© А.Г Кузнецов, 2006

КОНЦЕПТ ИДЕНТИЧНОСТИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ И СОЦИАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ

А.Г. Кузнецов

Проблема идентичности (и ее модификации) является одной из наиболее актуальных и широко обсуждаемых тем в современном социогуманитарном научном дискурсе. В первом приближении можно выделить четыре значимых, относительно автономных теоретических контекста исследования данной проблематики: философский, логико-математический, психологический и социологический.

Эти четыре контекста распадаются на две пары: 1) философский и логико-математический контексты - здесь данная проблематика изначально является одной из центральных и осмысляется в терминах тождества и различия; 2) психологический и социологический контексты - здесь интерес к данной теме взрывообразно проявился в последние два десятилетия и термин идентичность используется применительно к индивидам и социальным группам. Два этих обширных поля лежат как бы в разных плоскостях, поддерживают автономность друг относительно друга и имеют мало точек соприкосновения.

Для адекватного анализа проблемы идентичности необходимо учитывать широкую дискуссию о тождестве и различии в философском дискурсе, которая предшествовала постановке этой проблемы в социологии. Вместе с тем помещение концепта идентичности в социальный контекст, учитывание его социальной истории дает возможность адекватного понимания специфики современных дискуссий, представленных альтернативами эс-сенциализма и конструктивизма.

В философии вопрос об идентичности сформулирован следующим образом: «Что позволяет вещам в мире и миру в целом оставаться такими же, теми же самыми, несмотря на изменения времени и пространства?» Другими словами, это вопрос о соотношении единого и многого, о целостности и дискретности мира. Вопрос о тождестве - это вопрос

о постоянстве среди проявлений изменчивости и единства среди проявлений многообразия. Философию от Парменида до Фейербаха называют метафизикой, или мышлением тождества.

Лейтмотивом многочисленных философских построений является представление о том, что тождество первично по отношению к различию. Для того чтобы существовать, нечто должно быть тождественно самому себе. Источником этой самотождественнос-ти может быть: бытие, понимаемое либо как идея, либо как материя, и тогда речь идет об онтологии; Бог - и тогда речь идет о теологии; трансцендентальный субъект - и тогда говорится о трансцендентальной метафизике.

Так или иначе, проблема тожества тесно связана с теорией субъекта первоначально в древнегреческом значении этого термина как основания, подпорки того, что является условием существования. Главный момент, на который стоит обратить здесь внимание, заключается в том, что понятие субъекта означает нечто предлежащее, предшествующее. Сущее в мире обретает собственную идентичность только благодаря Субъекту (идее, Богу, трансцендентальному субъекту), существует благодаря ему и только в отношении него. Субъект является основой распознавания и классификации сущих (в том числе и людей) в мире.

Начиная с Ницше, в европейской мысли происходит поворот к критике метафизики. Метафизика как мышление тождества и как знание о сущем в целом обвиняется в игнорировании множества существующих в мире различий и насильственном сведении их к ограниченному набору понятий. Возникают проекты преодоления метафизики (Хайдеггер, Деррида, Жирар). Происходит реабилитация различия и утверждается его первичность по отношению к тождеству. Это находит наибо-

лее яркое выражение в структурализме и постструктурализме.

Вместе с тем в рамках этих направлений осуществляется последовательная критика субъекта и субъективности. Выясняется, что нет ничего существующего от века и что даже самые неизменные незыблемые категории (бытие, субъект, человек) являются сконструированными, имеют свои истоки и пределы существования. В этом контексте разворачиваются дискуссии о смерти автора, конце истории, конце социального, конце национального государства и т. п., которые сегодня становятся неотъемлемой частью осмысления процессов глобализации.

Социологический контекст осмысления проблемы идентичности связан с «антропологическим поворотом» в европейском мышлении, начавшимся в эпоху Возрождения и связанным с кризисом теоцентризма. Человек помещается в центр мироздания и начинает узнавать себя в окружающим мире. Так возникает нововременное понятие субъекта и субъективности. Сам человек становится условием возможности существования мира. Субъективным становится то, что зависит от восприятия человека, то, основанием и условием возможности чего является человек. В свою очередь объективным является нечто независящее от его восприятия. Локк перенес идею постоянства, тождества, которая ранее рассматривалась применительно ко всему миру в целом, на нововременного субъекта, и с этого момента можно говорить о персональной идентичности.

Разработка идеи того, как возможно то, чтобы человек оставался тем же самым, несмотря на перемещения в пространстве и времени, имела большое значение для развития раннемодерных национальных государств. Именно нация-государство на долгий период становится прочной основой идентификации индивидов, определения их принадлежности к той или иной группе. При этом сохраняется представление о том, что тождество/идентичность является чем-то аскриптивным, предписанным, предзаданным и поэтому обеспечивает стабильность, порядок, целостность индивида и окружающего его мира. По этой причине история как коллективная память, прорабатывающая эту предзаданность, так важна для формирования идентичности.

