К.Ю. Будылин

О ПУТЯХ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ МЕТОДОВ И СРЕДСТВ ИНФОРМАЦИОННОЙ АКТИВНОСТИ В ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ

КОНФЛИКТАХ СОВРЕМЕННОСТИ

В современных условиях, характеризующихся серьезными изменениями в международной военно-политической обстановке, возрастанием угрозы международного терроризма, быстрым научно-техническим прогрессом, активным и широким распространением новых высокотехнологичных средств коммуникации перед руководством большинства развитых стран мира встает достаточно острая проблема пересмотра имеющихся подходов и доктрин по защите национальных интересов. В частности, в связи с общемировой тенденцией повышения роли несиловых методов разрешения военно-политических конфликтов все большее внимание уделяется развитию и совершенствованию информационной активности, как системы согласованных по целям, задачам, месту и времени информационных мероприятий, направленных на достижение информационного превосходства над противником в период подготовки и в ходе военно-политических конфликтов.

Возрастание роли информационной активности подтвердил военнополитический конфликт в августе 2008 г. в Южной Осетии [1]. Органы государственного и военного управления Российской Федерации, по мнению ряда экспертов, не достигли информационного превосходства в «пятидневной» войне [2, 3 и др.].

Рассмотрим пути совершенствования методов и средств информационной активности на примере Соединенных Штатов Америки, военно-политическое руководство которых активно развивает свой вариант сил информационного противоборства - силы психологических операций (далее - ПсО), имеющие постоянный практический опыт участия в военно-политических конфликтах в различных регионах мира [4, 5].

В последние годы военно-политическое руководство США предприняло ряд радикальных мер по повышению эффективности психологических операций вооруженных сил США (далее - ВС США). Это убедительно свидетельствует о той крайне важной роли, которую отводит Пентагон использованию сил и средств психологических операций в ходе разрешения военно-политических

конфликтов. По мнению западных аналитиков, в настоящее время органы психологических операций ВС США являются наиболее развитыми и боеспособными среди аналогичных структур вооруженных сил других стран [6, 7, 8 и др.].

Во-первых, важнейшим путем в рамках указанной деятельности следует признать совершенствование доктринальной и законодательной баз информационной активности, в том числе разработку теоретических основ психологической войны, принятие доктрин, подготовку и издание уставов, руководств и наставлений по практическим вопросам планирования и проведения информационной активности в военно-политических конфликтах. Это обусловлено тем, что разработанность теоретических основ и законодательной базы ведения информационной активности обеспечивает эффективное выполнение командованием и подразделениями ПсО вооруженных сил США поставленных задач, поскольку традиционно американские воинские уставы и наставления максимально просто и подробно излагают весь алгоритм действий специалистов информационного противоборства в различных военно-политических конфликтах. Кроме того, это дает возможность качественно прогнозировать и планировать направления дальнейшего развития сил и средств психологических операций.

Наглядным примером разработок теоретических основ информационной активности является появление концепции «стратегического информационного противоборства» (strategic information warfare). Целями ее подготовки были: определение ключевых характеристик и особенностей применения информационного оружия; уяснение возможного его влияния на национальную безопасность; выявление основных направлений деятельности в области информационного противоборства; укрепление национальной безопасности и усиление технологического превосходства в области создания информационного оружия; координация деятельности научных и промышленных организаций при определении основных направлений совершенствования стратегии обеспечения безопасности национальных информационных систем. Результаты этой работы послужили основой при определении роли и места информационного противоборства в национальной военной стратегии США.

Об изменении подходов свидетельствуют многочисленные подготовленные и изданные новые руководящие документы по информационному противоборству. Так, в частности, только за последние несколько лет в вооруженных силах США введены в действие более десятка документов, регламентирующих эту сферу деятельности [9].

Следует отметить, что все подготовленные управлением проекты руководящих документов предварительно поступают для изучения и рецензирования в подразделения ПсО регулярных войск и резерва. Высказанные войсковыми специалистами ПсО предложения и замечания обязательно суммируются и учитываются при издании окончательного варианта документа. Остановимся более подробно на наиболее важном документе из указанной серии, а именно, новой редакции доктрины JP 3-13 «Информационные операции».

