Когнитивные категории «истинность» и «достоверность»: общее и различное

Н. Н. Панченко (Волгоградский государственный педагогический университет)*

В статье анализируется соотношение между такими коммуникативно значимыми концептами, как истинность и достоверность, предлагается разграничивать данные категории как общее — частное, объективное — субъективное, абстрактное — конкретно-верифицируемое, полярное — градуируемое.

Ключевые слова: достоверность, истина, категория, концепт.

Cognitive Categories «Truth» and «Credibility»: Commonalities and Differences

N. N. Panchenko

(Volgograd State Pedagogical University)

Abstract: The correlation between such communicatively significant concepts as «truth» and «credibility» is analyzed. It is suggested that these categories may be differentiated as general — particular, objective — subjective, abstract — specific and verified, polar — gradable.

Keywords: credibility, truth, category, concept.

Задача сопоставительного рассмотрения указанных в названии статьи феноменов служит для достижения общей цели комплексного изучения достоверности в системе наряду с такими родственными феноменами, как правда, искренность, подлинность, правдоподобие, и их антиподами. Во многих контекстах, как научных, так и обиходнобытовых, слово достоверность зачастую си-нонимизируется с двумя лексемами — истиной и истинностью. Не вызывает сомнений, что истина и истинность, будучи концептуально родственными, принадлежат к числу взаимосвязанных, но все же нетождественных понятий. Истина — тождество, знак равенства между знанием и бытием, «согласие наших мыслей с действительностью» (Брокгауз, 2007). Определение истинности (впрочем, как и ложности) либо совсем не представлено в лексикографии, либо отсылает к понятиям «истина», «истинный».

Истинность традиционно понимается как оценка, устанавливающая качество суждения, составляющего содержание высказывания.

Представляется, что достоверность также может претендовать на квалификационный статус, оценочную характеристику, применяемую к некой констатации о соответствии суждения/высказывания действительности, т. е. его истинности. Круг замкнулся. Присмотримся к данным феноменам, поставив себе в качестве цели концептологическое рассмотрение истины и достоверности, выявление их отличительных признаков.

В большинстве толковых словарей слово достоверный определяется просто как не вызывающий сомнений (достоверность — то, в чем нельзя сомневаться). Рассмотрим несколько словарных интерпретаций понятия «достоверность»: 1) словарь бизнес-терминов достоверность информации определяет как а. адекватность передаваемой информации реальным событиям, б. идентичность полученного сообщения переданному (Бизнес-словарь); 2) согласно энциклопедическому словарю «достоверность — форма существования истины, обоснованной каким-либо способом (например, экспериментом,

* Панченко Надежда Николаевна — кандидат филологических наук, доцент, заместитель директора Института иностранных языков Волгоградского государственного педагогического университета, докторант кафедры языкознания. Тел.: (8442) 30-29-65. Эл. адрес: panchnn@yandex.ru

логическим доказательством)» (Советский энциклопедический словарь, 1990: 413) и, наконец, в интерпретации новой философской энциклопедии 3) достоверное — такое знание, истинность которого установлена (Новая философская энциклопедия, 2000: 385).

Первое определение использует для толкования близкие по содержанию к понятию истина термины «адекватность» — вполне соответствующее, совпадающее (Ожегов, 1994: 16) и «идентичность» — тождественность, совпадение чего-нибудь с чем-нибудь (Советский энциклопедический словарь, 1990: 481), что осложняет выявление дифференциальных признаков понятия «достоверность». Две последние дефиниции, на наш взгляд, позволяют разграничить понятия «истина» и «достоверность» как соответственно более абстрактное, идеальное и более конкретное, реально установленное, обоснованное и доказательное, истина, таким образом, выступает как необходимое условие, которое приводит к результату — достоверности.

Как мы уже отмечали, очевидным сходством между истинностью и достоверностью является их квалификация знания как соответствующего действительности. Однако вспомним, что «функция истины состоит в том, чтобы свести множественность к единичности» (Арутюнова, 1995а: 5). Другими словами, истина — презумптивна, одна для всех, следовательно, инвариантна и независима от конкретного субъекта познания и субъекта речи. Достоверность в большей степени субъективна: она вариативна, что является бесспорно достоверным для одного субъекта, может быть недостаточно достоверным для другого. Следовательно, достоверность в отличие от истинности является квалификацией мыслительной деятельности субъекта о предмете речи. Истинность — сугубо логическая категория, не соотносимая с прагматическими факторами, достоверность, напротив, прагматическая категория, обусловлена фактором присутствия в коммуникации носителя истины. Между данными понятиями существуют и другие отличия, менее очевидные, которые нам и предстоит определить.

