- Философия -

УДК 1/14

В.С. Данилова, Н.Н. Кожевников

основания биологической картины мира

Рассмотрены основания биологической картины мира и её основные особенности. Анализируются ключевые понятия и контуры этой картины мира: постулаты, фундаментальные концепции, теоретические модели, структурные уровни организации живого. Исследованы основные методологические подходы исследуемой дисциплинарной онтологии, её универсализм и эвристический потенциал, как предпосылки для формирования современной научной картины мира.

Ключевые слова: фенотип, генотип, генетический код, нуклеиновые кислоты, генетическая информация, мутация, онтогенез, популяция, вид, биогеоценоз, биосфера, естественный отбор, конвариантная редупликация, биологический прогресс, эволюция, жизнь, белки, катаболизм, анаболизм, киральность, человек, цефализация, ноосфера, редукция, холизм, телеология.

Биологическая картина мира является одной из фундаментальных дисциплинарных онтологий, которая имеет принципиальное значение как сама по себе, так и в составе возможных групп, сформированных из близких к ней специальных картин мира. Она тесным образом взаимодействует с химической и физической картинами мира, поскольку все они соответствуют фундаментальным наукам, основанным на одних и тех же методологических принципах. Кроме того, биологическая картина мира имеет естественное продолжение в дисциплинарных онтологиях экологии и медицинских наук.

Зародившись в рамках классической науки, биологическая дисциплинарная онтология сформировала свои основные структуры в неклассический период развития в тесном взаимодействии со становлением «Второй универсальной научной картины мира», которую создавали

Ч. Дарвин, Г. Мендель на основе «концепции близкодей-ствия», вероятностных представлений в описании физического и биологического миров, исследовании случайного, неопределенного. Дисциплинарная биологическая онтология устанавливает также связи с постнекласси-ческой наукой и с ещё только формирующейся «Третьей научной картиной мира», у истоков которой стоят Г. Хакен, И. Пригожин, В. Мандельброт, В.И. Вернадский,

Н.Н. Моисеев, В.С. Степин и другие выдающиеся ученые. Наиболее фундаментальными понятиями здесь являются «самоорганизация», «динамическое равновесие», «динамический хаос», «ценоз», «диссипативные структуры», «сложность», «ноосфера», «глобальный эволюционизм».

ДАНИЛОВА Вера Софроновна - д.филос.н., профессор кафедры философии ЯГУ

E-mail: nnkozhev@mail.ru

КОЖЕВНИКОВ Николай Николаевич - д.филос.н., профессор кафедры философии ЯГУ E-mail: nnkozhev@mail.ru

Успехи биологических наук в последние десятилетия ХХ столетия были столь значительны, что многие ученые, начиная с этого времени, рассматривают биологию в качестве лидера естествознания.

1. Выявление системы основных понятий и формулировка исходных постулатов

Постулаты биологии позволяют выявить её сущность наиболее наглядно, увидеть все концептуальное поле биологии как бы сверху, причем два первых постулата характеризуют «сферу наследственности», а вторая пара

- эволюцию. Такой подход обусловлен влиянием физики, математики и естествознания в целом. Он ни в коей мере не заменяет собой классического подхода, означающего поступательное продвижение «вверх», к более полным обобщениям. При формировании специальной научной картины мира следует, сочетая, чередовать два этих подхода («восходящий» и «нисходящий»).

Постулат 1. Все живые организмы должны быть единством фенотипа и программы для его построения (генотипа), передающегося по наследству из поколения в поколение [1]. Постулат 2. «Наследственные молекулы» синтезируются матричным путем. В качестве матрицы, на которой строится ген будущего поколения, используется ген предыдущего поколения [1]. Постулат 3. В процессе передачи из поколения в поколение генетические программы в результате многих причин изменяются случайно и ненаправленно, и лишь случайно эти изменения оказываются приспособительными [1]. Постулат 4. Случайные изменения генетических программ при становлении фенотипов многократно усиливаются и подвергаются отбору условиями внешней среды [1]. Несколько позже был поставлен вопрос о формулировке еще одного постулата. Постулат 5. Способность к генетическим рекомбинациям (обмен частями генетических программ) наличествует только у живых организмов [2].