Согласно новой доктрине информационные операции представляют собой «комплекс мероприятий ВС США по воздействию на людские и материальные ресурсы противника с целью затруднить или сделать невозможным принятие им верных решений с одновременной защитой своих информационных систем» [5]. Они включают пять основных составляющих:

- радиоэлектронная борьба (РЭБ -Electronic Warfare, EW);

- психологические операции (ПсО—Psychological Operations, PSYOPS);

- сетевые операции (Computer Network Operations, CNO);

- мероприятия по оперативной маскировке (Military Deception, MILDEC);

- мероприятия по обеспечению безопасности собственных сил и средств (Operations Security, OPSEC).

В целом следует отметить, что в настоящее время основной тенденцией в понимании роли и места информационной активности специалистами информационного противоборства США является осознание факта, что стратегическое информационное противоборство является самостоятельным принципиально новым видом стратегического противоборства, способным разрешать военнополитические конфликты без применения вооруженной силы.

Во-вторых, одним из путей совершенствования методов и средств информационной активности в военно-политических конфликтах современности является повышение эффективности стратегических и оперативнотактических информационных операций через организацию более тесного взаимодействия со средствами массовой информации, улучшение координации между штабами различного уровня и качественное материальнотехническое обеспечение подразделений информационного противоборства.

Важным направлением повышения эффективности действий сил и средств ПсО на стратегическом уровне (особенно в военно-политических конфликтах и в ходе миротворческих операций) являются улучшение координации действий и организация более тесного взаимодействия между Пентагоном и другими госу-

дарственными структурами по выработке единого и согласованного содержания информационных кампаний ВС США на ТВД и национальных мероприятий в области Международного общественного информирования (внешней пропаганды). С этой целью в структуре командования специальных операций США (Тампа, штат Флорида) в 2004 г. было создано подразделение поддержки совместных психологических операций (Joint psychological operations support element). Кроме того, в его задачи входит оказание помощи в разработке проектов печатных и видеоматериалов информационного противоборства для формирований ПсО, действующих в составе оперативных группировок войск на ТВД, и общее руководство гражданскими и коммерческими организациями, действующими в интересах ПсО [9].

В целях улучшения руководства оперативно-тактическими ПсО, координации между штабами различного уровня и качества материально-технического обеспечения подразделений ПсО с 1 октября 2006 г. оперативное командование и управление командованием по связям с гражданской администрацией и по психологическим операциям СВ США (КСГАПСО) передано командованию резервом СВ США (ранее подчинялось командованию специальных операций СВ США). В подчинении командования специальных операций СВ США остались части регулярных войск. Кроме того, в ведении командования остались разработка доктринальной и законодательной баз сил СГА и ПсО, всестороннее обеспечение их боевого применения и профильные военно-учебные заведения.

По мнению военного руководства США, данная реформа обеспечит более эффективное использование сил СГА и ПсО в интересах командующих оперативными и тактическими группировками ВС США, повысит качество подготовки специалистов ПсО и снизит нагрузку на подразделения ПсО при частой ротации войск (обеспечит планомерную замену специалистов и подразделений).

Примером тесного взаимодействия в интересах информационной активности служит деятельность батальонов по работе с гражданским населением (РГН) ОГ «Орел» в бывшей Югославии, которые для выполнения своих задач также имели свою оперативную структуру. Так, штабные офицеры и сержанты 353-го командования РГН резерва сухопутных войск обеспечивали работу центра гражданско-военного сотрудничества при штабе многонациональной дивизии в Тузле. А из личного состава батальонов РГН формировались гражданско-военные информационные центры (ГВИЦ), придаваемые боевым и вспомогательным частям и подразделениям СВС, дислоцированным в различных районах Боснии и Герцеговины. В частности,

ГВИЦ в обязательном порядке придавались инженерно-саперным частям, занимавшимся разминированием местности и восстановлением мостов, школ, культовых сооружений и других объектов.

