М.К. Фадеев

Партийная система России в условиях дестабилизации и ликвидации третьеиюньского (1907 г.) политического режима П.А. Столыпина

В статье рассматриваются взаимоотношения власти и общества в лице политических сил, представленных в Государственной Думе последних лет существования императорской России. Автор попытался проанализировать основные проблемы этих взаимоотношений и тенденции развития партийной системы в условиях роста общественной оппозиционности, связанной с неэффективной политикой царской администрации и затягиванием решения основных социально-экономических и политических проблем.

Ключевые слова: третьеиюньской политическая система, III Государственная Дума Российской империи, Прогрессивный блок IV Государственной Думы, правительство Столыпина.

Сегодня, как и много лет назад, первостепенное значение приобретают вопросы взаимодействия общества и власти в условиях социальноэкономических и политических кризисов. Механизмы сдержек и противовесов, обеспечивающие необходимый баланс интересов общества и государства, нуждаются в постоянном регулировании с целью своевременного выявления и устранения деструктивных факторов, дестабилизирующих общественно-политическую систему. В этой связи особое значение приобретает исторический опыт функционирования партийной системы России в кризисных условиях начала XX в. Анализ взаимоотношений правительства и политических сил, формировавших Государственную Думу в последний период существования монархии в России, представляется сегодня весьма актуальным, т.к. именно эти отношения, вернее, их конфронтационный характер, обусловили радикальный сценарий дальнейшего развития политической ситуации в стране.

Избирательный закон от 3 июня 1907 г. [4], изменивший соотношение сил в партийной системе в пользу правительства и консервативных партий, позволил стабилизировать политическую ситуацию в стране. Налаживание конструктивного взаимодействия и прагматичной работы с умеренно оппозиционными силами III Государственной Думы позволило правительству П.А. Столыпина вплоть до 1911 гг. достаточно активно

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Отечественная история

проводить умеренно реформаторский курс [14; 16]. Под воздействием успешного сочетания реформаторской и репрессивной политики, а также снижения общего уровня общественной оппозиционности наметилась серьезная тенденция к ослаблению радикальной части партийного спектра. Выделяются принимающие условия существующего режима правые и левые. Внесистемная деятельность крайних партий практически сворачивается [20]. Таким образом, происходит интеграция определенной части партийного спектра через институт представительства в политическую систему Российской империи, чем на некоторое время обеспечивается эффективность взаимодействия определенной части общества и власти.

Однако произошла эта стабилизация вследствие снижения уровня представительности партийной системы, вывода за ее рамки целого сегмента партийного спектра, сокращения возможностей влиять на государственную политику со стороны политических сил, формировавших Государственную Думу, и, соответственно, их претензий на власть. Заложенный реформами 1905-1906 гг. дисбаланс представительной и исполнительной власти так и не был устранен. Власть по-прежнему оставалась неподконтрольна общественности в лице системных политических партий и представительных органов. Даже существующие механизмы парламентского контроля, такие, как депутатский запрос, III Государственной Думой практически не использовались [3, с. 18].

Поэтому ряд ученых не склонны преувеличивать значение «третье-июньской политической системы» и вообще ставят под сомнение применение подобного термина. Изменилась не политическая система как совокупность основных политических учреждений, а лишь политический режим как способ осуществления власти. «Важнейшие “государственные” и “общественные” элементы политической системы... возникли в 1905-1906 гг. Именно тогда произошел качественный скачок в развитии политических структур.» [12, с. 38].

Данное обстоятельство сдерживало развитие партийной системы, ее потенциальные возможности, не стимулировало легальную политическую активность тех социальных групп, которые могли бы стать опорой консервативных политических сил, провоцировало состояние тлеющего конфликта между представительной и исполнительной властью. Поэтому, несмотря на достаточно активную законодательную деятельность, латентное сопротивление правительству со стороны III Государственной Думы сохранялось. В условиях сохраняющейся поляризации политических сил правительству было все труднее выдерживать центристскую линию и заниматься умеренным реформаторством. Наиболее важные реформаторские проекты, направленные на решение основных

общественных проблем, в значительной мере тормозились [3], что в условиях возникновения очередного политического кризиса вело к их неизбежной эскалации.

