© И.В. Рыжов, А.А. Интяков, 2009

УДК 9:327

ББК Т3(26-6)+Т3(5Изр)6-6

ОСОБЕННОСТИ СОВЕТСКО-ИЗРАИЛЬСКИХ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

И.В. Рыжов, А.А. Интяков

Данная статья посвящена исследованию советско-израильских политических и экономических отношений. В течение почти всего советского периода отношения между Израилем и Советским Союзом были если не разорваны, то являлись достаточно напряженными. Москва поддерживала Израиль дипломатически, и даже оказывала военную поддержку через Чехословакию во время войны за независимость в этом государстве (1948-1949 гг.), но к 1953 г. СССР занимает про-арабскую позицию и разрывает все отношения с Израилем во время Шестидневной войны 1967 года. С середины 1960-х гг. и до периода, когда к власти приходит Михаил Горбачев, СССР ищет поддержки у арабских государств в противостоянии с Соединенными Штатами Америки на Ближнем Востоке.

Ключевые слова: Израиль, Советский Союз, экономика, двусторонние отношения, нефть, дипломатические отношения.

Обращение к историческим аспектам и детальный анализ политики Израиля по отношению к СССР, складывающейся со времен образования государства Израиль, вплоть до распада советского государства, дает возможность наиболее полно понять, насколько противоречивым и неоднозначным оказалось сотрудничество в политической и экономической сферах между этими странами. Знание истинных механизмов развития отношений способствует реальной оценке ситуации и объективному анализу действий, осуществляемых правительствами этих государств.

В данной работе практически впервые предпринимается попытка всестороннего рассмотрения экономического спектра взаимоотношений Израиля с СССР на протяжении указанного периода, а также выявления зависимости торгово-экономической политики Советского Союза по отношению к Израилю от ситуации в ближневосточном регионе в целом.

Одним из определяющих факторов, оказавших влияние на советско-израильские отношения, как в политическом, так и экономи-

ческом аспектах явился арабо-израильский конфликт. Когда СССР выступал за создание еврейского государства, отношения выстраивались с учетом существования Израиля в установленных границах. Желание их расширить сделало Израиль в глазах СССР не только экспансионистским государством, но и страной, представляющей потенциальную опасность в качестве военного противника [9, с. 257].

Геополитическая близость Ближнего Востока и СССР делала политическую нестабильность в регионе постоянно действующим фактором риска. Учитывая планы расширения НАТО и разгорающийся очаг «холодной войны», СССР очень жестко оценивал действия Израиля в отношении арабских стран [там же, с. 260].

Однако уже почти с самого начала своего образования государство Израиль начинает искать экономических партнеров, в числе которых Советский Союз занимал достаточно важное место.

Первые пять лет с момента образования государства Израиль - 1949-1953 гг. - были неблагоприятными для местной промышленности, во многих ее отраслях наблюдался спад. За эти годы население Израиля благодаря мас-

совой иммиграции увеличилось в 2,5 раза, и реорганизация промышленного сектора стала задачей первостепенной важности. Надо было обеспечить население, по крайней мере, товарами первой необходимости, создать минимальные жилищные условия для вновь прибывающих репатриантов [2, с. 64].

В апреле 1950 г. в первоначальном виде был принят закон о поощрении капиталовложений. До первых значительных капиталовложений - то есть вплоть до 1952 г., - рост промышленного производства отставал по сравнению с ростом населения и национального валового продукта. Годовой прирост промышленной продукции в последующие два года равнялся в среднем 12 %. Темпы стали возрастать, когда началось расширение промышленного производства, обеспечивающего основные нужды населения (пищевая промышленность, текстильная, обувная, строительство). В связи с политикой, провозглашавшей так называемое скромное существование, товары особым разнообразием не отличались [там же, с. 120]. Цены на них устанавливались на основе введенного контроля над стоимостью. Завышенные таможенные налоги, которыми облагались товары зарубежных поставщиков, должны были защитить продукцию отечественного производства от конкуренции с импортом. В те же годы в Израиле стали создаваться новые отрасли, такие как предприятия по производству автомобильных покрышек, фанеры, бумаги и труб.

