И.А. Бронников

МЕТАМОРФОЗЫ

ГРАЖДАНСКОГО

ОБЩЕСТВА

Аннотация:

В статье рассматривается трансформация гражданского общества за последние 10 лет в России. Анализируются перспективы функционирования гражданского общества в век информации. Особое внимание уделяется становлению института электронного гражданского общества. Показано, что электронное гражданское общества не вводится законом, оно формируется спонтанно по мере становления сетевых отношений между государством и обществом, а также в связи с общей виртуализацией политики. В статье представлена гипотеза о том, что электронное гражданское общество, возможно, станет основанием для информационного общества. В статье выявлено, что трансформация гражданского общества приведёт к качественным изменения в политической жизни России.

Ключевые слова:

гражданское общество, электронное гражданское общество, интернет-

технологии, виртуальные сообщества, сетевые коммуникации.

I.A. Bronnikov

CIVIL

SOCIETY

SHIFT

Abstract:

In article transformation of civil society over the last 10 years in Russia is considered. Analyzes the perspectives of functioning of the civil society in the information age. The special attention is given to formation of institute of electronic civil society. It is shown that electronic civil societies it is not entered by the law, it is formed spontaneously in process of formation of the network relations between the state and society, and also in connection with the general virtualization of policy. In article the hypothesis that electronic civil society, probably, becomes the basis for information society is presented. In article it is revealed that transformation of civil society will give to qualitative changes in a political history of Russia.

Key words:

civil society, electronic civil society, internet technologies, virtual community, network communications.

Сегодня у нас в России тема гражданского общества является ключевой в проблеме функционирования системы «власть-общество». Исследовательский интерес к этому вопросу во многом объясняется хаотичностью и кризисным состоянием отношений между управляющими и управляемыми. Особенно это проявляется в последние годы. В этой связи, как справедливо отмечает В.И. Бурен-ко: «Удовлетворительных путей решения вопроса взаимодействия общества и власти ни в российской политической теории, ни в российской политической практике к началу XXI века так и не найдено» [10, с. 5].

Процесс формирования институтов гражданского общества, а, во многом, и институтов электронного гражданского общества, вызванных глубинными трансформациями и глобализационными течениями современной политической дейст-

вительности, обусловлен акцентируемой наукой нетрадиционной спецификой политических реалий.

Виртуализация политики, глобализация, формирование мирового политического пространства, обусловленные становлением информационного общества, создали предпосылки для переосмысления роли гражданского общества в политическом процессе.

Это свидетельствует о том, что сегодня мы наблюдаем метаморфозы гражданского общества.

Известно, что понятие «гражданское общество» формировалось как противовес вмешательству государства в общественную жизнь и произволу властей в условиях развития социально-экономических отношений. О трудностях становления гражданского общества свидетельствует как исторические факты, так и богатое наследие концепций и подходов к данной проблеме.

Гражданское общество невозможно просто провозгласить... оно исторически складывалось на почве гуманистических идей эпохи Возрождения, давших толчок становлению раннего капитализма. Это, во-первых, экономические свободы, разнообразие форм собственности и рынок; во-вторых, безусловное признание и защита естественных прав человека и гражданина, равенство всех перед законом; в-третьих, построение правового государства, принцип разделения ветвей власти, невмешательство государства в частную жизнь людей [18, с. 3].

Более того, гражданское общество - это не общество граждан (политических субъектов), а напротив, сообщество частных (неполитических) лиц - носителей частных целей и интересов. Сообщество же граждан - это политическое сообщество, т.е. государство (политическое государство) в его отличии от общества (гражданского общества)» [28, с. 278].

Гражданское общество проявляется как система индивидуальных и общественных отношений, которая функционирует на демократических принципах.

Демократическая система по тому и называется демократической, что она характеризуется преимущественно, функционированием институтов и инфраструктуры гражданского общества в правовом государстве. «Идеальная демократическая система призвана трансформировать возможность самоорганизации гражданского общества в возможность его самоуправляемости... Само существование правового государства оправдано лишь в той мере, в которой оно гарантирует свободное развитие гражданского общества» [19, с. 23-25].

В общественно-политической деятельности социума гражданское общество олицетворяется в трёх фундаментальных формах: Во-первых, свободная деятельность граждан (социально-политическая, экономическая, трудовая и т.д.); Во-вторых, добровольные ассоциации индивидов с целью контроля принимаемых властью решений, следствием чего является более открытая политическая система; в-третьих, негосударственные общественные объединения с целью отстаивания своих конституционных прав, а также направленные на удовлетворение запросов и интересов членов сообщества.

Система гражданского общества отличается развитой структурой. В эту систему входят следующие структурные части: 1) гуманитарный (свободные индивиды); 2) социальный (социальное деление общества на социальные группы, слои, классы); 3) экономический (экономический строй общества - формы и отношения собственности, производства, обмена, потребления и т.д.); 4) духовный (наука, образование, культура, религия и т.д.); 5) информационный (средства и формы информации, общественное мнение и т.д.); 6) территориально-

управленческий (местное самоуправление); 7) организационный (разнообразные формы общественных и групповых объединений) [28, с. 285-286].

Отметим как сложившийся факт, что немаловажную роль в развитии гражданского общества играют средства коммуникации, причем начиная с эпохи Возрождения вплоть до конца ХХ в. главными средствами гражданского общества были публичные выступления, слухи и печатные СМИ, а в XXI в. основным средством становится Интернет.

Надо сказать, что в России этот процесс протекает в условиях, отличающихся от стран с развитой демократией. Это отчасти объясняется менталитетом русского народа, традиционализмом и консерватизмом, разделяемыми как частью российского элиты, так и большинством населения. Институты государственной власти существенно влияют на менталитет. Поэтому всегда существует опасность подавления инициативы «снизу» [37, с. 151]. Это, в свою очередь, требует свободных и беспрепятственных потоков информации, а также политической активности акторов.

Традиционная деятельность частных лиц, профсоюзов и сообществ в век информации теряет свою значимость и эффективность. Формируется новая модель гражданского общества, которая ориентирована на сетевую активность пользователей. Именно пользователь становится центральным элементом гражданского общества. В этой связи целесообразно говорить об электронном гражданском обществе.

Опираясь на деятельность политических акторов, идеи и принципы гражданского общества привносятся в Интернет. В дальнейшем эти принципы подвергаются трансформации и последующей адаптации к онлайн области, и, как следствие, формируется электронное гражданское общество.

Конечно, переход от традиционного гражданского общества к электронному осуществляется планомерно, с постепенным изменением социальной идентичности человека, его приспособлению к новой среде. Так, в качестве переходных элементов отметим реальную деятельность общественных организаций, широко освещаемых в Сети (к примеру, основные акции эстонской правозащитной организации -Центр информации по правам человека - широко освещаются блогерами).

В результате онлайн деятельности пользователи регулируют на добровольной основе как индивидуальные, так и общественные интересы, проблемы и потребности. Электронное гражданское общество способно значительно упростить и удешевить взаимодействие большого числа граждан. При этом действие про-

странственных и временных факторов минимизируется, а инклюзивность, напротив, становится более выраженной.

Электронное гражданское сообщество формируется с определенной целью. Целью могут выступать: гражданские инициативы, группы по интересам, лоббистская деятельность, развлечения, хобби и т.д. В любом случае сообщество граждан в Сети, объединенных одной целью, располагает большими возможностями для ее осуществления. Конкретные шаги для достижения заявленных ориентиров раскрывают инициативы масс, и электронное гражданское общество, как носитель человеческого потенциала, способно влиять на управленческие решения.