«Министерский» и «парламентский» [2] кризисы 1911 г. возродили противостояние власти и общественности. А после убийства в сентябре 1911 г. П. А. Столыпина стало ясно, что предшествовавшие успехи не стали глубокими и долговременными, т. к. в основном были обусловлены личным авторитетом и тактикой П. А. Столыпина. Именно эта тактика, основанная на понимании уязвимости исполнительной власти в кризисной ситуации и опасности ее политической изоляции, позволила правительству пойти на прямое взаимодействие с политическими силами, от которых ожидалась поддержка его курса, - умеренными традиционалистами и умеренными либералами (октябристами) [12, с. 39; 19]. Но из-за слабости этих политических сил политика правительства не получила необходимой общественной поддержки. Октябристы и умеренные традиционалисты, которые только начали движение к консерватизму, сами зависели от поддержки власти и не могли самостоятельно противостоять левым и правым радикалам. Поэтому, отказавшись от поддержки консервативных партий и сотрудничества с ними [8; 10], правительство

В.Н. Коковцева способствовало подрыву третьеиюньского политического режима, опирающегося на выгодный для правительства баланс двойного большинства в Государственной Думе, основу которого как раз и составляли консервативные партии [1].

Несмотря на определенную стабилизацию политической ситуации в стране в период патриотического подъема начала мировой войны, нарастание политического и социально-экономического кризиса быстро разрушило любые попытки консолидации партийной системы. Некоторые шаги, сделанные властью в сторону оппозиции, такие как практика назначения высших правительственных чиновников из числа членов Государственной Думы и Государственного Совета, введение их представителей в состав Особого совещания по обороне и др. [7], не носили системного характера и не могли способствовать значительному снижению градуса общественной оппозиционности. Вновь возникший дефицит легитимности власти, а также постепенное усиление экономической мощи буржуазии, связанное с увеличением государственных оборонных заказов, ее страх перед новой угрозой революции приводят к росту властных амбиций IV Государственной Думы и провоцируют новый виток политического противостояния общества и власти [3, с. 17].

Летом 1915 г. возникает оппозиционный Прогрессивный блок, в состав которого вошли почти все умеренно-правые и либеральные фрак-

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Отечественная история

ции IV Государственной думы и Государственного совета. Несмотря на достаточно компромиссный характер программы Прогрессивного блока, которая предполагала замену требования «ответственного министерства» требованием «министерства доверия», обновление состава органов управления, частичную политическую амнистию, введение волостного земства, восстановление профсоюзов, прекращение преследования больничных касс и др., власть ее не приняла [11]. Поэтому в отсутствие перспектив эффективного сотрудничества с правительством главной целью политики Прогрессивного блока IV Государственной Думы становится борьба за доминирующее положение в политической системе и реальную власть. А переход в открытую оппозицию правительству многих руководителей объединенного дворянства и других правых сил [Там же], свидетельствует о начале формирования общенациональной оппозиции самодержавию.

Тем не менее, либералы все еще считали возможным добиться реальных властных полномочий путем мирной «политической революции» в рамках существующей политической системы [15]. Как позднее заметил один из лидеров Прогрессивного блока В.В. Шульгин, «в осенние дни 1916 г. ...еще были альтернативные пути предотвращения катастрофы, состоявшие, прежде всего, в возможности позвать Прогрессивный блок...» [22]. Данное обстоятельство свидетельствует о недооценке либералами опасности надвигавшегося социального взрыва, обусловленного затягиванием решения основных общественных проблем, а также тяготами войны. Значительно возросший уровень радикальных настроений простого народа, отвергавшего как традиционные, так и буржуазные ценности, ставил под вопрос перспективность существующей партийной системы, основу которой как раз и составляли правые и либеральные партии.

