Рецензии

Конституционализм как гражданская позиция

В.Н. Лексин

Авакьян С.А. Размышления конституционалиста: избранные

статьи. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2010. 560 с.

У богини Юстиции завязаны глаза: служители Юстиции должны быть, по определению, бесстрастными и не видящими ничего, кроме нормы права. На деле это не так, и в истории найдется немало случаев, когда творцы законов, прокуроры, судьи и адвокаты, напротив, держали, по выражению Тиля Уленшпигеля, «глаза и уши открытыми» и тем стяжали себе благосклонность правителей и щедрые подношения клиентов. Но история знает и другие имена — великих юристов, не искавших почестей и мзды и искренне полагавших, что нераздельное служение закону и отечеству, истине и народу не только оправданно, но и безальтернативно. В число таких юристов я включаю Сурена Адибеко-вича Авакьяна, за статьями, книгами и выступлениями которого слежу около сорока (!) лет. Неизменно вызывало восхищение, казалось бы, невозможное, но всегда реализованное соединение научной честности и здравого смысла, огромной эрудиции и ясности мысли, верности духу

закона и бескомпромиссно смелой гражданской позиции. Очередным подтверждением этого стал сборник избранных статей С.А. Авакьяна, первая из которых опубликована в 1971 г., а последняя — в 2009 г.

Два правовых поля — конституционное и муниципальное — основной предмет исследований С.А. Авакьяна, и обширность этих полей, произрастание на них и «пшеницы и плевел», постоянное обновление (вечная актуальность) конституционной и муниципальной проблематики не только не сбивают маститого ученого с единожды избранной позиции научной честности, но, напротив, позволяют ему на каждом витке нашей замысловатой истории находить все новые и новые подтверждения основного постулата этой позиции: научная истина столь значима, что конъюнктурные соображения просто не могут присутствовать — ни в мыслях, ни в лекциях, ни в текстах.

Естественно, что в центре интересов ведущего ученого-конституци-она листа России находится главный практический результат отечественного конституционного права — наша Конституция. Отмечая бесспорные достоинства этого документа, профессор Авакьян отнюдь не

считает его незыблемым и полагает, что его исторически и логически оправданный «ремонт» должен быть не косметическим, а капитальным. Он пишет: «количество необходимых

поправок к Конституции настолько велико, что юридически, да и политически некорректно это делать реформой, надо принимать новый Основной Закон». Он обращает внимание на «обстоятельства появления Конституции 1993 года. Она связана в истории России отнюдь не с радостными, а наоборот — с печальными и трагическими событиями. Прежде всего это разгон (21 сентября 1993 года) и расстрел (4 октября) Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ. И далее сам референдум 12 декабря 1993 года, когда люди голосовали за новую Конституцию, не читая ее текста, в обстановке постоянно нагнетавшегося страха: не проголосуешь за новую Конституцию, тогда будет еще хуже!». Автор, как всегда, конструктивен: «по теперешней Конституции, чтобы принять новую, надо сначала принять поправки Государственной Думе и Совету Федерации, затем созвать Конституционное Собрание (КС), которое разработает новую Конституцию и либо само ее примет, либо вынесет проект на референдум... А не лучше ли все сделать иначе: подготовить проект новой Конституции. Этот проект — одна из разновидностей законопроектов. Согласно же Федеральному конституционному закону о референдуме Российской Федерации на нем можно голосовать законопроекты. Так не проще ли собрать 2 миллиона подписей под проектом новой Конституции РФ — как законопроектом! — и провести всенародное голосование? Кстати, время для

принятия новой Конституции вполне подходящее (с. 288). Эти и другие положения о содержании и развитии отечественного конституционного права профессор С.А. Авакьян блестяще изложил в изданной в 1997 г. и недавно переизданной монографии «Конституция России: природа, эволюция, современность», удостоенной в 2003 г. почетнейшей премии им. А.Ф. Кони.

Автор «Размышлений конституционалиста» затрагивает и такую небезобидную тему, как содержание и пределы президентской и законодательной власти. С.А. Авакьян пишет о том, что «очевиден дисбаланс властей в сопоставлении возможностей Президента РФ и Федерального Собрания РФ как в целом, так и по каждой палате. Ясно, что нужно перераспределить полномочия между ними. Президент, ни перед кем не несущий ответственности за свою деятельность; парламент, нередко лишь сотрясающий воздух по причине своего безвластия в делах реального управления государством. Эта модель власти нежизненна! При малейшем желании Президент вправе распустить Государственную Думу. Сам же может быть отстранен от должности только при совершении государственной измены или иного тяжкого преступления (а за нетяжкие, но тем не менее преступные деяния вообще не несет ответственности!). Президент нередко не подписывает законы даже тогда, когда по Конституции обязан их подписать. А Государственная Дума и Совет Федерации, рассматривая вопросы государственной жизни по своей инициативе, в любой момент могут быть обвинены в том, что занимаются не своим делом: ваше задача — законодательствовать и не более

того. Спрашивается, а как же парламентский контроль, система сдержек и противовесов? В общем, эта система власти себя не только не оправдывает, но и дискредитирует». И далее: «нужно резко изменить положение правительства. Оно должно стать действительно самостоятельным органом государственной власти, а не «придатком» Президента» (с. 285). А в статье «Закон и указ: что главнее?» С.А. Авакьян выражается еще определеннее: «будущее должно быть только за одним законодательным органом. Им является, как и сказано в Конституции, на федеральном уровне Федеральное собрание. Другие органы, в том числе президент и правительство, используют право законодательной инициативы и представляют проекты законов в Госдуму. Безусловно, в развитие и для реализации законов президент и правительство будут принимать свои нормативные акты. Но на основе четкого взаимного разграничения полномочий и без подмены Федерального собрания. Надо все сделать для того, чтобы именно ЗАКОН стал главным правовым источником в государстве, названном «правовым» в статье первой новой Конституции (с. 150).