Рост израильской промышленности сыграл положительную роль и в абсорбции новых репатриантов: около 32 тыс. из них были обеспечены работой. Новоприбывшие составляли 24 % от общего числа рабочих кадров промышленности в те годы - и это несмотря на то, что лишь 8 % новых репатриантов обладали соответствующим опытом. Таким образом, число занятых в промышленности рабочих возросло с 65 тыс. в дни провозглашения государства до 75 тыс. в 1950 г., 100 тыс. в 1953 г. и до 125 тыс. в 1955 году. Не все предприятия имели возможность расширяться и увеличивать объем изготавливаемой продукции, не все могли принимать на работу новых репатриантов. На ряде промышленных предприятий возникла ситуация так называемой скрытой безработицы.

Промышленный экспорт представляет собой одно из самых успешных и впечатляющих явлений израильской экономики. За прошедшее с образования государства пятилетие его доля в общем объеме экспортируемой продукции возросла с 35 до 64 %. Если исключить из подсчетов экспорт алмазов, который увеличивался ежегодно в среднем на 15,5 %, то в результате окажется, что промышленный экспорт увеличивался на 37 % ежегодно [2, с. 123]. Фактически промышленный экспорт стал расти такими темпами с 1952 г., после того как выявилась тенденция некоего замедления прироста населения - рост населения, как правило, способствует увеличению удовлетворения местных нужд и сокращению экспорта. Рост промышленного экспорта был связан также с увеличением валютного запаса государства.

Таким образом, с момента своего образования государство Израиль начинает налаживать торгово-экономические связи с различными государствами, в числе которых, как было отмечено ранее, СССР занимал одно из приоритетных мест.

14 февраля 1949 г. полномочный посол Израиля в СССР Г. Меир обратилась с просьбой к министру иностранных дел Советского Союза о торговом кредите, а также об ускорении рассмотрения просьбы Израиля о поставках оружия из Советского Союза. Нужно сказать, что А.Я. Вышинский, тогда министр иностранных дел СССР, поддержал идею расширения торговли между двумя странами, однако высказался против поставок советского оружия в Израиль [там же, с. 16].

9 декабря 1951 г. были завершены торговые переговоры об экспорте из Израиля в Советский Союз 5 тыс. т цитрусовых. С 6 по 12 апреля 1952 г. Израиль участвовал в международной экономической конференции в Москве и тогда же провел переговоры об экспорте цитрусовых из Израиля в обмен на импорт сельскохозяйственной техники из Советского Союза [там же, с. 18].

19 мая 1952 г. между Израилем и Советским Союзом было подписано соглашение об экспорте из Израиля в Советский Союз 50 тыс. ящиков цитрусовых в обмен на поставку нефтепродуктов из СССР в Израиль. Были проведены также переговоры о закупке в СССР пшеницы и сырой нефти.

Однако разрыв дипломатических отношений 13 февраля 1953 г. свел на нет те усилия и успехи, которые были достигнуты в области торгово-экономического сотрудничества между двумя странами. Дальнейшее их возобновление продолжится лишь после восстановления дипломатических отношений в июле 1953 года [2, с. 18].

Подводя итоги данного периода советско-израильских отношений (1948-1953 гг.), следует отметить, что СССР, сначала сделавший ставку на новое государство на Ближнем Востоке, надеясь использовать некоторые факторы в свою пользу, не имел достаточно эффективной базы и рычагов воздействия в ближневосточном регионе. Противодействие со стороны США было гораздо более успешным, что обеспечивалось главным образом экономическим фактором. С другой стороны, ухудшение советско-израильских отношений имело позитивные результаты для укрепления связей между СССР и арабскими странами. Нехватка «физического присутствия» СССР в регионе, несмотря на все попытки со стороны советского руководства, особенно на примере Израиля, не мешало Советскому Союзу оставаться активным наблюдателем и участвовать в процессах, используя рычаги дипломатического воздействия.

