КАЗАХСТАНСКО-АМЕРИКАНСКОЕ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В КОНТЕКСТЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ США В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Марат НУРГАЛИЕВ

научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК (Алматы, Казахстан)

Центральная Азия — важное стратегическое направление внешней политики США, для которых регион интересен как в энергетическом плане, так и с точки зрения расширения геополитического влияния на него со стороны Вашингтона.

На современном этапе ключевыми интересами Соединенных Штатов на этом направлении являются следующие аспекты.

■ Первый. Установление преимущественных позиций в регионе. Вашингтон стремится установить собственное преобладающее влияние в ЦА, играя на противоречиях ее стран с Россией и Китаем. Наиболее выгодным для США был бы следующий вариант развития событий: максимально возможное ослабление России и поддержка баланса сил между государствами региона без явного доминирования одного из них. Этот приоритет — самый долгосрочный. В реализации планов Белого дома существенную роль может сыграть военно-политическое сближение с одной или несколькими странами ЦА.

■ Второй. Расширение доступа к энергетическим ресурсам региона — один из главных и наиболее мощных стимулов внешней политики США. В этой связи присутствие американских войск в Афганистане повышает шансы на реализацию лоббируемых Вашингтоном

трубопроводных проектов из Центральной Азии в южном и западном направлении.

■ Третий. Продвижение западных демократических идеалов и ценностей —

важная задача США в Центральной Азии, впрочем и во всех других регионах земного шара. Не секрет, что под демократическими лозунгами Соединенных Штатов зачастую скрываются вполне практичные задачи: повышение лояльности других стран к американской внешней политике, которая порой не соответствует нормам международного права и выглядит откровенно агрессивной. Этот интерес обычно обеспечивается финансированием американскими частными и государственными фондами различных неправительственных организаций и средств массовой информации. Например, свидетельство тому — 1 марта 2006 года профильный подкомитет палаты представителей конгресса США поддержал законопроект о развитии демократии в пяти государствах ЦА, предусматривающий предоставление (в 2006-м и в последующие годы) 188 млн долл. на реализацию программ по поддержке демократии в этих республиках1.

1 См.: Конгрессмены поддержали «Акт о демократии в Центральной Азии» [http://sngnews.ru/ агсЫуе/2006/03/01/2409.Мт1].

Таким образом, интересы США в регионе можно разделить на три основные группы: военно-политические, экономические и идеологические. Цели достигаются путем расширения отношений с централь-ноазитскими государствами во всех сферах. А в качестве одной из наиболее приоритетных сфер на этом направлении

США выделяют военно-политический аспект, что связано с возросшей ролью борьбы против международного терроризма во внешней политике Вашингтона. Как следствие, этот аспект отношений Соединенных Штатов с другими странами оказывает наибольшее влияние на трансформацию глобальных политических процессов.

Мотивы Астаны и Вашингтона

На современном этапе военно-политическое сотрудничество — важный аспект двусторонних казахстанско-американских отношений. Следует отметить, что в сравнении с другими странами региона РК занимает лидирующее место в сфере военно-технического сотрудничества с США. Думается, это связано со следующими объективными причинами:

■ Во-первых, с характером внешней политики Казахстана. Со дня обретения независимости республика придерживается сбалансированного внешнеполитического курса, наиболее соответствующего молодому и миролюбивому государству. Официально данный курс называется «политикой многовекторности». Именно политика многовекторности и установления связей со всеми государствами способствовала мирному развитию РК на протяжении 15 лет после развала СССР. В результате на современном этапе Казахстан — единственное государство ЦА, которому удалось урегулировать все территориальные вопросы со всеми своими соседями по всему периметру его государственных границ. Что касается Соединенных Штатов, то здесь РК придерживается тех же принципов: развитие дружественных, партнерских отношений, в основе которых всегда лежит взаимный интерес. Более того, Казахстан не стремится вступать в региональные военно-политические объединения и блоки, созданные (и создаваемые) для противостояния интересам Запада или Востока, что также способствует успешному развитию двусторонних отношений. Приверженность РК политике многовекторности в очередной раз была подтверждена президентом Казахстана Н. Назарбаевым 11 января 2007 года в Астане. В частности, представляя нового министра иностранных дел страны М. Тажина, он подчеркнул следующее: «Мы — государство, которое находится в центре Евразийского континента. Наша цель — многовекторная политика с учетом интересов нашей страны, как экономических, так и политических»2.

