УДК 1:001; 001.8

А. А. Степанов

МЕТАФОРЫ РОЖДЕНИЯ В КОНЦЕПЦИЯХ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ТВОРЧЕСТВА

Проводится анализ концепций научно-технического творчества с целью выявления в них метафор биологического рождения. Автор утверждает, что в концепциях научно-технического творчества существуют элементы, заимствованные из архаического понимания возникновения нового как биологического рождения. К этим элементам он относит наследуемость свойств, ответственность творца за творение, влияние социальности и периодизацию процесса творчества.

Ключевые слова: научно-техническое творчество, метафоры и процесс рождения.

Актуальность анализа концепций и теорий творчества обусловлена стратегической задачей переориентации всей жизни российского общества на инновационные «рельсы». Д. Белл писал, что любое современное общество живет за счет инноваций и социального контроля за изменениями, оно пытается предвидеть будущее и осуществлять планирование» [1, с. 20]. Под инновационным процессом понимается последовательность создания, распространения и использования нового. Таким образом, творчество выступает отправной точкой любого инновационного процесса.

Творчество является популярным объектом научных исследований. Только в США, начиная с 70-х гг. ХХ в., ежегодно в среднем появляется 250 диссертаций, статей и книг на эту тему и издается целый ряд журналов, посвященных подобным исследованиям [2]. Однако высказывание С. Цвейга о том, что «из всех тайн мира самая главная -тайна творчества», остается актуальным. В настоящее время не существует не только общепринятой теории творчества, но даже достаточно полной классификации различных концепций этого феномена. Одной из причин подобного положения дел, на наш взгляд, является имплицитное присутствие в суждениях о творчестве архетипических напластований и протосимволов, идущих от архаического сознания. Эксплицировать данные протосимволы и напластования - основная цель этой статьи.

Обратимся к определениям понятия «творчество». Наиболее общей дефиницией творчества выступают суждения, отсылающие его к процессу, например, творчество - это процесс создания нового. Под процессом (лат. processus - продвижение, прохождение) понимают: «последовательную смену явлений, состояний в развитии чего-нибудь» [3]; «закономерное, последовательное изменение явлений, состояний в развитии чего-нибудь» [4]; «последовательную смену состояний объекта во времени» [5]. Перечисление определений творчества можно продолжать и дальше, но существенно-смысловые его признаки ясны - это последовательность изменений во времени какого-либо объекта, свойства или отношения.

Без преувеличения можно сказать, что во всех областях современного знания присутствует понятие процесса. Несмотря на свою универсальность, оно пока не стало общепринятой философской категорией. В большинстве философских словарей отсутствуют статьи об этом понятии. Как изменение тенденции в отношении понятия процесса можно отметить статью А. П. Огурцова в Новой философской энциклопедии, где оно трактуется как «категория философского дискурса, характеризующая совокупность необратимых, взаимосвязанных, длительных изменений, как спонтанных, так и управляемых, как самоорганизованных, так и организуемых, результатом которых является некое новшество или нововведение (новые морфологические формы организмов, новые разновидности, социальные, научные, культурные и прочие инновации» [6, с. 378]. Тем не менее определение понятия процесса в приведенной дефиниции почти отождествляет его с понятием «творчество» («результатом которых является некое новшество или нововведение») и делает проблемным в отношении как форм бытия, так и мышления («категория философского дискурса»),

В научной литературе существует выделение разных видов процессов по различным основаниям: материальных и идеальных, дискретных и непрерывных, линейных и нелинейных, апериодических и циклических, конечных и бесконечных, управляемых и неуправляемых ...Эти и другие виды процессов определяют в зависимости от задач, которые решаются при изучении или практическом использовании процессов. Поскольку нас интересует творчество, мы, в свою очередь, разделим процессы на два вида: продуктивные и репродуктивные. Под продуктивными будем понимать процессы, в которых появляются новые объекты или состояния; под репродуктивными - процессы, в которых отсутствует феномен новизны. Предложенные названия носят, конечно же, номинальный характер. Однако их выбор имеет свои основания или, точнее, аргументацию, которая отсылает к традиции, идущей от И. Канта («продуктивная способность вообра-

жения») до М. Вертгеймера («продуктивное мышление»).

