УДК 323 КОНЦЕПЦИЯ Л.Н. ГУМИЛЕВА И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА

Сайфуллин Р.Г.

В статье на основе концепции Л.Н. Гумилева формулируется имеющая биосоциальный характер универсальная закономерность, во многом детерминирующая политическую динамику.

Использованы следующие основные положения этой концепции: 1) этнос

- это биосоциальная общность, развитие которой определяется пассионарно-стью - меняющимся во времени физическим (энергетическим) параметром, имеющим биологическую природу; 2) этнос и создаваемая им полития составляют части одного динамического целого; 3) успешность политии зависит от уровня пассионарности создавшего ее этноса.

Вскрыты недостатки концепции Л.Н. Гумилева: 1) уязвима для критики гипотеза о мутационном генезисе пассионарности; 2) не сформулирован прошедший эмпирическую проверку закон, связывающий изменение пассионарно-сти во времени с политической динамикой.

В целях устранения этих недостатков предложена гипотеза о гетерозис-ной основе пассионарности. На основе этой гипотезы дано объяснение существованию различных энергетических типов, изменение долей которых в структуре населения влияет на политическую динамику. Сформулирована универсальная закономерность, детерминирующая это изменение - числовой алгоритм этнополитогенеза.

Числовой алгоритм может представлять интерес для ученых, занимающихся политическим прогнозированием.

Ключевые слова: политическая динамика, концепция Л.Н. Гумилева, числовой алгоритм этнополитогенеза.

CONCEPT OF L.N. GUMILEV AND POLITICAL DYNAMICS

Saifullin R.G.

In the article on the base of the concept of L.N. Gumilev universal pattern is formulated, it is have a biosocial character and in many respects determines the political dynamics.

There are used the following key features of this concept:

1) ethnos - is biosocial community, the development of which is determined by the passionarity - time-varying physical (energy) parameter having the biological nature.

2) ethnos and polity it creates are part of one whole dynamic;

3) the success of the polity in the ethnic group depends on the level of its passionarity.

There are revealed shortcomings of the concept of L.N. Gumilev:

1) mutation hypothesis about genesis of passionarity is vulnerable for criticism;

2) the law relates the change of passionarity in time with the political dynamics is not formulated.

In order to address these shortcomings there are proposed the hypothesis of heterotic basis of passionarity. Based on this hypothesis, given the explanation for the existence of different types of energy, changes in the structure of share of the population affects the political dynamics. Formulated a universal law, determines the change

- a numerical algorithm of ethnopolygenesis.

Numerical algorithm may be of interest to researchers engaged in political forecasting.

Keywords: political dynamics, concept of L.N. Gumilev, numerical algorithm of ethnopolygenesis.

Л.Н. Гумилева можно причислить к одному из тех мыслителей, которые пытались объяснить политическую динамику (возникновение и развитие государств, политические конфликты и т.д.) влиянием не только социальнополитических, но и природных (географических и биологических) факторов.

Л.Н. Гумилев во многом продолжил традицию заложенной еще Ш. Монтескье географической школы, постулирующей влияние географических факторов на общественные процессы. По мнению ученого, действующими лицами истории являются этносы, проходящие в своем развитии ряд возрастных фаз [4, с. 11, 16]. Этнос он считает явлением географическим, всегда связанным с вмещающим ландшафтом, который кормит адаптированный этнос [3, с. 47]. Важное место в концепции Л.Н. Гумилева занимает понятие «месторазвития», под которым он понимает зону формирования нового этноса, сочетающую в себе несколько ландшафтов [12, с. 517-518].

Однако Л.Н. Гумилев понимал этнос не только как географическое явление. По его мнению, «... этносы являются биофизическими реальностями, всегда облеченными в ту или иную социальную оболочку» [6, с. 227]. Из этого положения следует, что этнос - это и биосоциальная общность, развитие которой определяется неким меняющимся во времени физическим (энергетическим) параметром, имеющим биологическую в своей основе природу. Этот параметр Л.Н. Гумилев назвал пассионарностью.