Этимология индоевропейских слов указывает, что в понятии «правды, истины» просматривается связь сущего и порядка, соприсутствуют значения права, закона, суда, образуя с истиной общий понятийный комплекс: гот. sunja ‘истина’ — gasunjon ‘свидетельствовать (в суде)’, др.-англ. trеowe ‘истина’ — гот. untriggws ‘несправедливый’, указывая на неразрывную связь с юридической сферой. «Близость истины и закона, суждения и суда естественна: справедливый суд нуждается в верификации» (Арутюнова, 1995Ь: 9).

Без специального этимологического анализа очевидно, что имя «достоверность» является словообразовательно мотивированным для русскоязычного сознания, где «до-сто- — частица, ставимая слитно перед сущ. и прлг. для усиленья их достоинства или значенья. Достоверный — стоющий вероятия, вполне верный, истинный, несомненный» (Даль, 1989: 479). В обыденном русскоязычном сознании достоверность воспринимается как максимальная, абсолютная верность и упрощенно связывается с количественной характеристикой доказательности знания (высказывания, суждения), демонстрирующей вероятность реализации какого-либо параметра/события: Достоверность — достаточно верно, чтоб принять за правду, поверить (из опроса информантов). Достоверность знания, таким образом, обеспечивается статистически значимым результатом, повторяемость которого приводит к объективности и обоснованности.

Экспликация слова верный в имени достоверность вновь отсылает к понятию «истина»: согласно толковым словарям верный — 1. соответствующий истине, правильный, точный — верная мысль; 2. несомненный, неизбежный — верный выигрыш; 3. надежный, прочный, стойкий, преданный — верная опора (Ожегов, 1994: 73). Круг вновь замкнулся, этимологически в русском языке достоверность соотносится с понятиями «истина», «точность», «несомненность».

В отличие от прилагательного достоверный, определяемого толковыми словарями как «верный, не вызывающий сомнений»,

у прилагательного истинный имеется пучок значений: 1. соответствующий истине, содержащий истину; 2. точный, устанавливаемый научно; 3. действительный, настоящий, несомненный (Ожегов, 1994: 260).

Опираясь на употребления лексем достоверность и истинность, а также истинно/ истинный, достоверно/достоверный, попытаемся установить признаки, по которым эти понятия отличаются друг от друга. Начнем с того, что значение истинности по отношению к содержанию высказывания обслуживается большим количеством лексических средств, таких предикатов, как точно, верно, истинно, правда, достоверно и т. д. Помимо близости дефиниционных толкований истины и достоверности, рассмотренных ранее, предикаты истинно и достоверно оказываются взаимозаменяемыми во многих контекстах, отсылающих к результатам ментальной деятельности: истинные/ достоверные утверждения, слова, истинное/достоверное суждение, высказывание, истолкование и т. д. Обе эти оценки употребляются: 1) в качестве предиката при пропозитивном субъекте и его эквивалентах: формула истинна/достоверна; 2) в составе предиката в качестве приименного определения: сведения получены из достоверных источников; достоверная информация; истинное представление, истинное значение измеряемой величины, истинные суждения; 3) в форме наречного определения при прилагательных/именной группе: истинно благочестивый, истинно верующий, истинно русских людей (в значении «по-настоящему»); достоверно известно.

Номинации истинность и достоверность также обнаруживают сходства в выражаемых значениях при употреблении с именами продуктов ментальной деятельности: истинность/достоверность фактов, информации, сообщений, данных, суждения, оценки, заключений, сведений, результатов и т. д. То есть оба слова оценивают соответствие результатов ментальной деятельности действительности, но любопытно, что достоверность не «дружит» с эмоциональной сфе-

рой деятельности человека. Истинный же, синонимизируясь со значениями «настоящий, действительный, подлинный», употребляется по отношению к эмоциональной сфере жизни человека: истинная любовь, страсть, ревность, счастье в жизни (но не достоверная любовь, достоверное раскаяние), а также частотно реализуется в религиозном контексте: истинная вера, истинное поклонение, вероисповедание, бытие, истинный Бог, путь к Просветлению.

