П. М. Рукавицын

НЕМЕЦКАЯ КЛАССИЧЕСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА: ЗАРОЖДЕНИЕ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ

В настоящее время редкая статья в СМИ или специальной литературе по международной проблематике обходится без геополитического анализа ситуации. Ставшее столь привычным сегодня понятие «геополитика» было использовано впервые в 1899 г. в одной из статей шведского ученого Р. Челлена1. Но геополитике вряд ли удалось бы стать авторитетной самостоятельной наукой без усилий ряда национальных геополитических школ по ее развитию и популяризации.

К их числу следует отнести, в первую очередь, немецкую, французскую и англо-американскую школы. В данной статье мы остановимся на анализе зарождения и становления немецкой школы. В связи с тем, что ее представителями были заложены основы геополитики как науки, нам представляется обоснованным называть ее немецкой школой классической геополитики (НШКГ).

Категории «немецкая школа классической геополитики» и «немецкая геополитика первой половины XX века» совпадают не полностью. В этот период ряд крупных немецких ученых, публиковавших труды по геополитической проблематике, не относили себя к этой школе. Речь идет, в первую очередь, об Адольфе Грабовском и Карле Шмитте.

Адольф Грабовский был одним из наиболее заметных представителей геополитической науки в Германии. Особенность его взглядов заключалась в том, что он считал геополитику всего лишь методом научного, в первую очередь политического, исследования. В отличие от большинства его современников, занимавшихся проблемой разграничения политической географии и возникшей на ее основе геополитики, А. Грабовский постоянно подчеркивал тесную связь геополитики с политологией: «Все указывает на то, что в научном отношении она относится к учению о методах политического исследования»2. В опубликованной им в 1933 г. работе «Пространство как судьба. Проблема геополитики» можно найти положения, в значительной степени объясняющие то, почему А. Грабовский отказывал геополитике в праве называться самостоятельной научной дисциплиной: «только при понимании геополитики как метода исключается злоупотребление ею в не относящихся к науке целях... Кажется, геополити-

ка была изобретена в интересах практической политики. Как и при помощи статистики, при помощи геополитики можно, наверное, доказать все»3.

Особняком в истории германской геополитики стоит и фигура Карла Шмитта. Г еополитика не относилась к числу приоритетных вопросов в кругу его научных изысканий. Он был историком и теоретиком права, философом, политологом. Это позволяет и сегодня некоторым исследователям отрицать его связь с геополитикой4. Но трудно отрицать тот факт, что он был автором ряда монографий, внесших определенный вклад в развитие теории геополитики. Основные работы К. Шмитта в этой области - «Номос Земли», «Земля и море» и ряд других

- посвящены именно осмыслению геополитического фактора и его влияния на цивилизацию и политическую историю.

К немецкой школе классической геополитики не относились также германские геополитики левого толка. К их числу относятся, в первую очередь, К. Виттфогель и Г. Граф.

Нам представляется, что деятельность НШКГ протекала в достаточно четко очерченных временных рамках. Годом начала ее формирования следует считать 1919 г., когда ее основатель и бессменный глава Карл Хаусхофер начал педагогическую деятельность на кафедре географии Мюнхенского университета. С этого момента генерал Хаусхофер приступил к популяризации своих геополитических взглядов и прилагал активные усилия по формированию германской геополитической школы.

К. Хаусхофер вырос в профессорской семье с большими научными традициями. Его дед по отцовской линии Макс Хаусхофер был профессором пейзажной живописи в Праге, дед по материнской линии Карл Фраас - профессором, преподававшим сельскохозяйственные науки в Мюнхене. А отец основателя НШКГ Макс Хаусхофер был профессором экономики и торговой географии5. Сам Карл Хаусхофер, человек энциклопедических познаний и большого жизненного опыта, обладал непререкаемым авторитетом среди немецких геополитиков и признавался ими ведущим представителем этого научного направления в Германии и главой немецкой геополитической школы. С этой оценкой личности Ха-усхофера соглашались даже его критики6.

