Т. О. Бажутина, Е.А. Бодрякова

КРИТЕРИИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ: ФИЛОСОФСКИЙ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

Статья посвящена проблеме критериев оценки качества жизни. Рассмотрены различные подходы к определению этой категории. Сделан вывод об отсутствии единых оснований для определения содержания и структуры качества, следствием чего является отсутствие единых критериев и логического основания данного феномена. Предложен новый подход к оценке качества жизни на основе процессуальных показателей.

С середины XX в. в научной литературе начала активно использоваться категория «качество жизни». При этом в теоретических и научно-практических публикациях не прекращаются споры о необходимости, целесообразности и правомерности применения данной категории для оценки условий человеческого существования. В дискуссиях по этому поводу принимают участие философы, экономисты, социологи, управленцы, специалисты в сфере статистики, здравоохранения, политики и т.д. Возникла теоретическая необходимость сопоставления различных позиций и точек зрения о сущности этой категории и установлении принципов определения содержания качества жизни, его количественному измерению установлению оправданных границ применения данного понятия. Современное состояние и условия развития общества и самой науки ставят перед исследователями проблему принципиального пересмотра прежних подходов к пониманию категории качества жизни и переводят традиционную философскую категорию «качества» в практический и даже прикладной план научного анализа.

Вместе с ускорением общественного развития в общество пришло осознание долговременных последствий научно-технического прогресса, вследствие которого новый постиндустриальный тип экономики, доминирование культуры потребительства, игнорирование пределов экологии постепенно уходят в прошлое, а с ними и традиционные для обыденного мышления интерпретации качества жизни как простой совокупности условий существования человека, как уровня потребления, степени удовлетворения его потребностей по известной схеме Маслоу.

Объективное возрастание роли социокультурных и духовно-нравственных начал в развитии самого человека, на которого легла прямая ответственность не только за качество жизни «далеких потомков», но самого себя, означает, что повышение качества жизни современного человека есть, прежде всего, отказ от чисто экономического и технического подходов к его интерпретации. Этот отказ актуализирует проблему исследования глубинных онтологических оснований бытия человека. Онтологические основания качества жизни, с учетом факторов глобализации, интернационализации, диверсификации и интеграции всех сфер человеческой жизни, уже невозможно определять на основании объектного, статического подхода, характерного для классической науки и классической гегелевской философии. Любое социальное качество предстает не только перед теоретиками, но и перед практиками, уже не как статический объект, качество которого определяется количественными характеристиками, а как процесс. Процесс, протекающий и во времени, и в пространстве, ибо он характеризуется не только необ-

ратимыми изменениями (развитие), но и высокой степенью зависимости изменений от активности и направленности давления внешней среды. Социальное качество, таким образом, может рассматриваться только как открытая, сложно организованная, активная саморазви-вающаяся система, требующая для своего исследования и новых принципов, и новых методов изучения.

Поскольку категория качества жизни прочно вошла в лексикон экономических дисциплин, традиционно оперирующих такими параметрами оценки качества жизни, как обеспеченность материальными ресурсами, безопасность существования, наличие свободного времени, продолжительность жизни и т.п., хотя эти параметры и не устраивают самих экономистов, налицо необходимость формулировки новых принципов и методов исследования качества. Если существующий подход можно определить как экзогенный, описательный, накопительный, трактующий категорию качества жизни, по сути, как «недоисследованную», в которую каждый новый исследователь пытается включить какой-то новый ресурс, естественным и закономерным образом перманентно обнаруживаемый при изменении внешних условий существования данного качества, то новый подход должен осуществляться на иных принципах.

