УДК 17.022:140.8

И. В. Абдрашитова

НОРМАТИВНО-ЭТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ФИЛОСОФИИ Ф. НИЦШЕ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ФИЛОСОФИИ Т. ГОББСА И ДЖ. ЛОККА

В статье рассматривается трактовка морали Ф. Ницше, позволяющая расширить исследование морали и моральных учений, выявить универсальный и партикулярный уровень, которые могут быть присущи и общественной морали, и морали личностного совершенствования. Автор рассматривает феномен ресентимента, существующий как самостоятельное явление в морали, явно или неявно присутствующий в рассматриваемых этических системах Т. Гоббса и Дж. Локка.

В данной работе ставится задача показать значимость философии Фридриха Ницше для анализа индивидуальной и общественной сущности морали в произведениях Т. Гоббса и Дж. Локка. Предлагаемая трактовка обращена на выделение двойственного понимания нравственности в произведениях данных философов. Обращение к философии Т. Гоббса и Дж. Локка как созвучной Ф. Ницше продиктовано следующими факторами. Во-первых, их философия дает представление о морали как неоднородном феномене, во-вторых, можно встретить прямое определение феномена, которое позже в «Генеалогии морали» будет назван ресентиментом.

Мы полагаем, что ницшевское понимание нравственности строится на принятии морали как общественного феномена (практических ценностей и требований, регулирующих взаимодействие людей) и индивидуального феномена (личностного совершенствования, обращенного на человека как такового). Общественно и личностно ориентированные нравственные программы предполагают у Ницше всеобщий (универсальный) и частный (партикулярный) уровни, отраженные им через аристократический («мораль господ») и плебейский («мораль рабов») способы оценивания соответственно. Под универсальным уровнем морали мы понимаем непременное присутствие санкций высшего начала, абсолютной ценности, лежащие в основе морального функционирования - некой высшей для человека самоценной сущности; под частным уровнем - индивидуальный интерес, применимый в определенной ситуации и промежуток времени. Сходное понимание универсального и партикулярного уровней морали отражено в статье А. В. Прокофьева «Универсальное и партикулярное содержание морали, или как возможны специальные нравственные обязанности?» [1]. Аристократическую мораль Ницше выражает через идею сверхчеловека, идею «большой политики»; плебейский -через аскетический идеал, современную политику (также христианскую мораль и историю). Люди, которые принадлежат к аристократическому типу, живут, преследуя свои цели и утверждая свои ценности, а людей рабского типа используют как вспомогательное средство. Нравственный аристократизм - высшая форма моральной рефлексии и деятельного отношения к людям, когда личность поступает нравственно не под внешним давлением, а по свободному зову сердца, от полноты творческой энергии и любви к жизни.

Неотъемлемой характеристикой «морали рабов» является феномен ре-сентимента, который является одной из причин утверждения частных мо-

ральных взглядов в качестве всеобщих, когда ограниченный интерес (целой группы людей или отдельного человека) выводится в качестве универсального и всеобщего.

Основная составляющая феномена ресентимента - реактивный способ оценивания (обращение оценивающего взгляда вовне, вместо обращения к самому себе), при котором негативное переходит в посылки, позитивное рассматривается как заключение, выведенное из негативных посылок. Ресенти-мент - это основная тенденция слабых и посредственных всех времен - сделать более сильных слабее, низвести их к своему уровню. «Зависимость слабого и сильного заранее клеймится; высшие состояния более сильного облагаются презрительными именами» [2, с. 149]. Именно феномен ресентимента является неотъемлемой сущностью морального сознания, когда партикулярный уровень морали является претензией на всеобщность.

Ницше в своих произведениях «нащупывает» развитие морали: в переходе от «морали господ» к «морали рабов» выражен декаданс нравственного сознания. Ницше обозначает и «перспективизм» морали, когда пишет о возможности становления морали сверхчеловека. В первом случае описывается упадок морали, где злоба, зависть, бессилие переворачивают прежний порядок ценностей в угоду ресентименту, слабости; во втором - начало ценностного структурирования, которое исходит из утверждения как такового. В этом случае Ницше подчеркивает, что нормы и санкции не «внеположны», а вызревают изнутри. При этом ценности не навязываются человеку, человек сам бессознательно конструирует, устанавливает их. Бессознательно не означает безосновно: «воля к власти» и «вечное возвращение» у Ницше выступают основанием всякого постулирования. В теории «вечного возвращения» Ф. Ницше человеческий поступок показывается обреченным на бесконечное повторение. Согласно Ф. Ницше только осознание своей сверхчеловеческой сущности, осознание себя человеком который создает законы активностью своих же действий, делает «вечное возвращение» не безвыходной реальностью, а вечно совершенствующимся воплощением человеческого бытия. Именно такое понимание является той универсальной характеристикой, на которую Ницше предлагает ориентироваться людям, которые стремятся избежать лицемерия и ресентимента.