На фоне противостояния IV Государственной Думы и власти, спровоцировавшего острейший социально-политический кризис, инициатива переходит в руки радикальных политических сил, которые, несмотря на участие в Государственных Думах, «ликвидаторство» и «оборончество» [5; 6; 13; 17; 18; 21], так и не были интегрированы в партийную систему и в условиях общественно-политического кризиса усилили антисистем-ную деятельность. Политический процесс приобретает революционный характер и выходит за рамки существующей политической системы. В этих условиях думская оппозиция также была вынуждена радикализироваться и принять участие в формировании новой политической системы. Таким образом, следует согласиться с мнением А.П. Корелина, что «. события февраля 1917 г. стали не естественным итогом эволюции

политического строя, основы которого были заложены в 1905-1907 гг., а достаточно радикальным (хотя и вполне предсказуемым) разрывом с эволюционным путем» [9].

Библиографический список

1. Аврех А.Я. Распад третьеиюньской системы. М., 1985. С. 63.

2. Аврех А.Я. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России. М., 1991. С. 189-210.

3. Вильданов Р.Р. Парламент в дореволюционной и постсоветской России: сравнительно-политологический анализ: Автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 2009.

4. Высочайше утвержденное Положение о выборах в Государственную думу от 3 июня 1907 г. // Полн. собр. законов Российской империи. Собр. III. Т. ХХт Отд. 1-е. СПб., 1910. Ст. 29242. С. 321-335.

5. Егоренкова О.В. Эсеры и война (к вопросу об изменении взглядов

B.М. Чернова на войну) // Политические партии России: прошлое и настоящее: Сб. ст. СПб., 2005. С. 65.

6. Ерофеев Н.Д. Социалисты-революционеры (середина 90-х гг. XIX в. -октябрь 1917 года) // Политические партии России: история и современность. М., 2000. С. 196.

7. Кирьянов И.С. Российские парламентарии начала XX века: новые политики в новом политическом пространстве: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Ижевск, 2009. С. 27.

8. Коковцов В.Н. Из моего прошлого. Кн. 2. М., 1992. С. 68, 90-94.

9. Корелин А.П. Первая революция в России: Взгляд через столетие. М., 2005.

C. 413.

10. Крыжановский С.Е. Воспоминания. Берлин, б. г. С. 98-106.

11. Куликов С.В. Правительственный либерализм и образование прогрессивного блока // На пути к революционным потрясениям. Из истории России второй половины XIX - начала ХХ века. Материалы конференции памяти В.С. Дякина. СПб; Кишенев, 2001. С. 287-288.

12. Леонов С.В. Партийная система России (конец XIX в. - 1917 год) // Вопросы истории. 1999. № 11-12. С. 29-48.

13. Манифест социал-демократов и социалистов-революционеров // Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы. Т. 2: июнь 1907 -февраль 1917 гг. М., 2001. С. 495-502.

14. Обзор деятельности Государственной Думы третьего созыва. Ч. 2. Законодательная деятельность / Сост. Канцелярией Думы. СПб., 1912.

15. О политической ситуации в стране. Анализ департамента полиции // Октябрь 1917 г. и судьбы политическом оппозиции. Приложения. №. 1. Гомель, 1993. С. 137-138.

16. П.А. Столыпин. Программа реформ. Документы и материалы: В 2-х тт. М., 2003.

17. Резолюция, принятая на первом народническом совещании в июле 1915 г. // Партия социалистов-революционеров. Документы и материалы. Т. 2: июнь 1907 - февраль 1917 гг. М., 2001. С. 491.

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Отечественная история

18. Розенталь И.С. РСДРП: «использование парламентаризма» // Полис. 1993. № 6. С. 152.

19. Санькова С.М. Русская партия в России. Образование и деятельность Всероссийского национального союза (1908-1917). Орел, 2006.

20. Степанов С. А. Черная сотня в России (1905-1914 гг.). М., 1992. С. 162-214.

21. Тютюкин С.В. Меньшевизм: страницы истории. М., 2002. С. 218.

22. Шульгин В. Дни. 1920. М., 1989.