После смерти И.В. Сталина 5 марта 1953 г. и в связи с прекращением дела врачей, о чем было официально объявлено 4 апреля того же года, правительство Израиля предприняло зондаж о возможности восстановления дипломатических отношений с СССР через дипломатические и другие каналы [1, с. 184]. Смерть И.В. Сталина и возможные перемены в советской политике давали Израилю надежду и на изменение вопроса репатриации советских евреев. Факт разрыва советско-израильских отношений был положительно отмечен в арабских странах. Так, в Пакистане посланник Сирии Джават аль-Моура-бет заявил временному поверенному в делах СССР в Пакистане А.М. Дорофееву, что если советское правительство восстановит отношения с Израилем, это «серьезно огорчит все население арабских стран» [там же, с. 185]. В ходе обмена письмами между М. Шареттом и В.М. Молотовым было объявлено о восстановлении отношений между Израилем и СССР.

С середины 1950-х до середины 1960-х гг. объем производимой промышленной продукции Израиля возрос в три раза. В среднем годовой прирост составлял 13 %, что превышало прирост населения, а также рост национального валового продукта.

Частные предприниматели расширяли свои производства и создавали новые в районах развития. Правительство также решило выделить средства на создание десятков государственных, промышленных в большинстве своем предприятий, которые вводились в эксплуатацию в районах развития в тех местах, где частные предприниматели не желали рисковать капиталом. Аналогичный процесс происходил и с точки зрения специфики промышленных отраслей. Быстрые темпы индустриализации, не всегда сопровождавшиеся необходимыми предварительными исследованиями, привели к отсутствию селективного подхода со стороны правительства в вопросе поощрения той или иной промышленной отрасли. Зачастую это являлось причиной банкротства недавно созданных предприятий [2, с. 268].

К концу 1950-х гг. основная тенденция в процессе индустриализации сводилась к уменьшению зависимости израильской экономики от импорта, а также к увеличению числа рабочих мест для того, чтобы избежать безработицы. Наиболее значительные капиталовложения приходились на развитие пищевой и текстильной отраслей промышленности и на производство стройматериалов. В то же время стали расширяться химическая и деревообрабатывающая отрасли. Вскоре центр тяжести стал смещаться в сторону металлообрабатывающей промышленности и машиностроения, электроники и отрасли обработки алмазов [там же, с. 122].

В денежном выражении промышленный экспорт увеличился за это десятилетие в 6 раз - с 50 до 300 млн долларов. В течение первых четырех лет рост был сравнительно медленным (в среднем 14 %), в последующие же 6 лет рост промышленного экспорта составлял ежегодно 23 %. 1959 г. был первым в истории промышленного экспорта, когда без учета отрасли обработки алмазов он превысил сельскохозяйственный. Экспорт продукции алмазообрабатывающей промыш-

ленности возрастал еще более стремительно, чем весь остальной (22 % против 19 % -ежегодно). Среди отраслей промышленности, продукция которых экспортировалась наиболее успешно, следует назвать пищевую (рост экспорта - 25 % ежегодно), а также текстильную и кожевенную (почти 22 % в год) [2, с. 122].

Еще до того как израильское посольство в Москве и советское посольство в Израиле разместились в принадлежащих им зданиях, советские власти пригласили израильскую делегацию на переговоры по вопросам торговли [6, с. 7-8]. Эта инициатива соответствовала политике Советского Союза, направленной на расширение торговых отношений с зарубежными странами и преследовавшей две цели: с одной стороны, поднять жизненный уровень советского населения и развить советскую экономику, а с другой стороны, способствовать положительному восприятию принципа мирного сосуществования, активно пропагандировавшегося в то время Советским Союзом [4, с. 12].