О значении личности Карла Хаусхофера для немецкой геополитики свидетельствует и то, что после его самоубийства в марте 1946 г. исчезло то связующее звено, которое позволяло объединять в рамках единой школы людей, чьи научные взгляды и, особенно, идеологические убеждения не всегда совпадали в

полной мере. Впоследствии отдельными известными немецкими учеными предпринимались попытки реанимировать деятельность школы. Было возобновлено издание «Журнала геополитики», публиковались монографии по геополитической проблематике. Но все эти усилия, носившие разрозненный характер, не нашли отклика у научной общественности в Германии и за рубежом и постепенно сошли на нет.

Следует отметить, что классический характер немецкой школы геополитики отнюдь не предполагает бесспорности всех выдвинутых ею положений и концепций, а также методов и характера оценки результатов геополитических исследований. Некоторые положения не выдерживают критики с позиций современной науки. Но все это не отменяет того заметного вклада, который немецкая школа внесла в разработку основ геополитики, и, по сути дела, привлекла к ней внимание мирового общественного мнения.

В историческом развитии школы можно выделить два крупных периода. Временная граница между ними почти совпадает с приходом в Г ермании к власти нацистов. Первый период развития школы (1919-1931 гг.) отличался сохранением ее формального единства, несмотря на противоречия, назревавшие между ее представителями. Второй же период, который не является предметом рассмотрения данной статьи, характеризовался расколом школы по вопросу отношения к германскому фашизму. Первый период развития НШКГ, в свою очередь, состоит, по нашему мнению, из этапа зарождения школы (1919-1923 гг.) и этапа ее становления и консолидации (1924-1931 гг.).

В 1919-1923 годах в условиях глубокого политического и экономического кризиса в Германии происходил процесс объединения географов и представителей ряда других научных направлений вокруг идеи национального возрождения германского государства, преодоления навязанных немецкому народу унизительных условий Версальского договора. Именно стремление ученых сформулировать научные основы политики, отражающей национальные интересы Германии, и таким образом помочь ей избежать в будущем катастроф, подобных той, какую немцы пережили в Первую мировую войну, стало лейтмотивом зарождения НШКГ.

Движущей силой этого объединения стал отставной генерал-майор Карл Хаусхофер. После начала педагогической деятельности в Мюнхенском университете в 1919 г. он начал публиковать многочисленные статьи, выступать с публичными лекциями, на митингах и на научных конференциях. На его лекциях

неоднократно присутствовал молодой издатель и политолог Курт Вовинкель. Выступления профессора произвели на него большое впечатление, и он предложил К. Хаусхоферу создать первый в Германии печатный орган, специализирующийся на вопросах геополитики.

Заручившись согласием Хаусхофера, К. Вовинкель основал летом 1923 г. собственное издательство, в котором он планировал издавать не только «Журнал геополитики», но и монографии по геополитической проблематике. В конце 1923 г. из числа заинтересовавшихся геополитикой молодых немецких ученых был сформирован редакционный совет «Журнала геополитики». В дальнейшем совет стал ядром немецкой геополитической школы. К. Хаусхофер лично пригласил к сотрудничеству заведующего кафедрой географии в Ганноверском политехническом институте Эриха Обста и молодого географа и этнографа Фрица Термера. Э. Обст, в свою очередь, предложил кандидатуру Германа Лаутензаха. По рекомендации К. Вовинкеля в состав редакционного совета вошел молодой государ-ствовед Курт Гессе.

15-16 декабря 1923 г. в Берлине состоялась первая конференция членов редакционного совета. На конференции К. Вовинкель предложил принять программу «Журнала геополитики», где в качестве целей нового издания были сформулированы два положения. Во-первых, утверждение геополитики как науки и ее признание научным сообществом. В рамках достижения этой цели предполагалось решение таких вопросов, как определение объекта и методов исследования, структуры геополитики как науки, комплекса рассматриваемых ею проблем. Во-вторых, анализ событий в глобальном масштабе с учетом их зависимости от пространственного и исторического факторов. Результаты геополитических исследований, по мнению К. Вовинкеля, должны были стать основой для принятия политических решений .