Итак, инициативы масс снизу имеют целевой характер, который включает в себя две составляющие: реалистичность цели и критерии достижимости данной цели. Реалистичность предполагает вероятную способность инициативной группы пользователей добиться заявленной цели, а критерий достижимости устанавливается с помощью признаков, когда цель инициативной группы достигнута, либо существует потенциальная возможность ее реализации.

Таким образом, электронное гражданское общество [11, с. 47] - это совокупность и система негосударственных общественных связей, институтов и пользователей, действующих в виртуальном пространстве на принципах самоорганизации и самоуправления.

Рассматривая субъектов традиционного гражданского общества, авторы выделяют гражданина с его гражданскими правами и гражданские (не политические и не государственные) организации: ассоциации, объединения, общественные движения и гражданские институты (З.Т. Голенкова), общественность (Ю. Хабермас) [26, с. 136]. В первой главе мы отмечали, что интернет-технологии инициируют появление новых акторов (субъектов). Так, применительно к электронному гражданскому обществу, наиболее востребованными акторами являются «строго онлайновые» и «онлайновые» [30], т.к. именно на их деятельность приходится основная сетевая активность. На основе деятельности таких «сетевых редакторов» формируется информационное поле, информационная повестка дня.

Проявление социально значимых и политических качеств акторов электронного гражданского общества компонуется из трёх основных элементов. Во-первых, сетевые сообщества, нацеленные на решение глобальных проблем и вопросов демократического характера, как на местном, так и на мировом уровнях («WikiLeaks»). Во-вторых, конкретные узкоспециализированные интернет-ресурсы, выражающие определенные задачи и принципы гражданского общества (Международное движение за ликвидацию противопехотных мин). В-третьих, качественно новое информационное наполнение виртуального пространства (сайты научных сообществ, блоги политологов). Последнее, в свою очередь, стало возможным благодаря инициативной деятельности общественных и политических деятелей в Интернете.

Эти виртуальные площадки и составляют структуру электронного гражданского общества.

Общепризнанными функциями гражданского общества являются: обеспечение защиты частной сферы гражданина от государственных институтов; организация условий для формирования социально активного человека; создание систем и механизмов общественного самоуправления; контроля властноуправленческого процесса; стабилизирующей (создание прочных общественных структур).

Однако нам важно рассмотреть функции электронного гражданского общества (прямо или косвенно реализуемые с помощью интернет-технологий):

1) создание определенных условий для формирования и расширения сферы активности индивида в виртуальной среде, а затем и в оффлайне; 2) контроль государственной деятельности; 3) влияние на властные структуры с целью динамичного функционирования демократических принципов и норм; 4) распространение социально-политических практик по Сети; 5) формирование политического плюрализма; 6) селекция и отбор информации, затрагивающей функционирование индивидуальной деятельности.

Реализация данных функций способствует не только активной деятельности пользователей в Сети, но и переносу идей и принципов гражданского общества в реальную жизнь, что, в свою очередь, влечёт за собой «взросление» общества.

Как отмечает О.В. Грубин: «В условиях ограничения доступа к независимым каналам массовой коммуникации (СМИ), Интернет может стать инструментом самоорганизации граждан и реализации их гражданского участия (сайты обманутых дольщиков жилищного строительства; сайт, посвященный пожару в административном здании в городе Владивостоке и т.д.) [20, с. 402].

Итак, Интернет является серьёзным фактором активизации гражданского общества, развития социально-политической сферы общества, гражданского и политического участий пользователей.

Заметим, что организация экономического сотрудничества и развития (сокр. ОЭСР, англ. Organization for Economic Co-operation and Development, OECD) в своем докладе предлагает модель гражданского участия, состоящую из трех уровней в зависимости от степени включенности гражданина [4]:

- Информирование: односторонние отношения, при которых правительство формирует и поставляет гражданам информацию.

- Консультации: двусторонняя коммуникация, при которой граждане обеспечивают обратную связь для своего правительства.

- Активное участие: отношения, основанные на партнерстве, при которых граждане активно вовлекаются в процессы разработки и принятия решений.

Использование Интернета с целью реализации инициатив пользователей широко проявляется, как правило, только на уровне «активного участия». Такой

подход расширяет сферу деятельности граждан, допускает их к участию в политической дискуссии.

По нашему мнению, активизация гражданского общества в Сети происходит в двух направлениях. Во-первых, с точки зрения инициативы сверху. К данному виду активности относится «электронная демократия», а также такие формы участия, как «электронное участие» и «электронное управление». Принципиальным отличием этого вида активности, как уже отмечалось, является тот факт, что каналы взаимодействия созданы и контролируются самим государством, т.е. граждане принимают существующие правила и действуют согласно заложенному властью плану. И, во-вторых, с точки зрения инициативы снизу (Grassroots). Это «истинные» движения граждан с целью выражения своих прав, требований, интересов и мнений. В контексте метаморфоз гражданского общества, мы будем рассматривать данные направления, осуществляемые посредством интернет-технологий.

Для начала разберём роль государства в активизации гражданского общества в Интернете. Термин «электронная демократия» впервые появился в США и Великобритании и обозначает возможность приобщения граждан к более активному участию в делах общества посредством использования компьютеров и сетей телекоммуникации [2, p. XII]. Западные авторы, определяют электронную демократию, как «использование интернет-технологий правительством, политическими партиями и группами защиты интересов населения для того, чтобы предоставить информацию, обеспечить коммуникации, предоставить услуги или повысить возможности для участия, что позволяет осуществлять более плодотворные обсуждения среди граждан» [1].

По мнению С.В. Бондаренко электронная демократия - это использование методов и инструментов прямой демократии пользователями телекоммуникационных сетей в процессе взаимодействия с органами государственной (муниципальной) власти и управления, а также внутри виртуальных сетевых сообществ [9, с. 165].

Соглашаясь с этой дефиницией, отметим, что, по сути, электронная демократия представляет собой особую форму политического участия граждан, основанную на использовании Интернет-технологий. Отличительной особенностью данного вида участия является то, что окончательное решение в том или ином вопросе остается за властными структурами.

В этом отношении площадки электронной демократия необходимо рассматривать в контексте применения информационно-коммуникационных технологий и стратегий по вопросам, затрагивающим широкий круг интересов общества в рамках политических процессов управления государством.

В.И. Дрожжинов и А.А. Штрик разрабатывая интегрированную модель электронной демократии, выделяют четыре основные технологии: онлайновая информация и коммуникация; онлайновые услуги; онлайновое участие граждан в деятельности органов власти разных уровней; экономическое обеспечение электронной демократии [21]. К основным технологиям циркуляции информации в

режиме онлайн можно отнести: электронную почту, сайты, онлайновые дискуссии, социальные сети и т.д.

Также существуют определенные опасности и барьеры на пути становления электронной демократии: технологическая гибкость (появление множества системно-аппаратных платформ, используемых для предоставления услуг, доставки информации и для поддержки участия граждан); доступ и цифровое расслоение (проблема цифрового неравенства); сохранение секретности и безопасность (Отсутствие достаточной защиты данных в сфере использования информационных технологий); высокая сложность инструментов (Инструменты требуют использования программного обеспечения и Интернета); низкая пропускная способность (Если люди не могут получить информацию быстро, соответственно, она не будет использована в нужное время); лень [21].