Наиболее эффективным средством воздействия на массовую аудиторию в данном регионе считалось телевидение (практически каждая семья, даже семьи-беженцы с низкими доходами имели телевизор). К 1999 г. СФОР заключил контракты на демонстрацию своей продукции с 35 местными телевизионными станциями Боснии и Герцеговины. Значительную часть продукции составляли короткие ролики и видеоклипы, транслировавшиеся с периодичностью и во время, оговоренное условиями контракта. Большой интерес вызывали тематические передачи с участием представителей командования СФОР и международных организаций.

Необходимо отметить, что зона вещания большинства из этих телевизионных станций охватывала территорию Федерации Боснии и Г ерцеговины1. В свою очередь российская бригада в своей зоне ответственности установила рабочие контакты с одной из ведущих телерадиостанций Республики Сербской - ТУ БК (г. Биелина), имеющей аудиторию до 5 млн человек и охватывающей своим вещанием практически всю зону ответственности МНД (Север), а также часть Хорватии и Югославии. Работа представителей МНД (С) с этой станцией была организована при обязательном посредничестве представителей российской бригады, что позволяло удерживать инициативу, корректировать общую направленность материалов, а также готовить и транслировать свои передачи за счет средств оперативной группы «Орел» [10].

Значительное внимание руководство службы ПсО СФОР уделяло радиовещанию как одному из основных средств воздействия на население БиГ. По эффективности оно стояло на втором месте после телевидения. В то же время оно характеризовалось сравнительно небольшой себестоимостью и значительным охватом аудитории воздействия.

В-третьих, одним из путей в рамках исследуемой проблемы следует назвать значительное увеличение финансирования мероприятий информационной активности и обеспечение на этой основе высококачественных информационно-пропагандистских материалов, отвечающих требованиям современного информационного рынка. Одним из наиболее действенных направлений обеспечения высокого качества информационно-пропагандистских материа-

1 В настоящее время Босния и Г ерцеговина состоит из двух образований - Республики Сербской и Федерации БиГ, состоящей из мусульманского и хорватского субъектов Федерации.

лов ПсО является, по мнению военного руководства США, значительное увеличение финансирования мероприятий информационных операций и привлечение (на коммерческой основе) к разработке указанных материалов существующих на рынке высококвалифицированных гражданских производителей медиапродукции. С этой целью в 2005 г. МО США заключило пятилетние контракты с тремя американскими компаниями: SYColeman Inc., Lincoln Group и Science

Applications International Corp. (SAIC) на общую сумму 300 млн долл [11]. В соответствие с контрактами указанные фирмы должны были в интересах ПсО ВС США осуществлять планирование работы СМИ, готовить высококачественные и конкурентоспособные материалы ИПВ на иностранных языках, заниматься их размещением и распространением, а также проводить анализ эффективности использования местных и зарубежных СМИ. Однако в 2006 г. специалисты ПсО отказались от услуг двух из этих компаний, сохранив действующим только контракт с пиар-фирмой SYColeman1. По словам представителя командования США, содержание трех компаний оказалось нецелесообразным и не обеспечивало необходимую эффективность их общей работы.

Важное значение имели печатные материалы информационнопсихологического воздействия во время операции в Югославии. К ним помимо газеты «Вестник мира» относились плакаты и листовки с картами зон разделения бывших конфликтующих сторон, предупреждения о минной опасности, с правилами передвижения по дорогам, контролируемым блокпостами СВС, буклеты и брошюры о миротворческой роли американских войск в Боснии и Герцеговине, различные календари, наклейки и др. [12]

Только с декабря 1995 по ноябрь 1997 г. на территории Боснии и Герцеговины было распространено более 3 млн листовок и плакатов различного содержания. Основными печатными периодическими изданиями СФОР к 1999 г. стали журналы «Трибуна прогресса», молодежный журнал «Мирко», издаваемые тиражом до 100 тыс. экземпляров, журнал «Мостови». Этот вид продукции был наиболее приемлемым в районах, не охваченных вещанием СФОР через теле- и радиостанции. Тем не менее, специалисты службы ПсО США отмечали некото-

1 Компания SYColeman, являющаяся филиалом государственной компании L-3 Communications, принимает активное участие в подготовке статей для печати, видеоматериалов, теле- и радиопередач, в создании и продвижении интернет-сайтов, а также в разработке и выпуске сувенирной продукции, в том числе маек, наклеек и т.п. для иностранных целевых аудиторий, в первую очередь в Ираке.

