УДК 316.42

Э.Г. Ноское, С.В. Турусин*

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ И ГЛОБАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО:

НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И ПРОБЛЕМЫ

В статье акцентируется внимание на современных проблемах национального суверенитета, порожденных процессом глобализации. Особое внимание уделяется осмыслению общественно-политических последствий процесса глобализации.

Ключевые слова: суверенитет, глобализация, власть.

Влияние современных информационных технологий на политические и идеологические процессы, на сам механизм реализации власти породил новые, специфические именно для современного мира проблемы. Последние весьма многообразны и еще не в полной мере изучены. Среди них можно выделить два наиболее важных вопроса: (1) существенно изменившуюся структуру глобального информационного обмена и (2) взаимосвязь новых информационных технологий с основополагающими идеями демократии. Попробуем рассмотреть эти вопросы подробнее.

Ни для кого не является секретом, что информационная политика, проводимая с использованием современных технических средств, оказывает стандартизирующее воздействие на массовое сознание, ориентирует его на конкретный набор политико-идеологических и повседневных ценностей, в ряде случаев весьма далеких от традиционных национальных интересов. В силу этих обстоятельств в содержании понятия «национальный суверенитет» важное место занимает информационный компонент. Вовсе не случайным в этой связи является пристальное внимание экспертных кругов к проблеме «информационного империализма» или «информационного колониализма». Опасность последних вполне реальна, причем не только по отношению странам, слабо развитым в научно-технологическом плане, но и применительно ко многим достаточно развитым государствам, обладающим мощными средствами информации. В этих условиях существенно усложняется, приобретая новые аспекты, задача поддержки и защиты собственных культурных и моральных ценностей, передачи их новым поколениям наряду с максимально полной и достоверной информацией о важнейших событиях, проблемах и тенденциях развития в сопредельных государствах.

Вполне естественно, что решение этой задачи достижимо лишь при условии проведения реали-

стичной информационной политики, в отношении которой позиции властных структур и независимых экспертов нередко варьируются в широком диапазоне — от обоснования необходимости полной информационной открытости до жесткого государственного контроля. В то же время следует отдавать себе отчет в том, что в условиях массированного распространения современных информационных технологий административные способы защиты тех или иных ценностей становятся все менее эффективными, а нередко и вовсе невозможными. Поэтому международное сообщество во все большей степени озабочено выработкой основных принципов регулирования информационно-культурного обмена. Среди них можно назвать, в частности, запрет на разглашение сведений, представляющих военную и государственную тайну, порочащих честь и достоинство граждан, хотя, конечно, многое в этом плане определяется национальным законодательством. Само конкретное истолкование и законодательное оформление этих принципов еще содержит немало спорных моментов, связанных со своеобразием исторического развития, культуры и менталитета различных народов. Подход к решению этих проблем основан на широко распространенном убеждении, что форма и содержание радио-, телевизионного и интернет-вещания представляет важный компонент государственного суверенитета. Однако доминирующая тенденция такова, что в связи с развитием спутникового вещания и становлением системы глобального телевидения интерпретация понятия «информационный суверенитет» будет становиться все более «мягкой» за счет признания прав граждан на свободу выбора программ.

Отметим, что все большее место в трансграничных потоках информации занимают данные для компьютерных систем. К ним, в частности, относятся оперативные сообщения, необходимые для принятия решений или выполнения админист-

* © Носков Э.Г., Турусин С.В., 2013

Носков Эдуард Геннадьевич (edik1010@mail.ru), кафедра философии и истории Самарского государственного архитектурно-строительного университета, 443001, Российская Федерация, г. Самара, ул. Молодогвардейская, 194.

Турусин Сергей Васильевич (sv-turusin@yandex.ru), кафедра социально-гуманитарных наук Самарского института открытого образования, 443020, Российская Федерация, г. Самара, ул. Галактионовская, 7.

ративных функций филиалами транснациональных корпораций; финансовые материалы, представляющие собой сведения о кредитах, задолженностях, платежах и т. п.; личные данные, включая сведения о кредитоспособности, здоровье, квалификации и т. д.; разнообразные научно-технические и библиографические данные, метео- и экологическая информация и т. п.