Все сформулированные постулаты характеризуют именно жизнь (к описанию неживой природы они неприменимы) и охватывают все основные структурные уровни биологии, к которым относят следующие пять: 1) молекулярно-генетический и клеточный, 2) онтогенетический, 3) популяционно-видовой, 4) биогеоценоти-ческий, 5) биосферный. В других вариантах выделения этих уровней «клеточный» объединяют с «онтогенетическим», «популяционно-видовой» с «биоценотическим», последний с биосферным, причем связь между всеми этими структурными уровнями осуществляется благодаря обмену энергией и веществом.

В приведенной формулировке третьего постулата отражается укрепление позиций физики в биологии, произошедшее в первой половине ХХ в. В терминах физики этот постулат можно сформулировать так: «Время и частота каждой спонтанной мутации непредсказуемы принципиально». Следуя такому подходу, мутация есть некоторое «уродство», т.е. существенное отклонение от нормы в пределах определенной популяции, но благодаря последующим изменениям среды эта мутация может оказаться исключительно полезной (приспособительной) либо вредной, ускоряющей гибель её носителей, или бесполезной. Четвертым постулатом подчеркивается, что отбор действует не прямо на измененные программы, а на фенотипы, в которых каждое изменение усиливается в огромное число раз. Порядок такого усиления определяется числом Авогадро N = 6,022^1023. Отбор -это не уничтожение, а дифференциальное размножение. В эволюции участвуют и случайный стохастический мутационный процесс (изменение генетических программ), и упорядоченный процесс отбора фенотипов в соответствии с условиями внешней среды.

Помимо этих наиболее общих постулатов существуют и другие, характеризующие исторические этапы развития биологической мысли и имеющие огромное значение для понимания оснований биологии. Среди данных постулатов, в первую очередь, следует выделить закон зародышевого сходства К. Бэра, биогенетический закон Ф. Мюллера и Э. Геккеля. Закон Бэра утверждает, что эмбрионы обнаруживают, начиная с самых ранних стадий, известное общее сходство, что свидетельствует об общности их происхождения. Согласно закону Мюллера-Геккеля, онтогенез (индивидуальное развитие) каждой особи есть краткое и быстрое повторение филогенеза (исторического развития) вида, к которому относится данная особь. Н.В. Тимофеев-Ресовский в качестве «всеобщих биологических принципов» называл следующие:

1) естественный отбор, 2) конвариантная редупликация, то есть авторепродукция на макромолекулярном уровне, 3) биологический прогресс [2, с. 288]. Значительной степенью общности обладают два биогеохимических принципа В.И. Вернадского, сформулированные им для биосферного уровня: 1) геохимическая энергия живого вещества в биосфере (включая человека как высшее на-

деленное разумом существо) стремится к максимальному проявлению; 2) в ходе эволюции видов живых организмов выживают организмы, которые своей жизнедеятельностью максимально увеличивают биогенную геохимическую энергию [3]. Большой степенью общности обладает и закон гомологических рядов наследственной изменчивости Н.И. Вавилова: у родственных видов гомология генов проявляется в сходстве рядов их наследственной изменчивости [4].

Сформулированные выше постулаты и принципы образуют основные структуры единого, общего подхода к изучению биологии. В настоящее время в этой науке соотношение между всеобщим и единичным оказалось сдвинуто в значительной степени в направлении особенного, так что основной задачей биологической дисциплинарной онтологии является развитие подходов, ориентированных на всеобщее, для установления целостной универсальной гармонии.

2. Основные фундаментальные концепции и теоретические модели биологии

Положение и роль биологии в современном естествознании определяют два главных фактора. Первый

- наличие трех «образов» биологии: 1) традиционный (описательно-натуралистский), 2) физико-химический, 3) эволюционный. Вторым фактором являются непре-кращающиеся поиски на пути к созданию единой теории жизни [2, с. 253].