Израильская делегация включала представителей компании «Делек» и Совета по цитрусовым. Переговоры продолжались месяц, и в декабре 1953 г. завершились подписанием первых двусторонних соглашений (об импорте мазута и сырой нефти 6 декабря 1953 г. и об импорте цитрусовых и бананов в начале января 1954 г.) [7, с. 7-8]. Эти соглашения продливались и расширялись на протяжении трех лет, и были аннулированы СССР в одностороннем порядке вследствие Синайской кампании. Нужно сказать, что в дальнейшем, на протяжении всего периода существования дипломатических отношений между двумя странами, прямые торговые связи между ними возобновлены не были.

Говоря о поставках нефти, советские данные свидетельствуют о том, что на долю Израиля приходилось около 8-10 % от общего экспорта Советским Союзом горючего. В списке импортеров Израиль занимал четвертое место (после Финляндии, Швеции и Аргентины). До 1955 г. Советский Союз обеспечивал нефтью своих восточноевропейских союзников, практически не влияя на мировую рыночную конъюнктуру - баррель нефти тогда стоил около 3 долларов. Но затем (с нача-

лом разработки Волжско-Уральской и Западносибирской нефтяных провинций) советская нефть мощным потоком потекла в мировой нефтяной рынок. Запад, как и ожидалось, ввел ограничения на импорт советской нефти. Но СССР отчаянно боролся за свою нишу в нефтяном рынке, настойчиво искал покупателя, продавал нефть по ценам ниже мировых (временами советская нефть стоила в два раза дешевле ближневосточной), заключал крупномасштабные бартерные сделки (нефть на трубы) и долгосрочные контракты продажи нефти по фиксированным ценам.

Государство Израиль в свою очередь осуществляло поставки цитрусовых и бананов в Советский Союз. В 1953-1954 гг. были осуществлены такие поставки на сумму в 2 527 253 долл., в следующем году на 2 255 773 долл., а в 1956 г. - на сумму в 2 602 841 долларов. Импорт Израиля из Советского Союза в стоимостном выражении превышал экспорт товаров в СССР. В результате Израиль должен был доплачивать разницу в твердой валюте или переводить деньги с клиринговых счетов с другими странами [2, с. 121].

В июле 1956 г. в Москве был подписан последний договор между двумя странами. Израильские власти были удовлетворены результатами торговли за истекшие два с половиной года (со времени возобновления дипломатических отношений между Израилем и Советским Союзом и до подписания последних договоров) и указывали, что на протяжении всей этой эпохи «не было ни одного случая, свидетельствовавшего о нежелании советской стороны придерживаться буквы и духа этих договоров» [2, с. 123].

Подписание в июле 1956 г. договора об экспорте советского горючего в Израиль было важно не только с точки зрения развития торговых отношений, но и по более существенной причине: горючее считается важнейшим стратегическим сырьем, и поставка его Израилю свидетельствовала о том, что СССР не допускал в тот период, что Израиль нападет на Египет и будет использовать горючее в своих военных целях. Кроме того, подписание данного договора показывало, что Советский Союз не считается с арабским бойкотом Израиля.

Однако вскоре вследствие начала Синайской кампании 20 октября 1956 г. Советский Союз принимает решение об аннулировании торговых соглашений с Израилем. Во внимание, скорее всего, была принята возможность использования горючего, получаемого Израилем, в военных целях. Необходимо отметить тот факт, что аннулировались не только текущие сделки, но и сделки, запланированные в договорах на 1957 и 1958 годы. Таким образом, это было окончательное аннулирование договоров на длительный период, что вполне согласовывалось с политикой арабского бойкота Израиля [5, с. 7-8].

16 декабря 1956 г. министерство иностранных дел Израиля направило послание в адрес посольства Советского Союза в связи с расторжением торговых отношений между двумя странами и «непониманием» этого шага СССР. 6 февраля 1957 г. Советский Союз ответил на данное послание Израиля. В ответе указывалось, что «поставка горючего Израилю невозможна вследствие агрессии Израиля против Египта» [2, с. 126].