При существующем подходе игнорируются смыслосодержательные инвариантные основания понятия качества жизни, определяющие его категориальный статус: смысл жизни, цель жизни, полнота жизни, жизненная идентичность (правдивость, целостность жизни и т.д.). Сводя понятие качества жизни к ее внешним факторам или условиям, современная наука, в определенном смысле, отошла от прежней классической философской парадигмы, в русле которой оно изучалось в категориях духовной и социальной онтологии, и свела всю проблему научного поиска к феноменологическому, описательному уровню и герменевтической интерпретации, узаконившей субъективизацию описания всеобщего. Однако подобный путь абсолютно бесперспективен в условиях осознанного интереса всего общества к проблемам управления собственной жизнью если не со стороны ее экзистенциальной сущности, то хотя бы со стороны экономической составляющей. Практика доказала, что нацеленность на накопление материально-вещественных форм богатства, удвоение валового внутреннего продукта, повышение уровня жизни человека не исчерпывает и не решает проблему совершенствования качества его жизни, а зачастую только усугубляет ее.

Практика показала и другой аспект проблемы: представления о качестве жизни и количественные показатели этого феномена в науке зачастую меняются в соответствии с изменениями общественной идеологии. Причем с момента возникновения концепции качества

жизни постоянно предпринимались и предпринимаются попытки совершенствования ее методологических оснований, на основе которых только и возможно построение формализованных показателей, отражающих состояние различных сторон развития общества и человека. Исторически эволюция развития дефиниции качества жизни двигалась от попыток объективно оценивать условия существования общества к субъективным оценкам благополучия отдельных людей.

Важнейшая задача формирования дефиниции качества жизни - разработка шкалы количественной оценки основных аспектов качества жизни, специфицированных для каждого уровня человеческой жизнедеятельности, т.е. для физического, психологического, социального и духовного, и для того феномена, который образуется в процессе их взаимодействия. Эта необходимость ставит непростой вопрос об объективных критериях такой оценки.

Размышляя над проблемой критериев оценки качества телесно-психической (физического и психологического уровней) жизни, Всемирная организация здоровья (ВОЗ) определила качество жизни как «восприятие индивидами их положения в жизни в контексте культуры и систем ценностей, в которых они живут, и в соответствии с их собственными целями, ожиданиями, стандартами и заботами» [1 Т. 3. С. 157]. С одной стороны, задействовала в определении социальный и духовный уровень жизнедеятельности человека, а с другой - лишила его объективности, поскольку оценка абсолютно субъективирована и целиком отдана индивидам. Между тем человеческий индивид далеко не всегда является эталоном духовности и закономерным образом либо занижает свои ожидания от жизни, либо завышает их. Прекрасно, если инвалид чувствует себя физически и психологически комфортно в этой жизни и его, согласно критериям ВОЗ, можно признать здоровым. А если у человека нет объективных предпосылок для дискомфорта, но он таковой ощущает, должны ли органы здравоохранения признавать его не вполне здоровым и, соответственно, оказывать ему весь спектр медицинских, а следовательно, социальных и экономических услуг?

Социальная жизнь индивида складывается из таких «блоков», как его повседневное общение с другими людьми, учеба, трудовая, общественно-политическая деятельность и т.п. Видимо, в этом отношении могут быть сформулированы более или менее приемлемые критерии. Что касается духовной жизни индивида, то здесь ясности нет совсем, хотя роль ее в жизнедеятельности индивида в целом достаточно велика. Хорошо известно, к примеру, что «сильные духом» более выносливы в психофизическом плане, чем люди «без полета», без высоких идеалов, значимых нравственных и эстетических ценностей, люди пессимистического мировоззрения. Во всяком случае разработка количественных критериев в отношении качества духовной жизни весьма проблематична, но без них будет поставлена под сомнение правомерность оценки качества индивидуальной жизни в целом.

Сложный, многоуровневый характер исследуемого феномена качества жизни обусловливает необходимость синтеза исторического, логического, системного,

структурно-функционального, деятельностного, синергетического подходов и объективистской и субъективистской парадигм, актуальных для макро- и микроуровней осмысления жизни. Так, представители объективизма акцентируют внимание на исследовании реальных обстоятельств существования человека, изучении условий его жизни: общественно-экономических (способ производства, общественный строй, социальная структура, политический механизм), естественногеографических (территория, климат, ландшафт, наличие или отсутствие полезных ископаемых), индивидуально-мотивационных (потребности, ценностные ориентации) [2. С. 38]. Взаимообусловливающее, интегративное взаимодействие перечисленных факторов вызывает синергетический эффект. Сторонники субъективизма, анализируя качество жизни, обращаются к состоянию внутреннего мира субъекта, к степени удовлетворения индивидуальных потребностей, к субъективным оценкам жизни и отдельных сторон личного бытия [3. С. 94].

