А.И. Кольба

ОЛИМПИАДА-2014: АНАЛИЗ КОНФЛИКТНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ

Аннотация:

В статье речь идёт о конфликтной составляющей реализации проекта проведения Зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи. Данная проблема рассматривается с позиций концепции сложносоставного конфликта. Особое внимание уделяется этническим и внешнеполитическим факторам конфликтности и проблемам безопасности. Автор делает вывод о складывании предпосылок для дальнейшего развития сложносоставного конфликта.

Ключевые слова:

Олимпиада-2014, сложносоставной конфликт, конфликтогенные факторы, безопасность, черкесский вопрос

A.I. Kolba

OLYMPICS 2014: ANALYSIS PART OF CONFLICT

Abstract:

The article is about the conflict component of the project of the Winter Olympic Games 2014 in Sochi. This problem is considered from the standpoint of the composite conflict concept. Special attention is given to ethnic and foreign factors of conflict and security problems. The author concludes that the folding conditions to develop a composite conflict for the further.

Key words:

Olympic games 2014, a composite conflict, conflict-factors, security, Circassian issue

Получение Сочи права на проведение Зимних Олимпийских игр 2014 г. и перипетии, связанные с подготовкой к этому спортивному форуму, стали в последние годы одной из наиболее заметных тем в российском информационном поле. Предметом внимания СМИ и общественных дискуссий становятся, в том числе, и проблемы, вызванные социально-политическими противоречиями олимпийского проекта. Некоторые из них имеют объективный характер, тогда как другие возникают или усугубляются в связи с действиями ряда субъектов, участвующих в его реализации. Возможность возникновения масштабных конфликтов в пред- и послеолимпийский период обуславливает необходимость рассмотрения ситуации в Сочи с позиций конфликтологического подхода. Реализации данного намерения и посвящена эта статья. Ситуация на территории Сочи рассматривается нами в контексте применения концепции сложносоставного конфликта к анализу региональных процессов, как пример масштабной и развёрнутой во времени конкретной ситуации, угрожающей складыванием подобного конфликта.

Понятие и основы исследования конфликтов такого типа заложены в работах российских исследователей Л. И. Никовской и В. Н. Якимца. Они определяют сложносоставной конфликт (ССК) как вырастающее на

основе различных протоконфликтов комбинированное столкновение противоположных мнений, интересов, взглядов, сил, позиций, возникающее в контексте не менее двух типовых моноконфликтов (социокультурный, политический, административный, этнонационалъный, конфликт в социальной сфере, экономический) при необязательно совпадающих причинах конфликта и способах взаимодействия участников [15, с. 82]. Образуется пульсирующая и подвижная структура конфликтного взаимодействия, специфика которого определяется неравномерный распределением капиталов действующих субъектов (по П. Бур-дье), значимость которых обусловлена доминирующим положением того или иного поля - как места соотношения сил - в каждый данный момент времени [11, с. 84]. Отметим, что конфликты подобного типа часто возникают при реализации крупных проектов общегосударственного масштаба. Это связано с многообразием интересов, лежащих в различных сферах общественной жизни, но в той или иной степени затрагиваемых проектом или последствиями его реализации. По этой же причине возникающие конфликты практически неизбежно приобретают политическую составляющую.

Олимпиада становится одним из первых образцов «резонансного» проекта, осуществляемого под патронажем современного российского государства, а значит, применяемые здесь социально-политические технологии могут со временем претендовать на роль модельных. Равно и возникающие проблемы, вполне возможно, будут претендовать на статус типичных, хотя некоторые из них связаны со спецификой места реализации проекта. Определённые симптомы роста социальной напряженности в г. Сочи (рост электорального абсентеизма, обострение борьбы местных политических сил и т.д.) проявлялись задолго до момента выдвижения его кандидатуры для проведения олимпиады. После запуска данного «национального проекта», тем более, после провозглашения Сочи олимпийской столицей можно было ожидать дальнейшего обострения ситуации по ряду направлений.