Если обратиться к истории мысли, то без особого труда можно выделить несколько качественно различных видов продуктивных процессов, доминирующих в различное время в мышлении европейской культуры. Это процессы рождения, магии (колдовства), подражательной деятельности (концепция мимезиса), эманации, божественной креативности, эволюции, развития и деятельности. Мы обратимся лишь к процессу рождения и покажем его влияние на современное осмысление феноменов научно-технического творчества.

Для мифологического сознания процесс рождения предстает единственным способом возникновения нового. В качестве наиболее яркого примера мифологического понимания процесса возникновения ранее несуществовавшего путем рождения можно привести «Теогонию» Гесиода [7].

Мифология рождения оказала значительное влияние на понимание сущности творчества. В современном дискурсе о творчестве, включая и научную лексику, «рождение» фигурирует в качестве расхожих метафор: «рождение философии», «рождение оригинальной идеи», «отец водородной бомбы» и т. д. В некоторых научных дисциплинах метафоры рождения обретают форму строго верифицированных терминов, например в физике: «вырождение системы», «рождение пары» и т. д. Древнегреческое gone, goneia (рождение, зарождение) и genos (род) стало частью сложных слов, означающих возникновение, происхождение чего-либо (например, «космогония»).

Философско-методологический анализ почти не затронул феномена рождения. Однако отдельные элементы этого процесса тщательно исследованы или еще изучаются. Например, отношения полов в их социальном аспекте стали основным предметом формирующейся гендерной философии (понятие «пол» заменяется понятием «гендер» с целью подчеркнуть его небиологическую природу). Брак, брачные ритуалы, системы родства, культы плодородия и т. п. давно исследуются этнографией, антропологией, культурологией и этологией. С целью более отчетливого понимания данного вида продуктивного процесса и его влияния на концепции научно-технического творчества рассмотрим его структурные элементы, или «действующие лица», систему отношений, основные фазы и свойства.

Биологи в природе выделяют несколько видов размножения: вегетативное (деление), бесполое (гермафродиты) и половое. Для человека как биологического вида характерно половое размножение. Поэтому такие рождения, как у Гесиода («Также еще родила, ни к кому ни входивши на

ложе, шумное море бесплодное, Понт» [7, с. 196]), или «непорочное зачатие», воспринимались как чудесные, сверхъестественные. Отсюда минимальное количество действующих лиц в содержании осознания процесса рождения - три: родители (отец и мать) и дети. Этологи не устают подчеркивать, что «половое размножение не является функцией отдельной особи; наименьшая единица, которую можно назвать репродуктивной, включает самца, самку и их потомство. А это означает начало действия качественно иного вида гомеостаза - популяционного; развиваются социальные системы, способствующие наиболее эффективному воспроизводству» [8, с. 333].

Социальность, если это слово можно употреблять к множеству самцов и самок, в человеческом процессе рождения более сложный фактор, чем в животных сообществах, который может и выступает самостоятельным элементом процесса рождения. Например, М. Апослоу пишет: «Значительная часть литературы по эволюции брачных систем у людей базируется на предпосылке, что в эволюции нашего вида широко практиковался брачный выбор, осуществляемый самкой. Однако этнографические данные по обществам фуражиров показывают, что в обществах, более-менее сходных с таковыми у наших предков, женский выбор ограничивался контролем родителей над своими дочерями» [9].

Влияние социальности на процесс рождения осознавался уже в античной философии. Так, Платон в «Пире» устами Павсания обсуждает различные обычаи «насчет любви, существующие в других государствах» [10, с. 91]. Социальность в процессе рождения действует не только посредством обычаев и традиций, но и за счет законодательных актов. Влияние социальности через законы на процесс воспроизводства особенно характерно для настоящего времени, но, по-видимому, присутствовало и в древних государствах. В тех же Афинах по версии, которую приводит Диоген Лаэртский, «афиняне, желая возместить убыль населения, постановили, чтобы каждый гражданин мог жениться на одной женщине, а иметь детей также от другой» [11, с. 111].

Таким образом, при рассмотрении процесса рождения с необходимостью прорисовываются следующие элементы: родители (отец и мать), дети и социальность как совокупность обычаев, традиций и правовых норм.

Отношения между «действующими лицами» процесса рождения зависят от системы или форм брака, принятой в том или ином обществе, той или иной культуре. Рассматривая процесс рождения как способ возникновения нового, будем интересоваться преимущественно отношениями меж-

ду детьми (новое) и родителями (одновременно старое и демиургическое начало), причем теми, как они складывались в древнегреческой культуре -общем истоке современной европейской культуры мышления.