Существующие подходы к исследованию качества жизни можно классифицировать на следующие группы:

1. Теории идеалов. Согласно им качество жизни включает реализацию определенных идеалов. Скажем, идеалом может быть самореализация личности в духе теории иерархии потребностей английского ученого Авраама Маслоу, выдвинутая им в 50-е гг. нашего века [4. С. 19]. По рассматриваемой модели прогрессивные изменения качества жизни сопровождаются иерархическими изменениями этих социальных учреждений.

2. Персонально-утилитарные теории концентрируются на ощущениях счастья, удовольствиях и исполнении желаний. Многие экономисты этот подход называют велферизмом, социальные философы - утилитаризмом или даже гедонизмом. Этот подход часто критикуется исследователями из стран третьего мира, не без основания ссылающимися на собственный опыт, когда люди часто умудряются приспосабливаться к нечеловеческим условиям.

3. Теории изобилия концентрируются на произведенных товарах, реальных доходах и др. Так, многие экономисты стремятся оценить качество жизни в терминах уровня жизни. Большие усилия проделаны для разработки методов оценки получаемого дохода. Но подобный подход справедливо подвергается критике как неспособный объяснить изменения в стилях жизни. Скажем, хиппи могут считаться счастливыми, жизнерадостными людьми, не испытывающими желания обзаводиться собственностью. Они могут быть гораздо счастливее людей, обремененных трудовой этикой и накопивших большие богатства.

4. Теории базовых потребностей. Согласно Эрику Алларду, качество жизни достигается за счет удовлетворения трех систем базовых потребностей: «иметь», «любить» и «быть». «Потребительские» потребности определяются как относящиеся к материальным условиям, необходимым для выживания и избегания нищеты. Сюда относятся экономические ресурсы (минимальный доход на душу населения), условия проживания, занятость, условия труда, здоровье, образование. «Любовь» относится к потребностям общаться с другими людьми и образовывать социальные идентично-

сти. Сюда относятся контакты в локальном сообществе, дружеские отношения, социализация в группах и организациях и отношения с коллегами. Потребности в бытии - интеграция в обществе и жизнь в гармонии с природой, политической активности, досуге и т.д.

Таким образом, понятие «качество жизни» - сложный, многоуровневый конструкт, разные подходы к которому объединяет признание диссипативности составляющих содержание качества элементов. Качество, таким образом, рассматривается как продукт настроенной системы взаимодействий, хорошо продуманной и спроектированной структуры, постоянно находящейся в хрупком равновесии со средой. Качество как благо для потребителя следует за изменением вкусов, запросов потребителей и общества, определяемых их потребностями и возможностями одновременно.

Так, А. И. Субетто определяет качество жизни как систему качеств духовных, материальных, социокультурных, экологических и демографических компонентов жизни [5. С. 43]. Т.М. Дризе, не давая определения категории «качество жизни», рекомендует использовать при его оценке такие показатели, как диапазон выбора, доступность для человека средств решения жизненно важных проблем, состояние социальных коммуникаций и социальных взаимодействий, комфортность и освоенность среды обитания и т.п. В то же время, например, И.В. Бестужев-Лада считает, что категория «образ жизни» интегрирует такие понятия, как уровень жизни, качество жизни, стиль жизни, уклад жизни [6. С. 287]. Он определяет «образ жизни» как способ жизнедеятельности, взятой в единстве с ее условиями, которые характеризуются категориями уровня качества и уклада жизни. Другими словами, по мнению указанных исследователей, категория «образ жизни» носит более обобщенный характер по отношению к понятиям «качество жизни», «уровень жизни» и т.п. Можно и далее приводить примеры различных подходов к определению, однако представляется очевидным, что без решения вопроса о содержании и структуре категории «качество жизни», характеризующей условия жизнедеятельности населения, т.е. без определения основных методологических принципов подхода к ее исследованию, нельзя ставить методические вопросы оценки и анализ таких условий. Отсюда и трудности в определении основных направлений аналитических работ, и существенный «разнобой» в выборе индикаторов для оценки отдельных составляющих качества жизни.