Сочетания наречия истинно с глаголами ограничены: нами обнаружено подобное сочетание лишь в библейских текстах — истинно говорю вам... (Мтф. 25, 35-40). Сочетание наречия достоверно с глаголами регулярно маркирует две основные сферы объектов, квалифицируемых с точки зрения достоверности: 1) сфера искусства, включающая в большинстве случаев кино, театр, художественную литературу — достоверно воссоздал/ сыграл/ отражает/ воплощает/ сказал/ запечатлел/ описал/ представил переживания героев/ передал бытовые детали/ изображены быт и нравы различных слоев/ показана жизнь французских бедняков/ изложены события (достоверно = реалистично); 2) эпистемический контекст — достоверно известно/ разработаны/ оценить/ знать статистически достоверно установлена дискретность действия (достоверно = обоснованно).

В первом случае фиксируется результат соотнесения двух типов действительности — реальной и воссоздаваемой художественными средствами и приемами. Синтезируя в себе значения верности и правильности, достоверность характеризует внешнюю (манеру изложения) и внутреннюю (образ) стороны отображаемого объекта, мастерство художественного отражения реалий, чувств и переживаний героев автором или актером — Обладая фотографической изобразительностью кино, позволяющей достоверно воссоздавать любые картины действительности...; В пьесе «Молодая миссис Уинтроп» (1882) Хауард достаточно достоверно раскрывал конфликты того времени и нацио-

нальные характеры. Во втором случае акцентируется внимание на оценке соответствия реальности, установленного экспериментально или общественно научной практикой — Невозможно достоверно установить, был ли наследник Камбуджии сыном Куруша II или самозванцем.

Наречие истинно, как и синонимичные ему дискурсивы действительно, поистине, воистину, подлинно и т. д., могут выступать также в качестве модификатора утверждения. Употребляясь в инициальной, пунктуационно выделенной позиции, подобные слова — многоголосны в том смысле, что «выполняют роль своего рода «кавычек» к некоей общеизвестной мысли и общепринятой манере выражения» (Яковлева, 1995: 166): Воистину, у России две беды — дураки и дороги. Экспрессивный модальный показатель воистину, вводящий сентенцию из общего фонда знаний русской лингвокульту-ры, фактически маркирует согласие говорящего с коллективной истиной. В других позициях, сочетаясь с оценочным словом, рассматриваемые слова, «помимо установления соответствия этих оценок действительности, указывают на их эталонность», образцовость какого-либо свойства, качества (там же, 166-167). Наречие достоверно в качестве эпистемического модального показателя употребляется значительно реже перечисленных выше эпистемических модификаторов утверждения, трактует содержание в плане фактического соответствия действительности, не обладает экспрессивностью: В его творчестве Русь предстает ликами церковных святых и мучеников, языческих божеств-покровителей, достоверно реалистичными и красочными чертами деревенской природы и быта.

В отличие от поляризованной, не градуируемой истинности (либо истинно, либо ложно), достоверность подвергается градации по степени полноты истинной информации от нуля (никаких достоверных сведений) или минимальной степени достоверности (едва ли, не вполне, мало, не очень, недостаточно достоверно/достоверный)

до максимальной (достаточно, безусловно, чрезвычайно, абсолютно, предельно, максимально достоверно/достоверный, полная достоверность), отражающей не только пропорции истинного^неистинного, степень полноты достоверности, но и количественный показатель имеющейся в распоряжении субъекта информации, соответствующей действительности.

Анализ сочетаемости репрезентантов концепта «достоверность» (856 русскоязычных примеров) показал, что прилагательное достоверный обнаруживает семантическое родство с информативной насыщенностью, сочетаясь с такими «партнерами», как полный, подробный, необходимый, достаточный, конкретный, отражает высшую степень доверия к содержанию информации — надежный, точный, убедительный, правильный, ясный, несомненный, безусловный, бесспорный, очевидный, убедительный, объективный: 1) Их цель заключается в получении в сжатые сроки достоверной и конкретной информации о состоянии социального объекта или течении социального процесса. 2) Налоговый учет осуществляется в целях формирования полной и достоверной информации о порядке учета для целей налогообложения хозяйственных операций. 3) Свобода информации и запрет цензуры — не самоцель, а конституционная гарантия права граждан и общества в целом на достоверную и необходимую информацию.

