№ 1, 2008

КРИТЕРИИ МОРАЛЬНОГО ВЫБОРА СТУДЕНТА УНИВЕРСИТЕТА

Р. Н. Гуртовская, старший преподаватель кафедры общей физики Сургутского государственного университета

В статье обосновывается важность формирования способности студентов университета к моральному выбору. Раскрывается сущность феномена морального выбора и предлагаются его критерии.

Современная цивилизация, имея техногенный характер, стоит на пороге качественно нового периода эволюции. Основой ее жизнедеятельности становится развитие техники, технологий за счет производства нового научного знания и его внедрения в новые технологические процессы. Ведущая роль науки в формировании материально-технического базиса общества не вызывает никакого сомнения.

Наука, как известно, есть особый вид познавательной деятельности, направленной на выработку объективных, системно организованных и обоснованных знаний о мире. Главной функцией науки является приобретение фундаментальных знаний о реальности.

Возникновение новых представлений о реальности и их последующее вхождение в научную картину мира — общенаучную, естественно-научную, социальную и локальную (специальную) — предполагает разработку разнообразных, возможно даже альтернативных, программ и проектов. За разработкой программ и проектов следует их выбор, базирующийся на мировоззренческих ориентациях ученого сообщества. Категориальные структуры мировоззрения, как подчеркивает В. С. Степин, определяют способ осмысления и понимания мира человеком. Они задают целостный образ человеческого мира, картину этого мира1.

Мировоззрение фиксирует единство, слитность объективного (гносеологического) и субъективного (аксиологического), рационального и ценностного. С точки зрения Г. Е. Залесского, мировоззрение личности как системное образование не только позволяет ей выражать определенное отношение к окружающей дей-

ствительности, но и побуждает, направляет и организует ее активность, участвует в процессе соподчинения различных деятельностей и мотивов2, ориентирующих на создание и выбор того или иного научного проекта, той или иной научно-исследовательской программы.

В данном положении четко обозначено отношение «человек — окружающий мир» [«ученый (инженер) — научная картина мира (физическая картина мира)]». Мировоззрение человека (ученого, физика, инженера и т. д.), структурными компонентами которого являются знания, взгляды, убеждения и идеалы, — это состояние сознания, которое есть не только знание, но и отношение.

Современная наука поставлена на службу производству и обществу. Ее культурный смысл обнаруживается в том, что она включена в решение многообразных проблем современности, в поиск новых путей развития цивилизации, а потому наряду с критерием истины перед наукой ставится критерий ценности.

Решение многообразных глобальных проблем, возникающих в результате деятельности человека, возможно тогда, когда научная рациональность сочетается с ценностными структурами сознания, с «ценностно-целевыми структурами деятельности»3.

В контексте качественного творения мироздания в целом и научной картины мира в частности это решение зависит от выбора человеком, инженером ориентиров деятельности.

В настоящее время происходит переоценка значимости науки, что проявляется в создании новых программ, в осмыслении результатов деятельности

© Р. Н. Гуртовская, 2008

инженера не только с точки зрения порождаемых ею глобальных проблем современности, способов их решения, но и с точки зрения преодоления разрыва науки и культуры. Все это актуализирует поиск способов включения «культурнонравственного, а значит, ценностного подхода в самое содержание истины»4.

Одним из возможных способов решения задачи включения ценностного подхода в содержание истины является формирование способности студентов университета к выбору моральных ориентиров деятельности.

Проблема формирования указанной способности в числе многих других проблем представляет теоретический и практический интерес для педагогической науки. Ее решение обусловлено тем, что будущий инженер осуществляет выбор моральных ориентиров деятельности. Этот выбор, сопряженный с поиском ответов на вопросы: «Что есть человек и каково его предназначение в жизни? Какова миссия человека? Как это человеку нужно?» — указывает направление поиска.