Поскольку в ответе Советского Союза так же, как и в советских сообщениях об аннулировании договоров, не содержалось никаких указаний на то, что уход Израиля с Синая и возвращение его к существующей ранее линии прекращения огня приведет к восстановлению нормальных отношений, можно сделать вывод, что Синайская кампания служила не столько истиной причиной, сколько предлогом для аннулирования торговых договоров. Возможно, это было обусловлено арабским давлением на Советский Союз во время визита министра иностранных дел СССР в Египет в июне 1956 года.

4 июля 1960 г. посол Израиля в Москве

Э. Харэль беседовал с первым заместителем министра внешней торговли Советского Союза А.С. Борисовым о необходимости возобновления торговли между двумя странами. Борисов разъяснил, что, учитывая коммерческие интересы, Советский Союз не может воспользоваться помощью Израиля в двух важных для него областях - закупке оборудования для химических заводов и предприятий тяжелой промышленности и создании предприятий по ускоренному строительству. Несмотря на все попытки СССР рассеять подо-

зрения Израиля в том, что политические соображения препятствуют возобновлению торговых связей с Израилем, именно политические причины стояли во главе угла [2, с. 126].

Заинтересованность Советского Союза в беспрепятственном укреплении своих позиций на арабском рынке и его незаинтересованность в укреплении экономического и военного потенциала Израиля были решающими факторами, препятствующими возобновлению торговых отношений между двумя странами.

6 июля 1962 г. в Москве состоялась торжественная церемония вручения верительных грамот Председателю Президиума Верховного Совета СССР новым Чрезвычайным и Полномочным послом Израиля в СССР Й. Текоа [3].

Во время беседы с министром иностранных дел СССР А.А. Громыко Й. Текоа поблагодарил за поздравление и сказал, что он считает для себя большой честью представлять государство Израиль в Советском Союзе, а также подчеркнул, что его обязанность как посла состоит в том, чтобы постараться превратить израильско-советские отношения из просто нормальных дипломатических отношений в дружественные, способствовать расширению всесторонних связей между обеими странами, в частности, в области торговли. Торговые организации обеих стран должны заключать торговые сделки, когда это представляется взаимовыгодным, и не руководствоваться при этом идеологическими разногласиями. Более того, в ходе беседы посол Израиля заметил, что было время, когда советско-израильская торговля развивалась хорошо. Взаимная торговля развивалась тогда вне зависимости от политических и идеологических разногласий. Торговля, как подчеркнул Й. Текоа, с кем бы она ни велась, приносит не только экономическую выгоду, но и содействует росту взаимопонимания и дружественных чувств между народами [там же].

Однако, к сожалению, многое из того, что было сказано послом Израиля в ходе данной беседы с советским министром иностранных дел, так и осталось не реализованным на практике.

На протяжении четырех лет с 1960 по 1964 г. представители Израиля и Советского

Союза вели переговоры о продаже Израилю недвижимости, числящейся в Израиле российской собственностью еще с царского времени. Список советского имущества в Израиле, предлагаемого для продажи Правительству государства Израиль, был следующим: 1. Земельный участок с находящимися на нем зданиями и постройками, известными под названием «Русские постройки»: а) дом российского генконсульства и примыкающий к нему одноэтажный каменный домик; б) Мариинское подворье; в) Елизаветинское подворье; г) здание больницы и две сторожки; д) Николаевское подворье; е) старый трехэтажный каменный дом; ж) каменное здание с пристройкой; з) участок земли с двумя каменными складами. 2. Земельный участок на ул.Короля Георга. 3. Вениами-новское подворье. 4. Здание на ул. Сулеймана.

5. Земельный участок в деревне Эйн-Карем.