рые сложности с распространением печатной продукции, а также ее сравнительно небольшую эффективность ввиду утраты интереса к ней у местного населения [13].

В-четвертых, одним из путей совершенствования информационной активности является увеличение численности и повышение уровня профессиональной подготовки специалистов информационного противоборства, участвующих в военно-политических конфликтах. Традиционно одним из главных направлений повышения эффективности ПсО остаются организационно-штатные мероприятия, направленные на увеличение численного состава и оптимизацию структуры формирований ПсО регулярных войск и резерва.

Так, в октябре 2004 г. в состав 4-й группы психологических операций (единственного регулярного формирования ПсО ВС США) было включено еще одно подразделение - 5-й региональный батальон ПсО, отвечающее за ведение психологических операций в зоне ответственности Тихоокеанского командования США, охватывающей Дальний Восток, акваторию Тихого океана и Корейский полуостров. Остальные региональные батальоны ПсО имеют следующие зоны ответственности: 1-й - Центральная и Южная Америка; 6-й - Европа и Африка и 8-й - Ближний Восток. Таким образом, сейчас в боевой состав 4-й группы ПсО входят шесть батальонов, в том числе четыре региональных (ранее соответственно - пять и три) [14].

Согласно планам командования специальных операций СВ США в ближайшее время численность частей и подразделений СГА и ПсО регулярных войск возрастет почти вдвое. В частности планируется довести численность 4-й группы ПсО с 1 300 до 2 400 человек, включив в него дополнительно роту подготовки материалов ПсО для электронных СМИ, две роты тактических ПсО и две региональные роты разработки материалов ПсО [9].

Значительно возросла численность регулярных подразделений службы СГА. В настоящее время на основе 96-го батальона СГА в составе регулярных ВС создана 95 бригада СГА, включающая четыре батальона: упомянутый 96-й батальон СГА и три новых, каждый из которых будет ориентирован на определенный регион (ТВД).

Исследованием установлено, что в ноябре 2006 г. Министерство ВВС США объявило о создании специального кибернетического командования. Оно предназначено для обеспечения защиты киберпространства США, разработки стратегии, форм и методов ведения информационного противоборства. Министр ВВС

Майкл Винн разъяснил, что главной задачей новой военной структуры является обеспечение «президенту США, командующим боевыми объединениями и американским гражданам свободного доступа в информационные системы» [15].

Генерал-лейтенант Роберт Элдер, возглавлявший кибернетическое командование, в середине июня 2007 г. на встрече с журналистами заявил, что «Китай вкладывает большие деньги» в развитие структур для ведения информационного противоборства. «Однако, - отметил генерал, - в настоящее время Китай заинтересован не столько в проведении информационных атак, сколько в использовании интернета для добывания данных о промышленных технологиях и торговых секретах» [15]. Р. Элдер особо подчеркнул, что подчиненное ему командование будет не только защищать компьютерные сети оборонного значения, обеспечивающие связь и управление вооруженными силами США, но и станет учиться выводить из строя подобные системы противника, взламывать его базы данных. «Мы хотим научиться посылать их в нокаут уже в первом раунде» [15], - заявил американский военачальник.

Одновременно с увеличением численности личного состава формирований информационного противоборства руководство ВС США большое внимание уделяет совершенствованию военно-профессиональной подготовки специалистов ПсО ВС США.