Вполне естественно, что основная часть трансграничного потока данных приходится на США, страны Западной Европы и Японию. Россия в этом плане, как, впрочем, и многие другие государства, представлена пока недостаточно. Многие технологически менее развитые страны вынуждены хранить и получать жизненно важную для себя информацию из внешних банков данных и компьютерных сетей. В этой связи неожиданное прекращение трафика из-за технических или иных причин может оказать негативное воздействие на ту или иную страну — потребителя информации. Иными словами, имеются основания говорить о возникновении нового типа информационно-технологической зависимости. В то же время различные меры по защите национального информационного суверенитета, оправданные, казалось бы, с точки зрения соответствующих властных структур, нередко снижают эффективность функционирования и рост целых отраслей промышленности, банковского дела, торговли, в решающей степени зависящих от современных информационных технологий.

Помимо вышесказанного национальному суверенитету угрожают информационные потоки, обслуживающие деятельность транснациональных корпораций. В частности, ряд исследований свидетельствуют, что государство уже в значительной степени не контролирует международный поток платежей и кредитов, распределяемых через специальные коммуникационные сети (см. подр.: [1, с. 22—29]). Вообще сам факт появления и повсеместное распространение в последние годы «электронных денег» следует признать важнейшим технологическим результатом процесса информатизации общества. Более того, имеются основания заключить, что это не просто очередное технологическое новшество. В условиях, когда «электронные деньги» свободно пересекают национальные границы, все более проблематичной становится задача проведения последовательной финансовой политики тем или иным национальным правительством. Поскольку процесс принятия решений в экономической, финансовой и прочих отраслях хозяйства постепенно смещается с национального на международный уровень, существенную часть внутренних проблем приходится решать с учетом внешних по отношению к данной стране факторов.

Обилие самой разнообразной информации, быстрота доступа к ней создают, казалось бы, но-

вые благоприятные возможности для развития демократии. Как отмечают современные исследователи А. Абрамсон и Дж. Артертон, «теоретически компьютер является мощным средством уравнивания возможностей граждан в отношении информации. Любая информация сегодня доступна среднему гражданину. Однако на практике компьютер способствует расширению информационного разрыва между различными социальными классами» [2, с. 60]. Здесь имеется в виду как все еще не полная обеспеченность семей современными компьютерами, так и существенное различие в качестве компьютерной грамотности.

Современная демократия, как известно, предполагает не только возможность доступа к максимально разнообразной информации, но и достаточно высокий уровень образования и политической культуры, которые позволили бы адекватно воспринимать и оценивать ее, принимать на этой основе самостоятельные решения, в том числе осуществлять ответственный политический выбор. При этом для нормального функционирования общества особое значение приобретает наличие эффективных прямых и обратных информационных связей, а также развитие современных компьютерных и коммуникационных технологий, которые предоставляют в этом плане новые возможности. Так, при любой политической реформе, в особенности когда политические и социальные процессы чрезвычайно динамичны и во многом непредсказуемы, принципиальное значение приобретает информационная открытость в деятельности государственных органов, информированность населения об основаниях и конкретных механизмах принимаемых властью решений, ходе их практической реализации. Хотя, конечно, решение поставленных задач зависит в первую очередь от политических и правовых факторов, все более существенную роль в этом процессе играют сугубо технологические составляющие.

Примеров, подтверждающих этот тезис, можно привести много. Ограничимся тривиальным суждением, что повсеместное распространение персональных ЭВМ, подключенных к компьютерным сетям массового пользования, позволяет достичь качественно нового уровня осведомленности граждан, открытости функционирования различных властных структур. Благодаря этому радикально расширяются возможности самостоятельного и активного поиска интересующей человека социальной информации. Как известно, вплоть до настоящего времени основным способом получения такого рода информации являются письма, запросы, встречи с должностными лицами и т. д. Создание компьютерных банков данных общего пользования, содержащих сведения о деятельности различных властных структур, позволяет гражданам автономно получать необходимую инфор-

мацию и индивидуально определять свое отношение к эффективности этой деятельности. Подобные информационные системы технически возможны и уже реализованы, в том числе и в России. Особенное продвижение эта тема получила в связи с формированием так называемого «открытого правительства». С помощью этого сервиса становится возможным осуществлять рейтинги-рование предоставляемых государственными или муниципальными органами услуг, проводить моментальные опросы, голосования (референдумы) по конкретным социально-экономическим и политическим проблемам и т. п. Как видим, создаются в существенной степени новые возможности для развития прямой демократии.

Вместе с тем было бы наивно не видеть и обратную сторону медали: выигрыш в скорости обработки информации приводит к быстрым колебаниям общественного мнения, его нестабильности, поскольку люди в большей степени ориентированы на быстрое выражение собственного отношения к тем или иным проблемам, а не на организацию всестороннего обсуждения, учет различных точек зрения и т. п. Тем не менее есть основания утверждать, что электронные средства информации создают больше предпосылок для реализации прав граждан на участие в общественнополитической жизни.

