УДК 32 3.23

ББК Ф 2 (5 гру)—8 + Ф011.6

Е. П. Соколова

МЕДИАОБРАЗ ИНОМЕРНОГО ПОЛИТИКА (НА ПРИМЕРЕ М. СААКАШВИЛИ)

Е. Р. Sokolova

MEDIA IMAGE OF A SPIRITUAL POLITICIAN (ON MICHAEL SAAKASHVILI’S EXAMPLE)

В статье предпринята попытка рассмотреть понятие «иномерность» применительно к политической коммуникации. Автор обозначил основные черты, характерные для иномерных политиков. Анализ публикаций российских маас-медиа позволил выявить главные приемы, используемые журналистами при создании медиаобраза Михаила Саакашвили как ино-мерного политика.

Ключевые слова: медиаобраз врага, политическая коммуникация, иномерность, иномерный политик, масс-медиа

An attempt to consider concept “new politician” with reference to a political communication is undertaken in the article. The author has designated the basic points which are typical for “new format” politicians. The analysis of publications of Russian mass-media has allowed to reveal the main receptions used by journalists at creation of a media image of Michael Saakashvili as a “new format” politician.

Keywords: a media image of an enemy, political communications, new format, new format politician, mass media.

Современная ситуация в мире характеризуется политическими, экономическими и социальными преобразованиями, сменой политических и нравственных ориентиров населения. Индивид под действием внутренних и внешних факторов вырабатывает определенный «набор» ценностей — своеобразный «стандарт» меры допустимых представлений об окружающей реальности. В зависимости от национальности, культурных, религиозных, политических и других взглядов данные стандарты одних социальных групп являются отличными от стандартов других социумов, что дает основание для их регулярного сравнения. Таким образом, можно говорить о наличии определенных критериев, позволяющих первым считать наборы вторых ино-мерными по отношению к себе, и наоборот.

Очевидно, что процесс формирования ценностных ориентиров происходит под воздействием масс-медиа, которые формируют, распространяют и закрепляют в общественном сознании выгодные тем или иным политическим силам стереотипы мнений, оценок, имиджи. В общественном сознании формируется образ «иного», «другого», «врага». По определению политического словаря «образ врага» — это «идеологический и психологический стереотип, позволяющий строить политическое поведение в условиях дефицита надежной информации о политическом оппоненте, среде. При заметном ограничении возможностей политического выбора возникновение «образа врага» связано с развитием острейшего антагонизма, порожденного кризисом выживания»1. Данные понятия могут быть использованы в качестве помощи для раскрытия

иномерности, под которой мы понимаем процесс субъективного восприятия другого с позиции своих суждений, мнений, политической культуры, социальной среды.

Крайним проявлением иномерности в политической коммуникации является «образ врага», призванного — «нести представление о том, что является угрозой самому существованию группы, ее базовым ценностям»2. «Враг» отличается от схожих ему понятий «чужой», «посторонний» и «маргинал» в первую очередь тем, что важнейшим признаком врага является опасность, исходящая от него. Речь идет о том «образе врага», который создается СМИ и является выражением общественного сознания в медиапространстве. Медиаобраз иномерного политика создается не только представителями масс-медиа, но и всеми участниками массовой коммуникации.

Исследователь Ю.В. Шичанина3 предлагает интерпретировать иномерность как нахождение по какую-либо сторону границ, за которыми начинается «инаковость» (восприятие человеком окружающего мира, культуры, Другого, собственного тела в качестве противостоящего ему Иного; как территорию, поле, сферу «между» (между различными измерениями, между «инаковостями»). Однако в современном глобальном мире иномерность сохраняет и межкультурные связи, которые задаются системными параметрами современной эпохи. К числу последних можно отнести нарастающее влияние высоких технологий, стереотипизации общественного сознания, массовой культуры и идеологии общества потребления. Поскольку меру определяет все-таки человек, то и иномерность в каждом конкретном

Политология и социология

случае определяется в зависимости от отдельного индивида, политической позиции партии, политики государства, религии и т. д.

