ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ

И. М. Эрлихсон

«НОВАЯ АТЛАНТИДА» Ф. БЭКОНА В АНГЛИЙСКОЙ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ И ФИЛОСОФСКО-ТЕОЛОГИЧЕСКОЙ МЫСЛИ ЭПОХИ РЕСТАВРАЦИИ (1660-1689 гг.)

В статье исследуется проблема роли и значения «Новой Атлантиды» Ф. Бэкона в английской общественной мысли периода Реставрации (1660—1689). Анализируя два произведения, являющиеся продолжениями утопии Бэкона — анонимную «Новую Атлантиду, начатую лордом Веруламом и продолженную Р. Х.» (1660) и «Анти-фанатическую религию» Дж. Гленвиля (1676), автор выявляет особенности интерпретации идей Бэкона в социально-политической и философско-теологической мысли второй половины XVII в.

I. Erlikhson

"NEW ATLANTIS" BY F. BACON IN ENGLISH SOCIO-POLITICAL, PHILOSOPHICAL AND THEOLOGICAL THOUGHT OF THE RESTORATION EPOCH (1660-1689)

The aim of the article is to determine the role of F. Bacon's "New Atlantis"in the British social thought of the Restoration epoch. Analyzing the two continuations ofBacon's utopia — anonymous "New Atlantis Begun by lord Verulam... and continued by R. H." (1660) and "Anti-fanatical religion and free philosophy in a continuation of New Atlantis" by J. Glanvill (1676), the author investigates the peculiarities of the "New Atlantis" interpretation in socio-political, philosophical and theological thought of the 17th century.

Начало историческому мышлению и утопизму Нового Времени положила культура Возрождения, которая породила активное отношение человека к своему будущему и раздвинула рамки средневековых провиденциалистских представлений о внутреннем механизме и конечной цели исторического процесса. Немаловажным фактором, способствовавшим зарождению европейской утопии, стали великие географические открытия, раздвинувшие границы замкнутого мира средневековья, который уступил место безграничному, постоянно расширяющемуся пространству. В своем эссе «О путешествии» Фрэнсис Бэкон отмечал, что «путешествие — это часть образования и составляющая опыта»1 и перечислял то, на что должен обращать внимание настоящий путешественник, оказавшийся в чужой стране. В длинный перечень входили: особенности политического и экономического уклада, церкви, памятники, библиотеки и сады, рынки и морские

порты, обычаи и традиции. Его же собственная утопия «Новая Атлантида», хотя и была построена в традиционной для утопических произведений форме путевого дневника, была не рассказом о неведомой идеальной стране, а наглядной демонстрацией величия и блага научно-технического прогресса. Но, несмотря на то, что «Новая Атлантида» была не социальной, а сциентистской утопией, одна из заслуг Бэкона состояла в том, что через сто лет после появления «Золотой книжечки» Томаса Мора он возродил этот литературный жанр, настоящий расцвет для которого наступил в 1640-1650 гг.

Период Реставрации (1660-1689) историографическая традиция характеризует как кризисную эпоху для произведений утопического жанра. Утопии этого периода и по широте поставленных задач, и по глубине и новизне изложенных в них идей уступали трудам Т. Мора, Ф. Бэкона, Дж. Уинстенли, Дж. Гаррингтона, С. Гартлиба,

но при этом удивительно точно отражали изменения в общественной жизни и атмосферу нового политического режима. Среди множества утопий периода Реставрации обращают на себя две, являющиеся сюжетным продолжением «Новой Атлантиды». Почему же именно утопия Бэкона спустя несколько десятилетий вновь вызвала к себе интерес, и какие цели ставили перед собой их авторы? Ответ на этот вопрос можно дать, проанализировав оба эти произведения в тесной связи с процессами, происходившими в политической, экономической, идеологической и культурной сферах жизни английского общества второй половины XVII в., а также установив их идейную связь с политико-философскими и теологическими концепциями указанного периода.