Формирование способности будущего инженера к моральному выбору важно и потому, что у инженера должны быть выработаны устойчивые формы нравственных действий и поступков, которые связаны с «ценностными эталонами личности»5. Данные эталоны играют ведущую роль в выборе действий и поступков при достижении поставленной цели. При этом ценностные эталоны личности, определяющие направленность морального выбора, позволяют достаточно четко различать добро и зло в условиях столкновения актуального и потенциального, сущего и должного, решать как собственно инженерные задачи, так и глобальные проблемы современности.

Отправным моментом при обосновании сущности способности инженера к моральному выбору является понятие «моральный выбор».

Для раскрытия содержания данного понятия обратимся к этической науке,

одну из предметных областей которой составляет ситуация морального выбора. При этом будем исходить из того, что смысл понятия становится понятным тогда, когда известно, в рамках каких теорий и концепций проясняется структура морального выбора. Смысл философских, этических категорий, как подчеркивает А. Г. Барабашев, задается философскими концепциями, в которые они включены. Понятия в философии являются сколами философских образов-проблем, они ясны постольку, поскольку «вмонтированы» в образы. Философские понятия подчинены своим концепциям, отражающим философские проблемы, в свою очередь, выступающие в виде ракурса жизненных проблем6.

Анализ научной литературы показывает, что проблема морального выбора человека исследуется в различных аспектах, которые служат основанием для понимания учеными феномена морального выбора в условиях его совершения человеком.

Что же представляет собой собственно моральный выбор? С точки зрения Г. И. Кургана, существуют две разновидности морального выбора. Первая — это выбор форм поведения, реализующий принятые человеком нравственные ценности. Вторая — выбор самих ценностей, выбор, определяющий нравственную ориентацию личности, направленность ее поступков7.

А. Ф. Шишкин и К. А. Шварцман полагают, что господство человека над самим собой — это господство индивида над его собственными поступками, правильный их выбор, который не является произволом, а есть свобода как сознательный выбор из ряда возможных вариантов поведения8.

Близкую точку зрения относительно свободы выбора действий и поступков мы находим у В. Вичева: «Нравственная свобода проявляется в выборе поступков, основанных на осознанной необходимости, на гармонии между индивидуальным и социальным как в пре-

№ 1, 2008

делах общества, так и у конкретной лич-ности»9.

Р. И. Александрова, исследуя проблему морального выбора человека в контексте моральной свободы, выделяет совокупность достаточных для этого условий, к которым относит: во-первых, наличие не одной-единственной, а нескольких возможных поведенческих реакций на объективно сложившуюся ситуацию; во-вторых, собственную способность человека выбирать ту или иную форму поведения; в-третьих, знание (или незнание) моральной необходимости, осведомленность индивида насчет конкретных обстоятельств действия и тех моральных требований к поведению, которые предъявляются к данному типу действия со стороны окружающих людей или общества в целом10.

В рамках нашего исследования интерес представляет точка зрения В. Виче-ва, отмечающего, что целеполагание (а не просто целесообразность) предполагает выбор, борьбу мотивов, зависящих как от познания, так и от ценностного отношения. Это означает, что целепола-гание инженера и следующее за ним формирование цели происходят под знаком выбора ориентиров деятельности. Кроме того, собственно выбор зависит от знания. Данное положение согласуется с идеями Р. И. Александровой, выделившей в качестве условия моральной свободы наличие знания. Новым в понимании морального выбора является то, что он ставится в зависимость от ценностного отношения, «полюсами» которого, согласно М. С. Кагану, служат ценность и оценка11.