Анализируя тексты газетных публикаций, очень трудно однозначно говорить о толерантной (или конфликтной) информации в прессе. Лингвисты предлагают условно разделить всю газетную информацию на «толерантную», «смешанную», «нейтральную» и «безусловно конфликтную»4.

В современной российской науке понятие ино-мерности является малоизученным и субъективным. В настоящее время в научном сообществе ведутся дискуссии на эту тему, обсуждаются вопросы, связанные с деятельностью «иномерного политика». Говоря об «иномерном политике», мы подразумеваем субъекта, принимающего активное участие в политическом процессе, а также способного повлиять на принятие политических решений, субъективно воспринимаемого с позиции своей политической культуры как «другого».

Для того чтобы отнести того или иного современного политического деятеля к категории иномер-ности, нужно обозначить наличие некоторых характерных особенностей, то есть признаков, присущих политической деятельности интересующей фигуры. Итак, исходя из деления по принципу «мы — они», где нас интересует иномерная позиция «они», следует, что признаками иномерного политика будут являться те признаки, которые противоположны по значению характерным чертам, так называемого «неиномерного» политического деятеля.

Проанализировав материалы масс-медиа, мы выделили следующие признаки «неиномерного» политика, действующего в сфере внешнеполитической коммуникации:

1. Лояльность по отношению к России.

2. Авторитет, сила политических решений.

3. Грамотное руководство своей страной.

Исходя из тезиса о том, что выделенные нами

признаки «неиномерного» политика противоположны необходимым нам признакам иномерности, контурно обозначим последние:

1. «Нелюбовь к России».

Критика в адрес политического устройства и руководства страны, напряженные отношения между лидерами, открытое военное противостояние, осуждение внешнеполитических действий—все это и многое другое мы обобщили в понятие «нелюбви к России». В данном случае уже можно говорить о вопросах патриотизма, так как любому патриоту не понравится публичное неприятие своей страны, а это в свою очередь автоматически переключает субъекта в категорию «они».

2. Слабость политических решений.

Многие привыкли считать слова «политик» и

«сильный» в одном предложении, видеть в руководителе крепкого хозяйственника и сильного человека. Однако часто бывает, решения показывают, что лидер в главном кресле страны слабее, чем о нем думали. У него не чувствуется внутренней потребности проводить собственную политику. Политик привык работать в режиме «начальник-подчиненный», и даже выйдя на первую роль, ищет того, кто бы его направлял сверху.

3. Серьезные проблемы в управлении государством.

Эти проблемы видны как на мировом уровне развития страны в целом, так и документально.

На наш взгляд, ярким примером иномерного политика, создаваемого масс-медиа, является президент Грузии Михаил Саакашвили. Для доказательства данной гипотезы мы провели исследование в два этапа. На первом этапе мы определяем степень присутствия политика в СМИ за интересующий нас период, определяем особенности информационного поля, а также выделяем характеристики Михаила Саакашвили, которые дают возможность называть его иномерным политиком. После чего, на втором этапе мы анализируем приемы, которые СМИ используют для отражения его деятельности, даем общую характеристику и выявляем наиболее часто встречающиеся. В качестве основного метода исследования был выбран контент-анализ, так как изучение совокупности документов (в данном случае публикаций в масс-медиа), их подсчет, сопоставление, анализ позволяют достигнуть поставленной цели исследования. Базой исследования явились материалы российских газет «Известия», «Новая газета» (печатные и электронные версии) за период с июня 2008 г. по март 2010 г. В данных печатных изданиях представлены не только информационные, но и аналитические материалы по внешнеполитическим проблемам, прежде всего грузино-осетинскому конфликту, сопровождаемому агрессивной информационной войной.

В целом, следует отметить, что СМИ фактически единодушны в оценке событий данного конфликта. Отечественные источники информации заняли, естественно, пророссийскую позицию, поддерживая любые действия властей.