Натуралистская биология основывается на различных классификациях животных и растений, вершиной которых (среди искусственных классификаций) стала система К. Линнея. Это позволило начать формирование комплексного подхода к исследованию мира живой природы. Физико-химическая биология основывается на методах точных наук (физики, химии), таких как рентгеноструктурного анализа, электронной микроскопии, меченых атомов, хроматографии. Физико-химическая биология завершила формирование системного подхода, начатого её предшественницей, объединив отдельные биологические дисциплины в единый комплекс, расшифровав сложнейшие функции живого (уровни организации живого, саморегуляцию, взаимоотношения со средой).

Эволюционная биология ведет свое начало от Ч. Дарвина, но здесь выделяют несколько этапов эволюционного синтеза. Первый такой синтез был осуществлен Дарви-ным и оказался настолько универсальным, что позволил объяснить явления, происходящие не только в живой, но и в неживой природе. Вторым этапом стала синтетическая теория эволюции, созданная в 1936-1947 гг., объединившая основные идеи дарвинизма с широким спектром данных биологических наук того времени, прежде всего, с результатами генетики. Третий эволюционный синтез был осуществлен в 80-х гг. ХХ столетия, когда возник-

ла потребность аккумулировать для этой цели не только данные биологии, но и естествознания в целом. Достоянием науки к этому времени стали результаты исследований на всех структурных уровнях организации живого. В настоящее время встал вопрос о проведении четвертого эволюционного синтеза, который объединил бы концепции «преджизни», жизни и устойчивых взаимодействий организмов со средой в единое целое.

Экспликация концепций, связанных со вторым фактором, исходит из единства трех моментов, которыми характеризуется жизнь: 1) Наследственная программа, записанная в совокупности генов (геном), представляющая собой соответствующую последовательность нуклеотидов ДНК. 2) Обмен веществ, специфика которого определяется наследственной программой. 3) Самовоспроизведение в соответствия с этой программой.

В ХХ в. было осознано, что на всех ступенях развития живого его структура динамична и лабильна, а качественное отличие живого от неживого заключено в структуре их соединений, в строении и связях, в особенностях функций, в характеристике и организации взаимодействующих процессов. В то же время установлено полное единство в составе химических элементов живого и неживого. «Жизнь есть способ существования материи, закономерно возникающей на уровне высокомолекулярных соединений и характеризующейся динамичными, лабильными структурами, функцией самооб-мена, а также процессами саморегулирования, самовосстановления и накопления наследственной информации» [5, с. 109]. Здесь жизнь есть единство формы, функций, процессов. Достаточно наглядно еще одно определение: «Жизнь есть макромолекулярная открытая система, которой свойственна иерархическая организация, способность к самовоспроизведению, обмен веществ, тонко регулируемый поток энергии. Жизнь представляет собой ядро упорядоченности, распространяющееся в менее упорядоченной Вселенной» [6, с. 18].

В других определениях делаются акценты на взаимодействие нуклеиновых кислот, белков и фосфорор-ганических соединений; возрастание генетической информации; способ существования открытых коллоидных систем; непрерывность адаптации организмов к условиям внешней и внутренней среды; активную реакцию на внешние раздражения, а также на дисимметрию (кираль-ность), историзм, компактность, способность противодействовать возрастанию энтропии, единство целого, способность прогрессировать с течением времени [7, 8,

9, 10, 11].

Однако наиболее важным в живых организмах является значительно более высокий, чем в неживых системах, уровень организации сложных упорядоченных структур, на поддержание которого они получают энергию из окружающей среды. Минимальный размер живого организма определяется дыханием, имея порядок 10-8 м, максимальный - никогда не превышает 102 м. Поэтому

диапазон размеров живого организма всего 1010 м, в то время как аналогичный диапазон в мире неживого гораздо больше.

Вершинами естественного развития Земли и биосферы являются Человек, человеческий разум. Глубокое естественно-научное понимание человека предложил П. Тейяр де Шарден, отметивший уникальность человека, с одной стороны, как наиболее синтетического состояния вещества Вселенной, а с другой, - как наиболее быстро изменяющегося (динамического) состояния этого вещества [12, с. 226]. Ученые XIX в. еще до публикации основного труда Ч. Дарвина, выявили, что эволюция живого вещества идет в определенном направлении. Это явление Д.Д. Дан назвал цефализацией [13], Ле Конт - психозойской эрой [13], а их суть заключается в скачкообразном усовершенствовании живых организмов благодаря развитию центральной нервной системы, что привело к обособлению головы, появлению черепа, развитию мозга. Эволюция мозга происходила не столько за счет увеличения числа его нейронов, сколько за счет организации и упорядоченности отдельных структурных ансамблей и центров, объединяющих отдельные функции в сложные поведенческие реакции, что приводит к их качественному изменению. «Человек располагает около 1010 битами генетической информации и более 1013 битами информации в головном мозге и нервной системе» [14, с. 260].