Рассматривая этнос и создаваемую им политию как части одного динамического целого, Л.Н. Гумилев считал, что именно изменение уровня пассио-нарности этноса вносит решающий вклад в политическую и историческую динамику. При высоком уровне пассионарности, что характерно для начальных фаз этногенеза, этнос и его государство развиваются успешно, проводя экспансию во всех областях. При низком уровне пассионарности или при ее отсутствии, что характерно для завершающей этногенез фазы обскурации, главными чертами их развития являются, наоборот, всесторонняя деградация и распад.

Таким образом, в концепции Л.Н. Гумилева «мотором», порождающим основную долю политической и исторической динамики, является пассионар-ность. Если бы автору пассионарной теории удалось вскрыть генезис пассио-нарности, определить закономерности ее изменения во времени (желательно, выраженные математически), то это позволило бы построить универсальную теорию политической динамики, инвариантную относительно различных исторических эпох и типов политий, обладающую не только объяснительным, но и прогностическим потенциалом.

Следует, однако, признать, что Л.Н. Гумилеву не удалось решить эти задачи. По его гипотезе, пассионарный признак в популяции возникает в результате микромутации (пассионарного толчка), имеющего космическое происхождение (излучение из космоса) [12, с. 511-512.]. Пассионарный толчок приводит к появлению в затронутых им популяциях индивидов энергоизбыточного типа, обладающих пассионарным признаком (пассионариев), которые создают новые этнические системы. С.П. Капица с соавторами, в целом высоко оценивая концепцию Л.Н. Гумилева, в то же время отмечают, что ее наиболее уязвимым моментом является именно эта гипотеза [8, с. 110]. Более категорично высказывается американский исследователь русского происхождения П.В. Турчин: «Детали предлагаемого Гумилевым механизма основаны на явлениях, неизвестных или категорически противоречащих современной науке» [13, с. 84].

Уязвимость выдвинутой Л.Н. Гумилевым космической гипотезы привела к попыткам связать феномен пассионарности с действием геологических, климатических, физиологических, психологических, социологических и др. факторов (обзор этих попыток см.: [14]). Однако в целом эти попытки не внесли ясности в вопрос о генезисе пассионарности.

Л.Н. Гумилеву не удалось сформулировать закон, связывающий изменение пассионарности во времени с политической динамикой. Одно из главных положений его концепции состоит в утверждении, что этнос проходит в своем развитии ряд возрастных фаз, каждая из которых имеет свои отличительные

признаки [12, с. 526-532.]. В частности, фазы различаются между собой пределами изменения уровня пассионарного напряжения (пассионарное напряжение

- отношение количества пассионарности, имеющейся в этнической системе, к числу составляющих ее индивидов). В фазах подъема и акматики пассионарное напряжение растет, в фазе надлома - резко, а в инерционной фазе - плавно снижается, в фазе обскурации оно падает до уровня ниже гомеостатического (нулевого). Каждая фаза имеет свои примерные возрастные рамки [3, с. 93]. Они переходят одна в другую через так называемые «фазовые переходы» - кризисные периоды в жизни этноса, для которых характерны внутренние конфликты, ведущие к ослаблению, распаду, а иногда и гибели его государства [6, с. 385-386; 7, с. 184]. Возрастные рамки фазовых переходов Л.Н. Гумилев не указывает.

Кроме пассионариев среди членов этноса Л.Н. Гумилев выделяет субпассионариев (индивидов энергодефицитного типа) и гармоничных людей (индивидов энергоуравновешенного типа); последние составляют основную массу членов этноса. В каждой фазе один из энергетических типов играет ведущую роль. В фазах подъема и акматики доминируют пассионарии, в фазах надлома и обскурации - субпассионарии, в инерционной фазе - гармоничные люди [6, с. 288-289; 12, с. 530]. Характерные для фаз надлома и обскурации гражданские войны, распад государства и его гибель [6, с. 365; 12, с. 528-531], казалось бы, легко объясняются доминированием в этих фазах субпассионариев, являющихся деструктивным элементом. Однако состояния так называемого «пассионарного перегрева» в фазах подъема и акматики, возникающие из-за избытка пассионариев, также характеризуются внутренними конфликтами [6, с. 379-381; 3, с. 171-177].