Сам выбор Сочи в качестве кандидата на проведение Олимпийских игр породил немало вопросов. В городе к тому времени накопилось немало нерешённых проблем, перспективы его развития оставались неясными. Сторонники выдвижения этой кандидатуры исходили прежде всего из того, что вложения в реализацию проекта позволят решить большую их часть. Однако опасность усугубления существующих проблем и противоречий в связи с возможным проведением олимпиады представлялась не менее ясной. Она была связана в первую очередь с объективными ограничениями, существующими для реализации столь крупного замысла. Сюда можно отнести большую протяжённость города при ограниченности свободных территорий, прежде всего курортную ориентацию

в развитии, неурегулированность вопросов собственности, относительно слабое развитие инфраструктуры, наличие на его территории экологических ограничений и т.д.

Среди конфликтогенных факторов, актуализирующихся в связи олимпийским проектом, можно выделить следующие: 1) экологические; 2) вопросы собственности на недвижимость; 3) вопросы градостроительства и планирования; 4) этнические; 5) проблемы безопасности и внешних угроз; 6) политические, в определённом смысле создающие проекцию всех остальных факторов, но имеющие в том числе и собственное содержание (борьба в ходе реализации проекта между различными сегментами реализующей его команды, влияние на проект политической оппозиции и т. д.). В рамках данной публикации нам хотелось бы остановится прежде всего на факторах четвёртой и пятой групп. Они стали привлекать к себе внимание несколько позже, чем остальные, но в то же время по своему конфликтогенному потенциалу могут быть очень опасны.

Этнические факторы потенциальных конфликтов изначально были менее заметны, но тем не менее прогнозируемы. Они традиционно имеют ключевое значение для детерминации социально-экономических и политических процессов в южнороссийском регионе. Этническая идентичность при этом используется в качестве одного из инструментов управления конфликтами. Её использование привлекает местные элиты тем, что отличается довольно высокой эффективностью, позволяет достичь политических целей, сохранить контроль над экономическими ресурсами и т. д. В условиях тесной взаимосвязи власти и собственности, особенно ярко выраженной в данном регионе, слабой дифференциации социальных, культурных и иных интересов в сознании значительного количества граждан категория «этнические интересы», во многом конструируемая элитами, отличается многообразием элементов.

Характерна в этом плане актуализация «черкесского вопроса», при обсуждении которого выдвигается идея воссоздания автономии, объединяющей территорию, где исторически проживали и проживают представители этого народа. Широко используемый активистами черкесских организаций тезис о «проведении олимпиады на земле геноцида» заставляет задуматься о возможности политического шантажа федеральных структур накануне Игр, тем более что идея создания «Великой Чер-кессии» может продвигаться как альтернативный вариант укрупнения регионов [10]. Благоприятным фоном для этого представляются такие обстоятельства, как разделение черкесов не только границами субъектов РФ, но и федеральных округов.

Выбор Сочи в качестве олимпийской столицы в 2014 г. актуализировал давно существующие проблемы, а также способствовал появлению

«олимпийского измерения» «черкесского вопроса», который в течение длительного времени является предметом научных и политических дискуссий [17]. Сочи занимает особое место в черкесской политической риторике - здесь в июне 1861 г. вожди шапсугов, убыхов и абадзехов создали представительный орган «Великое и свободное заседание» (меджлис), который через год был ликвидирован десантом русской армии. Радикальный вариант лозунгов черкесского движения представлен в виде требований к Российской Федерации официально признать геноцид адыгов в годы Кавказской войны и мухаджирства XIX в., призывы к репатриации адыгской диаспоры с преференциями при получении гражданства и приобретении собственности, а также проекты создания укрупненного «адыгского» субъекта РФ, объединяющего Адыгею, КЧР, КБР и, возможно, часть Краснодарского и Ставропольского краев.

При наличии комплекса проблем, обозначенных черкесскими этно-элитами еще в 1990-е гг., эксплуатация тематики Сочи в качестве места и воплощения черкесской трагедии как черкесскими общественными организациями в РФ, так и внешними политическими акторами, которые заинтересованы в разыгрывании «черкесской карты», неизбежно будет увязана с правомерностью олимпийских игр в Сочи. Против проведения Олимпиады в Сочи выступает наиболее радикальная черкесская организация в России - «Черкесский конгресс», она последовательно продвигает эту тему в медийном пространстве. Характерной чертой всех черкесских протестных движений, разворачивающихся вокруг Олимпиады, является активное участие представителей зарубежной черкесской диаспоры. Большую роль в радикализации черкесского движения играет Интернет, который способствует образованию независимых от традиционных общественных организаций, молодежных сетевых сообществ, как правило, предлагающих радикальные проекты решения «черкесского вопроса» [7, с. 74-79].