Ресентиментное обращение «во вне» - реактивный способ оценивания -наделяет извращенным смыслом «волю к власти» и порочной обреченностью «вечного возвращения», а активный способ - позитивным содержанием. Призыв Ницше обратиться «к себе» следует понимать как возможность приближения к истине, путь к которой бесконечен.

Несмотря на то что критика Ницше была направлена почти на всю предшествующую философию, тем не менее его идеи перекликаются с философией многих мыслителей. В частности, описание признаков феномена ре-сентимента наряду с партикулярным уровнем морали, претендующего на универсальный, присутствует во многих произведениях западноевропейской философской мысли.

Основываясь на достижениях моральной философии в настоящее время, мы считаем, что разделение универсального и партикулярного уровней в индивидуальной и общественной морали можно провести и в других учениях, посвященных исследованию этической проблематики. Теоретические понятия ницшевской философии («воля к власти», «ресентимент», «мораль ра-

бов», «мораль господ» и др.) позволяют говорить об особой методологии, вскрывающей сущность этического учения на любом этапе развития человеческой культуры. Данная методология является не только плодотворной, но и универсальной в процессе распознавания моральных систем. Одни ее понятия содержат в себе мощный позитивный потенциал, способствующий раскрытию и утверждению свободы, творчества и достоинства человека; другие направлены на формирование человека пассивного, управляемого, с рабским сознанием, не выходящим за пределы своего обыденного существования. Исходя из логики рассуждений Ницше, на любом историческом отрезке развития морального сознания два уровня морали постоянно обнаруживают себя. Наиболее показательны в этом отношении творчество Т. Гоббса и Дж. Локка.

Центральным смыслом практически всех работ Т. Гоббса является человек. Содержание понятия человеческой природы Т. Гоббс рассматривает вне зависимости от принадлежности к тому или иному сословию, вне исторической констатации. Он подчеркивал, что природа создала людей равными в отношении физических и умственных способностей. Однако в главном труде Гоббса «Левиафан» были выделены слабые и сильные стороны человеческой природы. Исходя из слабости человека, Гоббс рассматривает необходимость стабильного функционирования естественных законов, регулируемых общей властью. Люди же, исходящие из сильных сторон своей личности, следуют этим законам и без наличия общей власти. То есть мы наблюдаем функционирование двух уровней морали с одинаковым ценностным наполнением, но с различным типом вменения. В первом случае Гоббс касается проблемы ресентимента. Рассмотрим более подробно моральную философию Гоббса.

Распространенной точкой зрения является, что Гоббс происхождение морали связывает с процессом перехода человечества от варварства к цивилизации. В подобном ракурсе общественно-договорная теория морали рассмотрена в работе Р. Г. Апресяна «Идея морали и базовые нормативноэтические программы». Автор высказывает мысль о том, что мораль у Гоббса, является важным социальным институтом, призванным обеспечить стабильность общества [3]. Мы попробуем рассмотреть теорию Гоббса о возможности существования морали и в естественном состоянии (варварстве), и в общественном договоре (цивилизации).

Характеризуя естественное состояние человека как «войну всех против всех», Гоббс прочеркивает эгоистическую природу человека. Из равенства людей возникает равенство надежд на достижение своих целей: «И вот почему, если два человека желают одной и той же вещи, которой, однако, они не могут обладать вдвоем, они становятся врагами» [4, с. 113]. Соперничество, недоверие, любовь к славе, составляющие природу человека, приводят к войне. Война всех против всех - это выражение естественного права, которое есть свобода всякого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения своей собственной природы [4, с. 117]. При этом никто не желает проявлять уважение к другому, дабы последнее не было принято за выражение слабости.