Тем самым становление «электронной демократии» напрямую зависит от степени участия граждан и количества таких граждан во властно-управленческом процессе, от их желания и способности перейти к прямой демократии.

Особенности Интернет позволяют публиковать и получать онлайновую информацию, как от другого пользователя, так и от политической партии, государственных структур. Благодаря этому пользователи могут осуществлять контролирующую функцию над деятельностью правительств своих стран.

Однако развитие электронной демократии следует сравнительно предсказуемой модели: сначала происходит односторонняя коммуникация, целью которой является простое информирование общественности, затем наблюдается консультационная составляющая, связанная с предоставлением услуг, и только после этого может начаться полноценное функционирование электронной демократии на уровне «активного участия».

Приведем только один пример таких процессов. Власти Исландии в 2011 г. решили использовать для создания новой конституции краудсорсинг - привлечь к составлению документов весь народ. Обсуждение новой конституции осуществлялось очень активно на странице в социальной сети Facebook. Исландский опыт первый, но за ним последуют многочисленные инициативы на местном уровне [9, с. 167].

Теперь проанализируем использования интернет-технологий гражданами и их сообществами. Благодаря развитой системе виртуальных сообществ и социальных сетей идеи гражданского общества активно пропагандируются пользователями Интернета среди своих единомышленников и заинтересованных индивидов.

Анализ активизации электронного гражданского общества в парадигме Grassroots позволяет говорить о четырех направлениях интернет-ресурсов:

1. Предоставляющих достоверную информацию о деятельности государственных аппаратов;

2. Созданных с целью помощи в компенсации недостатков социального обеспечения различных групп общества;

3. Направленных на борьбу с коррупцией с использованием потенциала информационно-коммуникационных технологий (ИКТ);

4. Имеющие своей целью фандрайзинг, т.е. сбор денежных средств нуждающимся людям с использованием интернет-технологий.

Для анализа функционирования электронного гражданского общества наиболее востребованы первая и третья компоненты.

Отметим, что фандрайзинг явление относительно новое, постепенно набирающее потенциальную силу. Однако уже сегодня можно констатировать, что сбор пожертвований, к примеру, на политические кампании , создания проектов в Сети, помощь нуждающимся и т.д. являются не новыми в Интернете.

Благодаря повсеместному применению новых ИКТ широко реализуется контролирующая функция электронного гражданского общества. А информационное воздействие на отдельного индивида непосредственно влияет на активизацию политического диспута общества с властью. Для примера приведем антиправительственные манифестации в январе 2011 года в Египте, в которых Интернет сыграл едва ли не ключевую роль. Одним из координаторов выступлений был Ваиль Гоним, возглавляющий департамент маркетинга Google на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Гоним сообщил, что именно он был создателем и модератором сообществ в сетях Facebook и Twitter, которые использовались для координации действий противников режима Хосни Мубарака. Власти Египта одними из первых осознали роль социальных сетей и Ваиля Гонима в организации протестов. Доступ к Twitter был закрыт уже утром 26 января, а еще через два дня в стране был полностью отключен Интернет. Но было уже поздно [8, с. 8]. Информация, распространившаяся посредством сети Интернет, мгновенно активизировала оппозиционные силы Египта, что вылилось в их открытое противостояние с существующим политическим режимом Хосни Мубарака.

Одним из самых масштабных интернет-проектов является WikiLeaks: публикация в Сети материалов неофициальной дипломатической переписки с целью ознакомления и контроля с ними широкой общественности. И здесь необходимо остановиться подробнее.

В 2006 году, когда несколько политических активистов решили создать свободную организацию под названием WikiLeaks, главная цель которой - защита тех, кто готов поделиться с миром ценной политической информацией. Сайт WikiLeaks построен вокруг идеи Джулиана Ассанжа, о том, что любое нелегитимное правление построено на заговоре. Разрушая тайные каналы коммуникации, т.е. публикуя утечки, можно бороться с заговорами - и значит, со злоупотреблениями властей [7]. После публикации 29 ноября 2010 года секретных депеш американских дипломатов, начался один из самых главных скандалов десятилетия, названный «Кейблгейт», по аналогии со знаменитым «Уотергейтом», уничтожившим карьеру президента Ричарда Никсона [13, с. 7].

Вначале отметим, что нам удалось выделить три подхода на само возникновение феномена WikiLeaks:

1) как на четко организованную заинтересованными группами акцию. Так, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов полагает, что акция, реализованная через WikiLeaks - это попытка ряда транснациональных сообществ и, в первую очередь, международных финансовых корпораций принизить роль государств в существующем мироустройстве, нивелировать их статус до полной подконтрольности [34, с. 42];

2) как на глобальный выброс «полуфальшивой» информации. Бывший советник Шарля де Голля считает, что «слив» WikiLeaks «это не фальшивые новости, а полуправда, в которой не разберешься, где кончается стопроцентная истина и где начинается ложь» [34, с. 44];

3) как на активизацию идей гражданского общества в сети Интернет. Согласно данным Левада-Центра, скорее положительно к деятельности WikiLeaks относятся 43% респондентов, еще 20% целиком положительно [35]. Таким образом, из числа тех опрошенных, кто знает о публикации секретных документов на сайте, большинство относятся к этому факту положительно

Наибольший общественный интерес во всем мире вызвала поэтапная публикация WikiLeaks 251 288 дипломатических депеш Государственного департамента и посольств США по всему миру, охватывающих период с 1966 по 2010 год [5, с. 8]. Одновременно, крупнейшие мировые СМИ также начали воспроизводить данные материалы на страницах своих изданий: «The New York Times», «El Pais», «Le Monde», «The Guardian», среди российских изданий можно отметить интернет-издание «Русский репортер» и газету «Новая Газета».

В обнародованных письмах дипломатов содержится информация о нелицеприятных высказываниях официальных лиц США о первых лицах других государств, документы, касающиеся военных операций в Ираке и Афганистане. Таким образом, Интернет демонстрирует, что потенциальные возможности распространения, циркуляции и интерпретации политической информации более не являются исключительной прерогативой государства [24, с. 36-37].

По системной теории Д. Истона, на «выходе», в качестве властных решений и действий официальных государственных лиц и аналитиков на обнародование информации на сайте WikiLeaks можно выделить несколько подходов, а именно критический, позитивный и нейтрально-сдержанный.

Сторонники критического подхода склоняются к тому, что открытая публикация в Интернете секретных материалов может спровоцировать глобальные дипломатические, а затем и межгосударственные конфликты. Государственные чиновники и официальные лица всячески стараются опровергнуть большинство сведений, опубликованных Д. Ассанжем, им выгодно содержать подобную информацию в тайне, дабы избежать девальвации доверия общества к власти. Более того, власти Соединенных Штатов Америки официально присвоили Д. Ассан-жу статус «враг государства» (наравне с такими террористическими организациями как: «Талибан», «Аль-Каида»).

Приверженцы позитивного подхода, напротив, утверждают, что открытое получение политической информации, которая традиционно была конфиденциальной, способствует развитию общества, зрелости каждого индивидуума и обретение им собственной гражданской позиции.

Так как WikiLeaks показал масштабы неформальных коммуникационных процессов в информационном обществе, его можно отнести к феномену, активно формирующему мировое гражданское общество.

Сторонники нейтрально-сдержанного подхода вообще игнорируют представленные WikiLeaks факты.