3. Основные методологические подходы

Основными философскими и научными подходами при формировании биологической картины мира являются телеологический, эволюционный, системносинергетический, а также редукция.

Редукция предполагает сведение задач, моделей, проблем к более простым, лучше поддающимся решениям (система раскладывается на элементы, химия, биология сводятся к физике и т.п.). Во времена расцвета механицизма основоположник современных физиологии, эмбриологии, учения о кровообращении У. Гарвей, доказывал, что кровь циркулирует по всему телу, переходя из вен в артерии через тончайшие сосуды. При этом сердце является насосом, артерии и вены - трубами, кровь -вязкой жидкостью, движение которой в трубах-артериях рассчитывается по законам гидравлики.

Следующим этапом развития редукционного метода является выделение структурных уровней организации живого и их основных элементов: гена, кодонов генетического кода, клетки, вида, популяции и т.п. Образования на основе этих элементов и устойчивых взаимодействий между ними формируют структуры, образующие сложную и разветвленную иерархию, где в полной мере проявляются все остальные методы и подходы. Здесь начинают действовать промежуточные образования, такие как клеточные мембраны, удерживающие химический

состав клетки в определенных узких пределах, в которых только и возможна жизнь или ферменты, которые на несколько порядков ускоряют химические реакции.

В фундаментальных характеристиках живого можно выделить все отмеченные выше методологические подходы. Так, основной процесс онтогенетического уровня

- «обмен веществ» - складывается из двух процессов -катаболизма и анаболизма, которые протекают в клетках одновременно, посредством равновесного взаимодействия, и именно поэтому обмен веществ удивительно устойчив и получил широкое распространение [15].

Целостность онтогенеза обеспечивается детерминацией, дифференцировкой и морфогенезом. Детерминация определяет соотношение целостности организма и автономности (способность к самодифференцировке частей организма в онтогенезе). В результате процесса дифференцировки группы сходных клеток клетка становится специализированной, то есть приобретает химические, морфологические и функциональные особенности. Морфогенез - многоуровневый динамический процесс, по большей части необратимый. Его наиболее приемлемым объяснением служит концепция «самосборки», согласно которой информация, направляющая сборку оболочек вируса, способы их соединения, заключена в самих пространственных структурах. Популяция, представляющая собой низшую самостоятельную эволюционную структуру, выступает в эволюционном процессе как экологическое, морфологическое и генетическое единство.

Эволюционный подход, несмотря на совокупность убедительных концепций и стройных научных теорий, до сих пор остается наиболее спорным направлением в биологии. Факторами, доказывающими существование эволюции в органическом мире, являются: 1) данные палеонтологии, опирающиеся на ископаемые формы и их ряды; 2) данные биогеографии, позволившие выявить в некоторых частях планеты реликты (живые ископаемые); 3) глубокое морфологическое и анатомическое сходство, показывающее родство сравниваемых групп (рудиментарные органы, атавизмы); 4) данные эмбриологии: выявление зародышевого сходства, повторение в эмбриогенезе современных организмов признаков, имевших место у взрослых предков; 5) данные систематики, выделяющие наличие переходных форм (между растениями и животными и т.п.); 6) данные генетики и селекции (механизмы наследственности и изменчивости, действие факторов эволюции в искусственных условиях) [16, 17].

Однако эволюционные теории второй половины двадцатого столетия основываются на иных принципах, обосновывающих, прежде всего, новые подходы к систематике. Так проблемы систематики увязываются с философской проблемой реальности таксона [18]. Возникла систематика, опирающаяся на объединение признаков строения частей организмов (мероны), выделяемых в соответствии с концепциями морфологии, физиологии,

экологии. Параллельные таксоны обладают сходным набором «меронов», что позволяет обосновать возможности для объединения фундаментальных идей ламаркизма и дарвинизма в новой синтетической теории [19]. С процессами трансформации, заложенными в организации вещества и энергии, связал свою концепцию эволюции А. Лима-де-Фариа [20].