Кардинальным шагом на этом пути стало решение Министерства обороны США о выделении с октября 2006 г. ПсО и связей с гражданской администрацией в отдельные самостоятельные службы вооруженных сил, что позволяет Центру и школе специальных методов ведения войны СВ США организовать четкую систему последовательной подготовки и повышения служебной квалификации любых категорий офицеров ПсО регулярных войск на всем протяжении прохождения ими службы в структурах ПсО (определить требования, разработать программы обучения и продолжительность курсов, систему дипломов и ученых степеней). По мнению руководства сил специальных операций США, данный шаг позволит значительно улучшить качество подготовки офицеров ПсО ВС США.

В-пятых, очередным из путей в рамках указанной деятельности следует назвать совершенствование технического оснащения сил информационного противоборства, привлекаемых для разрешения военно-политических конфликтов.

В целях оперативного доведения до штабов всех уровней информационносправочных материалов, отражающих актуальные изменения социально-

политической и военно-политической обстановки в районе проведения какой-либо операции командование по связям с гражданской администрацией и по психологическим операциям Сухопутных войск США (КСГАПСО) планирует адаптировать в интересах информационного противоборства широкомасштабную армейскую программу «Боевые системы будущего». Предполагается активно использовать портативные компьютеры, позволяющие в закодированном виде передавать оперативные разведданные непосредственно из подразделений в вышестоящие штабы.

Следует отметить, что современные возможности доступа к сети Интернет через спутниковые системы в полевых условиях существенно рационализируют работу специалистов ПсО и СГА с информацией, так как отпадает необходимость развертывать громоздкую базу данных с бумажными документами. Это позволяет специалистам ПсО и СГА эффективнее осуществлять сбор разведывательной информации, касающейся важных объектов и целей, которую можно оперативно использовать как в США, так и в других регионах мира.

Специалисты отмечают, что одним из наиболее значительных шагов вперед в этом направлении стало расширение возможностей по связи тактических команд ПсО и СГА. Так, в настоящее время эти подразделения экипируются многополосными, многочастотными спутниковыми средствами связи, обеспечивающими безопасность личного состава и высокую степень секретности передачи информации. Кроме того, в настоящее время тактические команды ПсО и СГА оснащены специальными средствами связи с малым радиусом действия и высокой чувствительностью, которые обеспечивают качественную и оперативную связь между командиром и личным составом.

Одновременно активно продолжается процесс переоснащения сил ПсО новейшими техническими средствами подготовки и распространения материалов информационного противоборства. Так, по сообщению журнала «Special Warfare» («Специальные способы ведения войны»), с 30 июня 2003 г. в пункте постоянной дислокации 4-й группы ПсО в Форт-Брэгге (штат Северная Каролина) начал функционировать комплекс медиаопераций (электронных СМИ) сил специальных операций (Special operations forces media operations complex). Данный комплекс объединил в одном здании площадью около 5 тыс. кв. м все технические возможности группы ПсО в области СМИ. В частности он включает стационарное типографское оборудование для высококачественной печати, оборудование для производства материалов для электронных СМИ (теле-, видео- и

аудио), техническое оборудование, предназначенное для распространения материалов ПсО, цех по обслуживанию и ремонту электронной техники. Здесь же размещается взвод обеспечения и технического обслуживания 3-го батальона (подготовки и распространения материалов ПсО) 4-й группы ПсО ВС США. Сообщается, что первоначальная стоимость комплекса составила 8,1 млн дол., а к настоящему времени он уже переоборудован новой техникой приблизительно на такую же сумму [15].

Большое внимание уделяется развитию и принятию на вооружение принципиально новых авиационных средств распространения печатных материалов информационного противоборства, отвечающих самым современным требованиям к проведению психологических операций.

Война, развязанная блоком НАТО 24 марта 1999 г. против суверенной Югославии, являлась первой в истории, которая велась не только в привычных средах (воздух, суша, море), не только печатными и аудиовизуальными материалами информационно-психологического воздействия, но и в киберпространстве глобальной информационно-компьютерной сети Интернет.