Карл Хаусхофер возразил против официального провозглашения столь амбициозных целей. Он предложил сосредоточиться на решении менее масштабных вопросов, связанных с началом повседневной деятельности журнала. Здесь, наверное, впервые проявилось отсутствие у него явно выраженной склонности к теоретической деятельности. Его стихией был геополитический анализ обстановки в конкретных регионах мира. Уже после Второй мировой войны, говоря о достоинствах написанного его сыном Альбрехтом первого тома «Общей политической географии и геополитики», он признавался, что отсутствие методических навыков и соответствующего образования не позволило ему самому написать та-

кую монографию . Несмотря на то, что возражения Хаусхофера были учтены и программа «Журнала геополитики» не была принята на конференции, К. Вовин-кель прикладывал усилия к тому, чтобы сформулированные им предложения постепенно реализовывались.

Таким образом, к концу 1923 г. вокруг К. Хаусхофера сформировалась группа единомышленников, ставшая основой немецкой школы классической геополитики. Им казалось, что, опираясь на эту новую науку, они смогут сформулировать обоснованные рекомендации немецким политикам по выводу Германии из того глубокого кризиса, в котором она оказалась по итогам Первой мировой войны.

Помимо редакционного совета «Журнала геополитики», в это время постепенно начал формироваться и будущий круг постоянных авторов журнала, значительная часть которых впоследствии относили себя к НШКГ. За 20 лет издания «Журнала геополитики» в нем были опубликованы материалы более чем 600 авторов, в т.ч. около 200 человек опубликовали больше 2 статей, а 42 - больше

9

четырех .

Объединение ученых-геополитиков под эгидой «Журнала геополитики», предложенная К. Вовинкелем - одной из ключевых фигур в НШКГ - программа развития геополитики как науки завершили этап зарождения немецкой школы классической геополитики.

Издание первого номера журнала, вышедшего в январе 1924 г., открыло второй этап в деятельности НШКГ (1924-1931 гг.). Это событие стало ключевым в истории немецкой школы классической геополитики. Благодаря изданию журнала к геополитике было привлечено общественное внимание, она стала заметным явлением в жизни всего германского общества и, что также немаловажно, это способствовало достаточно быстрому росту и укреплению геополитической школы.

Таким образом, 1924 год стал началом важнейшего этапа в развитии НШКГ

- этапа становления и консолидации, продлившегося до конца 1931 г. и ставшего периодом плодотворной 8-летней работы, которая концентрировалась вокруг издания «Журнала геополитики». Журнал фактически стал не только своего рода трибуной для публикации исследований членов НШКГ, но и центром ведения активной и широкой дискуссии по вопросам геополитики. «Журнал геополитики» не ограничивался национальными рамками Германии. В нем публиковались известные зарубежные политические деятели. Значительная часть тиража жур-

нала, достигавшего иногда 8 тыс. экз., расходилась за рубежом. Многие современники считали, что из всех немецких изданий он оказывал наибольшее воздействие на зарубежную аудиторию.

Ключевые фигуры немецкой школы классической геополитики входили в состав редакционного совета этого журнала в течение почти всего второго периода в деятельности НШКГ (1924-1931 гг.). Речь идет о К. Хаусхофере, Э. Обсте, О. Мауле, заменившем в начале 1925 г. Ф. Термера, и Г. Лаутензахе. К ним, безусловно, следует отнести и К. Вовинкеля - одного из самых влиятельных представителей НШКГ, издателя «Журнала геополитики», который сам неоднократно в нем публиковался и во многом определял политическую и научную позицию своего издания.