Инерционная фаза из-за доминирования в ней гармоничных людей - по Л.Н. Гумилеву, «мирных обывателей», казалось бы, является единственной «спокойной» фазой. Однако и для нее характерны гражданские войны. Так, у римлян в середине инерционной фазы (ученый отождествляет эту фазу с эпо-

хой принципата. [6, с. 366]) разразилась гражданская война (68-69 гг.). «В Европе инерция началась в конце XVI в.» [3, с. 311]. Получается, что в начале инерционной фазы гражданская война разразилась в Англии (1642-1648 гг.), в ее середине - во Франции (1789-1794 гг.), в конце фазы вспыхнула революция в Германии (1918 г.).

Приходится констатировать, что Л.Н. Гумилеву не удалось теоретически обосновать взаимосвязь между соотношением энергетических типов, с одной стороны, и политической динамикой - с другой. По нашему мнению, следовало бы дать четкую дефиницию понятию «фазовый переход», очертить возрастные рамки фазовых переходов, а затем попытаться выделить фазы и фазовые переходы в этногенезе существовавших и существующих в настоящее время этносов, тем самым, подкрепив теоретические положения эмпирическими данными.

Попытаемся раскрыть генезис пассионарности. Для этого будем отталкиваться от утверждения Л.Н. Гумилева, что она имеет биологическую природу. Также примем во внимание следующее замечание П.В. Турчина, кажущееся нам справедливым: «.Нужно каким-то образом трансформировать пассионар-ность из экзогенной переменной в эндогенную» [13, с. 85].

По-видимому, необходимо отбросить гипотезу о мутационном генезисе пассионарности. Из биологии известно, что мутации случайны и вероятность их закрепления в популяции мала. Проходит довольно продолжительное время (сотни и тысячи поколений) прежде чем закрепившаяся мутация достигает средних частот. Поэтому предположение о достижении пассионарным признаком средних частот на протяжении начальной фазы этногенеза - фазы подъема, продолжающейся около 350 лет, т.е. 15-18 поколений, представляется маловероятным. Следовательно, феномен пассионарности может быть связан с действием других биологических факторов. Прежде чем выяснить, что это за факторы, попытаемся раскрыть биологический смысл пассионарности.

По-видимому, в наибольшей степени понятие «пассионарность» коррелирует с широко применяемым в биологии понятием «жизнеспособность»

(жизнестойкость) - способность организма выживать и давать потомство при неблагоприятных условиях внешней среды. Жизнеспособность популяции - это ее способность сохранять и увеличивать свой ареал и свою численность. У человека жизнеспособность, оставаясь биологической по своему генезису, приобретает социальную направленность. Эта своего рода «социальная жизнеспособность» и является пассионарностью. Социальную жизнеспособность можно определить, как способность индивида достигать поставленные цели, стойко выдерживая «удары судьбы» и преодолевая возникающие в процессе достижения целей трудности, часто связанные с необходимостью изменения сложившихся общественных устоев. Социальная жизнеспособность суперэтноса выражается в его способности увеличивать свой ареал как путем прямого включения в свой состав новых этнических групп и их последующей ассимиляции, так и «мирной» экспансии своих культурных ценностей в ареалы других суперэтносов.

Как известно, генетическую изменчивость популяций создает не только мутационный процесс, но и поток генов, возникающий за счет брачных контактов с другими популяциями. Поток генов обеспечивается миграцией, когда мигранты вступают в брак в новой популяции и оставляют потомство. Происходит смешение (метисация) пришлой и автохтонной популяций.

Мигранты и автохтонное население, как правило, различаются между собой в расово-антропологическом плане. В результате брачных связей людей, относящихся к разным антропологическим и расовым типам, может иметь место хорошо известное в биологии явление гибридной силы или гетерозиса. Гетерозис характерен для первого поколения гибридов и выражается в лучшей приспособляемости, большей плодовитости и жизнеспособности гибридов в сравнении с родительскими формами. Можно думать, что у человека гетерозис выражается в том, что у родителей, относящихся к разным типам, вероятность рождения более жизнеспособного (пассионарного) в сравнении с родителями ребенка существенно выше, чем у родителей, относящихся к одному антропологическому типу или близким типам.