В 1660 г. на волне верноподданнических чувств, вызванных возвращением в Лондон и коронацией Карла II, появилась утопия «Новая Атлантида, начатая лордом Верула-мом, виконтом Сент-Олбенс... и продолженная Р. Х., эсквайром, в котором излагается программа монархического правления». Авторство приписывалось Ричарду Хэйнсу (1633—1685), джентльмену из Суссекса, убежденному роялисту и члену партии тори, из-под пера которого с завидной регулярностью выходили различного рода проекты ликвидации пауперизма и безработицы2. Среди возможных авторов также называли Роберта Гука (1635—1703), куратора экспериментов Лондонского королевского общества, изобретателя и ученого, чьи интересы, не ограничиваясь одной сферой, распространялись на геометрию, астрономию, химию, оптику, философию, ботанику и философию3. Но самые весомые доводы приводятся в пользу авторства Ричарда Хаукинса, чей трактат «Рассуждение о национальном превосходстве Англии» (1658) стилистическими особенностями, ссылками на Ф. Бэкона и отдельными пассажами, восхваляющими абсолютную монархию, наводил на ассоциации с анонимным продолжением «Новой Атлантиды»4.

Вторым продолжением «Новой Атлантиды» было произведение, принадлежащее, по выражению А. Мортона, общественному деятелю и писателю «более значительному, чем автор, скрывающийся под псевдонимом Р. Х.»5, — Джозефу Глен-вилю. Гленвиль был представителем одной из самых влиятельных философских школ XVII столетия — школы кембриджских неоплатоников, приверженцами которой являлись такие известные мыслители, как Бенджамен Уичкот, Генри Мор, Ральф Кедворт и Джон Смит. Некоторые исследователи полагают, что «... ни одно другое учение не было таким могучим в XVII в., как философия платонизма и неоплато-низма»6.

Утопия Р. Х. открывалась письмом его Величеству, в котором автор смиренно предлагал свое скромное «размышление о могущественном, хотя существующем только в его воображении, государстве». Автор предусмотрительно оговаривал, что «если он не сумел достойно отобразить великолепные достоинства наиболее совершенного из существующих монархов, то это произошло потому, что его мастерства и силы воображения хватило только на грубый набросок, в то время как рука более глубокомысленного человека в дальнейшем нарисует портрет живыми и яркими крас-ками»7. Хотя английский историк А. Мор-тон отмечал, что «посвящение к книге звучит иронически»8, дальнейший текст опровергает данное утверждение и убеждает в абсолютной серьезности автора и его искренней преданности патриархально-монархическим идеалам. Сетуя на то, что жители Англии, «наблюдающие за действиями короля завистливым и недоверчивым взглядом», сместили монархию с пьедестала, присовокупив к ней элементы аристократии и демократии, Р. Х. уверенно заявлял, что исторически сложившаяся обязанность палаты общин — выражать покорность воле лордов и молчаливо соглашаться с принятыми решениями. Короля же, который сосредотачивает в своих руках все

и характерная для такого рода произведений реставрационного периода эфемерная попытка дать альтернативный историческому вариант существования монархического государства. При этом, пожалуй, впервые в истории утопической мысли XVII в., в произведении Гленвиля существование стабильного государственного устройства реализуется не политико-правовыми и социальными реформами, а посредством переустройства религиозной сферы жизни общества. Более того, «Анти-фанатическая религия» при всем многообразии рассматриваемых в ней проблем не дает того многогранного описания социума, которое характерно для классической социальной английской утопии. Примечательно также, что анализируемая работа Гленвиля представляла собой не отдельное самостоятельное произведение, а заключительную седьмую главу напечатанного в 1676 г. сборника «Рассуждения о некоторых важных предметах в области философии и религии». В предваряющем книгу посвящении маркизу Ворчестеру, Гленвиль отмечал: «Я счастлив предложить Вашему Сиятельству коллекцию эссе, касающихся чрезвычайно важных тем, цель которых заключается в упорядочении теологических и философских концепций... И хотя некоторые из них (эссе) были написаны мной несколько лет назад, сейчас они дополнены и расположены в порядке, наиболее соответствующем характеру моих суждений на сегодняшний момент»38. Следовательно, продолжение «Новой Атлантиды» было ни чем иным, как составной частью обобщающе-итогового произведения, в котором Гленвиль суммировал свои взгляды на вопросы философии, гносеологии и теологии. В этом ракурсе «Анти-фанатическая религия.» могла бы рассматриваться как философский трактат, дополненный утопическими представлениями автора о возможности государственно-религиозного устройства на теолого-философском базисе кембриджского неоплатонизма.

