Немецкая школа, классической геополитики (НШКГ) стала первой и наиболее влиятельной национальной научной школой в истории геополитики. Она сформировалась после поражения Германии в Первой мировой войне. Ее основателем был отставной генерал-майор кайзеровской армии Карл Хаусхофер - признанный ученый с мировым именем, человек глубоко эрудированный.

Школа объединила в своих рядах десятки географов, историков, политологов. Поражение Германии в мировой войне побудило их к анализу его причин и выработке рекомендаций для политического руководства страны в целях недопущения подобных национальных катастроф в будущем. Это была задача-минимум. А в целом НШКГ ставила перед собой цель сделать геополитику «географической совестью государства», что означало необходимость формулирования научных основ для проведения политики с учетом объективных географических, исторических и иных условий существования государства.

В своем развитии НШКГ последовательно прошла ряд этапов. К 1931 г. были завершены этапы зарождения школы, а также ее становления и консолидации. Но к этому времени в рамках школы сформировались национальноконсервативное (антифашистское) и профашистское направления. Большая часть ведущих представителей НШКГ - Э. Обст, О. Мауль и Г. Лаутензах - были убежденными противниками фашизма. К концу 1931 г. по решению издателя «Журнала геополитики» (печатного органа школы) и главы профашистского направления Курта Вовинкеля все они утратили места в редакционном совете журнала, в котором сотрудничали практически с первых лет его существования.

Основатель и глава школы Карл Хаусхофер глубоко переживал ее раскол. Но он не считал для себя возможным примкнуть к своим товарищам, покинувшим редакционный совет, и продолжал сотрудничество с К. Вовинкелем.

В 1932 г. начался третий этап в развитии НШКГ, продлившийся до начала Второй мировой войны. Его ключевой тенденцией стало завершение раскола геополитической школы на два направления. Заметным событием, свидетельствовавшим об окончательном изменении в ней соотношения сил, следует назвать создание в 1932 г. Союза геополитики. Союз был организацией, стремившейся к тесному сотрудничеству с фашистским режимом и ставившей своей целью превращение геополитики в составную часть его идеологии.

Активное участие в работе Союза геополитики принимал К. Вовинкель, который фактически руководил этой организацией. В 1937 г. был сформирован Совет Союза геополитики в составе 20 представителей различных государственных

ведомств [1, с. 161], в который вошел и К. Хаусхофер. Но говорить о том, что Союз геополитики был организацией Хаусхофера, как это делают некоторые исследователи [1, с. 162], было бы серьезным преувеличением. Карл Хаусхофер потребовался для придания союзу авторитета. Реального влияния на его работу он практически не оказывал.

В целом же сдвиг вправо в развитии немецкой школы классической геополитики характеризовался укреплением позиций таких ее представителей, как М. Бауман, Й. Фолькерс, М. Хеш, Х. Шеперс, Р. фон Шумахер и ряд других.

С приходом нацистов к власти в январе 1933 г. возник вопрос об их отношениях со школой геополитики. Эти отношения складывались непросто на протяжении всего третьего этапа развития НШКГ. Нацисты были объективно заинтересованы в использовании ее научного потенциала и авторитета. Их вполне устраивали лозунги геополитиков о несправедливом характере Версальского договора и необходимости приобретения нового жизненного пространства для «живущего в стесненных территориальных условиях» немецкого народа. Данные лозунги совпадали с их агрессивными планами и придавали им «научную обоснованность». В то же время их не устраивало прохладное отношение ведущих геополитиков к расовой теории, составлявшей сердцевину фашистской идеологии. Они обвиняли НШКГ в географическом детерминизме, в преувеличении роли географического фактора в ущерб биологическому. Декларируемая НШКГ научная объективность и надпартийный характер также вступали в противоречие с установившимся в фашистской Германии принципом фюрерства. И, наконец, сохранявшая видимость самостоятельности немецкая школа классической геополитики, по мнению нацистского руководства, была в большей степени полезна режиму, чем в случае ее полной идентификации с ним.