В 1927 г. среди ведущих представителей НШКГ назрел конфликт. К. Во-винкель воспользовался сложившейся ситуацией и стал чаще принимать решения о публикации тех или иных статей без согласования с членами редакционного совета. Если склонного к компромиссам К. Хаусхофера это не сильно беспокоило, то Э. Обст и Г. Лаутензах были возмущены. Э. Обст в ноябре 1927 г. в личном письме Вовинкелю обвинил последнего в протаскивании в журнал статей, отличающихся низким научным уровнем. Он же жаловался в это время в письме К. Хаусхоферу: «Я должен откровенно признать, что не получаю прежнего удовлетворения от «Журнала геополитики». Это обусловлено... стилем руководства г. Вовинкеля. Куда бы я ни пришел, мне везде справедливо указывают на то, каким научно цельным был наш журнал ранее и как снизился уровень его публикаций в настоящее время. Я не считаю возможным в течение длительного времени прикрывать своим именем такое положение вещей»10.

Кризис в отношениях ведущих представителей НШКГ продолжился и в 1928 г. В мае в издательстве Тойбнера была опубликована монография профессора географии Рихарда Хеннига «Г еополитика. Учение о государстве как живом организме». Р. Хенниг полностью признавал авторитет Хаусхофера как ведущего немецкого геополитика. Но сам факт публикации столь объемной монографии (около 330 страниц), претендовавшей на системное изложение проблем, связанных с геополитическим анализом закономерностей возникновения и развития государства, подтолкнул К. Вовинкеля к ускоренному изданию коллективной монографии сотрудничавших в его издательстве ведущих германских геополитиков. Структурно она должна была представлять собой сборник статей и состоять

как из уже опубликованных, так и из специально подготовленных для этого издания работ К. Хаусхофера, Г. Лаутензаха, О. Мауля и Э. Обста.

Но взгляды будущих авторов «Элементов геополитики» совпадали далеко не всегда. В своих монографиях они не скрывали имеющихся разногласий, но при этом не выносили их на страницы «Журнала геополитики». Поэтому при подготовке «Элементов...» возникла необходимость поиска компромиссов по ряду теоретических вопросов. Кроме этого, Э. Обст и Г. Лаутензах считали, что ими еще недостаточно проработан весь комплекс проблем, связанных с геополитикой как наукой, и что подготовленная в спешном порядке публикация теоретического характера может нанести ущерб их авторитету. В частности, они ожидали новой волны критики со стороны немецких географов, с ревностью наблюдавших за успехами науки, недавно вышедшей из лона географии и уже заметно опережавшей ее по уровню общественной популярности. Емкая оценка сложившейся ситуации была дана в письме К. Вовинкеля К. Хаусхоферу: «Если говорить откровенно, то я оцениваю происходящее как кризис, который давно назревал и должен был проявиться ранее. Вы ведь знаете, насколько сильно различаются лошади, которые так успешно тянут вперед карету геополитики»11. Только благодаря усилиям Хаусхофера, поддерживавшим со всеми хорошие отношения, конфликт был улажен. Работа была закончена вовремя, хотя авторы и не были ей удовлетворены в полной мере.

Г. Лаутензах стал первым из четырех авторов «Элементов геополитики», который отошел от активной работы в журнале. Несмотря на выход из редакционного совета, он продолжал публиковаться. Лаутензах не стал делать громких заявлений о причинах своего ухода, но они были секретом полишинеля. В условиях сильнейшего экономического кризиса и вызванного им обострения внутриполитической обстановки в Германии отношения ведущих представителей немецкой школы классической геополитики стали накаляться. Лаутензах, так же как Э. Обст и О. Мауль, придерживался в целом демократических убеждений. Поэтому у него вызывали раздражение пронацистские симпатии издателя журнала К. Вовинкеля, которые тот все меньше скрывал по мере роста популярности НСДАП. Лаутензах понимал всю бесперспективность борьбы за сохранение объективности и научности в публикациях этого журнала и уклонился от борьбы.