Конечно, реакция официальных лиц различна - открытие компрометирующих документов ставит вопрос о легитимности власти. На наш взгляд эту акцию можно рассматривать как активное проявление гражданской позиции Д. Ассанжа и его сторонников, реализацию принципов, заложенных в самой основе информационного общества.

Между тем, похоже, что от деятельности Ассанжа мировое гражданское общество получает преимущественно положительный опыт. Безусловно, дипломатия после такого «слива» уже не будет прежней, но и общество тоже реагирует определенным образом. Прежде всего, это кладезь данных для политологов, историков и социологов, которые способствуют лучшему пониманию новейшей истории и современной повестки дня. Но, это также и наглядный пример реализации принципов «умной толпы» . С одной стороны власть стремится всячески пресекать деятельность Д. Ассанжа и его сторонников, включая рычаги давления и занимаясь контрпропагандой. С другой стороны мировое гражданское общество активизировалось и пытается противостоять информационному потоку со стороны власти доступными средствами ИКТ. Это и статьи журналистов, сообщества в социальных сетях, финансовые пожертвования и различные неконтролируемые интернет-бунты пользователей.

Так, активисты сняли пародию на рекламную кампанию Priceless от Master Card для ресурса WikiLeaks. В начале видеоролика появляется Д. Ассанж, который работает за компьютером. Затем голос за кадром сообщает: «20 безопасных телефонных линий для анонимности: 5000 долларов». Голос продолжает: «Судебные тяжбы в разных странах: 1 000 000 долларов» и т.д. В заключительных кадрах зритель видит Ассанжа, который наблюдает по телевизору антиправительственные манифестации на Ближнем Востоке и в Северной Африке и слышит комментарий: «Видеть, как меняется мир в результате твоей работы - бесценно», а затем голос говорит: «Есть люди, которые не любят изменений. Для всех остальных есть WikiLeaks».

Таким образом, феномен WikiLeaks показал, что всего лишь один активный пользователь способен расшевелить социально-политическую реальность, подать её под новым, ранее неизвестным общественности «соусом».

Сегодня сайты и блоги политической направленности пользуются высочайшими рейтингами и все чаще одерживают победу на международных конкур-

сах. Пользователи стали активнее использовать интернет-технологии в политическом процессе. Как пример, блог «Девушка из Туниса» о политической ситуации в Тунисе http://atunisiangirl.blogspot.com, владелец которого во время массовых протестов в январе 2011 года выкладывал фоторепортажи и интервью с места событий в своем онлайн-дневнике.

В китайском сегменте Всемирной паутины формируются оппозиционные интернет-сообщества на базе различных социальных сетей. Призывы выйти на улицу и призвать правящую Коммунистическую партию Китая (КПК) к ответу за коррупцию, бедность и нарушения прав человека появились на сайте boxun.com

- этот ресурс на китайском языке, сервер которого размещен в США, объединяет в основном эмигрантов из КНР, а в самом Китае заблокирован [14, с. 7]. Китайские сервисы микроблогов sina.com и fanfou.com активно используются гражданами для выражения своих позиций, однако, они находятся под пристальным вниманием киберполиции.

Однако ограничение доступа к Сети может спровоцировать дополнительное недовольство властью среди населения. Информационный запрет в современном обществе может привести к крайне нежелательным последствиям, что может вылиться в антиправительственные выступления. Государству необходимо вести грамотную политику в информационной сфере, а обществу активнее выражать свои позиции, контролировать управленческие решения.

Следует сказать, что мировое сообщество уже находится на стадии интенсификации интернет-технологий в повседневность. И, если в конце XX века преобладала однонаправленная коммуникация, и пользователь выступал пассивным реципиентом, то в начале XXI века наблюдается нарастающее стремление граждан к расширению сферы своего влияния и постепенному внедрению в процесс управления государством, к становлению электронного гражданского общества. Симуляция политического интернет-диалога, ужесточение информационного режима и контрпропагандистская деятельность власти, как видится, приведет только к большей мобилизации граждан в виртуальном пространстве и нарастания негативных настроений в адрес истеблишмента.

Что самое главное, подобные проявления гражданских инициатив являются действенными: после антиправительственных манифестацией, организованных посредством сети Интернет, власти Алжира отменили действовавший 19 лет режим чрезвычайного положения и пообещали предоставить больший доступ к СМИ. А после скандала, инициированного WikiLeaks, ушло в отставку исландское правительство - оно не смогло выдержать удара по собственной репутации, когда сайт опубликовал ряд документов о том, что крупнейший банк Kaupthing продолжал активно выдавать кредиты, находясь на грани банкротства, чем поставил страну на грань экономического коллапса [1З, с. 19]. Данные факты только подталкивают общественность, так как практически все мировые процессы, прямо или косвенно, связаны с социально-политической сферой.

Вместе с тем, в мировом обществе нарастают негативные настроения, касающиеся сети Интернет. Главные аргументы сторонников сводятся к популистской фразе о том, что «Интернет - это информационная помойка», либо к тому, что все интернет-ресурсы находятся под контролем государства.

Подобные настроения подтолкнули к тому, что граждане стали создавать альтернативные сетевые технологии. К примеру, доцент школы искусств Нью-Йоркского университета Д. Дартс в январе 2011 года изобрёл генератор независимой, автономной, бесплатной и личной Сети под названием Pirate Box (Пиратский Ящик), который сам себе становится провайдером, тем самым приобретая независимость от Интернета. Сеть, создаваемая Пиратским Ящиком, конечно, не заменяет Интернет, а дополняет его [31, с. 1-3]. В своей личной Сети можно выкладывать любую информацию, а, главное, контролировать ее.

В частности, проблему контроля и манипуляции информационными потоками исследует профессор Э. Моглен из Колумбийской школы права. Он предлагает пользователям использовать маленькую коробочку - Freedom Box, которая послужит защитой и опорой свободных граждан во времена скоростных коммуникаций. Коробочка Freedom Box поломает режим всемирного сетевого сыска, контроля и манипуляции. Она оставит контроль самим пользователям за личной информацией, для этого нужно в компьютеры загрузить софт, который будет выполнять задачу шифрования информации от вмешательства извне [32, с. 17]. Данные настроения имеют место быть, так как некоторые пользователи испытывают опасения сетевой открытости информационных потоков.

В целом, в сравнении с государством гражданское общество более активно и эффективно использует возможности сети Интернет. Властная элита, с одной стороны, в качестве приоритетной задачи заявляет о всё большей открытости политики, но, с другой - бюрократия, используя Интернет как новый властный ресурс, противодействует открытости политического процесса на основе возможностей, создаваемых интернет-коммуникациями.

Интернет стал коммуникационной площадкой, где политика приобретает сетевую форму, т.е. иерархические формы взаимодействия дополняются неиерархическими, а сфера взаимодействия государства и гражданского общества в виртуальной области не только расширяется, но и углубляется.

Как мы видим, потенциал акторов электронного гражданского общества набирает обороты.

К примеру, именно из Сети стало известно о трагедии на «Невском экспрессе», о жестком убийстве в станице Кущёвской. Тем самым, унифицируемые способы формирования информационного поля в традиционных СМИ меняются в Интернете, т.к. основные корреспонденты и ньюсмейкеры виртуальной сферы сами пользователи.