Одним из главных отношений, которые фиксировались мифологическим сознанием, было отношение наследуемости признаков, свойств, характеристик: дети в чем-то похожи на родителей. Собственно, новое в детях - это пересечение, рекомбинация свойств родителей.

Доминирование отношения наследования в мифологическом сознании стало основой как развития права наследования имущества, так и генетиз-ма в объяснении сущности какого-либо предмета. Генетизм - это метод объяснения свойств и характеристик вещи посредством ее происхождения, который хотя и является характеристикой архаического мышления, тем не менее, присутствует на ранних стадиях развития философии. Ярким примером генетизма может служить диалог Платона «Пир», где Сократ следующим образом объясняет свойства Эрота: «Вот почему Эрот - спутник и слуга Афродиты: ведь он был зачат на празднике рождения этой богини; кроме того, он по самой своей природе любит красивое: ведь Афродита красавица. Поскольку же он сын Пороса и Пении, дело с ним обстоит так: прежде всего он всегда беден и, вопреки распространенному мнению, совсем не красив и не нежен, а груб, неопрятен, не обут и бездомен; он валяется на голой земле, под открытым небом, у дверей, на улицах и, как истинный сын своей матери, из нужды не выходит. Но, с другой стороны, он по-отцовски тянется к прекрасному и совершенному, он храбр, смел и силен, он искусный ловец, непрестанно строящий козни, он жаждет разумности и достигает ее, он всю жизнь занят философией, он искусный чародей, колдун и софист. По природе своей он не бессмертен, ни смертен: в один и тот же день он то живет и расцветает, если дела его хороши, то умирает, но, унаследовав природу отца, оживает опять. Все, что он ни приобретает, идет прахом, отчего Эрот никогда не бывает ни богат, ни беден» [10, с. 113].

Именно в этом диалоге Платон дает как определение понятию творчества («Ты знаешь, творчество - [понятие] широкое. Все, что вызывает переход из небытия в бытие, - творчество, и, следовательно, создание любых произведений искусства и ремесла можно назвать творчеством, а всех создателей их - творцами»), так и проводит аналогии этого процесса с рождением («Дело в том, Сократ, что все люди беременны как телесно, так и духовно, и, когда они достигают известного возраста, природа наша требует разрешения от бремени») [10, с. 115-117].

Следующая «идея» мифологического сознания, связанная с отношениями «отцов и детей», - это идея ответственности: родители отвечают за детей. Например, в Китае семья преступника отвечала за его действия полностью. А если преступление было особо тяжким, то уничтожалась вся семья на основании суждения о том, что если они смогли породить такого изверга, то что-то неправильно и преступно в самой семье. Аналогичные традиции существовали и в Европе.

С идеей ответственности связано и требование почитания и послушания родителей, столь характерное для архаических обществ. Так, Герберт Спенсер возникновение религий пытался вывести из обычая поклонения предкам [12].

Каким же образом изложенные «идеи» мифологического сознания отражаются в современных концепциях творчества?

Во-первых, несложно заметить, что представления о наследуемости свойств и характеристик своеобразно репрезентированы в концепциях творчества идеей возникновения нового как результата пересечения старого. Наиболее развернуто данная идея представлена в трудах М. А. Розова (см., напр. [13]). Субъектами, «действующими лицами» процесса научного творчества в таком подходе становятся не люди, а традиции, эстафеты, образцы, куматоиды и т. п. Причем в интерпретациях истории различных научно-технических открытий нередко проглядывает архаичный гене-тизм. Сам М. А. Розов считал, что «теорию социальных эстафет можно было бы назвать социальной генетикой, хотя она и не заимствует из биологии никаких конкретных представлений» [14, с. 172]. Может быть, из научной дисциплины «биология» теория социальных эстафет и не заимствует конкретных терминов и понятий, но процессы возникновения нового знания, описываемые этой теорией, напоминают рождение, потому и «социальная генетика».