Для сдерживания состояния войны всех против всех, люди добиваются общей власти, которая обеспечивает выполнение естественных законов. Естественный закон, lex naturalis, есть предписание, или найденное разумом (reason) общее правило, согласно которому человеку запрещается делать то,

что пагубно для его жизни или что лишает его средств к ее сохранению, и пренебрегать тем, что он считает наилучшим средством для сохранения жизни [4, с. 117]. Мотив, сходный с ресентиментом, является стимулом для поддержания постоянного мира: страх позорной смерти, который стимулирует разум, а разум решает, что следует сделать, чтобы избежать тех обстоятельств, в которых возникает страх [5, с. 187]. Из слабости человека Гоббс выводит необходимость установления общей власти для безопасности, для уверенности осуществления естественных законов. Он подчеркивает, что нежелание войны может быть только у слабых и малодушных [4, с. 97-99]. Страх перед силой невидимых духов и силой людей, которым нарушение обещания не несет ущерб, заставляет людей выполнять свои соглашения. Более того, именно этот страх заставляет эти соглашения принять (создавать). Общественный договор у Гоббса основывается на страхе своего бессилия перед мощью другого. Фиксация происходит путем создания понятий добродетелей, с помощью которых с достаточной ясностью обозначается, что данный человек отрекается от естественного состояния в пользу общественного. Формируется понятие греха. Желание и другие человеческие страсти сами по себе не являются грехом. Грехом также не могут считаться действия, проистекающие из этих страстей, до тех пор пока люди не знают закона, запрещающего эти действия; а такого закона они не могли знать до тех пор, пока он не был издан, а изданным он не мог быть до тех пор, пока люди не договорились насчет того лица, которое должно его издавать [4, с. 115-116].

Другую линию рассуждений, отличную от этой, Гоббс проводит не по отношению к человеку, подверженному страху, подавляющему свою гордость, а по отношению к человеку, у которого гордость сильнее страха - он достигает мужеством того, что другие достигают разумом. Правда, отмечает Гоббс, это благородство слишком редко встречающееся, чтобы на него можно было рассчитывать, особенно у тех, кто преследует цели богатства, власти или чувственных наслаждений, а к ним принадлежит большая часть человечества [5, с. 191]. Для таких людей не является обязательным осуществление постоянного мира (общественного состояния); такие люди не соблюдают никаких других законов, кроме законов чести, а именно воздерживаются от жестокости, оставив людям их жизнь и сельскохозяйственные орудия... и поскольку нет других гарантий безопасности, они поступают вполне справедливо, и в позднейшие века их вспоминают за эти деяния со славой [4, с. 144]. Здесь человек должен быть достаточно велик, чтобы мог сделать первым шаг навстречу другому: здесь соглашения регулируются не общей властью, а основаны и на взаимном доверии. Гоббс признает, что такие соглашения лишь на короткое время способствуют сохранению некой общности.

Кроме того, в цивилизованном состоянии человек может следовать долгу (сохранению мира) как по велению сердца, так и по велению государственного закона. В первом случае естественные законы представляют собой не просто гипотетические заключения относительно самосохранения человека. Здесь человек изначально, по природе имеет «естественный» долг стремления к миру, происходящее из естественного закона, в свою очередь сотворенного всемогущим Богом [5, с. 184]. Во втором случае разум «служит только тому, чтобы убедить в истине (не факта, а последствий), что разум работает с гипотетическими предположениями относительно причин и следствий, что его роль в поведении человека заключается в придумывании подхо-

дящих способов достижения желаемых результатов и что ничто, что разумно, вовсе не является при этом обязательным» [5, с. 184]. Особо подчеркнем, что в естественном состоянии, как его трактует Гоббс, если и есть какие-либо моральные проявления, то они неизменно будут «благородными», совершенными по велению сердца. Двойственная природа морали обнаруживается только в гражданском состоянии.

Таким образом, Гоббс явно и неявно признает, что стремление к миру будет долгом для всех, если имеется универсальный закон, предписывающий его. По всей видимости, универсальный закон - это естественный закон, который существует и в общественном состоянии, и в естественном. Автором «неписанного и неозвученного» закона выступает сам Бог. Для Гоббса было ясно, что благодаря божественному провидению высший завет запечатлен во всех сердцах. Перед нами одинаковая ценностная наполненность двух типов морали, но различные способы вменения: в естественном состоянии - активный; в общественном - активный наряду с реактивным.