Что касается информационных поводов, мы сделали вывод о том, что практически все (около 90 %) публикации, где встретилось имя Михаила Саакашвили, имели отношение к вооруженному конфликту в Южной Осетии и, как следствие, повествовали о внешнеполитических проблемах, то есть о грузино-российских отношениях. Оставшиеся 10 % материалов упоминают о грузинском лидере по поводу каких-либо опросов общественного мнения, конкурсов и тому подобное.

Показатели по количеству упоминаний и использованию приемов отражения деятельности политика «Известия» и «Новая газета» близки в процентном соотношении, единственная разница—в количестве публикаций.

Перейдем к подробному анализу публикаций с точки зрения использования приемов.

Обвинение политика и его действий. Данное понятие является не только приемом, используемым СМИ для отражения деятельности неприятеля нашей страны, но и вполне логичной реакцией на решение о начале вооруженного конфликта. Винить Михаила Саакашвили берутся с разных точек зрения. Эксперты оценивают его действия как стратегическую ошибку в управлении внешнеполитическими связями, называют военную операцию провальной.

«Глупо было со стороны грузинского президента зажигать спичку в комнате, наполненной

Е. П. Соколова

Медиаобраз иномерного политика (на примере Михаила Саакашвили)

газом»,—так эмоционально описал ситуацию Пауэлл, возглавлявший Госдепартамент в первый срок нынешнего президента Джорджа Буша5. Участники Международной конференции «Европа—Россия— Грузия: созидание мира», которая состоялась в Вене, признали президента Грузии Михаила Саакашвили диктатором. «Президент Грузии, которого можно по праву назвать другом США, ввел, выражаясь дипломатично, авторитарный режим, а на деле— диктаторский», — заявил лидер Австрийской партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе6.

В одном из материалов был комментарий психолога А. Г. Асмолова, который установил, что у М.Н. Саакашвили «явное поведение, которое психологи называют точно и метко — аффект неадекватности. Саакашвили постоянно находится во власти аффекта неадекватности»7. Отдельно можно выделить группу публикаций, авторы которых дают информацию о заседаниях международной комиссии ЕС. Они резюмируют, президент Грузии был инициатором боевых действий в Южной Осетии. Таков вывод международной комиссии ЕС по расследованию причин войны. Основание—секретный приказ Саакашвили, попавший в руки членам комиссии8.

Использование критических комментариев авторитетных людей. Мнение «влиятельных людей» — это достаточно надежный индикатор того, что скажет большинство. Поскольку у каждого известного человека есть своя аудитория, прием использования их критических цитат, безусловно, повлияет на восприятие ситуации представителями «нужного» целевого сегмента. К тому же, любая информация, которая может быть поставлена под сомнение, должна подтверждаться авторитетными источниками — читатель должен иметь возможность убедиться в её достоверности.

Итак, по количеству критических цитат в адрес Михаила Саакашвили лидирует президент нашей страны Д. А. Медведев. Его высказывания достаточно резки и критичны: «Президент Саакашвили для нас не существует, он — «политический труп»9. Или другой пример: «Что же касается заявлений грузинского президента о том, что уже два дня действует прекращение огня, это вранье! Отморозки тем и отличаются от нормальных людей, что когда они чувствуют запах крови, их трудно остановить. И тогда приходится прибегать к хирургическим операциям»10.

В какой-то момент фамилия Саакашвили почти стала именем нарицательным: «В противном случае мы не застрахованы от того, что в какой-то момент опять «сорвет крышу» у очередного Саакашвили и он сделает то, что было сделано в августе. И снова придется платить за это высокую цену», — считает президент России11.

Что же касается цитат других известных личностей, их тоже немало, и они в свою очередь не уступают по негативности оценкам выше упомянутой персоны. Например, по мнению эпатажного лидера ЛДПР В. В. Жириновского, «Грузию следовало оккупировать, Саакашвили — повесить, гастарбайтеров—выгнать из России вон»12.