Э. Обст и О. Мауль, в отличие от него, продолжали работать дальше, но и их уход был практически предопределен. Продолжение конфликта привело К. Вовинкеля к мысли об увольнении Э. Обста и О. Мауля. В октябре 1931 г. он

предложил Карлу Хаусхоферу единолично продолжать редактировать журнал и одновременно изложил серьезные претензии к редакционному совету, имея в виду обоих коллег Хаусхофера: «Мы не вели борьбу за признание нашей науки. Мы не участвовали в развитии наук о государстве, к которым мы относимся. Мы полностью просмотрели победу органицистской теории государства. И в этом заключается важнейший недостаток нашей систематической работы. Основная идея геополитики заключается в том, что государство представляет собой обусловленный пространством организм. Из этой идеи вытекают методические основы, структура и политическая обусловленность геополитики. Теперь такое понимание государства стало официальной позицией фашистского движения и

большинства немецкого народа. И при этом нигде не упоминаются геополитика

12

и Челлен!» .

В этом письме впервые проявилось открытое стремление Вовинкеля сделать геополитику официальной идеологией нацизма. Но Э. Обст и О. Мауль ни при каких условиях не согласились бы на это. Хаусхофер занял выжидательную позицию. Он ни с кем не хотел ссориться, и ему было очень тяжело делать выбор между Вовинкелем и своими коллегами по редакционному совету. В тот момент нацизм представлялся ему политической силой, способной эффективно отстаивать национальные интересы Г ермании и, возможно, даже избавить ее от выполнения тяжелых условий Версальского договора. Поэтому серьезных причин идеологического характера для разрыва с той или иной стороной у него не было. К Э. Обсту и О. Маулю он относился с большим уважением, считая обоих выдающимися учеными, внесшими большой вклад в развитие геополитики. А без К. Вовинкеля было невозможно дальнейшее издание «Журнала геополитики», что поставило бы под вопрос развитие геополитической школы в целом.

В письме к Э. Обсту в ноябре 1931 г. Хаусхофер достаточно откровенно объяснил мотивы принятого им тогда решения. «Я думаю, что мое отношение к геополитике носит более глубокий характер, чем у вас с Маулем . . . Вы в любой момент можете без потерь перейти в другой журнал. А если мой флаг будет спущен с мачты, на которой он пока развевается, это будет бесповоротно. Кто в вашем возрасте спотыкается или падает, тот может снова подняться. Для упавшего в моем возрасте существует опасность остаться лежать на земле, потому что уже не будет ни желания, ни сил в третий раз начинать заново дело всей жизни»13.

Увольнение Э. Обста и О. Мауля стало знаковым событием второго этапа развития немецкой школы классической геополитики. Оно привело к заметному изменению в соотношении влияния, пусть и не оформленных организационно, но уже функционировавших в рамках школы антинацистского и пронацистского направлений.

Немецкие ученые по-разному оценивают направления, сложившиеся в рамках НШКГ. Так, Ф. Эбелинг называет первое из них направлением классической геополитики14. Нам же представляется более точным определение Р. Шпренгеля, который говорит о национально-консервативном направлении15. Действительно, отстаивание национальных интересов Германии с опорой на геополитику было высшим приоритетом ученых этого направления. Одновременно они были подвержены идейному влиянию немецких неоконсерваторов.

Ключевыми фигурами национально-консервативного направления были все авторы «Элементов геополитики», за исключением К. Хаусхофера. Их взгляды на проводимую фашистами внутреннюю и внешнюю политику особенно четко проявлялись в оценках режима Б. Муссолини. Так, в 1924 г. Г. Лаутензах отмечал, что смена демократии на диктатуру не позволит Германии выйти из того внутриполитического кризиса, в котором она оказалась; по его словам, на примере Италии было видно, что диктатор, какими бы благими намерениями он ни руководствовался, всегда вынужден опираться на насилие16.