Аудитория Рунета (русскоязычный сегмент сети Интернет) обладает по большей мере демократическими ценностями и почти не поддается манипуляции со стороны государства, что находит свое отражение в восприятии публикуемой

информации в Сети. Размещение же в Сети компромата и дезинформации отражается в многочисленных дискуссиях на интернет-площадках. Так, политолог В. Хомяков отмечает: «Интернет-аудитория значительно больше оппозиционна, чем провластна. Это единственное информационное пространство, которое не подконтрольно властям...и власти сейчас не в восторге от того, что такой прогресс у нас существует в этой среде» [36].

Как видно из вышесказанного, пользователи с активной гражданской позицией стремятся получать информацию с целью самостоятельного ознакомления и анализа. Более того общественность пользуется доверием к политической информации, полученной из интернет-источников, на которую ссылаются в дальнейшем телевидение, радио или печатные СМИ. Данный факт может использоваться для манипуляции мнением тех граждан, которые не являются интернет-пользователями и не могут проверить предоставленные данные.

В этой связи, целесообразно проанализировать проекты, созданные самими интернет-пользователями.

Но сначала, вкратце, остановимся на государственных инициативах в Сети.

Одним из самых громких проектов является федеральная целевая программа «Электронная Россия», действовавшая в РФ в 2002—2010 гг. и направленная на внедрение технологий «электронного правительства».

Анализ предпринятых усилий в период до 2009 года показывает их крайне малую эффективность. Причину такого неприятия на государственном уровне информационных технологий Д. Медведев видит в низком уровне компьютерной грамотности государственных служащих, что определило его предложение увольнении со службы чиновников, не владеющих интернет-технологиями [23, с. 323].

Также среди причин создавшейся ситуации эксперты называют недостаток политической воли, недостаточное развитие нормативно-правовой базы, неэффективную реализацию ФЦП «Электронная Россия (2002-2010 гг.)», неравномерность развития в регионах информационно-коммуникативного комплекса [23, с. 324].

В этой связи кардинального ускорения процессов информационного обмена между гражданами и органами государственной власти не наблюдается. Однако, как показывают исследования ФОМ, проведенные в июле 2011 года, две пятых населения (41%) знают, что услугами госслужб можно пользоваться через Интернет, треть (32%) - что-то слышали, и около четверти (23%) заявили, что слышат о таких возможностях впервые. Основные причины, по которым у людей нет желания пользоваться электронными госуслугами, - недостаток навыков или возможности работы с компьютером и Интернетом, а также отсутствие такой необходимости. Среди желающих в будущем использовать данные услуги преобладают молодые люди, в качестве причин своей заинтересованности чаще отмечая удобство и возможность сэкономить время и не стоять в очередях [12]. Таким образом, уже в 2011 г. реальная и потенциальная аудитория проектов, связанных с развитием электронного правительства, составляла более трети населения.

На основании полученных данных можно сделать вывод, что самая активная группа населения (молодые люди крупных городов) легко осваивает предлагаемые государством новшества. В то же время, большая группа населения (преимущественно люди старше 45 лет, проживающие в небольших городах и селах) скептически настроена к подобному роду нововведениям. И здесь открывается вторая сторона медали - мало запустить соответствующие государственные проекты и создать всю необходимую инфраструктуру для их реализации, а также подготовить чиновников к пользованию новыми электронными услугами. Для многих граждан подобного рода активность неактуальна из-за следующих факторов: отсутствие компьютерных навыков; неразвитость технической оснащенности; финансовые трудности; мотивационный фактора (отсутствие необходимости как таковой). Таким образом, полноценная реализация проекта «Электронная Россия» должна была бы проходить в двух направлениях - создание e-Gov и параллельное обучение население для использования госуслуг в профессиональной и повседневной деятельности.

Как отметил И.О. Щеголев, «Электронная Россия» была «флагманским проектом», призванным, прежде всего, привлечь внимание к вопросам информатизации в сфере государственной власти. Широкая известность программы, свидетельствует о том, что свои пропагандистские задачи она выполнила.

Отметим, что портал www.gosuslugi.ru представляет гражданам и организациям информацию о госуслугах, предоставляемых органами исполнительной власти РФ, а также о возможности получения этих услуг. Для пользования госуслу-гами гражданам необходимо пройти регистрацию и получить активационный код по Почте России. В результате этой несложной цепочки действий гражданин может пользоваться госуслугами через Интернет.

Также была запущена полуоткрытая социальная сеть «Госбук», первая в России интерактивная коммуникационная площадка, разработанная специально для государственных служащих, специалистов в разных областях государственного управления и экспертов из различных сфер жизни общества. Проект реализован Институтом современного развития (ИНСОР) при поддержке Администрации Президента РФ. Практическое назначение проекта - обеспечить специалистов, вовлеченных в управление важными для государства и его граждан процессами, удобным и функциональным интерактивным инструментом в сети Интернет, который позволит комплексно обсуждать любой вопрос в режиме реального времени.

Все это свидетельствует о нарастающих потенциальных возможностях в части применения сети Интернет при взаимодействии власти и общества. Надо сказать, что в период 2010-2012 гг. наблюдался настоящий бум в попытках использования электронных госуслуг.

Отметим, что по состоянию на 2010 год (окончание программы «Электронная Россия»), в мировом рейтинге стран, имеющих структуры электронного правительства, Россия занимала 59 место. В 2012 г. Россия поднялась на 32 позиции и теперь находится на 27 позиции.

CNews Analytics представили данные исследования ООН Global E-Government Survey 2012 - «Глобальное исследование электронного правительства», на основе которого составлен рейтинг стран по степени развития в них данного направления в целом и по отдельным аспектам.

Ключевые показатели развития электронного правительства в России в 2012 г. и в мире выглядят следующим образом: Во-первых, общий индекс развития электронного правительства у России составляет 0,7182, у Европы - 0,7188, в мире - 0,4882 (на 2012 г. в мире есть только 3 страны, не обладающие онлайновыми сервисами: ЦАР, Гвинея и Ливия); Во-вторых, индекс электронного участия у России 0,6579, а в Европе всего лишь 0,3482; В-третьих, индекс человеческого капитала у России 0,8850 при среднемировом показателе в 0,7173. В Европе данный индекс составляет 0,8916 (интересно, что у Украины индекс человеческого капитала равен 0,9176); В-четвертых, для онлайновых услуг среднемировой показатель составляет 0,4328, средний по Европе - 0,6189, в России индекс составляет 0,6601 единицы; В-пятых, по телекоммуникационной инфраструктуре Россия может соперничать со странами Европы: у России он составляет 0,6583 единиц рейтинга, в Европе - 0,6460, а общемировой показатель - 0,3245; В-шестых, электронное участие государства в среднем в мире оценивается на уровне 0,2 единицы, столько же в Восточной Европе, во всей Европе - 0,32, в России - всего 0,13 единицы.

Необходимо отметить, что в докладе ООН отмечается важность сопоставления размеров территорий и количества населения, взаимодействующего с органами власти в той или иной стране. Так, согласно оценкам ООН, из стран, население которых превышает 100 миллионов человек, Россия занимает третье место по рейтингу - после США (310 миллионов, 5 место) и Японии (127 миллионов, 18 место)».

Для дальнейшего развития принята новая программа «Информационное общество» на 2011-2020 гг. Глобальная цель программы - вывести Россию в первую десятку стран мира по индексу развития информационных технологий, а также в число первых двадцати стран мира по уровню развития «Электронного правительства».

