфер влияния между соперничающими трансграничными преступными группировками С. Осуществляемая без явного нарушения закона поддержка местным населением приграничных районов нелегальной трансграничной деятельности как одного из главных источников доходов. К. Противоправные действия в отношении нарушителей со стороны населения приграничных районов

3 Законопослушные индивидуумы и структуры гражданского общества С. См. значение строки 1, столбца 5. К. Ужесточение пограничного режима, вымогательство, другие противоправные действия со стороны властных структур С. См. значение строки 2, столбца 5. К. Трансграничный бандитизм, скотокрадство, вымогательство, мошенничество и другие виды преступности в приграничной зоне, косвенно -ужесточение пограничного режима как средство борьбы против нарушителей С. Трансграничные связи и приграничное сотрудничество, совместное отстаивание прав в сфере ПБ. К. Конфликты между различными социальными (например, этническими) группами в приграничной зоне

* С - сотрудничество или симбиоз; К- конфликт.

** См., напр.: Andreas P.R. Sovereigns and Smugglers. Enforcing the U.S. II Mexico Border in the Age of Economic Integration. Cornell University, 1999. P. 279.

Специфика актора или агента, имеющего дело с проблемой, в этом случае имеет особую важность: люди, представляющие государственную структуру или связанные тем или иным образом с проблемой ПБ имеют разные восприятия, определяемые идентичностью, личными и групповыми интересами, мировоззрением, багажом знаний и другими факторами. Было бы чрезвычайно сложной задачей попытаться представить полную картину восприятий, определяемых спецификой акторов и агентов ПБ. Некоторые аспекты типичного отношения этих акторов и агентов к важным вызовам рассматриваются в таблице (см. табл. 2).

Таким образом, значимость вызовов для пяти обозначенных объектов ПБ в некоторых случаях существенно различается. К подобным проблемам наиболее «чувствителен» пограничный регион, на котором серьезно отражаются разноплановые последствия связанных с границей негативных изменений. В то же время почти половина перечисленных вызовов прямо не затрагивает базовые интересы личности или режима: в первом случае речь идет об объективно «нейтральном» и даже индифферентном отношении индивидуумов к некоторым официально установленным нормам порядка, а во втором - о восприятии режимом ряда пограничных проблем как периферийных и «мелкомасштабных». Консенсус между интересами рассматриваемых объектов с наибольшей степенью вероятности достижим по проблемам, создающим опасность эскалации насилия. Значительная часть других вопросов ПБ допускает более широкий диапазон оценок и, как следствие, возможных стратегий их решения.

Некоторые из таких решений, завися от множества объективных и субъективных факторов (таких, как географическая и социальная среда; наличие экономических, кадровых и других ресурсов для реализации того или иного варианта политики; политические режимы сопредельных стран; отношения с соседним государством; опять-таки, специфика восприятий), в случае реализации становятся частью пограничной политики. Подходы к последней, которые имеют различные страны, а в некоторых

случаях и международные организации, могут классифицироваться на основе различных критериев, но большинство таких классификаций относительно, ибо реально проводимая политика, как правило, совмещает элементы различных подходов. Учитывая эти соображения, автор может предложить две классификации подходов к решению пограничных проблем. Первая из них рассматривает различные сочетания барьерности 4 и контактности 5 границы, что подразумевает выбор между максимальной защищенностью от трансграничных угроз и теми возможностями, которые дает интенсивное трансграничное взаимодействие. Во втором случае критерием является способ организации институтов, обеспечивающих пограничную безопасность и вовлеченных в трансграничное сообщение (см. табл. 3,4).

Обе таблицы могут служить иллюстрацией дилеммы «контроль или сотрудничество», которая является одной из ключевых проблем политики обеспечения ПБ. Идеального разрешения данной дилеммы не существует: любой из возможных выборов имеет свои преимущества и недостатки в зависимости от конкретных обстоятельств. Израиль или Индия вряд ли могут проводить либеральную или интеграционную пограничную политику по отношению к трансграничным конфликтным зонам, в то время как для большинства стран ЕС се-куритизационистский подход или создание режима сильной барьерности границ были бы бессмысленными и вредными шагами. В большинстве случаев общий подход к политике ПБ не может быть кардинально изменен в короткие сроки, но соотношение или баланс между вышеприведенными опциями, как правило, могут быть улучшены. Поиск оптимального баланса является очень важной задачей как для исследователей, так и для лиц, принимающих управленческие решения.