Отметим, что В. Вичев выделяет только один аспект ценностного отношения, а именно оценку, результаты которой порождают у человека стремление к формированию новой цели: «Оценить нечто как добро означает, что ты его желаешь, а желание порождает цель»12. Цель в деятельности инженера, точнее ценность цели, как нечто желательное, которое надо достичь, задает направлен-

ность отбору способов ее достижения, осуществляемому под знаком рефлексии. Однако программа достижения инженером цели только определением способов ее достижения не обеспечивается. Выработка программы является избирательным процессом, в основании которого находится не только естественнонаучное, но и моральное, этическое знание, а также накопленный опыт по созданию программного обеспечения автоматизированных систем, по совершенствованию радиосвязи, радиоэлектроники и телевидения, по управлению техническими системами. Оставаясь в рамках такой избирательности, инженер учитывает, что результаты его деятельности затрагивают интересы других людей, их здоровье, природный мир. Поэтому возможны различные варианты создания программы деятельности инженера. «Выбор вариантов, — подчеркивает В. Момов, — зависит от оценочных критериев. Если эти критерии правильны, правильным будет и выбор»13.

В. Момов, как и В. Вичев, ведет речь об одном из аспектов ценностного отношения — об оценочном отношении, критерии которого определяют ориентации инженера. В связи с этим перед нами в рамках проблемы формирования способности будущего инженера к моральному выбору встает задача формирования у него оценочных критериев морального выбора.

Из представленных выше точек зрения ученых относительно морального выбора следует, что выбор есть выбор поступков, форм поведения, есть выбор ценностей. Однако в их рассуждениях о данном моральном феномене далеко не всегда прослеживается мысль о том, что выбор может быть осуществлен в конкретной ситуации, в которой инженер самоопределяется, самоутверждается в том или ином качестве. В такой ситуации входят в соприкосновение различные потребности, интересы, мотивы и цели, свойственные инженеру. Данные потребности, интересы и т. д. могут совпадать,

а могут и не совпадать. Отношение инженера к способам реализации программы в принципе избирательно. Избирательность порождает различные альтернативы выбора. Говоря об избирательности отношений инженера к способам достижения цели, мы имеем в виду, что он, не абстрагируясь от смыслов деятельности, от ценностей, «видит» ценностно-целевые аспекты своей деятельности, включает ценностный подход «в самое содержание критерия истины»14. Включение ценностного подхода в содержание критерия истины предполагает наличие нравственной ситуации, в которой выявляется рассогласованность между целью и способами ее достижения.

Нравственная ситуация, как подчеркивает В. А. Василенко, заключает в себе объективную возможность выбора среди ценностно неоднородных альтернатив15. Соглашаясь с ученым в том, что нравственная ситуация содержит в себе возможность выбора альтернатив, заметим, что В. А. Василенко не обозначает критерии такого выбора, поскольку потребности, которые побуждают осуществить выбор на практике, не могут выступать в качестве критерия выбора поступков, ценностей, ориентиров и т. д.

Более определенно о критерии морального выбора говорит Ю. А. Шрейдер. Он полагает, что в ситуации морального выбора субъект оказывается вынужденным определить свои предпочтения между альтернативными действиями в условиях, когда наиболее привлекательные для него альтернативы вступают в противоречие с абсолютным бла-гом16. В качестве критерия морального выбора ученый выделяет моральное благо, представления о котором в различных этических системах неодинаковы.

Разделяя точку зрения Ю. А. Шрейдера, заметим, что такой подход порождает трудности в определении критериев морального выбора, поскольку представления человека, в том числе инженера, о благе различны. Эти трудности устраняются, если благо рассматривать

в качестве высшей цели, становящейся ценностью целью.

Более конкретно критерий блага раскрыт в этике блага. Ее центральным понятием является понятие добра, которое «ценно само по себе и не служит средством ради иной цели»17.

Несмотря на абстрактность понятия добра, оно действительно может выступать в качестве критерия морального выбора, выбора инженером моральных ориентиров. Как подчеркивает Р. Г. Апресян, добро, во-первых, есть ценность. Во-вторых, оно характеризует действия, совершенные свободно, ради них самих, а не ради чего-то постороннего. В-третьих, оно заключается в преодолении обособленности, разобщенности и отчуждения между людьми, в утверждении взаимопонимания, морального равенства и гуманности в отношении между ними18.