Вряд ли этнические элиты надеются реализовать этот проект в полной мере, но получение ряда преимуществ в ходе политического торга с федеральным центром вполне реально. Однако возникает опасение, что поиск «исторических границ» может иметь гораздо более серьёзные последствия в виде эскалации ряда «притушенных» конфликтов и углубления разломов по линии межэтнических отношений.

Существует и опасность возникновения межэтнических конфликтов, непосредственно связанная с территорией Сочи. Ситуация в городе со сложной этнической структурой населения становится более напряжённой в связи с привлечением для строительства олимпийских объектов большого числа рабочих из других регионов России (в том числе значительного количества жителей республик Северного Кавказа), а также иностранных граждан. На почве возникающих между ними мест-

ными жителями и приезжими бытовых трений могут возникать серьёзные конфликты. Примером этого служит ситуация, сложившаяся в мае 2012 г. в сочинском посёлке Черешня.

В посёлке произошло столкновение между представителями армянской диаспоры Сочи и приезжими рабочими из северокавказских республик. В ходе попытки захвата строительного городка, который был пресечен силами полицейских подразделений, пострадал один сотрудник органов правопорядка. В полицию были доставлены более 250 человек, задержанных на месте столкновения. Это был уже не первый подобный случай. Ситуация в Черешне обострилась после решения мирового суда о пятисуточном содержании под стражей 55 участников конфликта. У здания суда собралось более сотни местных жителей, недовольных действиями правоохранителей. По факту конфликта было возбуждено уголовное дело, более 60 участников были привлечены к уголовной ответственности [13]. Расследование было взято под контроль краевой прокуратурой [6].

Данный конфликт вызвал реакцию как на местном, так и на региональном уровне. Было проведено расширенное заседание антитеррори-стической комиссии города с участием первого вице-губернатора Краснодарского края Д. Хатуова. На нём, в частности, была озвучена информация о том, что занятые на сооружении крупных объектов в Сочи рабочие из других регионов совершили с начала года 59 уголовных преступлений. Более 1360 строителей - большинство из них приехали из южных субъектов страны - привлечены к административной ответственности. Д. Хатуов потребовал, чтобы в течение трех дней работодатели составили и передали в правоохранительные структуры полные списки привлеченных рабочих и специалистов. Был предложен и ряд других мер административного характера. Мэр Сочи А. Пахомов признал, что состояние общественного правопорядка в Сочи ухудшилось [3].

Следует отметить, что власти города также попытались привлечь и структуры гражданского общества для снижения уровня межэтнической напряжённости. В частности, в феврале 2011 г. было проведено заседание Совета национальных общин города, на котором прозвучали рекомендации активнее использовать в работе по профилактике конфликтов представителей этнических диаспор, усилить милицейский контроль, развивать строительство специальных городков для строителей [9]. Однако эти меры оказались недостаточными для предотвращения конфликта. После всплеска недовольства А. Пахомов встретился с жителями посёлка, призвав их не устраивать самосуд, а разбираться в рамках закона. Глава города попросил не поддаваться на провокации и о попытках розжига конфликта сразу же сообщать в полицию [8]. Было принято решение об организации народных дружин, которые вместе с казаками будут следить

за порядком на улицах [1]. При этом наблюдатели считают, что социальную напряженность подогревает земельный вопрос, так как правовые вопросы с участками под олимпийские объекты, как полагают местные жители, были урегулированы без учета их мнения. Адаптация приезжих рабочих к местным реалиям, проведение ими досуга также пущены на самотёк [5]. Не всегда успешно решаются бытовые проблемы, что может спровоцировать весьма крупные силовые столкновения, массовые драки [2]. Таким образом, действия и предложения органов власти в основном лежат в русле административных и полицейских мер, а системный характер происходящего не принимается ими в расчёт.