В свою очередь, профашистское направление НШКГ, в основном усилиями К. Вовинкеля, значительно укрепившего свой авторитет с приходом к власти НСДАП, стремилось к усилению влияния геополитической школы в государственных и партийных структурах. Наиболее активные усилия в данном направлении предпринимались Вовинкелем в 1933-1936 гг. В этой связи нам представляется не вполне корректной точка зрения одного из крупных специалистов по истории немецкой геополитики - голландца Д. Баккера. Он считал, что с января 1933 г. К. Хаусхофер и его сотрудники стремились к тому, чтобы геополитика стала частью нацистской идеологии [2, Б. 172], т.е. рассматривал НШКГ как единое целое. На самом деле к сотрудничеству с нацистами стремилась поддержи-

вавшая Вовинкеля часть геополитической школы. А Карла Хаусхофера и национально-консервативное направление, наоборот, в целом вполне устраивало относительно самостоятельное положение НШКГ.

Вовинкель понимал, что для достижения поставленной цели должны были быть решены две задачи. Во-первых, он стремился низвести геополитику до уровня органицистской теории государства и в этом виде сделать ее теоретической основой нацистского учения о государстве. Во-вторых, обязательным условием успешного решения первой задачи был разрыв НШКГ с географическим детерминизмом, в котором ее часто упрекали нацисты. Обе эти задачи ему решить не удалось.

Следует отметить, что приход фашистов к власти К. Хаусхофер воспринял сдержанно. Но к весне 1936 г., когда многие из столь ненавистных Хаусхоферу положений Версальского договора усилиями Гитлера перестали существовать, отношение генерала из выжидательной сдержанности трансформировалось в горячее одобрение фашистской внешней политики. В 1936 г. он обратился к читателям «Журнала геополитики» с призывом поддержать фюрера германской нации, возрождавшего Великую Германию: «... бери пример с того, кто мыслит масштабами столетий и прокладывает пути на тысячелетия! Не замыкайся в малых пространствах, ... думай континентами и океанами и иди вслед за фюрером! ... Тому, кто поддерживает фюрера в борьбе за жизненное пространство, требуется не только воодушевление, но также настойчивость и выдержка!»[3, Б. 247].

Таким образом, говоря словами немецкого историка К. Эпштейна, Хаусхо-феру, как и многим другим немцам, поддерживавшим режим и занимавшим при нацистах определенные должности, поначалу казалось, что в общем и целом Гитлер делает для немцев больше хорошего, чем плохого [4, Б. 351]. В «Апологии геополитики», последней статье К. Хаусхофера, в которой подводились итоги развития геополитической школы, глава НШКГ подтвердил это предположение. Хаусхофер отмечал в статье, что до середины октября 1938 г. он предавался заблуждениям, надеясь на мирное развитие событий [5, Б. 644].

Глава НШКГ считал основной задачей объединение всех немцев в рамках Германского государства. Поэтому достигнутое Гитлером к концу 1938 г. (аншлюс Австрии и подписание Мюнхенского соглашения о передаче Германии Судетской области) представлялось ему верхом геополитического искусства. Но Хаусхофер прекрасно понимал, что если Германия, действуя в одиночку, будет и дальше расширять свое жизненное пространство в Европе, это приведет к войне

с ведущими европейскими державами. Он не стал скрывать своего мнения в ходе встречи с Гитлером 8 ноября 1938 г. Реакция Гитлера была вполне предсказуемой - он повернулся к профессору спиной и вышел. У него больше не было никакого желания выслушивать рассуждения женатого на полуеврейке (это обстоятельство вызывало особое раздражение у фюрера) университетского профессора, который в тот момент даже в самых смелых своих мечтах не мог представить себе масштабов задуманного Гитлером. После этой беседы, а тем более после неудачного полета Рудольфа Гесса в Англию в мае 1941 г. фюрер больше не хотел видеть Хаусхофера. Таким образом, это была их последняя личная встреча. После этой встречи, где Хаусхоферу было указано его место и развеяны последние иллюзии относительно степени его влияния в высших эшелонах власти, начался период охлаждения в отношениях главы НШКГ и фашистского режима.

Что касается сына Карла Хаусхофера, Альбрехта, который также пользовался большим влиянием в НШКГ, то по своим взглядам он заметно отличался от отца. В течение третьего этапа развития немецкой школы классической геополитики А. Хаусхофер относился к числу немногих представителей национальноконсервативного направления НШКГ, имевших возможность периодически публиковаться. Совершенно открыто выражать свои мысли он, естественно, не мог. Но анализ его статей и писем в этот период позволяет сделать вывод о том, насколько мучительным для него было сотрудничество с режимом. Он в принципе отвергал средства насилия и агрессии для достижения геополитических целей.