6. Земельный участок в Хайфе (приморский участок). 7. Участок земли в Хайфе. 8. Подворье Сперанского. 9. Участок земли у Табор-ской дороги. 10. Участок земли со сторожкой (так называемый «Семинарский сад»). 11. Участок земли с домом (Магли), примыкающий к Назаретскому подворью. 12. Подворье князя Сергея Александровича. 13. Участок земли в Аффуле. 14. Участок земли с двухэтажным каменным домом. 15. Участок земли с каменной оградой.

Договор был подписан 7 октября 1964 г., и он, нужно сказать, пробудил у израильских представителей надежду, что вслед за этим Советский Союз восстановит торговые отношения с Израилем. Правительство Израиля обязалось заплатить за недвижимость 4,5 млн долл. в течение двух лет тремя равными платежами [2, с. 132]. Четвертый параграф договора, в котором указывалось, что выплата частично будет осуществлена за счет закупок Советским Союзом израильских товаров, потенциально открывал дорогу возобновлению двусторонних торговых отношений.

Что же касается вопроса об экспорте советских товаров в Израиль, то СССР не собирался продавать Израилю нефть или продукцию сталелитейной промышленности, также не шла речь и о закупке цитрусовых [там же].

В результате со дня подписания договора и до разрыва дипломатических отношений

между Израилем и Советским Союзом в июне 1967 г., СССР не проявлял склонности к возобновлению торговых связей.

Таким образом, покупка российской собственности у Советского Союза осталась фактически изолированным эпизодом в истории торговых связей между двумя странами, эта сделка не проложила путь к возобновлению нормальных торговых отношений, что объяснялось теми же причинами, которые обусловили прекращение торговых отношений одиннадцатью годами ранее.

Этап советско-израильских отношений с июня 1967 по 1991 г. не укладывается в привычные рамки, характерные для двусторонних отношений. После того как 5 июня 1967 г. началась арабо-израильская война, СССР резко потребовал в Совете Безопасности ООН немедленного прекращения огня и отступления Израиля к линиям прекращения огня. СССР предупреждал при этом, что в обратном случае пересмотрит свои отношения с Израилем. Более того, в заявлении СССР можно было усмотреть непрозрачные намеки на возможности военного вмешательства [13, с. 230].

Продолжение Израилем военных действий привело к тому, что СССР выполнил свое обещание. 10 июня 1967 г. СССР объявил о разрыве дипломатических отношений с Израилем. Причем, как заявил председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин, СССР выступал не против Израиля, а против его агрессивной политики, которую проводили правящие круги этого государства [8, с. 11]. Но помимо этого на решение о разрыве дипломатических отношений повлияло еще и то, что в СССР возросло значение фактора антисемитских настроений, связанного с поражением армий Египта, Сирии и Иордании в боевых действиях, и прежде всего, египетской и сирийской, которые были вооружены и укомплектованы советской техникой и оружием, в составы воинских подразделений входили советские военные советники. Тем не менее следует отметить, что после разрыва дипломатических отношений СССР не стал полностью принимать сторону враждебных Израилю арабских государств и не призывал к ликвидации еврейского государства, что показывало, как минимум, что СССР продолжал при-

знавать Израиль в качестве субъекта международного права.

Разрыв дипломатических отношений

10 июня 1967 г., вызванный поражением арабских стран, находившихся в сфере советского влияния, был окончательным и не повлек за собой процесса поиска их восстановления. Отношения были восстановлены только в ноябре 1991 года.

Некоторые считают вторичный разрыв Советским Союзом дипотношений с Израилем мерой чрезмерной, тем более что их восстановление затянулось на долгие годы. Как уже отмечалось выше, победа Израиля над арабскими странами, вооруженными советским оружием, да еще в условиях нахождения в Египте и Сирии советских военных советников, требовала решительной реакции со стороны СССР. Необходимость такой позиции обусловливалась еще и американской недвусмысленной поддержкой Израиля, а также ростом недовольства в арабском мире «пассивностью» Советского Союза. Применение вооруженных сил СССР было исключено, так как это могло привести к войне с Соединенными Штатами. Дипломатическая активность Советского Союза с целью заставить Израиль прекратить огонь, а затем уйти с оккупированных территорий при противодействии в СБ ООН США и их союзников давала далеко не полный эффект и не укрепляла советских позиций на Ближнем Востоке. Именно в такой обстановке и было принято решение разорвать дипломатические отношения с Израилем - считалось, что в сложившихся обстоятельствах это было самое оптимальное решение [9, с. 262].