В целом, пограничная безопасность является дисциплиной, требующей серьезного внимания исследователей, учитывая, что практическая значимость сферы и использование термина практиками недостаточно подкреплено изысканиями концептуального характера.

Вестник ВолГУ. Серия 4. Выи. 12. 2007

Таблица 2

Значение современных вызовов пограничной безопасности в контексте важнейших интересов ее ключевых объектов

Вызов Референтный объект

Лігшость Общество Пограинчтын репюн Государство

Ннсппутдмоналыю-правовая система Погагтнчеазш режим

Военная угроза Угроза жизни и другим базовым интересам Угроза разрушения, деформации. Военная опасность со стороны сопредельного государства трансформирует общественные отношения в приграничье в соответствии с потребностями обороны Затраты больших ресурсов на нужды обороны. военные действия наносят наибольший ущерб именно приграничным территориям Посягательство на суверенитет или территориальную целостность Угроза нормальному' функционированию (в том числе в рамках пограничных территорий), но. вместе с тем. нередко расширение социальной базы поддержки режима

Территори- альные претензии Сами но себе не угрожают. но косвенные последствия в случае успеха (конфликты. насилие и т. п.) нередко нарушают основные права личности Сами по себе в большинстве случаев не угрожают. Косвенные последствия зависят от конкретных обстоятельств В случае успеха - экономический ущерб, возможна дестабилизация социальной и полит нчсской ситуации Отрицание суверенитета государства над определенной территорией. Зависит от масштабов проблемы и от восприятия ее важности в об-шественном мнении

Приграничные конфликты Угроза основным правам личности Эскалация насилия Дестабилизация ситуации Нарушения законности, дезорганизация функционирования государственных институтов Дезорганизация существующего порядка в приграничье

Сепаратизм. нрредентизм Сами по себе не угрожают. но косвенные последствия (конфликты, насилие н т.п.) нередко нарушают основные права личности Рост конфликтности Возникновение и обострение конфликтов (этнополнтичссктк и т. п.) Отрицание суверенитета государства нал определенной территорией. Степей. угрозы зависит от масштабов и характера действий (шкододнееяв рамках закона или неле-ппимные. насильственные) ссцфатнстов или ирредентистов Отрицание легитимности режима на определенной территории

РЕГИОНОВЕДЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

С.В. Годунов. Пограничная безопасность: проблема концептуализации

оо

Продолжение табл. 2

Вьпов Референпый объект

Личность Общество ПограшршыЛ регион Г осудзрство

Пнсттуинонллыю-прявовая система Полтичесыо! режим

Трансграничный экстремизм Угроза жизни Эскалация насилия Дестабилизация ситуации Деструктивная деятельность направлена против государственных институтов Нелегнтимное насилие имеет целью дестабилизировать существующий режим

Усиление влияния сопредельного государства в пограничном пространстве Непосредственно не угрожает Непосредственно не угрожает, но косвенно может спровоцировать этносоциальные и этнополшическне конфликты Непосредственно не угрожает Непосредственно не угрожает, если осуществляется законными методами Зависит от характера режима, его внешнеполитических приоритетов, отношений с сопредельной страной. Может быть воспринято как угроза функционированию режима в пограничном пространстве

Наркотор- говля Приобретение и потребление наркотиков (также, как алкоголя или табачных изделий) является свободным выбором Разрушение общественных устоев, рост преступности Обострение социальных проблем и криминогенной обстановки Нарушение законов Зависит от характера режима, приоритетов внутренней и внешней политики. от неофициальной заинтересованности представителей правящих элит в получении доходов от наркоторговли

Контрабанда оружия и взрывчатых веществ Угроза жизни Рост уровня преступности н насилия Ухудшение криминогенной обстановки Усилен не противозаконной активности, связанной с применением оружия (в том числе, направленной против государственных институтов) Дестабнлшацня сложившегося порядка

РЕГИОНОВЕДЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Вестник ВолГУ. Серия 4. Вып. 12. 2007

Продолжение табл. 2

Вызов Референтный объект

Личность Общество Пограничный рептон Государство

Ннсппуцн опально* правовая система Полтшсскнй режим

Контрабанда товаров народного потребления н сырья В большинстве случаев напрямую не угрожает В большинстве случаев напрямую не угрожает, но может косвенно создавать социальные проблемы. сшгжая конкурентоспособность социально важных предприятий и отраслей. В то же время, контрабанда может бьпь важным источником дохода для части населения пршраничных районов Подрыв конкурентоспособности региональной экономики Нарушение закона, подрыв национальной экономики и упущенная выгода от сбора налогов В большинстве случаев напрямую не угрожает, но может препятствовать проводимой режимом экономической политике