4. Контуры биологической картины мира

Структурообразующими понятиями и концепциями различных подсистем биологической картины мира являются все рассмотренные выше. Однако непосредственно саму картину мира формирует несколько фундаментальных идей, связанных в одну систему вместе с соответствующими им характеристиками: 1) Жизнь непрерывна, а живым системам необходима как генетическая стабильность в малых временных масштабах, так и генетическая пластичность в долговременном плане. Стабильность обеспечивают механизмы митоза, тогда как мейоз создает огромную генетическую изменчивость, позволяющую организмам приспосабливаться к меняющейся среде [21, с. 224]. 2) Жизнь обеспечивается посредством функционирования широкого набора систем, имеющих сложное иерархическое строение и фундаментальным образом связанных между собой (посредством генетического кода, эволюции). Особое значение при этом имеют механизмы обратной связи (гомеостаз, компенсационные процессы в биосфере). 3) Существует тесная взаимосвязь генетического равновесия и эволюции. Для поддержания первого, прежде всего, необходимо, чтобы мутаций не происходило вовсе, либо частоты прямых и обратных мутаций были одинаковы. Эволюция, с этой точки зрения, становится результатом нарушения генетического равновесия [22, с. 216-217]. 4) Фундаментальные концепции, формирующие биологическую картину мира, получили благодаря ей самые широкие обобщения, выведшие далеко за пределы наук о жизни.

К числу последних следует отнести обобщенные представления о движущих силах эволюции и трансформации основных биосферных принципов в ноосферные. Три движущие силы эволюции, обычно выделяемые в биологии: изменчивость, наследственность, естественный отбор, известные как триада Дарвина, оказались гораздо более глубокими, чем предполагалось изначально. В обобщенном виде (наследственность понимается здесь как развитие от прошлого к будущему) они используются в концепции глобального универсализма, обретая общефилософское звучание.

Биосфера - оболочка Земли, заселенная живыми организмами и преобразованная ими, возникла в результате, прежде всего, биогеохимического круговорота, который обеспечивается солнечной энергией. Это целостная система, находящаяся в динамическом равновесии, где устойчиво существуют совокупности организмов,

среда их обитания, регулирующие это равновесие оболочки (почвы и т.п.). Согласно принципу Вернадского, количество живого вещества в биосфере на протяжении всей истории Земли было практически постоянным, то есть биосфера возникла на самой ранней стадии развития планеты Земля и имеет возраст, близкий к возрасту Земли. Переход от неживого вещества к простейшим формам живого занял незначительный (в геологическом масштабе) отрезок времени - не более 200 миллионов лет. С самого начала биосферы входящая в неё жизнь должна была быть уже сложным телом, а не однородным веществом. Организмы проявляются не единично, а в массовом эффекте и своим дыханием, питанием, метаболизмом, непрерывной сменой организмов порождают миграцию химических элементов в биосфере - грандиознейшее планетное явление. Все без исключения функции живого вещества в биосфере могут быть исполнены простейшими одноклеточными организмами.

В настоящее время человек нарушил свое равновесие с биосферой. Изменилось соотношение запасов углерода в атмосфере и на суше, разность между синтезом и разложением органических веществ стала в сотни раз больше, чем это было первоначально. Человечеству придется скоро взять на себя функцию стабилизации, но тогда биосфера превратится в ноосферу, потребовав для своего функционирования по некоторым оценкам - более 99% энергетических и трудовых затрат. На поддержание и развитие цивилизации останется всего один (или несколько) процентов.

Одна и та же система в биологической картине мира может быть исключительно сложной, выполняя телеологические функции, и в то же время быть элементом структур более высокого уровня организации. Так, биогеоценоз представляет собой элементарную единицу биосферы, её фундаментальный элемент. Он состоит из биотической (биоценоз) и абиотической частей, которые связаны непрерывным обменом веществ и представляют собой открытую систему (обмен энергией и веществом).