В философии техники существуют прямые аналогии бытия техники и биологического бытия с применением понятий «техноценоз», «порождения технического техническим» и т. д. [15]. Определенный биологизм встречается и в исследованиях новаций в области языкознания. По этому поводу Пинкер Стивен пишет: «Разница между языками, как и разница между биологическими видами, является следствием трех процессов, действующих на протяжении долгого времени. Один из них изменяемость, мутация в случае с биологическим видом; лингвистическая инновация в случае с языком. Второй - это сохраняемость, когда потомки повторяют своих предков в этих изменениях - генетическая наследственность в случае с биологическим видом, обучаемость в случае с язы-

ком. Третий - это обособленность - географическая, относящаяся к брачному периоду или репродуктивной анатомии в случае с биологическим видом; обусловленная миграцией или социальными барьерами в случае с языком. В обоих случаях обособленные популяции накапливают отдельные наборы вариаций и таким образом со временем видоизменяются» [16, с. 230]. Приведенные примеры из философии техники и языкознания основаны на сознательных заимствованиях эволюционных идей из биологии и в том числе идеи наследуемости. Чаше идея наследуемости, похожести проникает в теории творчества имплицитно: «Каждый пишет, что он слышит,

Каждый слышит, как он дышит,

Как он дышит, так и пишет,

Не стараясь угодить.

Так природа захотела,

Почему, не наше дело,

Для чего, не нам судить».

(Булат Окуджава)

Во-вторых, на идее ответственности родителей за детей буквально построена вся этика научнотехнического творчества. Хотя большинство ученых, как и Ганс Селье, считает, что «те, кто использует открытия, не всегда обладают мудростью их создателей» [17, с. 101], тем не менее, сами эти оправдания говорят о существовании проблемы социальной ответственности за негативные последствия научного и технического прогресса. Более того, осознание потенциальной опасности последствий развития генной инженерии привело к уникальному в истории науки событию, когда в 1975 г. ведущие ученые мира добровольно заключили мораторий, временно приостановив ряд исследований. А идеи подчинения и почитания широко муссируются в научной фантастике как возможность «восстания машин».

В-третьих, существуют аналогии между этапами творчества и фазами процесса рождения. Фаза зачатия, или оплодотворения выступает необходимой, но недостаточной причиной рождения. В архаических да и современных культурах процесс рождения предусматривает существование некоторого брачного ритуала. С точки зрения биологии, «кроме собственно осеменения к функциям брачного поведения относятся синхронизация, ухаживание, пространственная ориентация и репродуктивная изоляция» [18]. С эволюционной точки зрения, к перечисленным биологическим функциям брачных ритуалов добавляется функция выбора брачных партнеров («сосватал тему исследования»), позволяющая отбирать наиболее адаптивный генетический материал. У человека как

биологического существа помимо биологических функций брачных ритуалов существуют социальные, этические и эстетические функции. Кроме вышеперечисленного, брачные ритуалы у людей выполняют функцию легитимации, т. е. определяют законность или незаконность рождения. Любопытно, но и в некоторых концепциях научно-технического творчества имплицитно присутствует момент легитимности. Открытие или изобретение, сделанное специалистом, воспринимается как «само собой разумеющееся», нормальное, законное событие, а неспециалистом, дилетантом - как что-то аномальное, мистическое, чудесное и потому требующее объяснений.

Итак, в процессе рождения можно обозначить две первые фазы: брачный ритуал (подготовительная фаза) и зачатие. Следующими фазами выступают: вынашивание (сравните «вынашивание идеи»), роды («появление на свет») и последняя фаза - социализация.

В теориях творчества распространено, несмотря «на отсутствие эмпирической проверки» [19, с. 507] выделение, предложенное английским биологом А. Уоллесом, четырех этапов: подготовка (постановка проблемы), инкубация, озарение (ин-сайт) и проверка (доведение результата). При исследовании процесса творчества с исторических и социологических позиций к выделенным этапам добавляются еще два: этап обнародования новшества и этап распространения (признание или непризнание со стороны научного сообщества). Таким образом, существуют и прямые сходства этапов творчества и рождения.

Говоря об аналогии и метафорах рождения в концепциях творчества, не следует забывать и отмеченный выше феномен социальности в качестве «действующего лица» процесса рождения. Как и в решении демографических проблем, ученые, исследующие процесс научно-технического творчества, обращаются к исследованию социальности (историческое время, воспитание и обучение, ближайшее окружение) как среды, способствующей или препятствующей этому процессу (см., напр. [20, 21]).