После прихода фашистов к власти деятельность национальноконсервативного направления НШКГ стала носить разрозненный характер. А. Хаусхофер не пытался его возглавить и каким-либо образом противодействовать К. Вовинкелю. Э. Обст и О. Мауль были полностью отстранены от дел и публиковались в журнале крайне редко, и то по второстепенным вопросам. Отличительной особенностью статей членов этого направления было отсутствие упоминаний о гитлеровском режиме.

Наряду с указанными выше геополитиками, противниками фашистского режима в НШКГ были также младший сын К. Хаусхофера Гейнц, Г. Аман, З. Варнек, Э. Замхабер, Г. Фестер. К их числу можно отнести и легендарного советского разведчика Рихарда Зорге. Он был лично знаком с К. Хаусхофером. Перед отъездом в Японию Рихард Зорге, будучи известным журналистом и специалистом по проблемам Дальнего Востока, посетил отставного генерала и предложил ему сотрудничество. Хаусхофер, который был знаком с публикациями своего

гостя, оценил его знание региональных проблем и согласился. Зорге регулярно публиковал в «Журнале геополитики» аналитические статьи с оценкой ситуации в Японии и Манчжурии [6, с. 110]. Издательство К. Вовинкеля планировало опубликовать его монографию по проблемам современной Японии. Монография была почти готова, но ее изданию помешал арест Рихарда Зорге.

Подводя итоги третьего этапа в развитии немецкой школы классической геополитики, следует отметить, что данный этап был отмечен началом активного сотрудничества профашистского направления германской школы геополитики с фашистским режимом. Сотрудничество продолжалось потом на протяжении почти всего четвертого этапа. Взаимодействие с нацизмом во многом перечеркнуло все то положительное, что было наработано НШКГ в 1919-1931 гг.

В те годы многие немцы были введены в заблуждение изощренной пропагандой Геббельса и не знали истинных масштабов преступлений нацистов. Сам Карл Хаусхофер, как отмечала в своем дневнике его жена, получил исчерпывающую информацию об этом только летом 1945 г. и был потрясен услышанным [7, Б. 459]. С другой стороны, заблуждения, допустимые для обычного гражданина, были непростительны для квалифицированных ученых. Ведь Гитлер в принципе не скрывал своих планов - они были изложены в «Майн кампф». Поэтому в случае с профашистским направлением немецкой школы классической геополитики речь шла не о заблуждении, а об осознанной поддержке режима, какими бы ни были мотивы этой поддержки.

Вызывает сожаление позиция, занятая главой школы К. Хаусхофером. Учитывая его связи в высших эшелонах власти, трудно предположить, что он был плохо информирован об истинных планах германского руководства. Далеко не со всеми их намерениями он был согласен. Но отойти от дел, сославшись на возраст, было выше его сил. Для него, как отмечает крупнейший исследователь его жизни и творчества Х.-А. Якобсен, были характерны такие качества, как тщеславие и неравнодушие к различного рода титулам и наградам [7, Б. 450]. Вероятно, руководимый именно этими качествами, он был готов сотрудничать с кем угодно ради сохранения дела своей жизни - германской геополитики.

В то же время следует отметить, что такие видные представители национально-консервативного направления НШКГ, как Э. Обст, О. Мауль и Г. Лаутен-зах, не запятнали себя связями с Третьим рейхом. К ним примкнуло несколько менее известных ученых, упомянутых выше. Особняком в данном ряду стоит фигура Альбрехта Хаусхофера. Он был в оппозиции к системе, находясь внутри

нее. Несмотря на его формальное сотрудничество с режимом, А. Хаусхофер верил в возрождение демократической Германии.

Нацисты воспользовались беспринципностью профашистского направления НШКГ. Они практически полностью контролировали его деятельность и блокировали работу национально-консервативного направления школы. Контроль осуществлялся в первую очередь через Союз геополитики. При этом утверждения о сильном влиянии НШКГ на политическое руководство Третьего рейха не имеют под собой достаточных оснований. Наиболее заметным каналом данного влияния были дружеские контакты К. Хаусхофера с Р. Гессом до мая 1941 г. Но не стоит переоценивать степень воздействия самого Гесса на Гитлера - оно было весьма относительным (а вот влияние фюрера на своего заместителя по партии было поистине безграничным).