Как уже отмечалось выше, отношение К. Хаусхофера к нацизму на рубеже 20-30-х годов было в целом положительным. Для этого имелись не только политические (надежды с помощью нацистов вернуть былое величие Германии, сделать ее державой мирового масштаба), но и личные причины. Хаусхофер долгие годы поддерживал дружеские отношения со вторым лицом в Третьем рейхе - заместителем Гитлера по партии Рудольфом Гессом. В многочисленных научных публикациях этому аспекту жизни главы НШКГ уделяется повышенное внимание. При этом авторы не всегда пользуются проверенной информацией. Это приводит не только к фактическим неточностям, но и к не в полной мере обоснованным выводам о характере отношений Гесса и Хаусхофера и, следовательно, об их влиянии на роль геополитики в становлении идеологии гитлеровского режима.

Например, из одной публикации в другую как в России, так и за рубежом переходит ложная информация о том, что во время Первой мировой войны

17

Р. Гесс якобы был адъютантом генерал-майора К. Хаусхофера . Они на самом

деле оба были участниками Первой мировой войны. Но впервые встретились в

Мюнхене после ее окончания. В апреле 1919 г. их познакомил адъютант генерала

18

Хаусхофера М. Хофвебер . Позже Гесс поступил в университет, где профессор Хаусхофер к тому времени уже преподавал географию. А вот с Хофвебером Гесс действительно познакомился на фронте.

Совпадение во взглядах К. Хаусхофера и Р. Гесса, отеческие чувства генерала к своему ученику (через год после знакомства они, несмотря на большую разницу в возрасте, перешли на ты) характеризовали их отношения с самого начала. Но с появлением на политической арене Германии Адольфа Гитлера Рудольф Гесс стал отдавать предпочтение новому кумиру. В то же время Гесс очень дорожил дружбой с Хаусхофером и не хотел прерывать с ним отношений.

Гесс в течение длительного времени делал все для сближения Гитлера и Хаусхофера. Он даже пригласил их в качестве свидетелей на свою свадьбу в январе 1928 г. Но все его попытки ни к чему не привели. Хотя умение разбираться в людях не относилось к числу сильных сторон Карла Хаусхофера, к Гитлеру он с самого начала отнесся настороженно. Тут сказывалась как огромная разница в происхождении и социальном положении, так и отсутствие у Гитлера систематических знаний в каких-либо областях. Фюрер не мог не чувствовать этого, и с подозрением относился к генералу (после войны Хаусхофер сказал на допросе, что Гитлер испытывал к нему определенное недоверие, недоверие недоучки к образованному человеку с научной базой19). В дальнейшем отношение главы НШКГ к германскому фюреру менялось, в зависимости от складывающейся обстановки, в достаточно широком диапазоне - от искреннего восхищения до откровенного разочарования. Но в любом случае утверждения ряда отечественных и зарубежных исследователей о том, что К. Хаусхофер был одним из ближайших советников Гитлера,20 не соответствуют действительности.

Нельзя говорить об отсутствии влияния Хаусхофера и идей немецкой геополитики на Гитлера. Карл Хаусхофер, вспоминая о своих визитах в Ландсберг-скую тюрьму, где Гитлер с Гессом оказались после разгрома Мюнхенского путча в 1923 г., сам не скрывал, что «Политическая география» Ратцеля сыграла важную роль в развитии идей национал-социализма21.

В то же время влияние Хаусхофера на Гитлера в 1924 -1931 гг. не следует переоценивать. Оно носило опосредованный характер - геополитические теории Гитлер воспринимал в интерпретации Гесса. При этом в силу психологических особенностей восприятия Гитлер был не в состоянии длительное время концен-

трироваться на осмыслении теоретических проблем. Гесс вспоминал, что всякий раз, когда он пытался разъяснить Гитлеру сложные геополитические вопросы,

тот быстро утрачивал к ним интерес и переключался на обсуждение совершенно

22

посторонней темы, оставляя своего собеседника в состоянии замешательства .

Тем не менее, фюрер извлекал из геополитических теорий все, что могло послужить оправданием его планов по установлению мирового господства, трансформировал это в броские лозунги, легко воспринимаемые массами.