Как известно, согласно гегелевской диалектике, качество любого объекта или процесса может быть установлено только по отношению к некоторому эталону, который определяется стандартами, нормами, обычаями или традициями (результатом) [7. С. 225], включающими в себя целый набор элементов. Но подобный принцип правомерен только в тех ситуациях, когда качество остается неизменным или развивается линейно. Если же речь идет о процессах, оценка качества которых существенным образом зависит от субъектов с разными потребностями и интересами, вряд ли целесообразно искать инвариант качества в самом объекте и единственном основании для этой оценки. Так, потребители, безусловно, оценивают качество товаров долговременного пользования, например холодильников,

прежде всего по критерию их технической надежности во времени. Но у производителей холодильников, заинтересованных в повышении товарооборота, представления о критериях качества холодильников будут иными. Так, критерии качества жизни населения территории - это совокупность признаков, посредством которых дается оценка достигнутого уровня и динамики социально-экономической результативности развития этой территории. На сегодня при определении состава критериев качества жизни используется интегральный и частный подходы к оценке рассматриваемых категорий. В свою очередь, интегральный подход предполагает проведение двух типов оценок: объективной (на основе официальных статистических данных) и субъективной (на основе общественного мнения с привлечением обобщающей информации, основанной на результатах социологических опросов населения).

Объективные и субъективные критерии, сосуществуя в одной системе критериев, дополняя друг друга, с разных сторон отражают объективные условия жизни и субъективное ощущение степени удовлетворенности индивидуумом данными ему условиями жизни. Интегральный подход является актуальным еще и потому, что многие составные элементы качества жизни (например, удовлетворенность) количественно неизмеримы. К числу подобных «неизмеряемых» элементов относятся также индивидуальные привязанности и предпочтения, степень свободы, уверенность человека в своей способности контролировать любую ситуацию и т.п. [8. С. 189].

Наряду с обобщающей оценкой качества жизни с помощью интегральных индикаторов частный подход направлен на более глубокую проработку отдельных составляющих качества и уровня жизни, таких как состояние здоровья, образования, жилищного обеспечения, сферы досуга и отдыха.

Основная трудность при измерении качества жизни состоит в разнородности его показателей. Измерение одних составляющих качества жизни не представляет каких-либо особых процедурных сложностей и, как правило, осуществляется в метрических шкалах. К таким показателям относится, например, уровень дохода, число детей в семье, размер заработной платы, уровень образования, количество квадратных метров в занимаемом жилье, объем реализации населению платных услуг, продолжительность свободного времени и т. д. Измерение практически всех объективных аспектов качества жизни принципиальных проблем не вызывает и допускает использование относительно несложных математических преобразований.

Совсем по-другому выглядит проблема, когда в качестве объектов измерения выступают субъективные ощущения человека, уровень его удовлетворенности различными сторонами жизнеобеспечения. В этом случае для регистрации различных субъективных составляющих качества жизни чаще всего используются так называемые номинальные, или ранговые, шкалы. Процедурно замеры таких объектов осуществляются путем приписывания некоторых оценочных баллов субъективным ощущениям человека, его настроениям, социальному самочувствию или некоторому упорядочиванию своих субъективных оценок в том или ином признаковом пространстве.

Для того чтобы процессуально оценить качество жизни, нужно представить его в виде немногочисленных интегральных показателей, которые позволили бы оценить условия жизнедеятельности населения на максимально обобщенном уровне. Это, в свою очередь, предполагает построение процедуры агрегирования, «сворачивания» многих сотен первичных признаков к показателям, описывающим качество жизни как некоторое целостное явление. Информация от первичных измерений, зафиксированная через элементарные показатели, должна совершить вполне определенное восхождение, проделать путь «наверх» и предстать в виде системы интегральных социальных параметров, позволяющих производить содержательные оценки о состоянии качества жизни населения в целом. Понятно, что процесс укрупнения информации связан с потерей информативности, конкретной наполненности показателей, но вместе с тем и именно в этом состоит смысл измерения, интегральные показатели должны содержать новое качество исследуемого объекта, предоставлять возможность «видеть» обобщенные закономерности и тенденции, ранее скрытые во множестве единичных наблюдений.