Среди специалистов сегодня также активно дискутируется вопрос о соотношении бюрократических и информационных типов организации общественной жизни. При этом ряд исследователей считают, что названные типы несовместимы. Другие же, среди которых, к примеру, один из влиятельных аналитиков Дж. Гэлбрейт, доказывают, что бюрократия успешно сохраняет и даже усиливает свое влияние в обществе, все больше использующем информационные технологии. По мнению названного выше эксперта, «возможно, наихудшим злом, которое может исходить от компьютеров, является их способность многократно усиливать мощь бюрократии» [3, с. 277]. Речь идет, в частности, о том, что неэффективные, сугубо бюрократическим образом вырабатываемые политические и социально-экономические решения представляются общественному мнению как раз в качестве эффективных и оптимальных, поскольку при их создании широко применялись современные средства обработки информации.

Однако такой аргумент не представляется бесспорным. Можно было бы привести пример России, где использование названных средств не особо повлияло на бюрократические, чисто административные методы деятельности аппарата управления, сложившиеся еще в прошлый период истории. Скорее наоборот, возможности информационных систем позволили существенно расширить утверждаемые свыше, там же рассчитываемые и

теми же структурами контролируемые показатели, усиливая тем самым иллюзию точной планируемое™ и «научного управления» чуть ли не всеми сторонами общественной жизни в условиях существенного отчуждения граждан от процедур выработки и принятия решений (см. подр.: [4, с. 272-288]).

Глубокое исследование воздействия информационных технологий на механизмы политической власти содержится в упомянутой выше работе О. Тоффлера. Современный исследователь обращает внимание, в частности, на роль «фактов», которые используют в своей деятельности политики. Казалось бы, современные системы обработки и хранения информации дают возможность оперировать значительно более богатым и точным набором фактов, чем в докомпьютерную эпоху. Однако это утверждение является истинным лишь отчасти, поскольку та информация, которая в итоге оказывается доступной политикам, чаще всего является результатом сложного взаимодействия алгоритмического и программного обеспечения с массивами первичных данных, что самими политиками обычно не осознается (см. подр.: [1, с. 80-85]). В итоге, по мнению известного футуролога, «политическая информация достигает лицо, принимающее решения, лишь пройдя через лабиринт вносящих искажения зеркал» [ 1, с. 84]. Нетрудно обратить внимание, что в данном высказывании намечена реальная проблема, с которой сталкивается современное общество в его сложных и неоднозначных отношениях с институтом власти. С одной стороны, эффективная деятельность в политике, сферах управления, бизнеса и т. п. требует анализа и оценки растущего в геометрической прогрессии объема данных, что, собственно, и делается с помощью информационных технологий. С другой - для политика или бизнесмена, «погруженного» в эти данные, весьма трудной задачей становится независимая проверка и оценка получаемой информации. В силу этих обстоятельств они просто вынуждены принимать ее за истинную. Возникает парадоксальная ситуация: обилие информации сопровождается все более растущим отчуждением от нее человека, принимающего на ее основе социально значимые решения.

Библиографический список

1. Тоффлер Э. Третья волна. М.: ACT, 1999. 781 с.

2. Технология власти (философско-политический анализ) / под ред. В.И. Спиридонова. М.: ИФ РАН, 2005. 163 с.

3. Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. М.: ACT: Транзиткнига, 2004. 602 с.

4. Носков Э.Г. Онтология власти: сущность, специфика функционирования и воспроизводства. Самара: Изд-во СГАСУ, 2008. 320 с.

E.G. Noskov, S.V. Turusin*

NATIONAL SOVEREIGNTY AND GLOBAL SOCIETY:

NEW CHALLENGES AND PROBLEMS

The paper focuses on the modern problems of national sovereignty, the result ofglobalization process. Special attention is paid to the understanding of social and political consequences of the process of globalization.

Key words, sovereignty, globalization, power.

* Noskov Edward Gennadievich (edik1010@mail.ru), the Dept. of Philosophy and History, Samara State University of Architecture and Civil Engineering, Samara, 443001, Russian Federation.

Turusin Sergey Vasilievich (sv-turusin@yandex.ru), the Dept. of Social and Humanitarian Sciences, Samara Institute of Opened Education, Samara, 443020, Russian Federation.