Особой формой ведения боевых действий стали акции так называемых хакеров. По сообщениям СМИ, хакеры из разных стран мира предприняли целую серию атак на интернет-серверы стран НАТО. В свою очередь страны НАТО стремились максимальным образом использовать всемирную компьютерную сеть для информационного обеспечения своей агрессии против Югославии, которая в экономическо-финансовом, экологическом и демографическом аспектах нанесла огромный ущерб не только соседним балканским странам, но и всей Европе в целом.

Компьютерная сеть Интернет в условиях этой балканской войны стала настоящим полем боя. Практически в любой момент времени каждый, кто имел компьютерный выход в интернет из любой точки мира, мог не только наблюдать за развитием конфликта практически в режиме реального времени, получая информацию как от воюющих сторон, так и из десятков независимых источников, но даже и сам стать непосредственным участником событий посредством участия в компьютерных телеконференциях и т.п.

Таким образом, несмотря на то, что в настоящее время силы психологических операций ВС США являются наиболее развитыми и боеспособными среди аналогичных структур вооруженных сил других стран, военно-политическое руководство этой страны продолжает предпринимать активные меры по дальнейшему повышению эффективности всей системы информационной активности.

Для реализации указанных направлений, а также в целях значительного повышения качества программ информационной активности и информационнопропагандистской продукции расходуются беспрецедентные финансовые средства, что, по оценкам экспертов, позволит военному руководству США добиваться выполнения поставленных целей в политических конфликтах современности.

1. Панарин И. Распад США и геноцид в Южной Осетии (За военными конфликтами в большинстве регионов мира стоят интересы Вашингтона) // Военно-промышленный курьер. 2008. № 36. С. 2.

2. Куксенкова И. Трое суток в чеченском «Востоке» // Независимое военное обозрение. 2008. 8 авг. С. 3;

3. Щербаков В. Минобороны проиграло информационную войну. Спецпропаганда отсиделась в кустах // Независимое военное обозрение. 2008. 22 авг. С. 3.

4. DOD Directive № 3600.1, Information Operations. 2001. October.

5. JP 3 - 13 Information Operations. 2006. 13 february.

6. О войнах информационного века / Пер. ст. Berkowitz B. // Science. Wash., 1999. Vol. 289. - № 5429. P. 839 - 841.

7. Новые технологии и картина войны будущего / Пер. ст. Эриха Вада. // Europascht Sicherheit. 2001. № 5. Р. 52 - 55.

8. Информационная война и международное право / Пер. ст. Greenberg L.T., Goodman S.E., Soo Hoo K.J. Stanford law rev. Stanford, 1997. Vol. 49. № 2. P. 255 - 304.

9. Ахмадуллин В. Мощное оружие современных войн. Пентагон предпринимает беспрецедентные шаги, стремительно наращивая боевую мощь сил психологических операций // Независимое военное обозрение. 2007. 14 дек. С. 5.

10. Онищук С.М. Информационно-психологическое обеспечение деятельности воинских контингентов США в бывшей Югославии // Сб. мат. науч.-мет. конф. «Проблемы обеспечения единства воспитания». Тверь: Академия ПВО, 2001.

11. Иванов В. На первый план выступает вашингтонский агитпроп. Новая американская стратегия борьбы с терроризмом // Независимое военное обозрение. 2007. № 21. С. 5.

12. Онищук С.М. Информационно-психологическое обеспечение деятельности воинских контингентов США на территории бывшей Югославии во второй половине 90-х гг. (историческое исследование): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 2002. С. 18.

13. Онищук С.М. Информационные операции и особенности их ведения миротворческим контингентом ВС США в Боснии и Герцеговине (Вторая половина 90-х гг. XX в.) // Сборник научных статей адъюнктов - М.: Воен. ун-т, 2001. № 9. Ч. 2. С. 68.

14. Сорокин А. В минобороны США создана информационно-пропагандистская группа «быстрого реагирования» // Военно-промышленный курьер. 2008. № 4. С. 2.

15. Иванов В. Контрразведывательные операции в киберпространстве // Независимое военное обозрение. 2008. 8 февр. С. 2.