Труды С.А. Авакьяна — и книги, и статьи — выделяются из массива юридической литературы отличным стилем и прекрасным русским языком. Его тексты свободны от бесчисленных пересказываний законов. Он часто разбивает изложение вопросительными предложениями, он вообще любит вести с читателем диалог, спрашивая о непонятном и призывая к творческому обсуждению самых острых вопросов. Вот два типичных примера.

Статью «А есть ли в России местное самоуправление?» (журнал «Рос-

сийская Федерация сегодня», 2009, № 16) С.А. Авакьян завершает таким прогнозом: «Итак, у местного самоуправления нет своих финансов, своего хозяйства, своего влияния на ведомственные структуры. Нет, кстати, и того, о чем рамки статьи не позволили сказать — отлаженных механизмов институтов непосредственной демократии, в целом народовластия. В чем же пока сила местного самоуправления? В том, что оно владеет большими ресурсами земли и еще какой-то долей общественного имущества. Поэтому и идут битвы за муниципальные должности. Чтобы сидел на посту свой руководитель, помогал в отводе участков под застройку, в приватизации земель и строений. А совсем не для того, чтобы улучшал жизнь людей. Когда все поделят, совсем сникнет и без того чахлое местное самоуправление» (с. 556).

А вот его суждение по поводу бесконечно обсуждаемой конституционной нормы о деидеологизации в статье с симптоматичным названием «Ни одна страна не может жить без идеологии» (тот же журнал, 2009, № 6): «Спрашивается, если очевидна обусловленность государственно-общественного строя определенными идеологизмами, если они обязательны, почему же тогда провозглашается идеологическое многообразие. К чему допускается критика существующих устоев? Все дело в том, вероятно, что в основу общества и государства положены прочные ценности. Они сами по себе приемлемы для большинства людей. И есть ли предел совершенству? Тоже нет. Тогда уж надо сохранять то, что есть, и принимать меры к тому, чтобы идеологические ценности системы работали на общество и государство, помогали каж-

дому человеку, но не оставались при этом застывшими и по мере развития корректировались, в том числе и в их конституционно-правовом воплощении!» (с. 546-547).

Профессор С.А. Авакьян работает давно и продуктивно, и было бы несправедливо не отметить его достижения и в столь важном деле как юридическое образование. Не будучи знаком с С.А. Авакьяном лично, я постоянно сталкиваюсь с людьми, называющими его своим учителем. Его педагогическая деятельность изначально связана с МГУ им. М.В. Ломоносова, где подготовлен и издан, по моему убеждению, лучший курс конституционного права России. В связи с этим хотел бы обратить внимание читателя на то, что рецензируемую книгу открывает прекрасно написанный автобиографический очерк «Размышления о жизни и времени», в котором содержится масса интереснейших свидетельств о «быте и нравах» советской и постсоветской России. Автор пережил многое, но его заметки исполнены оптимизма и благодарности. Даже делясь впечатлениями о политических кумирах перестроечного и последующего времени, С.А. Авакьян никогда не переходит к насмешливому порицанию, и уже поэтому все написанное вызывает доверие.

В конце «Размышлений о жизни и времени» профессор С.А. Авакьян пишет: «За время моей научной деятельности в истории страны многое менялось и не один раз. Как-то это сказывалось и на характере публика-

ций. Порой авторы, издающие такие сборники, пытаются подретушировать свои прежние труды, что-то исключить, исправить. Я не стал этого делать. Все дается так, как было. Можно ведь открыть начальное издание, и такие «обновления» будут не в пользу автора. Статьи как фотографии — отражают научный возраст, от этого никуда не уйдешь. Хотел бы лишь обратить внимание на то, что статьи в данном сборнике — только часть моего научного творчества. Есть статьи, которые я не стал сюда помещать, а также монографии, учебный курс конституционного права России и многое другое. Статьи нередко ждет печальная судьба — их читают, а потом забывают. И пусть у вас, Читатель, будет под руками данное издание, по крайней мере, для удобства — что-то, надеюсь, пригодится» (с. 38).

Я настоятельно рекомендую прочитать новую книгу С.А. Авакьяна — одного из виднейших наших ученых, человека мудрого и доброго. Это было бы особенно полезно российскому молодому читателю, который, к сожалению, получает все больше дезинформации о политическом и нравственном прошлом нашей страны и, вероятно, даже не может себе представить, насколько увлекательной может быть книга человека, всей своей жизнью доказывающего возможность, необходимость и благодетельность соединения неустанного научного труда и честной гражданской позиции.