Важным и требующим специального рассмотрения вопросом является выяснением мотивов, побудивших обоих авторов представить свои произведения именно как продолжение «Новой Атлантиды» Бэкона. Одной из таких причин, по которым Гленвиль и анонимный автор, скрывшийся за инициалами Р. Х., обратились именно к утопии Бэкона, было то, что «Новая Атлантида» была произведением с открытым финалом, притягивающим потенциальных авторов к тому, чтобы завершить то, что не успел Бэкон. Не последнюю роль сыграло и то обстоятельство, что «Новая Атлантида» была довольно консервативна и в социальном аспекте, и в традициях, к которым она примыкала. Бенсалем — это «увековеченное в счастливом состоянии» монархическое государство, изолированное от остального мира из «опасения новшеств и влияния чуждых нравов»39. Это дало основания исследователям творчества Бэкона охарактеризовать «Новую Атлантиду» как «своеобразную идеализацию английской абсолютной монархии . правда, с существенной поправкой на господство ученой аристократии в духе платоновского государства»40. И Гленвиль, и его анонимный «коллега» по политическим убеждениям были сторонниками абсолютной монархии с ее традиционными атрибутами (хотя у Глен-виля это прослеживается не так четко), и потому не могли в качестве основы взять ни отрицающую частную собственность «Золотую книжечку» Т. Мора, ни республиканскую «Океанию» Дж. Гаррингтона, ни радикальный «Закон свободы» Дж. Уин-стенли.

«Новая Атлантида» оказалась идеальным «плацдармом» для Р. Х., который на ее основе разработал альтернативный абсолютистский вариант развития Англии, основанный на патриархальной теории Роберта Фильмера. И, если для Бэкона государственные социально-политические отношения были только фоном, то целью Р. Х. было создать утопическую модель

ИСТОРИЯ, СОЦИОЛОГИЯ

27 Glanvill J. Anti-fanatical religion and free philosophy in a continuation of New Atlantis // Glanvill J. Op. cit. - P. 17.

28 Glanvill J. The agreement of reason and religion // Glanvill J. Op.cit. — P. 6.

29 Ibid. — P. 6.

30 Ibid. — P. 15.

31 Ibid. — P. 32.

32 Ibid.

33 Ibid. — P. 37.

34 Гоббс Т. Левиафан // Гоббс Т. Соч.: В 2 т. — М., 1989. — Т. 2. — С. 277—278.

35 Glanvill J. Anti-fanatical religion and free philosophy in a continuation of New Atlantis // Glanvill J. Op. cit. — P. 21.

36 Ibid. — P. 19.

37 Ibid. — P. 17.

38 Glanvill J. The Epistle dedicatory // Glanvill J. Essays on several important subjects in Philosophy and religion. — L., 1676.

39 Бэкон Ф. Новая Атлантида // Утопический роман XVI—XVII веков. — М., 1971. — C. 206.

40 Субботин Л. А. Фрэнсис Бэкон. — М., 1974. — С. 147.

41 Бэкон Ф. Сочинения в двух томах. — М., 1971—1972. — Т. 1. — С. 238.

42 Glanvill J. The agreement of reason and religion // Glanvill J. Op. cit. — P. 2.

43 Мортон А. Л. Указ. соч. — С. 100—101.