Однако уже в конце 1960-х - начале 1970-х гг. со многих сторон стали поступать сигналы о желательности конфиденциальных советско-израильских переговоров. Такие сигналы поступали и от израильского руководства. Их заинтересованно передавали те, кто тяготился монополией США на процесс урегулирования. Существовало мнение, что СССР, не имея контактов с Израилем, не может быть полноценным посредником в деле ликвидации конфликта [там же, с. 264].

Так, 7 октября 1971 г. в Вене состоялись встречи между советскими и израильскими

представителями. Нужно сказать, что этим встречам Москвой придавалось большое значение. Нацеленность намечаемых в Вене встреч на конкретное продвижение процессов урегулирования была очевидной. Советский Союз явно хотел сыграть конструктивную посредническую роль в урегулировании.

Но израильская сторона продемонстрировала нежелание обсуждать конкретные вопросы участия СССР в урегулировании арабоизраильского конфликта, поэтому возможность продвинуться в этом вопросе была упущена. Минус советской позиции заключался в том, что она основывалась на механизмах ООН, а это не устраивало Израиль. Поднимались также вопросы и об эмиграции евреев из СССР в Израиль. В то время уже не было прямых препятствий для такой эмиграции, но чтобы ее не поощрять, предпринималась целая система мер, в том числе и выплата за полученное в СССР образование для тех, кто собирался эмигрировать [9, с. 279].

Таким образом, несмотря на попытки наладить политические контакты между двумя странами, торгово-экономические связи с 1967 по 1991 г. больше уже не возобновлялись.

В 1970-е гг. конфронтация между Москвой и Тель-Авивом достигла наивысшей точки. В эти годы СССР вел борьбу против США и Израиля, опираясь на режимы Сирии, Ливии и Ирака. К середине 70-х гг. прошлого века, когда появились первые сведения о том, что Израиль втайне обзавелся ядерным оружием, Москва стала рассматривать сионистское государство не только как враждебный центр силы, но и как стратегическую величину. Советский флот курсировал в Восточном Средиземноморье, держа Израиль под прицелом. Дамаск и Багдад щедро снабжались советским оружием. Боевики ООП проходили подготовку в СССР [10, с. 87].

Нужно сказать, что несмотря на отсутствие дипломатических отношений между СССР и Израилем (формальный фактор), в отношениях между двумя государствами существовал неформальный фактор - это еврейская иммиграция из СССР [12, с. 105]. На протяжении 1970-х гг., времени наибольшего противостояния между Советским Союзом и государством Израиль, шел процесс репатриации советских евреев на «землю обетованную»

[11, с. 56]. С 1989 г. этот процесс принял широкий размах. Из СССР и восточноевропейских стран в Израиль в начале 1990-х гг. эмигрировало около миллиона человек.

Нелегко и непрямолинейно складывались советско-израильские экономические отношения. Влияние на их развитие оказали и международная обстановка, прежде всего глобальное противостояние двух мировых систем, и арабо-израильский конфликт, и положение внутри каждой из двух стран, и господствовавшая в них государственная идеология.

Таким образом, во второй половине XX в. отношение СССР к Израилю все больше становилось производным от сложной динамики ближневосточного конфликта. Этот конфликт все плотнее вписывался в конфронтацию двух сверхдержав. США поддерживали израильскую сторону, СССР - арабскую. Однако если США, поддерживая Израиль, порой действовали одновременно с целью убрать с политического поля те арабские режимы, которые, борясь за свои права, не соглашались с установлением американского контроля за их действиями - это относится и к палестинскому движению, - то Советский Союз, поддерживая арабскую сторону в конфликте с Израилем, никогда и ни при каких обстоятельствах не ассоциировал себя с экстремистскими силами, призывавшими ликвидировать это государство.