По мнению специалистов, новая этническая общность формируется в результате смешения нескольких субстратов. Так, Ю.В. Бромлей подчеркивает, «. что как раз смешанные браки являются одним из основных инструментов формирования новых этносов на основе синтеза двух или нескольких этнических общностей» [2, с. 86]. А.П. Садохин пишет, что «в процессе этногенеза, связанного с взаимодействием завоевателей и аборигенов, обычно происходит синтез субстрата (местного населения) и суперстрата (пришлого населения), в ходе которого и возникает новый этнос» [9, с. 113]. Расово-антропологический состав смешивающихся этнических субстратов бывает, как правило, различен, что и создает условия для формирования новой, насыщенной пассионарностью этнической общности.

Фаза подъема характеризуется энергичной экспансией, резким ростом всех видов активности этноса и демографическим взрывом [12, с. 527]. Эти признаки фазы подъема получают свое объяснение, если предположить, что первые поколения членов нового этноса, среди которых доля пассионариев последовательно увеличивается, - это метисные поколения, образовавшиеся в результате ряда последовательных смешений «родительских» субстратов.

Резюмируем изложенное. Во-первых, условия для возникновения новой высокопассионарной этнической общности складываются в результате смешения двух (или нескольких) субстратов, различающихся между собой в расовоантропологическом плане. Во-вторых, источником пассионарности служит биологическая энергия гетерозиса, имеющая своей основой расовоантропологическую неоднородность формирующейся этнической общности. В-третьих, пассионариями являются не «мутанты», а некоторая часть метисов, родители которых относятся к разным антропологическим или расовым типам (разумеется, далеко не все дети от смешанных в расово-антропологическом смысле браков рождаются пассионариями; вероятнее всего, таковых порядка 10-15%).

Как известно, гетерозис часто затухает уже во втором поколении. Причем, как пишет Дж. Харрисон с соавторами, «... жизнеспособность особей второго поколения оказывается меньше не только жизнеспособности особей первого поколения, но и жизнеспособности родительских подвидов» [1, с. 204]. Поэтому высокая пассионарность любой этнической общности имеет свою оборотную сторону - значительный процент индивидов с пониженной жизнеспособностью (т.е. индивидов энергодефицитного типа - субпассионариев), рождающихся при брачных связях метисов. Вероятно, уже среди потомков метисов - индивидов третьего поколения от смешанных браков - доля субпассионариев начинает снижаться, и жизнеспособность подавляющей части индивидов этого и, в особенности, следующих поколений имеет средние значения. Было бы естественно отнести этих индивидов к энергоуравновешенному (гармоничному) типу. Необходимо сказать, что к гармоничным людям относится и большая часть индивидов, рождающихся от родителей, относящихся к разным антропологическим или расовым типам.

Таким образом, на основании гипотезы о гетерозисной основе феномена пассионарности правомерно предположить, что пассионариями является некоторая часть потомства первого поколения от индивидов, относящихся к разным антропологическим или расовым типам; субпассионариями - часть потомства от метисов; гармоничниками - в основном потомство от индивидов, относящихся к одному антропологическому типу или к близким типам.

На основе этой гипотезы можно предложить объяснение того, почему «... обязательным условием этногенеза является сочетание двух и более ландшафтов» [5, с. 152] и почему «... там, где границы между ландшафтными регионами размыты и наблюдаются плавные переходы от одних географических условий к другим, процессы этногенеза будут менее интенсивны» [6, с. 187-188].

По мнению Л.Н. Гумилева, с каждым этносом связан определенный кормящий ландшафт, и границы ландшафтных регионов часто разделяют соседние этносы. Одним из признаков этноса является эндогамия. Это означает, что чис-

ло внутриэтнических браков существенно превышает число межэтнических. Со временем это может привести к тому, что антропологическая гетерогенность соседних популяций, разделенных ландшафтной границей, т.е. относящихся к разным этносам, окажется значительнее гетерогенности соседних популяций, входящих в один этнос. Если по какой-то причине число межэтнических браков между соседними популяциями возрастет, то это из-за явления гетерозиса приведет к увеличению числа родившихся пассионарных детей и создаст условия для образования нового пассионарного этноса.

Предложенный механизм позволяет объяснить, почему, как пишет П.В. Турчин, метаэтнические (суперэтнические) границы являются источниками асабии (пассионарности) и зонами, где обычно происходит этногенез [13, с. 123-124]. Антропологическая гетерогенность соседних популяций, относящихся к разным суперэтносам, может оказаться еще значительней из-за большего числа культурных генетических барьеров, разделяющих представителей разных суперэтносов. Поэтому смешение популяций, относящихся к разным суперэтносам, может привести к большей выраженности явления гетерозиса.