Новый виток в развитии биологической картины мира дает взаимодополнительное взаимодействие корпускулярной и волновой генетики, системно-синергетические представления об эволюции. При этом системные связи постепенно заменяются гармонией ритмов и ритмока-скадов, углубляя телеологическое начало в биологии, поскольку «биология отличается от физики и химии именно телеологией (а вовсе не принципами витализма)» [22, с. 278].

Принципиальное значение для биологической картины мира имеют и практические подходы, среди которых, прежде всего, следует выделить бионику, биоэнергетику и медицину. Первая изучает биологические процессы с целью применения полученных знаний для усовершенствования старых и создания новых технических устройств, поскольку живые организмы оптимальны в своем экономном, надежном и совершенном строении.

Биоэнергетика открывает все новые границы раздела, на которых возникает электрическая энергия благодаря использованию соответствующих биохимических реакций. Огромное значение здесь имеют придонный слой океана, морская вода, органические вещества, бактерии в качестве катализатора.

В медицине следует, прежде всего, выделить две основные тенденции: 1) перемещение исследований от болезни к её причинам и далее к цитологическим и генетическим основаниям, обусловившим эти причины;

2) обеспечение синтеза между различными подходами к диагностированию и лечению болезней, что позволяет опираться на традиции и использовать опыт различных регионов мира. Многие направления западной медицины предполагают, что врач, прежде всего, лечит болезнь или отягощенный болезнью орган. При этом, конечно, учитывается реакция всего организма, но главным объектом интересов исследований является само заболевание. Согласно некоторым тенденциям восточного подхода, встречающимся, например, в Тибете, объектом лечения является организм, отягощенный недугом, причем термин «болезнь» часто не используется вовсе. Просто у здорового человека имеется свое равновесие с окружающей средой, а у больного человека равновесие с этой средой свое. Задача врача восточной медицины заключается в том, чтобы помочь человеку обрести надлежащее равновесие с окружающей средой и устойчивость в этом равновесии. Поскольку здоровых людей (в абсолютном понимании) практически нет, то вся лечебная практика сводится к выявлению необходимых условий для равновесного взаимодействия человека со средой. Древнекитайские философы, а вслед за ними и многие другие мыслители (например, Л.Н. Толстой) считали болезнь благом для человека, поскольку она способствует нахождению им устойчивых равновесий с окружающим миром.

Если физика и математика способствовали развитию философского рационализма, а также редукционизма, то науки о живом способствуют формированию холистических и телеологических тенденций, что наиболее полно проявляется в биологической дисциплинарной онтологии. Все вышесказанное следует рассматривать как контуры биологической картины мира. Её законченная формулировка вполне возможно является недостижимой и будет уточняться по мере дальнейшего развития всего комплекса наук о живом. Кроме того, для полного осознания этой специальной дисциплинарной онтологии необходимо рассмотреть её с точки зрения «соседних» картин мира (физической, химической, экологической, медицинской). Так что процесс эксплицирования биологической картины мира будет продолжен.

Литература

1. Медников Б.М. Аксиомы биологии. - М.: Знание, 1982.

- 136 с.

2. Кузнецов В.И., Идлис Г.М., Гутина В.Н. Естествознание.

- М.: Агар, 1996. - 384 с.

3. Вернадский В.И. Биосфера: избранные труды по биогеохимии. - М.: Мысль, 1967. - 376 с.

4. Вавилов Н.И. Закон гомологических рядов и наследственной изменчивости. - Л.: Наука, 1987. - 259 с.

5. Диалектика живой природы. - М.: Изд-во МГУ, 1984. - 360 с.

6. Ярыгин В.Н. и др. Биология: в 2 т. - Т. 1. - М.: Высшая школа, 2001. - 432 с.

7. Волькенштейн М.В. Биофизика. - М.: Наука, 1988. - 576 с.

8. Кемп П., Армс К. Введение в биологию / Пер. с англ. -М.: Мир, 1986. - 671 с.

9. Мэрион Дж. Общая физика с биологическими примерами / Пер. с англ. - М.: Высшая школа, 1986. - 623 с.