В целях исследования состояния дел в этой сфере Р.В. Евстифеевым была предпринята попытка изучения характера присутствия в Интернете органов государственной власти 40 регионов России. В качестве анализируемых параметров, автором предложены следующие критерии: 1) Целеполагание, явное и латентное;

2) Структура и организация данных. Проблематика контента, ориентация на решение проблем граждан; 3) Юзабилити, интерфейс, отталкивающийся от логики потребителя; 4) Организация участия граждан в работе сетевой структуры органа власти, стимулирование создания и работы сетевых сообществ [23, с. 329].

Интерпретация результатов проведенного исследования позволяет сформулировать типовые интернет-стратегии органов власти, среди которых можно выделить такие, как: отсутствие в Сети; информационное мерцание в Сети; рассеянное информирование пространства; несистематическое взаимодействие; со-

трудничество. Большинство сайтов органов власти говорят о слабом осознании и использовании политических эффектов реализуемых интернет-стратегий. Обобщенно наиболее распространенную стратегию можно характеризовать как мерцающее информирование пространства с минимальным взаимодействием с посетителями сайтов [23, с. 337].

В целом использование интернет-технологий органами власти, несмотря на наращиваемое присутствие в Сети, пока в большей степени проявляет старые политико-коммуникационные проблемы, чем открывает новые возможности в обеспечении эффективной коммуникации между властью и обществом. Между тем, новые способы коммуникации с гражданами позволяют государственным органам точнее диагностировать ситуацию и находить оперативные способы разрешения проблем в случаях, когда управленческая иерархия не демонстрирует эффективности [23, с. 337-338].

Пространство Сети становится площадкой, помогающей устанавливать отношения и объединяться в группы по самым различным интересам. Если рассматривать интересы в контексте политических инициатив, то Интернет является для граждан инструментом общественно-политической организации.

В целом, можно сказать, что структура и субъекты российского электронного гражданского общества, в целом, соответствуют качествам электронного гражданского общества, которые были описаны ранее.

Итак, инициативы акторов электронного гражданского общества в Рунете осуществляются по четырем позициям:

1) Самые простые примеры - это сбор подписей через Интернет в поддержку общественных инициатив или в защиту конкретных людей, которые, по мнению пользователей, подвергаются незаконным преследованиям. Здесь можно вспомнить сбор подписей в защиту Химкинского леса, Байкала, а также сбор подписей за свободу М. Ходорковского и П. Лебедева;

2) Организации акций протеста, например, в своём блоге С. Пархоменко создал запись, послужившую созданию движения «Общества синих ведёрок», которое главной целью ставит использование «мигалок» (проблесковых маячков) только на спецтранспорте. В результате данная акция, возникшая в Интернете, получила широкий общественный резонанс по всей стране («СтопХам» и др.);

3) Открытые письма и видеообращения к власти. В конце первого десятилетия XXI века большую известность завоевал жанр «открытых видеописем», взывающих к первым лицам государства или общественности.

Первооткрывателем данного инструмента стал майор Дымовский, который 5 ноября 2009 года выложил в Сети видеообращение к В. В. Путину и всем офицерам России с разоблачением коррупции в рядах правоохранительных органов. К июню 2011 года видеообращение собрало более 1 миллиона просмотров на YouTube [16, с. 12-13].

После этого последовал целый ряд подобных заявлений, самым популярным среди пользователей явились видеообращение Е. Чичваркина, в котором он

рассказывал, как силовые структуры, пользуясь служебными полномочиями, ведут захват бизнеса.

4) Создание интернет-проектов для формирования политической культуры общества. Данное направление, в свою очередь, подразделяется еще на два: сайты, направленные на прозрачность политического процесса и сайты, используемые в целях борьбы с коррупцией.

Интернет-аудитория уже неоднократно проявляла себя как действенный инструмент решения проблем реального общества. Одним из самых нашумевших проектов в Сети стал «Где казино? Найти и обезвредить» (http://gdecasino.org). Суть проекта состоит в том, что информацию о нелегальных точках казино, расположенных в жилых кварталах, на остановках, около учебных заведений через специальную форму можно выложить на интернет-ресурсе. Данный проект был реализован инициативной группой молодых людей из Саратова, и изначально на карте значилось только 2 города - Саратов и Энгельс. По состоянию на май 2011 года на сайте в разделе «Главное» располагается интерактивная карта России, на которой можно выбрать интересующую область, а затем город соответственно (на май 2011 года обнаружено более 1000 точек более чем в 150 городах России).

Отметим, что данная инициатива пользователей обрела широкий резонанс во властных кругах: так, Дмитрий Медведев поручил Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке проверить существование нелегальных казино по адресам, обнародованным в Интернете. Всего было проверено 628 адресов, по которым на момент проверки обнаружено 226 действующих игорных заведений. В настоящее время по результатам 128 доследственных проверок возбуждено 15 уголовных дел, а также 50 дел об административных правонарушениях. Прокурорами и органами полиции продолжается вынесение актов прокурорского реагирования и процессуальных решений по выявленным фактам противоправной игорной деятельности [17].

Вторым направлением являются инициативы пользователей в Интернете в целях борьбы с коррупцией. Один из первых сайтов, посвященный данной проблеме - «РосГосЗатраты» - создан для анализа и мониторинга государственных затрат в РФ. Проект основан на открытых и общедоступных данных о государственных контрактах, с помощью него можно отслеживать отчеты и получать информацию вплоть до каждого отдельного госконтракта.

Значительной поддержкой в обществе пользуется сайт А. Навального «Рос-Пил», который посвящен борьбе с чиновниками, использующих систему государственных закупок для личного обогащения. Надо отметить, что проект «РосПил» изучает документации по каждому конкурсу госзакупок, привлекая экспертов. Эксперты формируются из числа единомышленников с соответствующим образованием, а сама работа сайта осуществляется за счёт пожертвований пользователей. Эксперты изучают конкурсную документацию, в необходимых случаях готовят заключения, направляют жалобы в курирующие органы. На сайте можно отслеживать дальнейшую судьбу конкурса.

По состоянию на август 2012 года обнаружено махинаций на сумму 40 407 536 066,71 руб., а, что самое главное, было подано 138 жалоб в ФАС, их которых 92 признаны обоснованными. Т.е. проект действительно работает. Более того, о том, что публикуемые на сайте «РосПил» сведения соответствуют действительности, говорят 68% из числа тех, кто знает А. Навального. 23% придерживаются противоположной точки зрения. Чаще других говорят, что информация достоверна, москвичи (88%), обеспеченные россияне (79%), молодые люди до 24-х лет (76%). Склонны не верить публикуемым материалам малообеспеченные россияне (58%), люди со средним образованием (53%), жители малых городов страны (47%) [6].

Отметим, что «Новая газета» также призывала к активному проявлению гражданских позиций в Интернете, назвав данный проект «Чистые.ги». «В России очень высокий уровень коррупции и очень низкий показатель свободы слова. Из этого тупика есть только один выход. В Интернет». Для этого необходимо предпринимать конкретные шаги: «во-первых, распространять информацию о коррупции по Сети. Социальные сети и прочие сообщества позволяют это делать в промышленных масштабах и притом адресно. Во-вторых, использовать против коррупционеров такое мощное сетевое оружие, как спам. В-третьих, коллективно интернет-аудитория представляет собой необъятное хранилище информации, часть которой может быть интересна при проведении расследований» [33, с. 2-3].