Моральная философия Гоббса была значима для своего времени, но далека от реального общественного и политического влияния. Локк, продолживший разрабатывать и переосмысливать концепцию «естественного права», занимается уже не просто систематизацией теоретических поступков, а напрямую декларирует «неотчуждаемые права и свободы». Концепция «естественного права» Локка - это концепция политического права. Моральный аспект здесь выражен в законах общественного мнения, или доброго имени, а правильность человеческих поступков определяется соответствием закону общественного мнения. «Мерилом того, что везде называется и считается добродетелью и пороком, являются те одобрение и нерасположение, восхваление или порицание, которые по скрытому и молчаливому согласию устанавливаются в различных человеческих обществах, племенах и компаниях и благодаря которым различные действия приобретают хорошую или дурную славу сообразно суждениям, принципам или обычаям данной местности» [6, с. 407]. Человек оценивает свои поступки в зависимости от внешнего, иного взгляда: добро существует только при наличии общественного мнения. Человеку, чтобы жить комфортно и счастливо, необходимо соответствовать положительной оценке других: «среди десяти тысяч человек вряд ли найдется один, кто был бы настолько непреклонен и нечувствителен, чтобы переносить постоянное нерасположение и осуждение своей собственной компании» [6, с. 409]. Локк прямо указывает то, что выгодно человеку, считается добром: «. нет ничего более естественного, чем поощрять уважением и добрым мнением то, в чем каждый находит свою выгоду, и осыпать порицаниями и предотвращать противоположное» [6, с. 408]. Утилитаристская тенденция в морали перекликается с партикуляризмом, выдающим себя за универсализм в той мере, когда Локк увязывает бессилие людей со стремлением следовать личной выгоде и сделать пользу мерилом нравственности: «Так как у них (у людей) нет тех добродетелей и дарований ума, благодаря которым они могли бы обеспечить себе доступ к почестям и богатству, они принимаются жаловаться на несправедливую судьбу рода человеческого и утверждать, что государства не управляются иначе, как несправедливо, поскольку в них нет доступа к общим и природным благам, существующим ради общей пользы, а потому, кричат они, нужно сбросить гнет власти и бороться за естественную свободу, всякое же право и справедливость следует оценивать не по чужому

закону, а собственной выгодой каждого» [7, с. 48]. Хотя это положение во многом произвольно, на наш взгляд, его трактовка является центральной в критике морали у Локка и может быть соотнесена с понятием ресентимента у Ницше.

С другой стороны, Локк признает существование иного морального принципа - закона природы (естественное право, общечеловеческое право, первичный закон), содержащего в себе нравственный смысл. «Закон природы может быть описан как проявление божественной воли, познаваемой благодаря светочу природы, указывающее нам, что согласуется и что не согласуется с разумной природой, и тем самым повелевающее нам нечто или запрещающее» [7, с. 4]. Далее Локк следует за Аристотелем, который в «Никома-ховой этике» пишет: «... политическое право делится на естественное право и на установленное законом, естественное же право повсюду обладает одинаковой силой» [7, с. З]. Локк признает существование закона природы и делает вывод: «. о самом законе все придерживаются одинакового мнения, расходясь лишь в его толковании, поскольку все признают существование от природы дурного и хорошего» [7, с. 7]. Локк подчеркивает, что способ познания этого закона через светоч природы не предполагает наличия врожденных идей: «этот светоч. не есть ни традиция, ни некий внутренний моральный принцип, записанный природой в наших умах, не остается ничего иного, как признать светочем природы разум и чувственные ощущения» [7, с. 20]; «закон природы. это только объект разума, а не сам разум» [7, с. 21]. Закон природы запечатлен в бессознательно накапливаемом опыте. Тем самым закону личной выгоды Локк противопоставляет обязательство, налагаемое законом природы, которое является всеобъемлющим и вечным. Например, вне зависимости от обстоятельств воровство, убийство не могут быть безнаказанными: «Насилием или хитростью лишить кого-нибудь его имущества всегда будет преступлением, и никто не может осквернить себя чужой кровью, не обрекая себя на возмездие; от всего этого и тому подобных вещей мы обязаны воздерживаться навеки» [7, с. 42-43]. Из закона природы также исходят благоговение и страх перед божеством, почтение к родителям, любовь к ближнему и тому подобное; к нему относятся множество величайших добродетелей, заключающихся единственно в том, чтобы приносить пользу другим, даже в ущерб самому себе [7, с. 43, 49].