Опираясь на гипотезу о гетерозисном генезисе пассионарности, нами были даны определения понятиям «фаза этногенеза» и «фазовый переход», вскрыт генезис фазовых переходов [11]. Сформулирована гипотеза о синхронизации процессов этногенеза вековым циклом солнечной активности, средняя продолжительность которого составляет 82 года (эта гипотеза подтверждает мысль Л.Н. Гумилева об этносе как о биофизической реальности), а также выявлены основные признаки каждой фазы и фазового перехода [10]. Выяснено, что все фазы и фазовые переходы начинаются и заканчиваются в определенном этническом возрасте структурообразующего этноса с некоторым допуском. Эта закономерность, получившая название «числовой алгоритм этнополитогенеза», определяет начало и окончание, т.е. возрастные рамки, фаз этногенеза и фазовых переходов, а также кризисных периодов внутри фаз подъема, акматики и инерции, аналогичных по своим признакам фазовым переходам (см. ниже).

1. Фаза подъема: 0 - 340-360 лет.

Состоит из инкубационного (0 - 100-155 лет) и явного (100-155 - 340-360 лет) периодов. Явный период начинается с создания этносом своего государства. Внутри явного периода выделяется смутный (185 - 235 лет).

2. Фазовый переход подъем-акматика: 340-360 - 450-470 лет.

3. Фаза акматики: 450-470 - 630-655 лет.

Внутри этой фазы выделяется смутный период пассионарного перегрева (540-560 - 570-585 лет).

4. Фазовый переход акматика-надлом: 630-655 - 680-725 лет.

5. Фаза надлома: 680-725 - 755-810 лет.

6. Фазовый переход надлом-инерция: 755-810 - 840-875 лет.

7. Фаза инерции: 840-875 - 1302-1334 года.

Внутри этой фазы выделяются три кризисных периода: первый (880-920 -935-970 лет), второй (1025-1070 - 1100-1150) и третий (1175-1215 - 1260-1285), разделенных четырьмя стабильными периодами.

8. Фазовый переход инерция-обскурация: 1302-1334 - около 1500 лет.

Разумеется, числовой алгоритм полностью справедлив для некого идеального этноса, которого в реальности не существует (условия идеальности этноса см.: [10]). Однако некоторые структурообразующие этносы близки к идеальному в том смысле, что их этнополитогенез развивался почти в точном соответствии с алгоритмом. Для других же этносов характерны те или иные отклонения от него.

Гипотеза о гетерозисном генезисе пассионарности находится в русле представлений Л.Н. Гумилева об этносе как об общности, развитие которой детерминируется не только социальными, но и природными (географическими, биологическими и физическими) факторами и, по нашему мнению, позволяет в значительной мере устранить недостатки его концепции. Выведенная на основе этой гипотезы универсальная закономерность - числовой алгоритм этнополито-генеза допускает эмпирическую проверку и позволяет при условии знания дат

возникновения структурообразующих этносов прогнозировать развитие существующих в настоящее время суперэтносов.

Список литературы

1. Биология человека. [Пер. с англ.] / Дж. Харрисон, Дж. Уайнер, Дж. Тэннер, Барникот Н., Рейнольдс В. [Под ред. В.В. Бунака]. М.: Мир, 1979. 611 с.

2. Бромлей Ю.В. Этнос и эндогамия // Советская этнография. 1969. № 6. С. 84-91.

3. Гумилев Л.Н. Конец и вновь начало. М.: Танаис ДИ-ДИК, 1994. 544 с.

4. Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. М.: Эко-прос, 1992. 336 с.

5. Гумилев Л.Н. По поводу «единой» географии / Л.Н. Гумилев // Этно-сфера: история людей и история природы. М.: Экопрос, 1993. С. 143-156.

6. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: Гидрометеоиздат, 1990.

528 с.

7. Гумилев Л.Н., Ермолаев В.Ю. Горе от иллюзий / Л.Н. Гумилев // Ритмы Евразии: эпохи и цивилизации. М.: Экопрос, 1993. С. 174-187.

8. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы будущего. М.: Наука, 1997. 286 с.

9. Садохин А.П. Этнология. М.: Гардарики, 2000. 478 с.

10. Сайфуллин Р.Г. Алгоритмизация исторического процесса // Экономическая синергетика: стратегии развития России: сб. науч. тр. Набережные Челны: Изд-во ИНЭКА, 2009. С. 106-126.

11. Сайфуллин Р.Г. Влияние популяционного фактора на генезис политических конфликтов в России // Политэкс. 2009. № 4. С. 262-273.

12. Словарь понятий и терминов теории этногенеза Л.Н. Гумилева (составитель В.А. Мичурин; под ред. Л.Н. Гумилева) / Л.Н. Гумилев // Этносфера: история людей и история природы. М.: Экопрос, 1993. С. 493-542.

13. Турчин П.В. Историческая динамика. На пути к теоретической истории. [Пер. с англ.] / Под общ. ред. Г.Г. Малинецкого, А.В. Подлазова, С.А. Бо-ринской. М.: Издательство ЛКИ, 2007. 368 с.

14. Фрумкин К.Г. Пассионарность: приключения одной идеи. М.: Издательство ЛКИ, 2008. 224 с.

References

1. Harrison G., Weiner J., Tanner J., Barnicoat N., Reynolds V. Biologija cheloveka [Human biology]. Moscow: Mir, 1979. 611 p.

2. Bromlej J.V. Sovetskajajetnografija [Soviet ethnography], no. 6 (1969): 8491.

3. Gumilev L.N. Konec i vnov' nachalo [End and start again]. Moscow: Tanais DI-DIK, 1994. 544 p.

4. Gumilev L.N. Ot Rusi k Rossii: ocherki jetnicheskoj istorii [From Russ to Russia: Essays on ethnic history]. Moscow: Jekopros, 1992. 336 p.

5. Gumilev L.N. Jetnosfera: istorija ljudej i istorija prirody [Ethnosphere: the history of human and history of nature]. Moscow: Jekopros, 1993. 544 p.

6. Gumilev L.N. Jetnogenez i biosfera Zemli [Ethnogenesis and the Biosphere]. Leningrad: Gidrometeoizdat, 1990. 528 p.

7. Gumilev L.N., Ermolaev V.J. Ritmy Evrazii: jepohi i civilizacii [Rhythms Eurasia: epochs and civilizations]. Moscow: Jekopros, 1993. pp. 174-187.

8. Kapica S.P., Kurdjumov S.P., Malineckij G.G. Sinergetika i prognozy buduwego [Synergetics and projections of future]. Moscow: Nauka, 1997. 286 p.

9. Sadohin A.P. Jetnologija [Ethnology]. Moscow: Gardariki, 2000. 478 p.

10. Saifullin R.G. Naberezhnye Chelny: Kama State Engineering and Economy Academy Publ., 2009. pp. 106-126.

11. Saifullin R.G. Politjeks [Political Expertise], no. 4 (2009): 262-273.

12. Gumilev L.N. Jetnosfera: istorija ljudej i istorija prirody [Ethnosphere: the history of human and history of nature]. Moscow: Jekopros, 1993. pp. 493-542.

13. Turchin P.V. Istoricheskaja dinamika. Naputi k teoreticheskoj istorii [Historical dynamics. On the way to theoretical history]. Moscow: LKI, 2007. 368 p.

14. Frumkin K.G. Passionarnost': prikljuchenija odnoj idei [Passionarity: the adventures of one idea]. Moscow: LKI, 2008. 224 p.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Сайфуллин Рубин Гатуфович, доцент кафедры истории, кандидат политических наук

Камская государственная инженерно-экономическая академия

проспект Мира, 68/19, г. Набережные Челны, Республика Татарстан, 423810,

Россия

saifrubin@mail. ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Saifullin Rubin Gatufovich, docent Department of History, Ph.D. in Political Science

Kama State Engineering and Economy Academy

68/19, Mira street, Naberegnye Chelny, Tatarstan Republic, 423810, Russia saifrubin@mail. ru

Рецензент:

Гибадуллина Нафиса Мухамит-Назиповна, доцент, канд. исторических наук, Набережночелнинский филиал частного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Институт экономики, управления и права (г.Казань)»