Что касается цитирования в целом, заметим два важных момента. Во-первых, отдельной стро-

кой назовем те порой ужасающие определения, которыми награждали Михаила Саакашвили и его политический режим на страницах печатных изданий: «бесноватый фюрер Мишико», «специально подрощенный отморозок», «городской сумасшедший», «грузинский фюрер», «микродиктатор Саакашвили», «тбилисский фюрер», «фашистский режим Саакашвили», «сумасшедший фашист», «извращенец», «диктатор», «преступник», «аферист». Как видно из терминов, Саакашвили показан как резко отрицательный для России персонаж. Очевидно, что такие слова легко и надолго запоминаются аудитории, следовательно, СМИ преподносит образ Михаила Саакашвили с позиции «чужой», «не наш», «враг».

Следующий прием — ироничное изображение политика. Ирония является одним из современных средств воздействия, которые используют СМИ. Объясняется это тем, что ироничное высказывание, карикатура, неудачное фото или неуместная цитата запоминается гораздо лучше, чем сухой официальный язык. Таким образом, увеличивается количество читателей.

Что касается феномена иномерности во внешнеполитической коммуникации, ироничное изображение, как правило, указывает на некоторую отстраненность государственного деятеля от позиции «мы». Если автор газетного материала выражает иронию к объекту, то читатель, скорее всего, тоже не будет серьезно его воспринимать.

Стоит упомянуть о нашумевшей в сети Интернет теме о том, как грузинский президент жует галстук, как в него кидают ботинок и прочее: «Жители грузинской столицы простились с Михаилом Саакашвили. В течение двух часов на пятачке перед зданием парламента они складывали подарки «президенту-узурпатору» — игрушечное оружие, унитаз, телевизор, надувной самолет, галстуки всевозможных расцветок, стулья, репродукции картин, куклы, презервативы»13.

Враждебный настрой автора по отношению к политику так же используется российскими масс-медиа. Этот прием схож с приемом обвинение, но если в первом приеме речь шла, в основном, о военно-вооруженном конфликте, то в этом пункте агрессия связана и с другими темами. Приведем примеры из анализируемых газетных изданий: «грузинские власти проводят окончательную «зачистку» телевизионного рынка», «Грузия раскалывается», «Америка, если что, подстрахует», «Саакашвили удалось то, что не удалось Сталину, то есть радикально изменить отношение россиян к грузинам», и др.

Следующий прием — сомнения в обещаниях и действиях политического деятеля. Использование данного приема позволяет охарактеризовать Михаила Саакашвили как слабого политика, неспособного к самостоятельным политическим решениям, что является одним из выделенных нами признаков иномерности. Все проанализированные высказывания показывают Саакашвили как незрелого государственного деятеля, не пользующегося авторитетом среди экспертов, лидеров мнений, журналистов и обычных граждан. Политик, который несколько раз

Политология и социология

подряд нарушает данное им же слово, вызывает массу недоверия и неоднозначного отношения к себе. В газетных публикациях появляются предположения и рассуждения о том, что Саакашвили действует несамостоятельно, а по приказу сверху, что конфликт в Южной Осетии — это лишь ступень к началу «холодной войны» между Россией и США.

Обратимся к признакам иномерного политика.

Поскольку представленный анализ по приемам частично доказывает принадлежность Михаила Саакашвили к категории иномерности, мы обозначим лишь основные моменты, которые остались без внимания.

1. «Нелюбовь к России».

Итак, критика в адрес политического устройства и руководства страны, напряженные отношения между лидерами, открытое военное противостояние, осуждение внешнеполитических действий — все это присутствовало в публикациях отобранных нами СМИ от лица президента Грузии Михаила Саакашвили.

2. Слабость политических решений.

Образ Саакашвили совершенно не соответствует определению сильного политика. Он не следует пакту о ненападении, нарушает обещания о прекращении военных действий, способствует вооруженному противостоянию против миротворцев. Ряд журналистов и исследователей считают решения Саакашвили полностью несамостоятельными, продиктованными американским правительством, разработанные специально для начала «холодной войны» России с Западом.