Заканчивая, отметим, что зафиксированные аналогии и метафоры процесса рождения в концепциях творчества могут быть результатами: 1) некритичности языка и мышления при описании и объяснении феномена научно-технического творчества; 2) особенностей самого процесса научно-технического творчества; 3) заимствования методологических установок и концепций биологии. Рецепция рождения в концепциях творчества говорит лишь о необходимости более глубокого и всестороннего анализа данного процесса.

Список литературы

1. Bell D. The Coming of the post-industrial society: a venture in social forecasting. New York: Basic Books, 1976. 507 p.

2. Криппнер С. Креативность // Психол. энцикл. 2-е изд. / под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. СПб.: Питер, 2006.

3. Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. энцикл., 1985. С. 1071.

4. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. М.: Политиздат, 1991. С. 373.

5. Википедия. Творчество. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/

6. Огурцов А. П. Процесс // Нов. философ. энцикл.: в 4 т. М.: Мысль, 2010. Т. 3. С. 378-379.

7. Гесиод. О происхождении богов (Теогония) // О происхождении богов. М.: Сов. Россия, 1990. С. 191-221.

8. Шилов И. А. О механизмах популяционного гомеостаза у животных // Успехи современной биологии. 1967. Т. 64, № 25. С. 333-351.

9. Апослоу М. Половой отбор при родительском выборе: роль родителей в эволюции половых отношений у людей / пер. с англ. А. Прото-

попов. URL: http://ethology.ru/library/?id=303

10. Платон. Пир // Собр. соч.: в 4 т. / пер. с древнегреч.; общ. ред. А. Ф. Лосева, В. Ф. Асмуса, А. А. Тахо-Годи; примеч. А. Ф. Лосева и А. А. Та-

хо-Годи. М.: Мысль, 1993. Т. 2. С. 81-134.

11. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. М.: Мысль, 1979. 620 с.

12. Спенсер Г. Принципы социологии. Гл. XX. Поклонение предкам вообще // Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения / пер. с англ., нем., фр.; сост. и общ. ред. А. Н. Красникова. М.: Канон+, 1998. С. 5-25.

13. Розов М. А. Механизмы развития знания // Когнитивные исследования: проблема развития: сб. науч. тр. / под ред. Д. В. Ушакова. М.:

Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. Вып. 3. С. 34-54.

14. Розов М. А. Что такое теория социальных эстафет // На теневой стороне: мат-лы к истории семинара М. А. Розова по эпистемологии и философии науки в Новосибирском Академгородке. Новосиб.: Сибирский хронограф, 2004. С. 167-177.

15. Кудрин Б. И. Техника: новая парадигма философии техники (третья научная картина мира). Томск: Изд-во Том. ун-та, 1998. 40 с.

16. Пинкер С. Язык как инстинкт / пер. с англ.; общ. ред. В. Д. Мазо. М.: Едиториал УРСС, 2004. 456 с.

17. Селье Г. От мечты к открытию: как стать ученым / пер. с англ.; под общ. ред. М. Н. Кондрашевой, И. С. Хорола. М.: Прогресс, 1987. 368 с.

18. Тинберген Н. Социальное поведение животных. URL: http://ethology.ru/library/?id=80

19. Сосло Р. Когнитивная психология. 6-е изд. СПб.: Питер, 2006. 589 с.

20. Гончаренко Н. В. Гений в искусстве и науке. М.: Искусство, 1991. 432 с.

21. Степанов А. А., Зольникова Л. М. Обоснование актуальности исследований социокультурных аспектов технического творчества // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (Tomsk State Pedagogical University Bulletin). 2006. Вып. 12 (63). С. 94-97.

Степанов А. А., доктор философских наук, профессор.

Томский государственный педагогический университет.

Ул. Киевская, 60, Томск, Россия, 634061.

E-mail: step_59@mail.ru

Материал поступил в редакцию 13.03.2012.

A.A. Stepanov

METAPHORS OF BIRTH IN THE CONCEPTS OF SCIENTIFIC-TECHNICAL CREATIVITY

The article contains analysis of the concepts of scientific-technical creativity to identify them in the metaphors of biological birth. The author argues that in the concepts of scientific-technical creativity elements are borrowed from an archaic understanding of how new biological birth. He attributes these elements as heritability, properties responsible for the creation of the creator, the impact of sociality and the periodicity of the creative process.

Key words: scientific-technical creativity, metaphors, the birth process.

Tomsk State Pedagogical University.

Ul. Kievskaya, 60, Tomsk, Russia, 634061.

E-mail: step_59@mail.ru