В то же время бесспорным является тот факт, что при помощи НШКГ фашистам удалось внедрить в общественное сознание ряд положений, которые, как казалось немецким геополитикам, соответствовали германским национальным интересам того периода (о несправедливости Версальского договора, о необходимости борьбы за расширение жизненного пространства и т.д.). Данные положения были трансформированы нацистами в броские лозунги и использованы ими для оправдания собственных политических целей. Таким образом, объективно НШКГ в лице ее профашистского направления оказывала содействие руководству Третьего рейха.

В ходе четвертого, завершающего, этапа в развитии немецкой школы классической геополитики (1939-1945 гг.) усиливались сформировавшиеся ранее тенденции, которые в конечном счете привели к краху НШКГ и гибели ее главы. На этом этапе была фактически блокирована деятельность национальноконсервативного направления геополитической школы. Относившиеся к нему ученые практически были лишены возможности публиковаться. Основная задача ее профашистского направления заключалась в геополитическом обосновании политики фюрера. Главе немецкой школы классической геополитики Карлу Ха-усхоферу все в меньшей степени удавалось сохранять нейтральную позицию. Он остался единственным редактором и постоянным автором «Журнала геополитики». Фактически Хаусхофер перешел на сторону профашистского направления.

Примечательна судьба одного из наиболее влиятельных представителей НШКГ - Альбрехта Хаусхофера. Несмотря на негативное отношение к гитлеровскому режиму, которое он не скрывал в общении с близкими людьми, ему каза-

лось, что, он все еще располагает возможностями влиять на принятие решений руководством Третьего рейха. В одном из писем своей матери он отмечал: «... с потерпевшего аварию, в некоторых местах объятого пламенем и управляемого глупцами и преступниками корабля не следует прыгать в воду, где можно быстро утонуть. Лучше попытаться выждать, взять пожарный шланг, а может быть, добраться и до штурвала ...» [8, Б. 268].

С началом Второй мировой войны А. Хаусхоферу стало не под силу выполнять свои обязанности в журнале. Его утонченной поэтической натуре (А. Хаусхофер был талантливым поэтом, его «Моабитские сонеты» неоднократно переиздавались в ФРГ - прим. авт.) претила мысль о необходимости геополитического оправдания планируемых фашистским режимом территориальных захватов в Европе - а он был неплохо информирован на этот счет. В отличие от своего отца, который, например, с легкостью обвинил в развязывании Второй мировой войны Великобританию, Альбрехт не мог заставить себя заниматься постоянным оправданием преступной гитлеровской политики. Отказавшись от работы в журнале, он посоветовал К. Вовинкелю поискать вместо себя человека, который не замечал бы собственной лжи [9, Б. 210].

Важной вехой в отношениях К. Хаусхофера и его сына с фашистским режимом стал полет Гесса в Великобританию. В мае 1941 г., сразу после этого полета, Хаусхоферы были задержаны по подозрению в соучастии в его организации и подвергнуты допросу. Карла Хаусхофера выпустили через несколько дней, а Альбрехта - через два месяца. При всем желании никаких серьезных обвинений им так и не смогли предъявить. Но отношения главы НШКГ с властями после этого происшествия были серьезно испорчены.

Начиная с 1941 г. снизился уровень публикаций в «Журнале геополитики». В условиях войны на уничтожение, которую вела Германия против СССР, объективный научный анализ происходящего в публикациях контролируемого цензурой издания был, естественно, невозможен. В этих условиях для немецких геополитиков оставалось три пути. Во-первых, можно было находиться в «молчаливой оппозиции», никак не комментируя происходящее. Этот вариант избрали многие представители национально-консервативного направления НШКГ. Другой вариант состоял в том, чтобы, уйдя от актуальных проблем, углубиться в изучение теории геополитики. Он показался более предпочтительным, например, для Альбрехта Хаусхофера. В годы войны сын основателя НШКГ начал работу над трехтомным теоретическим трудом «Общая политическая география и гео-

политика». Обстоятельства позволили автору завершить работу только над первым томом. Он был опубликован с определенными купюрами в издательстве Во-винкеля в 1944 г. В полном виде, включая параграф, в котором анализировался расовый вопрос, первый том данной работы увидел свет только в 1951 г. И, наконец, третий путь состоял в продолжении сотрудничества с фашистским режимом, что фактически выливалось в научное обслуживание его политических интересов. Такая позиция не противоречила взглядам представителей профашистского направления НШКГ. Что же касается Карла Хаусхофера, который в течение 1941-1944 гг. практически в одиночку редактировал «Журнал геополитики», его сотрудничество с режимом давалось ему крайне тяжело, вплоть до мыслей о возможном самоубийстве. И только переживания за судьбу жены и детей удерживали его в течение некоторого времени от этого шага [10, Б. 185].