3. Серьезные проблемы в управлении государством.

Так, по мнению экс-премьера Грузии, а ныне одного из лидеров оппозиции Зураба Ногаидели, все внутренние приоритеты государства должны быть направлены на объединение Грузии14. К сожалению, после августа 2008 года государственность Грузии стоит под вопросом. Ногаидели считает, что после войны с РФ Грузия практически утратила шансы вступить в НАТО, что по-прежнему является одним из главных приоритетов страны.

Резюмируя, следует сказать, что Михаил Саакашвили является ярким представителем иномерного

политика в современной внешнеполитической коммуникации. Посредством масс-медиа в общественном сознании формируется медиаобраз политика, в том числе и иномерного. Российские масс-медиа для формирования медиаобраза президента Грузии как иномерного политика чаще всего используют следующие приемы: обвинение политика и его действий, использование критических комментариев авторитетных людей, ироничное изображение политика, сомнения в обещаниях и действиях данного политического деятеля.

Примечания

1. Бакеркина, В.В. Краткий словарь политического языка: более 2 тыс. терминов и терминолог. Сочетаний. М: ACT ; Астрель ; Русские словари, 2002. С. 134.

2. Образ врага / сост. JI. Гудков; под ред. Н. Конрадо-ва. М.: ОГИ, 2005. С. 14.

3. Шичанина Ю. В. Иномерность в современной культуре: многообразие проявлений : автореф. дис. ... докт. философ, наук. СПб., 2006. С. 3.

4. Диагностика толерантности в средствах массовой информации / под ред. В. К. Мальковой. — М.: ИЭА РАН, 2002. С. 105.

5. Воропаев В. Бывшие госсекретари призвали не ссориться с Москвой // Известия. Ru / http://www.izvestia.ru/ world/article3120733/

6. Политов Ю. «Саакашвили — преступник» // Известиями / http://www.izvestia.ru/world/article3121808/ index.html

7. Соколов М. Оружие с иммунитетом // Известия. Ru / http://www.izvestia.ru/sokolov/article3119787/index.html

8. Колодин К. Новый тбилисский анекдот: в Грузии продавцы сыра мудрее политиков // Известия. Ru /http:// www.izvestia.ru/georgial/article3120095/index.html

9. Богушевский Р. Словарный фугас // Новая газета. 2008. №71. 25 сент.

10. Григорьева Е. Президент России Дмитрий Медведев: «Агрессор наказан и понес значительные потери» // Известия. Ru http://www.izvestia.ru/politic/article3119440/ index.html

11. http://www. izvestia.ru/politic/article3120484/index, html

12. Петровская, И. Жириновский в гостях у знаний.// Известия. Ru http://www.izvestia.ru/petrovskaya/ article3124894/index.html

13. http ://www. izvestia.ru/ georgia 1 / article3126290/ index.html

14. http://geworld.net/ru/politics/611 ,html?print

Поступила в редакцию 25 февраля 2011 г.

СОКОЛОВА Елена Павловна в 1991 г. окончила Челябинский государственный педагогический институт по специальности «история и педагогика», в 2005 г. защитила кандидатскую диссертацию по специальности «журналистика, политические науки», в настоящее время возглавляет кафедру «Массовая коммуникация» факультет журналистики, Южно-Уральский госуниверситет. Научные интересы: политическое руководство, пресса и парламентаризм в политическом процессе.

E-mail: kmk_susu@mail.ru

SOKOLOVA Elena Pavlovna graduated from Chelyabinsk State Teachers Training College, major History and pedagogics. In 2005 defended the master’s thesis on speciality “Journalism”. Now she is heads of the Mass Communication Department of the Journalism Faculty of in South Ural State University. Research interests: a political management, press and parliamentarism in political process.

E-mail: kmk_susu@mail.ru