Неконтролируемая миграция Напрямую не угрожает Повышает уровень социальной конфликтности Рост социальной напряженности. но может стать источником дешевой рабочей силы н экономического роста Нарушение законов. Возрастание нагрузки на правоохранительную и социальную системы. В то же время, может способствовать усилению экономического потенциала Напрямую нс угрожает, но косвенно может способствовать дестабилизации существующего строя ввиду повышения уровня конфликтности в обществе

Преступления с использованием сопредельной территории в качестве укрытия (бандитизм. скотокрадство 1! т. П.) Угроза основным правам личности Рост уровня преступности Ухудшение криминогенной обстановки Нарушение законов при затрудненности эффективного использования легитимного насилия против преступников Напрямую не угрожает, но может ухудшить внешнеполитические условия функционирования (отношения с сопредельным государством)

РЕГИОНОВЕДЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

С.В. Годунов. Пограничная безопасность: проблема концептуализации

Окончание табл. 2

Вьпов Референтный объект

ЛіРОІОСТЬ Общество Погранн'шып регион Государство

11нсп пуипона ль неправовая система Поштркскнй режим

Препятствия нормальному трансграничному’ сообщению Ограничение свободы передвижения. Ущерб гуманитарным и экономическим интересам. Нарушение гуманитарных. ікономіріє-ских и других трансграничных связей Деградация экономики приграничных регионов Зависти от масштабов проблемы. Возможен крупный ущерб экономическому потенциалу Непосредственно не угрожает. Косвенные последствия зависят от характера режима

Коррупция и вымогательство в службах. занятых обеспечением пограничного режима Нарушение законных прав, произвол В ряде ситуаций коррупция может выступать в качестве механизма, позволяющего ПрСОДОЛе-вагь чрезмерные ограничения свободы передвижения. эконом1Р1сской и гуманитарной активности Прямо не угрожают, но могут привести к негативным косвенным последствиям (взрывы недовольства ИТ. п.) Стагнация трансграничной активности мелкого и среднего уровня Нарушение законности Непосредственно не угрожает. Систематический и крупномасштабный произвол может негативно отразиться на внутреннем авторитете и международной реоугацпн

Сяннтарно- ЭПИДСМНОЛО- гнческие проблемы. нарушение карантинного режима Угроза жизни, здоровью: ущерб экономическим интересам Угроза здоровью населения Серьезная нагрузка на системы здравоохранения и социального обеспечения Болезни людей, животных и растений могут нанести существенный ущерб экономике II продовольственной безопасности региона Необходимость принятия чрезвьпайных мер. связанных с финансовыми затратами Прямо не угрожают

Экологические проблемы Угроза здоровью Угроза здоровью, ухудшение условий жизни Ухудшение социальной ситуации,экономический ушч>б Непосредственно не угрожают, если не связаны с нарушением закона или международных обязательств Прямо не угрожают. Возможные косвенные последствия - рост социального недовольства, ухудшение отношений с сопредельной страной

РЕГИОНОВЕДЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

Таблица 3

Возможное сочетание барьерности и контактности в политике пограничной безопасности

Вариант сочетания Условия, необходимые для реализации данного варианта пограничной политики Преимущества Недостатки Опыт страны, который может быть использован

Сильная барьерность и слабая контактность Создание инфраструктуры ПБ, позволяющей отслеживать почти любую трансграничную активность. Жесткое регулирование легальных пересечений. Возможность эффективно контролировать трансграничные потоки, минимизировать нелегальную трансграничную активность Необходимость огромных расходов на оборудование границы, деградация приграничных территорий, неблагоприятные условия для мелкого и среднего трансграничного бизнеса, часто - высокий уровень коррупции в структурах, ответственных за пограничный контроль Советский

Слабая барьерность и сильная контактность Сильные внешние границы интеграционного образования, предоставление широких полномочий пограничным регионам Развитие трансграничного сотрудничества, создание благоприятных условий для мелкого и среднего бизнеса Децентрализация (с предоставлением широких полномочий пограничным регионам) создает риск дезинтеграции. Слабая барьерность облегчает нелегальные трансграничные операции, наносит ущерб экономическим интересам страны (проблемы демпинга, перепродажи дешевых сырьевых материалов за границу и т. п.) ЕС, американо-канадская граница