Очередным ударом судьбы для Карла Хаусхофера стало расследование заговора в целях покушения на Гитлера 20 июля 1944 г. Его сын Альбрехт был хорошо знаком со многими его участниками и, вероятно, знал об их планах. В течение нескольких месяцев ему удавалось скрываться. Летом 1944 г., не найдя Альбрехта Хаусхофера, гестапо арестовало его отца. Около месяца К. Хаусхо-фер провел в концлагере Дахау, где у него пытались получить информацию по участникам заговора. Хаусхофера-младшего гестапо арестовало только перед Рождеством. Его держали в одной из берлинских тюрем. В ночь с 22 на 23 апреля 1945 г., когда в Берлине уже шли бои, Альбрехта вместе с группой других заключенных расстреляли [8, Б. 272]. Что касается Карла Хаусхофера, то он не поддерживал участников заговора. Убийство главы государства, какую бы политику он ни проводил, было для него неприемлемым. Но гибель сына он, естественно, переживал очень тяжело.

К концу Второй мировой войны имя Карла Хаусхофера получило всемирную известность. А в США интерес к фигуре главы немецкой школы классической геополитики вообще трудно было переоценить. Его имя обросло легендами, зачастую не имевшими отношения к действительности. Его считали доверенным лицом Г итлера, серым кардиналом за спиной диктатора. Хаусхоферу приписывалось руководство Мюнхенским институтом геополитики, в котором около тысячи ученых было занято разработкой планов достижения Германией мирового господства [9, Б. 18]. Информация о якобы основанном в 1924 г. или в 1933 г. Мюнхенском институте геополитики до сих пор встречается в современных публикациях [11, с. 420; 12, с. 17; 13, с. 26]. На самом деле такой институт никогда

не существовал. У самого Хаусхофера в здании Мюнхенского университета был только рабочий кабинет. Даже профессорского жалованья в университете ему было не положено, т.к. он получал пенсию ветерана войны [7, Б. 640].

Поражение Германии во Второй мировой войне Карл Хаусхофер воспринял как личную трагедию. Не были достигнуты цели, которые он как глава немецкой геополитической школы ставил после окончания Первой мировой войны перед новым направлением в науке. Геополитика не смогла стать «географической совестью государства». В рамках НШКГ не удалось достичь единства взглядов по принципиальным вопросам. Значительная часть ученых фактически пошла на сотрудничество с фашистским режимом. При этом вместо анализа политической обстановки и выработки практических рекомендаций государственному руководству по реализации национальных интересов Германии профашистское направление в НШКГ опустилось до комментирования и разъяснения агрессивной политики фюрера. Таким образом, де-факто молодая наука отошла от первоначально заявленных принципов объективности и надпартийности. Ее влияние на руководство рейха было незначительным, что в совокупности с отсутствием четкой концепции понимания национальных интересов Германии привело к тому, что немецкая геополитика не смогла воспрепятствовать второй катастрофе, пережитой немцами в течение полувека.

10 марта 1946 г. Карл Хаусхофер и его жена покончили с собой. Поводом для совершения самоубийства стал вызов в Нюрнбергский трибунал для дачи показаний. Причины же, естественно, носили более глубокий характер. Германия, патриотом которой был Хаусхофер, в очередной раз была разгромлена и унижена. Г еополитика, которой была посвящена вся жизнь ученого, не оправдала возлагавшихся на нее надежд, и, по большому счету, в тот момент была больше никому не нужна. Сын Альбрехт, способностями которого Карл Хаусхофер восхищался, погиб в застенках гестапо. Таким образом, практически все, что ему было дорого, К. Хаусхофер потерял, а впереди его ожидали обвинения в сотрудничестве с нацистами и, возможно, тюремное заключение. В этой ситуации основатель НШКГ предпочел добровольно уйти из жизни.

Его самоубийство стало символическим завершением заключительного этапа развития немецкой школы классической геополитики. Пойдя на тесное сотрудничество с фашистским режимом в 1939-1945 гг., германская геополитика де-факто также совершила самоубийство. Работа профашистского направления НШКГ стала ассоциироваться с деятельностью всей школы. Фамилия Хаусхофе-

ра и само понятие классической германской геополитики для многих в Германии и за рубежом стали синонимами разработки агрессивных планов по достижению мирового господства.