Осмысление идей Р. Г. Апресяна о добре как ценности показывает, что «золотое правило нравственности» и категорический императив, которые в нашем исследовании выступают в качестве моральных ориентиров деятельности инженера, отражая позитивное нормативно-оценочное содержание добра, являются ценностями, которые и служат критериями морального выбора. Реализация инженером во взаимодействии с другими субъектами деятельности различных вариаций «золотого правила нравственности» под знаком следования категорическому императиву способствует утверждению инженером гуманизма, взаимопонимания с людьми и природой, которую он возмущает своими действиями, осознанию им того, что не только человек, но и природа является ценностью. Это означает, по Т. В. Мишатки-ной, что гуманизм человека в той же мере должен проявляться в отношении к природе, как и в межчеловеческих отношениях. «Гуманизм как принцип общественной связи между людьми приобретет завершенный вид только тогда, когда он станет одновременно формой связи между человеком и природой»19.

№ 1, 2GG8

В вариациях «золотого правила нравственности», как отмечает Р. Г. Апресян, изменяются основания требуемого (рекомендуемого) действия и акценты в предполагаемых правилом отношениях между людьми либо характер правила. Так, в «золотом правиле нравственности» обнаруживается требование прощения: я поступаю в отношении вот этого другого согласно своему принципу, невзирая на то зло, которое он совершил мне. В нем проявляются мотивы снисходительности. На задний план может уходить взаимность: «не делай», невзирая на то что делают другие20.

Вариации «золотого правила нравственности» мы находим и у В. С. Соловьева, который расчленил его на два частных правила: правило милосердия и правило справедливости.

Посредством «золотого правила нравственности» трактуется избирательность поведения, практикуемого в отношении одних и приостанавливаемого в отношении других, выявляется тенденция морального выбора. Данное утверждение основывается на том, что каждым своим поступком человек совершает выбор: «Выбирать себя так или иначе означает одновременно утверждать ценность того, что мы выбираем, так как мы ни в коем случае не можем выбирать зло... ничто не может быть благом для нас, не являясь благом для всех»21.

Принцип, сформулированный И. Кантом в первой части категорического императива: «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом», — созвучен «золотому правилу нравственности». Во второй части категорического императива: «Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству»22, — четко выражена идея ценности другого, каковым является и природа.

Заявив о том, что «золотое правило нравственности» и категорический императив как ценности являются критериями морального выбора, выступая при этом моральными ориентирами деятельности инженера, мы утверждаем, что в них в полной мере находят свое отражение характеристики добра. Более того, добро как ценность представлено целым созвездием ценностей, среди которых — честь, достоинство, польза, справедливость, счастье и др.

Итак, критериями морального выбора являются ценности. Не противоречит ли данное положение такому аспекту морального выбора, как выбор ценностей? Ценности, которые выбирает инженер, в то же время выступают и критериями данного выбора. С нашей точки зрения, никакого противоречия здесь нет. Данное утверждение базируется на том, что одна из функций ценностей, как это обосновано Б. С. Братусем, есть функция нравственной оценки успешности той или иной деятельности человека. Опору нравственной оценки составляют смысловые образования, которые становятся личностными ценностями23. Ценность, которую выбирает инженер при разработке элементов телекоммуникационных сетей, высокоскоростных систем передачи данных, создании программного обеспечения автоматизированных систем и т. д., является и критерием этого выбора. Более того, личностные ценности задают общие принципы соотнесения между мотивами и целями, которые (принципы) становятся принципами морального выбора инженера.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Степин B.C. Теоретическое знание/

B. С. Степин. М., 2000. С. 195—197.

2 См.: Залесский Г. Е. Психология мировоззрения и убеждений личности / Г. Е. Залесский. М., 1994. С. 20.

3 Степин B. С. Научная рациональность в человеческом измерении / В. С. Степин // О человеческом в человеке. М., 1991. С. 166.

4 Туровский М. Б. Философские основания культурологии / М. Б. Туровский. М., 1997.