Сильная барьерность и сильная контактность Реальная заинтересованность сопредельной страны в совместном обеспечении ПБ, решении ее ключевых проблем (борьба с наркоторговлей, другой контрабандой, незаконной миграцией и т. д.) Сбалансированное сочетание интересов безопасности и сотрудничества. Возможность гибко варьировать пограничную политику Огромные расходы на создание действенной системы пограничного контроля. Проблематичная эффективность таких расходов, которая сильно зависит от интересов и постоянства политики сопредельной страны и конъюнктуры ряда других факторов Американо-мексиканская граница

РЕГИОНОВЕДЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ = Подходы к политике пограничной безопасности

Таблица 4

Подход Г еографические рамки ПБ Проблемные рамки ПБ Полномочия структур, участвующих в обеспечении ПБ Страны, в которых используется подход

Секьюрити- заторский Вплоть до приграничных регионов или даже более широких административных образований Обеспечение пограничного режима и противодействие его нарушению, неконтролируемая миграция, изменение этнического баланса в приграничье, «геополитическое давление» со стороны соседних государств «Чем больше безопасности, тем лучше»: многие структуры имеют частично сходные функции, при этом иерархия данных структур в некоторых ситуациях не совсем четкая, а взаимодействие между ними зачастую слабо Индия, Израиль, Россия, Северная и Южная Корея, идр.

Оптимиза- торский Пограничная зона, основные трансграничные коммуникационные пути Обеспечение пограничного режима и противодействие его нарушению Каждая структура, как правило, должна быть ответственна за свою узкую сферу ЕС (по отношению к внешним границам), США, Канада

Кооператив- ный Пограничная зона, особенно внешних рубежей интеграционного образования Обеспечение пограничного режима и противодействие его нарушению; тесное и эффективное сотрудничество с членами интеграционного образования в сфере ПБ Координационная структура, включающая пограничные структуры сопредельных стран ЕС, СНГ в первой половине 1990-х гг.

Либераль- ный Пограничная зона «Чем меньше безопасности, тем лучше». Борьба против ограниченного круга нарушений, (например, трансграничная преступность), контроль над крупными трансграничными магистралями Полицейские силы ЕС (по отношению к внешним границам), СНГ в первой половине 1990-х гг.

Задача создания теории ПБ довольно нелегка, так как она находится на пересечении довольно расплывчатых дисциплинарных полей исследований безопасности и лимологии (исследований границ). Как представляется, будущему создателю такой теории легче, все же, отталкиваться от более развитой концептуально-терминологической матрицы исследований безопасности, применяя ее к специфическим пограничным проблемам. При этом придется решить и проблему выбора между позитивистским и постпозитивистским подходами, либо каким-либо сочетанием между ними. В любом случае, для того чтобы влиять на процесс принятия решений, исследователь проблем ПБ не должен ограничиваться лишь критикой: требуется и выработка практических рекомендаций. Последние могут, в частности, касаться таких насущных вопросов ПБ, как возможные варианты ответа на наиболее актуальные вызовы, проблема поиска оптимального решения дилеммы между эффективным контролем и развитием трансграничного сотрудничества и учет рисков, вызванных субъективным восприятием вызовов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Примером такого рода исследований может служить следующая работа: Andreas P.R. Sovereigns and Smugglers. Enforcing the U.S. II Mexico Border in the Age of Economic Integration. Cornell University, 1999.

2 См., напр.: Брижик A.H. и др. Пограничная политика Российской Федерации. М.: «Граница», 1998; Гришин М.Л. и др. Погранология: проблемы пограничной политики. М., 2000; Проблемы пограничной политики государства и пути их решения. М.: Издательская группа «БДЦ-пресс», 2001; Хвощев В.Е., Муллаянов Р.Ш. Пограничная политика России и безопасность. Опыт регионального анализа. Челябинск: Изд-воЮурГУ, 2001.

3 Проблемы пограничной политики государства и пути их решения: Монография / Гришин М.Л., ГубченкоВ.Н., Дмитриев В.А. и др. М.: Издательская группа «БДЦ-пресс», 2001. С. 81.

4 Барьерность - способность границы служить препятствием для трансграничных потоков.

5 Контактность - способность границы пропускать трансграничные потоки, не создавая препятствий для них.