Подводя итоги развития немецкой школы классической геополитики в период 1919-1931 гг., необходимо отметить, что именно в это время, а не после прихода нацистов к власти, геополитика в Германии попадает в центр общественного внимания, происходит зарождение и становление немецкой школы классической геополитики. Значительно увеличивается число ученых, относящих себя к школе Хаусхофера. Сам Карл Хаусхофер пользуется беспрекословным авторитетом и превращается в глазах не только германского, но и мирового общественного мнения в немецкого геополитика номер один.

В этот период издается подготовленный ведущими представителями НШКГ теоретический труд «Элементы геополитики». Несмотря на сохраняющееся влияние на их взгляды идей социального дарвинизма и географического детерминизма, авторы рассматривают в нем геополитику как науку, изучающую воздействие географического, исторического, социального и других факторов на формирование политической обстановки. Ключевую задачу германской геополитики в тот период времени они видят в выработке научных основ политики, направленной на защиту немецких национальных интересов.

1 См.: Kjellen R. Studier ofver Sveriges politiska granser. Ymer. 1899. S. 283-331.

2 Grabowsky A. Raum als Schicksal. Das Problem der Geopolitik. B. 1933. S. 27.

3 Ebd. S. 34.

4 См., напр.: Филиппов А. Карл Шмитт. Расцвет и катастрофа. Прилож. к кн. «Шмитт К. Политическая теология». М.: КАНОН-пресс-Ц., 2000. С. 266.

5 См.: HiplerB. Hitlers Lehrmeister. St. Ottilien, 1996. S. 20.

6 См., напр.: Grabowsky A. Raum als Schicksal. Das Problem der Geopolitik. B. 1933. S. 21.

7 См.: HarbeckK. H. Die Zeitschrift fur Geopolitik 1924-1944. Kiel. 1963. S. 12-13.

8 См.: Jacobsen H.-A. Karl Haushofer. Leben und Werk. Boppard am Rhein. Bd. I. 1979. S. 645.

9 См.: SprengelR. Kritik der Geopolitik: ein deutscher Diskurs;1914-1944. B.: Akademie Verlag, 1996. S.31-32.

10 HarbeckK. H. Die Zeitschrift fur Geopolitik 1924-1944. Kiel. 1963. S. 27.

11 Ebd. S. 29.

12 Ebd. S. 39.

13 Ebd. S. 42-43.

14 См.: Ebeling F. Geopolitik. Karl Haushofer und seine Raumwissenschaft 1919-1945. B. 1994. S. 190.

15 SprengelR. Kritik der Geopolitik: ein deutscher Diskurs; 1914-1944. B.: Akademie Verlag, 1996. S. 34.

16 См.: Lautensach H. Geopolitik und Staatsburgerliche Bildung// Zeitschrift fur Geopolitik. 1924. S. 469.

11 См., напр.: Laack-Michel U. Albrecht Haushofer und der Nationalsozialismus. Stuttgart: Ernst Klett Verlag, 1914. S. 12.; История второй мировой войны в 12 томах. Т.1. М.: Воениздат, 1913. С. 46.; Тихонравов Ю.В. Геополитика. М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-Синтез», 1998. С. 144.

18 См.: HiplerB. Hitlers Lehrmeister. St. Ottilien, 1996. S. 103.

19 См.: Пэдфилд П. Секретная миссия Рудольфа Гесса. Смоленск: Русич, 1999. С. 41.

20 См., напр.: Hipler B. Hitlers Lehrmeister. St. Ottilien, 1996. S. 214; Сирота Н.М. Геополитика. Краткий курс. СПб.: Питер, 2006. С. 34.

21 Ratzel F. Erdenmacht und Volkerschicksal. Einleitung von K. Haushofer. Stuttgart. 1940. S. XXVI.

22 См.: BirdE.K. Hess. Der «Stellvertreter des Fuhrers». Munchen. 1914. S. 44.