10. Медавар П., Медавар Дж. Наука о живом. Современные концепции в биологии / Пер. с англ. - М.: Мир, 1983. - 210 с.

11. Торосян А. Ц. Основная функция живого и ее эволюция.

- М.: Наука, 1994. - 224 с.

12. Тейяр де Шарден П. Феномен человека / Пер. с фр. - М.: Наука, 1987. - 440 с.

13. Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. - М.: Айрис-пресс, 2004. - 576 с.

14. Эбелинг В., Зингель А., Файстель Р. Физика процессов эволюции / Пер. с нем. - М.: Эдиториал УРСС, 2001. - 328 с.

15. Ленинджер А. Основы биохомии: в 3-х т. Ч. 1 / Пер. с англ. - М.: Мир, 1985. - 365 с.

16. Грант В. Эволюционный процесс: критический обзор эволюционной теории / Пер. с англ. - М.: Мир, 1991. - 488 с.

17. Миклин А.М. Эволюционная теория: век ХХ. - СПб.: Лань, 1999. - 160 с.

18. Любищев А.А. Наука и религия. - СПб.: Алетейя, 2000.

- 358 с.

19. Мейен С.В. О соотношении номогенетического и тихогенетического аспекта эволюции // Журнал общей биологии. -Т. 35. - № 3. - 1974. - С. 353-364.

20. Назаров В.И. Эволюция не по Дарвину: смена эволюционной модели. - М.: КомКнига, 2005. - 520 с.

21. Грин Н., Стаут У, Тейлор Д. Биология в 3 т. Т. 3. / Пер. с англ. - М.: Мир, 1990. - 376 с.

22. Вилли К., Детье В. Биология (Биологические процессы и законы) / Пер. с англ. - М., 1974. - 824 с.

23. Лебедев С. А. Философия естественных наук. - М.: Академический Проект, 2006. - 560 с.

V.S. Danilova, N.N. Kozhevnikov

Basis of biological picture of the world

The authors reveal the basis of biological picture of the world and its basic peculiarities. Key ideas and outline of the picture of the world are analyzed. Among them there are postulates, fundamental concepts, theoretical models, structural levels of organization of living things. Basic methodological approaches of the disciplinary ontology, its universalism and heuristic potential are investigated as precondition for formation of modern scientific picture of the world.

Key words: phenotype, genotype, genetic code, nucleic acid, genetic information, mutation, ontogenesis, population, type, biogeocenosis, biosphere, natural selection, convariant reduplication, biological progress, evolution, life, proteins, catabolism, anabolism, chirality, human being, cephalization, noosphere, reduction, holism, teleology.

УДК 87.3

С.И. Оспанов

зороастризм - один из исторических источников изучения культуры тюркских народов

Приведены материалы исследования глубинной связи культуры тюркских народов с зороастризмом. В ней рассматривается памятник древнеиранской литературы «Хордэ Авеста». В компаративном анализе впервые представлен якутский материал. На их основе показано наличие параллелей в тэнгрианстве и зороастризме, сходство языкового характера, обусловленное некогда единым образом жизни.

Ключевые слова: зороастризм, авестология, сравнительно-исторический анализ, тэнгрианство, тюркология, прото- и древнетюркские языки, прообразы мировых религий, олонхо, мировоззрение.

Зороастризм известен западному миру издревле. О нем очень хорошее представление имели в Античной Греции. Греки своих лучших философов сравнивали с Заратуштрой. Гераклит свое прозвище «темный», по-

ОСПАНОВ Сапар Имангалиевич - к. филос. н., доцент кафедры философии Казахского государственного женского педагогического университета, г. Алматы.

E-mail: Sapar49@mail.ru

видимому, получил из-за того, что он глубоко понимал и выражал идеи зороастризма, что для его современников было не совсем ясно. По свидетельству Диогена Лаэртского, Сократ после чтения книги Гераклита сказал: «Что я понял - прекрасно; чего не понял, наверное, тоже; только, правда, для такой книги надо быть делосским ныряльщиком (чтобы не захлебнуться)» [1, с.110].

С учением зороастризма западный мир ознакомился по переводам текста «Авесты» на французский язык