Следует сказать, что Интернет открывает глобальную коммуникационную площадку, где можно высказывать свое мнение относительно политического процесса, контролировать принимаемые властью решения, изливать свое недовольство. На фоне нарастающих признаков специализированной деятельности пользователей Рунета актуализируется вопрос об ответных действиях властей.

В свою очередь, степень автономности структур коммуникаций является признаком, по которому возможно различение либеральных систем от авторитарных или тоталитарных, поскольку последние, формируя общественное мнение, тщательно контролируют политическую коммуникацию [25, с. 459].

Таким образом, немаловажным вопросом является степень независимости коммуникационных каналов в условиях лоббистской деятельности заинтересованных групп, т.к. от их деятельности зависит автономия всего многообразия структур коммуникации. В первую очередь это относится к политике.

По мере расширения интернет-пространства государство проявляет к нему все больше внимания. Оно троякого свойства: наращивание присутствия самой власти в Интернете, борьба с «опасным» контентом, попытки установить законодательный и административный контроль над Интернетом.

1. Государственным ведомствам предписано вывешивать в Сети официальную документацию. В результате там можно без труда обнаружить немало интересной, политически значимой информации;

2. Кремль ведет постоянную борьбу с «нежелательным» контентом, «разбавляя» его «своими» блогерами, пытаясь сбить нежелательный тон и изменить направление дискуссии. Оскорбительный тон и разговор не по существу объек-

тивно помогает власти бороться с распространителями нежелательных настроений. Цинизм - удобный материал для манипулирования общественным мнением и минимизации рисков общественной активности;

3. Помимо манипулятивных методов власть использует и методы законодательного, карательного и административного контроля. Нередки примеры индивидуального преследования блогеров [29]. (В июле 2008 года Сыктывкарский суд приговорил блогера Савву Терентьева к одному году лишения свободы условно за призыв «сжигать неверных ментов», размещенный на ресурсе «Живой Журнал» (ЖЖ); в Абакане 9 сентября 2009 года жестоко избит расследующий аварию на Саяно-Шушенской ГЭС журналист, редактор интернет-СМИ «Новый фокус» Михаил Афанасьев; 17 мая 2011 года «Аэрофлот» предъявил иск блогеру Артемию Лебедеву, разместившему в своем блоге серию картинок, пародирующих рекламу авиакомпании) [16, с. 12-13].

Таким образом, анализируя политическую интернет-коммуникацию, представляется возможным делать выводы о сложившемся политическом режиме в стране. Открытость или закрытость информационно-коммуникационной деятельности субъектов политики в государстве является своеобразным индикатором (лакмусовой бумажкой) политического режима в конкретной стране.

В связи с этим, касательно российской действительности К.И. Микульский отмечает: «Российский политический режим - авторитарный» [27]. Как видно из вышесказанного, такой вывод достаточно обоснован.

Так, ответная реакция властей на автономные коммуникации направлена на немедленное пресечение деятельности пользователей. Это и попытки ограничения свободы в Интернете, попытки создания законодательных «оградительных» барьеров, максимальная закрытость информации, административные барьеры. Разумеется, что таким ответом не может быть признана истинная демократизация и публичность политики.

Сегодня использование или неиспользование сети Интернет государством и гражданским обществом обусловлено характером политического режима и состоянием политической культуры.

Следует сказать, что, несмотря на то, что Интернет предоставляет широкие возможности, совсем неочевидно, что он является панацеей, способной избавить от существующих проблем. В этой связи, соглашаясь с П. Норрис отметим: «Политический Интернет функционирует скорее как способ дополнительного вовлечения и так уже вовлечённых в сферу политики граждан» [3, р. 22].

Вместе с тем, Интернет лишь создаёт виртуальную среду, некую форму для интерактивного общения граждан, при этом, не способствуя вовлечению аполитичных личностей в политическую жизнь. Отношение социума к политике зависит от уровня политической культуры участников коммуникации, от готовности акторов участвовать в политическом процессе на интерактивном уровне. В этой связи, анализируя интерактивность как качество публичной политики, В. А. Евдокимов замечает: «Значение интерактивности возрастает не только благодаря

расширению технических возможностей, благоприятных для общения, но и по мере осознания людьми ценностей гражданского общества» [22, с. 25]. Таким образом, проявление политических качеств акторов электронного гражданского общества напрямую зависит от их осмысления политической действительности. Как показывает анализ, рассматриваемая политическая деятельность акторов всё чаще формируется и координируется именно в виртуальном пространстве.

Что касается стиля использования Интернета, то сегодня информационнокоммуникационная активность пользователей (даже агрессивно настроенных) идёт уже не в направлении хакерской деятельности, способствующей нарушению целостности информационной инфраструктуры государства или вывода из строя основных правительственных серверов, а в направлении открытости мировой политики, рассекречивания ранее сокрытой информации, протестного поведения на интернет-ресурсах (в основном, социальные сети). Однако государство, используя властные ресурсы, ограничивает виртуализацию и публичность властноуправленческого процесса.

Впрочем, активные интернет-пользователи включаются в глобальную компьютерно-опосредованную коммуникацию по модели «многие-ко-многим», образуют мировую общественно-сетевую структуру, а в контексте политической коммуникации - политическое интернет-сообщество. Современные ИКТ не могут не воздействовать на умонастроения социума, а напротив, создают определенную модель взаимоотношения власти и общества, которая способствует гражданскому и политическому участиям.

Эволюция политической коммуникации в Интернете идет параллельно по двум направлениям: с одной стороны к использованию (или неиспользованию) государством инфраструктуры Интернет, а с другой стороны к действию электронного гражданского общества.

Как отмечалось ранее, многочисленные дискуссии в интернет-пространстве не обязательно свидетельствуют о возрастающем стремлении действовать в реальном мире. Между тем, череда успешных свержений правящих режимов на арабском Востоке свидетельствует о революциях нового типа, в которых ключевую роль играют социальные сети. «Twitter и Facebook - больше, чем просто технологии. Свободный поток информации изменил правила игры и сделал возможными революции в Тунисе и Египте. Старый порядок меняется. Диктаторы должны бояться не только разбитых окон и коктейлей Молотова, но и толпы, наделенной знанием и находящейся на связи друг с другом»,— так описывала события в арабской Африке газета The Sunday Times [15, с. 8]. Причины успеха заключаются в использовании интернет-технологий, благодаря которым пользователи могут оперативно координировать свои действия (пренебрегать пространственными и временными барьерами), а красочные средства мультимедиа усиливают протест-ные настроения.

Там, где у людей возникает желание проявлять свою позицию, действовать сообща - Интернет позволяет создаться стремительному и эффективному взаимодействию.

Как было показано, применяемые государством интернет-технологии по своим характеристикам уступают технологиям, используемым гражданским обществом. В связи с этим, интернет-коммуникации выступают мощным ресурсом электронного гражданского общества, а также способствуют преодолению дисбаланса в отношениях государства и гражданского общества в России.

Подводя итог, следует сказать, что события последних лет утверждают гипотетические основания о формировании электронного гражданского общества.