Арабо-израильский конфликт в ракурсе общей геополитической ситуации в мире и на фоне противостояния двух систем оказал решающее влияние на поворот в отношениях СССР и Израиля. Признавая за Израилем право на существование, СССР исключил его из числа стран наибольшего благоприятствования и ориентации во внешней политике. К сожалению, очень часто Советский Союз в своей политике по отношению к Израилю руководствовался не выгодой от двустороннего экономического, научного и культурного сотрудничества, которое достаточно динамично развивалось в 50-е гг. XX в., а нежеланием испортить свои отношения с арабскими странами, что вело, в свою очередь, к дестабилизации советско-израильских отношений.

Результатом межгосударственных противоречий явился разрыв дипломатических отношений между двумя странами в 1967 году. Правда, следует отметить, что и после разрыва официальных отношений Советский Союз не перестал признавать Израиль в качестве субъекта международного права.

Подводя итоги и рассматривая сегодняшнее положение дел сквозь призму двустороннего сотрудничества, следует отметить, что в отличие от советских, российские отношения со странами региона основываются в большей степени на торгово-экономической и научно-культурной базе независимо от политического курса России в регионе Ближнего Востока. Это как раз то, чего не хватало советско-израильскому сотрудничеству, в большей степени подверженному влиянию идеологического и политического факторов.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ближневосточный конфликт: Документы. 1947-1956. - М. : Рос. газета, 2003. - 608 с.

2. Говрин, Й. Израильско-советские отношения. 1953-1967 / Й. Говрин.- М. : ИГ «Прогресс», 1994. - 336 с.

3. Запись беседы министра иностранных дел А.А. Громыко с послом Израиля в СССР Й. Текоа. -Режим доступа: http://www.idf.ru/documents/ info.jsp?p=21&doc=60013.

4. Известия. - 1954. - 5 янв.

5. Кол ха-Ам. - 1953. - 8 февр.

6. Кол ха-Ам. - 1953. - 12 окт.

7. Кол ха-Ам. - 1953. - 6 и 8 дек.

8. Правда. - 1967. - 11 июня.

9. Примаков, Е. М. Конфиденциально: Ближний Восток на сцене и за кулисами (вторая половина XX - начало XXI века) / Е. М. Примаков. - М. : ИИК «Российская газета», 2006. - 384 с.

10. Пырлин, Е. Д. Трудный и долгий путь к миру / Е. Д. Пырлин. - М. : РОССПЭН, 2002. - 512 с.

11. Эпштейн, А. Бесконечное противостояние / А. Эпштейн. - М.: ИИИБВ, 2003. - 348 с.

12. Basic facts about the United Nations. - N. Y. : United Nations Department of Public Information, 2004.- 359 р.

13. Dagan, A. Moscow and Jerusalem / А. Dagan. -L. : Abelard-Schuman, 1970. -255 р.

SPECIFICS OF SOVIET-ISRAELI POLITICAL AND ECONOMIC RELATIONS

I. V. Ryzhov, A.A. Intyakov

This article is devoted to the Soviet-Israeli political and economic relations analysis; Soviet-Israeli relations were strained if not broken nearly for the whole Soviet period. Although Moscow provided diplomatic and even military support (via Czechoslovakia) to Israel during its war for independence (1948-1949), by 1953 the USSR had shifted to a pro-Arab position and broke diplomatic relations with Israel within the Six-Day War (1967). From the mid-1960s till the time Gorbachev came into power, the USSR, sought for alignment with the Arab world against the United States.

Key words: Israel, Soviet Union, economy, bilateral relations, oil, diplomatic relations.