В британском эмпиризме нового времени место понятия идентичности, как правило, заменяло понятие характера как устойчивого набора черт, свойственных индивидам. Идентичность рассматривалась как устойчивый, постоянный результат некоего предписывания/ приписывания качеств индивидам.

В психологическом контексте переносится акцент на установление тождества индивида с объектами окружающего мира, при этом говорится об идентификации. Впервые этот термин появляется в работе Фрейда «Психология масс и анализ человеческого Я», где говорится о том, что человек итроециру-ет, буквально вбрасывает в себя объекты окружающего мира в процессе развития и становления личности. Эриксон, развивая идеи Фрейда, указывает на постоянное изменение идентичности. Таким образом, процесс идентификации длится всю жизнь, и не приходится говорить о какой-либо завершенности в отношении идентичности. Психоаналитическая традиция указала на связь идентичности, с одной стороны, с бессознательным, а с другой - на ее изменчивость.

Современные исследования идентичности в социальных науках определяются дихотомией эссенциализм/конструктивизм. Эссенциалистский подход рассматривает идентичность как нечто устойчивое, неизменное, изначально присущее индивидам. В таком ракурсе эссенциалистским можно назвать рассмотрение проблемы тождества в классической метафизике.

Конструктивизм тесно связан с деконструкцией субъекта и преодолением метафизики. Представители этого подхода указывают на пластичность, множественность, вообра-жаемость, фиктивность идентичностей. В рамках конструктивизма серьезной атаке подвергаются такие источники идентичности, как раса, нация, пол. Отмечается сконструирован-ность, произвольность, а не естественность существующих различий.

Вместе с тем конструктивизм может быть вульгарно интерпретирован. Конструирование может быть понято как сознательное, проективное производство идентичностей. Однако социальные агенты действуют в тех социальных условиях, которых сами они не создавали. Это значит, что эти условия уже определяют набор

предписанных им качеств, которые хоть и были сконструированы, имеют свою историю, но тем не менее воспринимаются ими как естественные. Каждый индивид уже обладает имплицитными схемами классификации объектов окружающего мира и практическими схемами.

Таким образом, идентичность принадлежит сфере социального бессознательного, которое само является продуктом деятельности акторов, но непрозрачно для обладающего им агента. В таком ракурсе становятся более понятными такие тезисы Бурдье, как «условием любого знания является незнание» или «идентичность утверждается в различии». Идентичность не является результатом саморефлексии или социальной категоризации, она не есть лишь социальная номинация. Идентичность есть основание для социальной категоризации, саморефлексии, именования объектов окружающего мира. Это основание имеет социальную природу, существует не от века и может изменяться.

Для того чтобы обладать идентичностью, индивиду необходимо распознавать и быть распознанным, необходимо быть встроенным в существующий символический порядок посредством Другого. Идентичность есть код, с помощью которого осуществляется распознавание символических структур, но при этом само это распознавание является условием распознанности самого носителя кода. Идентичность парадоксальным образом дает возможность индивидам различаться, будучи похожими друг на друга.

Вместе с тем сам концепт идентичности имеет свою социальную историю. В социальных науках всплеск интереса к идентичности пришелся на вторую половину шестидесятых. Большую роль в популяризации этого термина сыграли работы Эриксона, Олпор-та, Мертона, Фута. Изначально термин идентичность был тесно связан с такими понятиями, как этничность и кризис.

Этничность указывает, прежде всего, на некоторые незыблемые основы существования индивида в мире. Этническая принадлежность есть то постоянное, в котором не приходится сомневаться. С другой стороны, с самого начала дискуссии об идентичности были связаны с утратой опоры, надежных оснований существования в мире.

Примечательно, что интерес к идентичности совпал с событиями 1968 года. Реабилитация различия и множественности в теоретическом дискурсе имела определенные политические следствия. С конца шестидесятых стала развиваться так называемая «политика идентичностей», суть которой в производстве и поддержании многочисленных различий, явленных в существовании всевозможных меньшинств. В этом контексте вполне очевидным становится пафос деконструкции таких модернистских (игнорирующих мельчайшие различия и не дающих свободу самовыражения) номинаций, как нация, класс, пол.

Вместе с тем одним из важных результатов структуралистской и постструктурали-стской критики европейской культуры стало выявление гомологии ее различных уровней. На всех этажах культуры обнаруживается центрированная структура, где есть главный элемент, а положение (идентичности) всех остальных элементов, которые носят вторичный характер, определяется тем, какую позицию они занимают по отношению к центру. В таком контексте говорится об онтофаллотео-телеофонологоцентризме.

Современное состояние культуры, именуемое постмодерном, характеризуется разрушением центризмов. Происходит утрата прежних форм классификации и реализации практик. Этим отчасти объясняется повышенный, даже паранойидальный интерес к проблеме идентичности и кризисный лейтмотив в дискуссиях по данной проблематике.

104

А.Г. Кузнецов. Концепт идентичности