Достоверность как соответствие реальности противопоставляется вымышленному, нереальному: Сочетание в мемуарном произведении моментов «достоверного» и «вымысла» составляет огромные трудности для биографа писателя или исследователя его творчества.

Как нам видится, сущность тонкой грани различий между истиной/истинностью и достоверностью в том, что истина может существовать автономно и независимо от субъекта-носителя истины, истинность информации не подлежит верификации, не требует дополнительных обоснований, формальных

доказательств (не случайны выражения истина в последней инстанции, незыблемая истина), а статус достоверности информации получают утверждения, сообщения, истинность которых установлена благодаря верификации различными экспериментальными методами, подтверждена эмпирически и общественно-исторической практикой: исторически, юридически, эмпирически, статистически, географически, жизненно достоверно. В терминах истинности не судят о правильности, соответствии действительности, установленном с помощью экспертизы, отсюда не истинность, а достоверность измерений, учета, финансовой отчетности. В терминах достоверности квалифицируется описание эмоционального мира человека, но не сами чувства человека, что, скорее всего, объясняется тем, что чувства человека не поддаются верификации.

Одно и то же утверждение может быть одновременно и истинным, и достоверным, но реализации в одном и том же контексте рассматриваемых предикатов истинностной оценки имеют различные значения: (1) Истинно, что земля вращается вокруг солнца; (2) Достоверно известно, что земля вращается вокруг солнца. Выражаемая в первом утверждении истина не нуждается в формальном доказательстве. Появление в контексте второго утверждения предиката достоверно означает, что данный факт был подтвержден практикой.

Если достоверность информации подлежит проверке, а истинность не требует доказательств и не нуждается в мотивировке, то, скорее всего, достоверность по отношению к содержанию высказывания можно сформулировать как вердикт об истинности информации на основе практической верификации, а следовательно, значение достоверности является производным от значения истинности. Достоверность оказывается градуируемой квалификационной характеристикой, истинность — нет. Истинность абстрагирована от субъекта-носителя знаний, достоверность, напротив, принадлежит сознанию субъекта, помимо объективного

фактора (обоснованности, аргументированности знания) обнаруживает субъективный фактор («присвоенность» истины, внутреннюю убежденность и уверенность субъекта познания/речи в правильности квалификации действительности).

Суммируя изложенное выше, приходим к выводу, что истинность есть более абстрактная, общая категория, в рамках которой можно выделить достоверность, а также правильность, подлинность, несомненность и др. Истинность следует рассматривать как категорию теоретического мышления, в то время как для практического мышления, подпитываемого чувственным восприятием, опытом и интуицией, важна достоверность. Совмещение двух планов в понятии достоверности — соответствие реальному положению вещей в мире и субъективной уверенности человека в адекватной интерпретации данного соответствия — предоставляет возможность дальнейшего изучения человека, семиотики его поведения, в том числе коммуникативного, через модус достоверности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Арутюнова, Н. Д. (1995а) От редактора // Логический анализ языка. Истина и истинность в культуре и языке. М. : Наука.

Арутюнова, Н. Д. (1995Ь) Истина и этика // Там же.

Брокгауз, Ф. А., Ефрон, И. А. (2007) Энциклопедический словарь. Современная версия. М. : Эксмо.

Бизнес-словарь. Достоверность информации. Режим доступа: http://www.5ballov.ru/dic-tionary/?do=dictionary&dic=5

Даль, Вл. (1989) Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. Т. 1. М. : Русский язык.

Новая философская энциклопедия (2000). : в 4 т. Т. 1. М.

Ожегов, С. И., Шведова, Н. Ю. (1994) Толковый словарь русского языка. 2-е изд. М. : АЗЪ.

Советский энциклопедический словарь (1990). М. : Советская энциклопедия.

Яковлева, Е. С. (1995) О семантике экспрессивных модификаторов утверждения // Логический анализ языка.