При анализе конфликтогенного потенциала олимпийского Сочи следует учесть также внешнеполитический фактор и террористическую угрозу. Эти факторы конфликтности, в принципе, сопутствуют большинству современных олимпиад. Однако в Сочи дело осложняется наличием вблизи территории проведения Игр неурегулированного грузиноабхазского конфликта, в результате чего Грузия выступает как субъект, недружественно относящийся к России и выступающий против проведения Олмипиады-2014. В парламенте Грузии на закрытом заседании комитетов по внешним связям и диаспор и временной парламентской комиссии по вопросам восстановления территориальной целостности страны обсуждался вопрос о разработке плана действий по выражению протеста против проведения зимней Олимпиады-2014 в Сочи. Согласно проекту, к выражению протеста подключаются правительство Абхазии (в изгнании), беженцы и представители чеченской диаспоры, также различные государственные структуры, которые будут работать каждая по своему направлению на международном уровне.

Предполагается проведение активной кампании против проведения Олимпиады в Сочи в международных СМИ, будут поставлены вопросы о целесообразности Олимпиады, также организованы акции протеста в разных странах, и подготовлено обращение беженцев к Олимпийскому комитету и аналогичное обращение будет направлено Комитету от известных спортсменов. Также планируется подготовить требование провести мониторинг в Абхазии международными экспертами по экологии и экосистемам.

Глава временной комиссии по восстановлению территориальной целостности Ш. Малашхия заявил, что Грузия с помощью стран ЕС, которые её поддерживают, будет добиваться переноса ОИ-2014 из России. Он заявил: «Нужно приложить все усилия, чтобы хорошо проинформировать международное сообщество и добиться решения о переносе Олимпиады в другую стану. В основу запрета проведения Олимпиады в Сочи может лечь три фактора - фактор безопасности, экологический фактор, и исторический фактор» [3]. В информационной войне Грузия использует и черкесский вопрос [18].

Опасность, связанная с терроризмом, обусловлена весьма активной деятельность экстремистских групп различного рода на Юге России. В первую очередь речь идёт об акциях под прикрытием радикальнорелигиозных лозунгов. С момента провозглашения Сочи олимпийской столицей на его территории зафиксировано несколько терактов. Последним на данное время является взрыв на железной дороге. Взрывное устройство сработало поздно вечером 20 ноября 2010 г. на железнодорожных путях между станциями Сочи и Мацеста. Следователи возбудили уголовное дело по статье «террористический акт». Согласно результатам проведенной экспертизы, мощность взрывного устройства составила, по предварительным данным, около килограмма в тротиловом эквиваленте [12]. На то, что проведению сочинской Олимпиады угрожают экстремисты, указал директор ФСБ России А. Бортников. «Реальная угроза со стороны «Аль-Каиды» стала причиной отмены ралли «Дакар-2008», впервые за всю историю проведения этих престижных автогонок, - подчеркнул он. - В этой связи отчетливо звучат намерения ряда банд-главарей разыграть аналогичный сценарий в преддверии зимней Олимпиады 2014 года» [14]. Рост террористической угрозы связывается с деятельностью радикальных группировок исламистов [16; 19, р. 2]. Теракты не только создают прямую угрозу безопасности граждан, но и способны привести к дестабилизации обстановки на территории проведения Игр, нарушить функционирование экономической инфраструктуры. По мере приближения Олимпиады-2014 их опасность может возрастать, что подтвердил вице-премьер Д. Козак [4].

Таким образом, этнические и внешнеполитические факторы конфликтности, связанной с Олимпиадой-2014, а также вопросы безопасности тесно взаимосвязаны, представляя собой одно из звеньев формирующегося на территории проведения Игр сложносоставного конфликта. Пока что этот конфликт является потенциально возможным, хотя отдельные проявления противоречий, выражающиеся в локальных конфликтах различного типа, заставляют воспринимать угрозу его возникновения как все более актуальную. При этом применяемые в настоящее время методы диагностирования конфликтов и управления ими не соответствуют комплексному характеру существующих проблем. Симптоматично, что основные прогнозы, как и стратегические планы властных структур, в основном простираются не далее времени проведения самой олимпиады. Не вызывает особых сомнений то, что каких-либо масштабных всплесков конфликтности в этот период удастся избежать, в том числе и за счет ужесточения мер безопасности и административного контроля. Однако возникают вопросы, связанные с постолимпийским развитием города и прилегающих к нему территорий. В частности, речь должна идти о дальнейшем пребывании в Сочи рабочих - строителей

олимпийских объектов, об активизации националистически настроенных групп, способных спровоцировать рост напряжённости по черкесской и другим проблемам, о развитии социальной инфраструктуры и возможном перераспределении объектов собственности и ряде других проблем. В настоящее время стратегия урегулирования противоречий, порождённых и актуализированных олимпиадой, не ясна, а опасность развития сложносоставного конфликта сохраняется.