Процедура измерения представляет собой непустое множество преобразований, поэтому и результаты измерения качества жизни могут быть принципиально различными как с точки зрения количественной оценки, так и возможностей интерпретации произведенного измерения. Видимо, по этой причине в различных литературных источниках предлагаются различные неформализованные методы оценки качества жизни. Кроме того, неустанно предпринимается исследовательский поиск простых в понимании и измерении индикаторов, по величине которых можно было бы делать обобщенные выводы об уровне качества жизни. В качестве таких показателей разными авторами предлагается использовать ВВП на душу населения, среднюю продолжительность жизни населения, удельный вес затрат в бюджете домохозяйств на услуги первой необходимости и т. д. В социальной статистике ООН для межстранового сравнения уровня жизни в настоящее время используются индекс человеческого развития (ИЧР) и индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) [9. С. 77].

ИРЧП - многофакторный индекс, включающий в себя оценку по основным показателям:

- средняя продолжительность жизни;

- состояние здоровья;

- уровень образованности;

- уровень благосостояния;

- уровень доходов.

Однако, хотя методика ИРЧП эффективна для измерения развития человеческого потенциала, она, на взгляд авторов, не может определить реальное качество жизни, особенно в современной России.

Во-первых, сложно просчитать ожидаемую продолжительность жизни в условиях, когда значительная часть населения России гибнет от факторов, не связанных с состоянием здоровья (войны, преступность, катастрофы).

Во-вторых, показатель ВВП на душу населения имеет «виртуальный» характер в условиях, когда значительная часть валового национального дохода не доходит до большинства граждан, в том числе сохраняясь в зарубежных банках, безвозвратно инвестируясь в экономику других стран.

В-третьих, критерий образования слабо «работает» в отечественных условиях, поскольку для современной социальной ситуации характерна практическая невос-требованность образования; к тому же оно далеко не всегда гарантирует жизненный успех.

Проблема неадекватности методик оценки качества жизни усугубляется тем, что сегодня одновременно сосуществует множество концептуальных подходов к его определению, что подтверждает мысль, согласно которой качество жизни может рассматриваться как постоянно эволюционирующая философская категория, которая наполняется различным содержанием в зависимости от социального времени и точки зрения авторов.

Необходимо в полной мере осознать, что в современных условиях качество есть фундаментальная, важнейшая и подлежащая всеобщему изучению процес-сульность, которая простирается существенно шире и уходит много глубже, чем информация, содержащаяся в правовых нормативно-технических документах, мо-тивационно-стимулирующих методиках, что качество есть область современной деятельности, имеющая обширную сферу для исследований специалистами широкого круга.

ЛИТЕРАТУРА

1. Штрахова А.В. Психология здоровья концепции качества жизни в клинической психологии // Ежегодник Российского психологического

общества: Материалы 3-го Всерос. съезда психологов: В 8 т. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 2003.

2. Ронге Ф. Условия жизни в России // Социологические исследования. 2000. № 3.

3. Попов С.И. Проблема качества жизни в современной идеологической борьбе. М., 1997.

4. КравченкоА.И. Социология. М.: Академический проспект, 1999.

5. СуббетоА.И. Управление качеством жизни и выживаемость человека // Стандарты и качество. 1994. № 1.

6. Бестужев-Лада И.В. Теоретические и методологические проблемы исследования образа жизни. М., 1979.

7. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2 изд. Т. 1.

8. ДавыдоваЕ.В., Давыдов А.А. Измерения качества жизни. М., 1993.

9. Справочник по социальным показателям: Методологические исследования. Серия Б №49.ООН. Нью-Йорк, 1989.

Статья представлена научной редакцией «Экономика» 13 июня 2008 г.