Универсальность закона природы предполагает обязательства для всех людей: «.закон природы обязывает людей прежде всего сам по себе и своею собственной силой» [7, с. 39]. Действия согласно этому закону являются активными: «.отчасти же мы можем понять, в чем смысл наших обязанностей и четкие правила, их регулирующие, из конституции самого человека и тех способностей, которыми он наделен» [7, с. 3З].

Таким образом, Локк выделяет мораль, которая соотнесена с законами общественного мнения, зависимых от места и времени. Здесь мораль возникает как эффект разрушения целостности человеческого самосознания. Философ также наделяет моральным смыслом законы природы (естественное право, общечеловеческое право, первичный закон), имеющие непреходящее всеобщее значение. Такая мораль может быть сопоставлена с универсальным уровнем.

Итак, в новоевропейский период содержание партикулярного и универсального уровней было рассмотрено в двух направлениях: как мораль лично-

го совершенствования и как мораль социального взаимодействия. Примечательно, что выделяемое мыслителями положительное преобразование общественной морали эмпирически обусловлено и принимает во внимание партикулярный уровень морали. То есть имеет место быть взаимообусловленность и взаимодополняемость уровней морали, что и делает возможным перспекти-визм морали, который является отражением развития ее истории.

В рассматриваемых произведениях универсальный уровень морали представлен преимущественно в морали личностного совершенствования. Также новоевропейская этика дает всеобщее объективное толкование нравственности, не отрицает трансцендентность морального начала универсального уровня, выражая его или в законе природы (Локк), или в истинном разуме (Гоббс).

Признавая, что универсальность морали может быть продуктом только отдельного индивида, новоевропейская этика пыталась также решить проблему общеобязательности морали социального взаимодействия, привести в гармонию личностное и общественное начало. Признавая необходимость преобразования в обществе, философы исходят, прежде всего, из коренного преобразования человека, который следовал бы не частному, а общему интересу. Возможность определенного «перспективизма» морали имеет все черты утопического идеала. Утопичность не в смысле принципиальной невыполнимости гармонии индивида и общества, а в силу нерешенности поставленной проблемы до настоящего времени.

Во всех характеристиках партикулярного уровня морали мы отчетливо прослеживаем ценностную иллюзию ресентимента - реактивный способ оценивания. Феномен ресентимента существует как самостоятельное явление в морали. Оно явно или неявно присутствует в рассматриваемых этических системах. Данное положение позволяет нам предположить универсальность рассматриваемого явления. Заслугой Ницше является открытие ресентимента как феномена и вскрытие механизма его функционирования, а установление генетической связи с феноменом ресентимента выступает объяснительным и разоблачительным принципом в критике нравственности.

Новаторство Ницше в моральной философии - это точечное обозначение основных пунктов декаданса морали, который был отмечен философами во все времена. Декаданс морали - это торжество партикулярного уровня морали, когда активный способ оценивания доступен избранным - тем, кто не гонится за частной пользой и выгодой, а видит в совершении действительно активного поступка отражение своего бытия.

Таким образом, ницшевское понимание морали позволяет расширить исследование морали и моральных учений, выявить универсальный и партикулярный уровень, которые могут быть присущи и общественной морали, и морали личностного совершенствования.

Список литературы

1. Пр окофьев, А. В. Универсальное и партикулярное содержание морали, или как возможны специальные нравственные обязанности? / А. В. Прокофьев // Сектор этики Института философии РАН Этическая мысль. - Вып. 3. - М. : ИФ РАН, 2002. - С. 75-98.

2. Ницше, Ф. Воля к власти: опыт переоценки всех ценностей / Ф. Ницше. - М. : Культурная революция, 2005.

3. Апресян, Р. Г. Идея морали и базовые нормативно-этические программы / Р. Г. Апресян. - М. : ИФРАН, 1995.

4. Гоббс, Т. Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского / Т. Гоббс. - М. : Государственное социально-экономическое издательство, 1936.

5. Оукшот, М. Моральная жизнь в сочинениях Томаса Гоббса : пер. с англ. / М. Оукшот // Рационализм в политике и другие статьи. - М. : Идея-Пресс. - 2002. -С. 153-196.

6. Локк, Дж. Опыт о человеческом разумении / Дж. Локк // Сочинения : в 3-х т. -М. : Мысль, 1985. - Т. 1.

7. Локк, Дж. Опыты о законе и природы : пер с англ. / Дж. Локк // Сочинения : в 3-х т. - М. : Мысль, 1988. - Т. 3.