Литература

1. Анатолий Пахомов попытался уладить конфликт в селе Черешня [Электронный ресурс]. иР1: http://bereg23.ru/sochi/news/politics/5671/ (дата обращения: 15.10.12).

2. В Сочи из-за грязных носков подрались строители олимпийских

объектов [Электронный ресурс]. иР1: http://www.rusnovosti.ru/news

/231131/ (дата обращения: 05.10.12).

3. Грузия будет противодействовать Олимпиаде в Сочи [Электронный ресурс]. и^: http://www.gazeta.ru/news/lenta/2010/11/22/n_1579533.shtml (дата обращения: 15.10.12).

4. Д. Козак: чем ближе Сочи-2014, тем больше нарастание активности террористов [Электронный ресурс]. иР1: http://www.ekonbez.ru/ news/cat/10016 (дата обращения: 15.10.12).

5. Конфликт на женской почве. иР1: http://lenta.ru/articles/2012 /05/28/stroybattle/ (дата обращения: 15.10.12).

6. Краевая прокуратура взяла под контроль сочинский конфликт в

Черешне [Электронный ресурс]. иР1: http://www.sch.su/news/

^т/2012/05/26/3199821 (дата обращения: 15.10.12).

7. Кутилин С. А. Проявления радикализма в информационном пространстве сети Интернет как угроза национальной безопасности (на материале Южного федерального округа) // Человек. Сообщество. Управление. 2011. №4.

8. Мэр Сочи встретился с жителями Черешни [Электронный ресурс]. иР1: http://www.livekuban.ru/node/473374 (дата обращения:

15.10.12).

9. Национальные диаспоры Сочи включились в работу по предотвращению бытовых конфликтов [Электронный ресурс]. иР1: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/181032/ (дата обращения: 15.10.12).

10. Нефляшева Н. Сочинская Олимпиада может спровоцировать на Кавказе политические проблемы [Электронный ресурс]. и^: http://www.islam.ru/pressclub/islamofobia/sochi2014 (дата обращения: 15.10.12).

11. Никовская Л.И. Сложносоставной конфликт как инструмент анализа трансформации и кризиса // Полис. 2009. №6.

12. По факту взрыва в Сочи завели дело по статье «терроризм»

[Электронный ресурс]. URL: http://www.bfm.ru/news/2010/11/21/po-

faktu-vzryva-v-sochi-zaveli-delo-po-state-terrorizm.html (дата обращения:

15.10.12).

13. По факту конфликта жителей села Черешня со строителями возбуждено уголовное дело [Электронный ресурс]. URL: http://www.yuga.ru/news/263156/ (дата обращения: 15.10.12).

14. Экстремисты готовятся к Олимпиаде [Электронный ресурс]. - URL: http://www.rg.ru/2010/06/04/antiterror.html (дата обращения: 15.10.12).

15. Якимец В.Н., Никовская Л.И. Сложносоставные конфликты -атрибут постсоциалистической трансформации // Социологические исследования. 2005. №8.

16. Sochi Olympic Terrorist Attack Stopped. Flame-Throwers, Missiles, Explosives, Mines, Guns, & Grenades Confiscated [Электронный ресурс]. URL: http://unofficialnetworks.com/sochi-olympic-terrorist-attack-stopped-flamethrowers-missiles-explosives-mines-guns-confiscated-96115/ (дата обращения: 15.10.12).

17. Special issue: the Circassians // Johnson's Russia List. Research and analytical supplement. Issue №43. May 2008.

18. Tasits K. «Circassian Issue» in the Information War of Georgia against Russia [Электронный ресурс]. URL: http://www.peacekeeper.ru /en/?module = news&action=view&id = 15187 (дата обращения: 15.10.12).

19. The North Caucasus: the challenges of integration (I), ethnicity and conflict // Europe Report. №220. 19 October. 2012.