Сам термин «Сетевое общество» появляется в науке в 1996 г. (М. Кас-тельс), т.е. совсем недавно. В этом отношении, описывая метаморфозы гражданского общества, необходимо понимать их спонтанность и реакционность. В 2002 г. доля интернет-пользователей от общего населения России составляла 6%, а в 2012 г. уже 48%. Значит, возникли новые возможности, которые традиционные схемы и способы политической коммуникации не предполагали. Весь вопрос в том, а что же будет дальше с развитием и трансформацией взаимоотношений власти и общества? Если скорость развития колоссальная, если технические средства позволяют за очень короткий промежуток времени развить коммуникацию или перенести её в какое-то неожиданное русло.

Общество, даже гражданское, меняет своё назначение, свою функцию. Гражданское общество в своей гражданской формулировке - некий контрфорс государству. Электронное гражданское общество, возможно, станет основанием информационного общества. И это приведёт к совершенно другому кругу проблем, которые только предстоит осознать и представить себе. Что это такое, когда ломается система вертикали власти? когда ломается иерархический строй власти? когда становятся более существенными сетевые отношения?

Перефразируя Э. Тоффлера, можно сказать: «Метаморфозы» - это не просто переход гражданского общества. Это - его трансформация.

Литература

1. Bruecher H., Baumberger P. Using mobile technology to support eDemocracy // Proceedings of the 36th Hawaii International Conference on System Sciences. 2003.

2. Digital Democracy: Policy and Politics in the Wired World. Ed. by Cynthia J. Alexander and Leslie A. Pal. Oxford University Press, 1988.

3. Norris P. Digital Divide? Civic Engagement, Information Poverty, and the Internet Worldwide. Cambridge: Cambridge University Press, 2001.

4. Promise and Problems of E-Democracy: Challenges of Online Citizen En-

gagement // Organization for Economic Co-Operation and Development (OECD), 2003. [Электронный ресурс]. URL: http://www.oecd.org/dataoecd/24/34/

2384040.pdf (дата обращения 25.08.2012).

5. WikiLeaks: Избранные материалы / Сост. Валерий Апанасик. М.: Альпина нон-фикшн, 2011.

6. Алексея Навального знают 6% россиян // сайт Левада-Центра. [Электронный ресурс]. URL: http://www.levada.ru/press/2011050601.html (дата обращения 25.08.2012).

7. Бабицкий А. Теория заговора Wikileaks. [Электронный ресурс]. URL: http://www.forbes.ru/tehno-column/internet-i-telekommunikatsii/53628-teoriya-zagovora-wikileaks (дата обращения 25.08.2012).

8. Белянинов К., Габуев А. Демократия нашлась в Google // Коммерсант. 2011. 9 февраля.

9. Бондаренко С. В. Особенности создания и функционирования площадок «электронной демократии» // Полис. 2011. № 5.

10. Буренко В.И. Власть и предпринимательство в контексте политической культуры российского общества. М.: НИБ, 2003.

11. Буренко В.И., Бронников И.А. Электронное гражданское общество: иллюзии или реальность? (Зарубежный опыт и отечественная практика. Политический аспект) // Знание. Понимание. Умение. 2012. №1.

12. В тридевятом царстве, в «электронном государстве» // Сайт ФОМ. [Электронный ресурс]. URL: http://bd.fom.ru/report/map/pressr_080711 (дата обращения 25.08.2012).

13. Викиликс. Компромат на Россию. М.: Эксмо, 2011.

14. Габуев А. Китай закрывает революцию на профилактику // Коммерсант. 2011. 25 февраля.

15. Габуев А., Черненко Е. Пользователи протеста // Коммерсант. 2011. 9 марта.

16. Гайнутдинов Д., Чиков П. А расплачиваться будете в оффлайне // Новая газета. 2011. 24 июня.

17. Генеральная прокуратура Российской Федерации проверила разме-

щенную в сети Интернет информацию о подпольных казино // Сайт «Где казино? Найти и обезвредить». [Электронный ресурс]. URL:

http://gdecasino.org/content/generalnaya-prokuratura-rossijskoj-federatsii-proverila-razmeschennuyu-v-seti-internet-infor (дата обращения 25.08.2012).

18. Герасина Л.Н. Проблемы развития гражданского общества в Европе в условиях евроинтеграции. Сб. материалов II Молодёжной научной конференции «Гражданское общество в эпоху глобальной информатизации», Москва, 19-20 ноября 2010 г. / отв. ред. Вал. А. Луков. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2010.

19. Гершунский Б.С. Гражданское общество в России. - М.: Педагогическое общество России, 2001.

20. Грубин О.В. Интернет, «электронная демократия» и новые формы гражданского участия в условиях информационного общества // Политическое управление и публичная политика XXI века: Государство, общество и политические элиты / Редкол.: О.В. Гаман-Голутвина (отв. ред.) и др. М.: РАПН, РОССПЭН, 2008.

21. Дрожжинов В., Штрик А. Электронная демократия и поддерживаю-

щие ее технологии. Материалы VI Всероссийской объединенной конференции «Технологии информационного общества - Интернет и современное общество», Санкт Петербург, 200З, З-6 ноября. [Электронный ресурс]. URL:

http://infosoc.ru/03-rGOVf01.html (дата обращения 25.08.2012).

22. Евдокимов В.А. Интерактивность как качество публичной политики // Полис. 2011. №5.

23. Евстифеев Р.В. Политико-административные преобразования в контексте глобальных вызовов: отечественный и зарубежный опыт, проблемы и тенденции развития: дисс. ... док. полит. наук. М., 2011.

24. Зимин Н. Хакнуть и победить // Итоги. 2011. №28.

25. Ладодо И.В. Коммуникация политическая // Социологическая энциклопедия: В 2 Т. Т. 1. М.: Мысль, 200З.

26. Лысенко Г.В. О субъектах гражданского общества в современной России // Власть. 2011. №6. С. 1З6-140.

27. Микульский К.И. Кризис российского авторитаризма // Независимая газета. 2011. 6 апреля. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ng.ru/ideas/2011-04-06/5_crisis.html (дата обращения 25.08.2012).

28. Нерсесянц B.C. Общая теория права и государства. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999.

29. Общество и граждане в 2008-2010 гг. под ред. М. Липман и Н. Петрова. Рабочие материалы. Московский Центр Карнеги. [Электронный ресурс]. URL: http://carnegieendowment.org/files/WP_3_2010_society.pdf (дата обращения 25.08.2012).

30. Песков Д.Н. Интернет как политический институт в России. [Электронный ресурс]. URL: http://ecsocman.edu.ru/data/123/687/1219/005Peskov.pdf (дата обращения 25.08.2012).

31. Поликовский А. Мой пиратский сундучок // Новая газета. 2011. 18 февраля.

32. Поликовский А. Коробочка свободы // Новая газета. 2011. 28 февраля.

33. Полухин А. Операция «Чистые.ш» // Новая газета. 2010. 8 декабря.

34. Привалов К. Игра в монополию. Кто и зачем надувает WikiLeaks // Итоги. 2010. №49. С. 42-44.

35. Россияне о деятельности WikiLeaks // Сайт Левада Центра. [Электронный ресурс]. URL: http://www.levada.ru/press/ 2010122701.html (дата обращения 25.08.2012).

36. Савина Ю. Виртуальная вольница // Новые известия. 2011. 10 октября. [Электронный ресурс]. URL: http://www.newizv.ru/politics/2011-10-10/152694-virtualnaja-volnica.html (дата обращения 25.08.2012).

37. Сковиков А.К. Активизация традиционных и новых акторов гражданского общества в современной России // Управление мегаполисом: Научнотеоретический и аналитический журнал. 2011. № 6.