C. 134.

5 Момов В. Человек, мораль, воспитание /

B. Момов. М., 1975. С. 145.

6 См.: Барабашев А. Г Философия как схематизм образного мышления / А. Г. Барабашев // Что значит знать? Сборник научных статей. М., 1999.

C. 29.

7 См.: Курган Г. И. Процесс усвоения нравственных принципов и обеспечение моральности поведения / Г. И. Курган // Моральный выбор. М., 1980. С. 155.

8 См.: Шишкин А. Ф. О некоторых философских проблемах этики / А. Ф. Шишкин, К. А. Шварцман // Предмет и система этики. М., 1973. С. 123.

9 Вичев В. Мораль и социальная психика /

В. Вичев. М., 1978. С. 292.

10 См.: Александрова Р. И. Необходимость и свобода морального выбора / Р. И. Александрова // Моральный выбор. М., 1980. С. 49—50.

11 См.: Каган М. С. Философская теория ценности / М. С. Каган. СПб., 1997. С. 50.

12 Вичев В. Указ. соч. С. 191.

13 Момов В. Указ. соч. С. 68.

14 Туровский М. Б. Указ. соч. С. 134.

15 См.: Василенко В. А. Мораль и общественная практика / В. А. Василенко. М., 1983. С. 95.

16 См.: Шрейдер Ю. А. Этика / Ю. А. Шрейдер. М., 1998. С. 27.

17 Гусейнов А. А. Этика : учеб. / А. А. Гусейнов, Р. Г. Апресян. М., 1998. С. 241.

18 См.: Этика : энцикл. слов. / под ред. Р. Г. Апресяна, А. А. Гусейнова. М., 2001. С. 113.

19 Мишаткина Т. В. Экологическая этика / Т. В. Мишаткина // Этика : учеб. пособие. Минск, 2002. С. 285.

20 См.: Апресян Р. Г. Золотое правило / Р. Г. Апресян // Этика: старые новые проблемы. М., 1999.

С. 26.

21 СартрЖ.-П. Экзистенциализм — это гуманизм / Ж.-П. Сартр // Сумерки богов. М., 1990.

С. 324.

22 Кант И. Критика практического разума / И. Кант. СПб., 1995. С. 83, 90.

23 См.: Братусь Б. С. Нравственное сознание личности (психологическое исследование)/ Б. С. Братусь. М., 1985. С. 32. (Новое в жизни, науке, технике. Сер. Этика ; № 3).

Поступила 05.12.07.

РАЗВИТИЕ ПЛАНИРОВАНИЯ И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ МЫШЛЕНИИ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ

М. С. Ионова, соискатель кафедры психологии МГУ им. Н. П. Огарева

Статья посвящена одной из актуальных проблем современной педагогической психологии — проблеме развития умственных действий планирования и прогнозирования у будущих психологов. Представлены изменения в распределении студентов по типам планирования и уровням прогнозирования в ходе экспериментального исследования. Приведенные данные подтверждают эффективность поэтапного формирования данных компонентов профессионального мышления при помощи специально разработанных профессиональных задач и упражнений.

Уровень развития планирования и прогнозирования во многом определяет успешность психолога в его профессиональной деятельности. Однако обычные условия обучения в вузе не в полной мере способствуют развитию данных компонентов профессионального мышления. Это подтверждают результаты проведенного нами анализа, объектом которого стало содержание программ учебных предметов и практик, используемых при обучении студентов-психологов в Историко-социологическом институте Мордовского государственного университета. Указанные обстоятельства объясняют актуальность нашего исследования, целью которого является развитие дан-

ных компонентов профессионального мышления будущих психологов в процессе обучения в вузе.

Разделяя взгляды В. В. Давыдова, мы рассматриваем планирование как определение способа решения задачи и построение системы действий, соответствующих ее существенным условиям и направленных на достижение общей цели1. Прогнозированием мы называем механизм планирования, обеспечивающий предвидение результатов будущих действий, систем действий, способов решения в целом.

На первом этапе экспериментального исследования нами была проведена диагностика сформированности планиро-

© М. С. Ионова, 2008