■ Во-вторых, именно Казахстан — наиболее стабильное государство в Центральной Азии в экономическом и политическом отношениях. До недавних пор главным союзником США в регионе был Узбекистан, однако майские события в Андижане (2005 г.) радикально изменили ситуацию. Из ближайшего союзника Соединенных Штатов Узбекистан превращается чуть ли не в государство-изгоя для Запада, с наиболее авторитарным режимом в ЦА. Внешне благоприятно складывавшиеся отношения окончательно испорчены в результате критики режима

2 Казахстан сохранит многовекторность во внешней политике, 11 января 2007 [http://www.interfax.kz/ ?lang=rus&int_id=10&function=view&news_id=1740].

И. Каримова со стороны Вашингтона в связи с жестким подавлением народного восстания в Андижане и открытой демонстрацией грубых нарушений прав человека. После этих событий отношения между Узбекистаном и США значительно ухудшились, в результате чего Ташкент развернул свой внешнеполитический вектор на 180 градусов и сближается с Москвой. Подтверждение тому — Договор о союзнических отношениях, подписанный Узбекистаном и Россией в ноябре 2005 года. Это ознаменовало начало узбекско-российского сближения и вовлечение Ташкента в интеграционные процессы в Центральной Азии, инициируемые Москвой. В свете данных событий и очередной геополитической перестановки сил в ЦА Казахстан становится самым приемлемым партнером в регионе для сотрудничества с США.

■ В-третьих, немаловажное значение имеет географическое положение Казахстана (в центре Евразии). США прежде всего учитывают, что от стабильности в РК во многом зависит стабильность всего региона. В этой связи для Соединенных Штатов стабильный Казахстан является важным партнером в борьбе с наркотрафиком и международным терроризмом. С другой стороны, Вашингтон заинтересован в развитии отношений с Астаной в военно-политической сфере, чтобы не допустить усиления влияния в Центральной Азии региональных держав, в частности России и Китая. Развитие отношений с Казахстаном, не уступая в активности России и Китаю, позволит Соединенным Штатам поддерживать свое политическое присутствие в регионе и, как следствие, оказывать влияние на дальнейшее развитие политических и экономических процессов в ЦА. К тому же и Казахстану, наряду с укреплением связей с Россией и Китаем, представляется выгодным развитие отношений с США, поскольку Астана не заинтересована в чрезмерном усилении в регионе позиций какой-либо страны, что неизбежно приведет к нарушению геополитического баланса сил и, возможно, к повышению конфликтного потенциала в ЦА.

Таким образом, указанные причины являются стимулирующими факторами развития казахстанско-американских отношений в военно-политической сфере, отвечают интересам обеих стран, а усиление этого сотрудничества нельзя оценивать как усиление непосредственного влияния Вашингтона на Астану.

Военно-политическому аспекту сотрудничества и партнерству в сфере безопасности Казахстан и США придают большое значение практически с самого начала двусторонних контактов. А значительным стимулирующим фактором на этом направлении служит глобальная война международному терроризму, объявленная Соединенными Штатами. Казахстан резко осудил террористические акты 11 сентября и поддержал антитеррорис-тическую кампанию Соединенных Штатов в Афганистане. В частности, в заявлении МИД республики от 11 сентября 2001 года было отмечено: «Казахстан решительно осуждает акты терроризма и варварства, совершенные в крупнейших городах США и повлекшие за собой многочисленные человеческие жертвы, и выражает готовность как к оказанию любой возможной помощи и содействия Соединенным Штатам Америки в преодолении последствий случившегося, так и к дальнейшим совместным мерам по противодействию терроризму во всех его проявлениях»3. Для поддержки антитеррористической кампании в Афганистане РК предоставила воздушный коридор для авиации США в рамках операции «Несокрушимая свобода».

Казахстан — единственное государство ЦА, направившее свой воинский контингент в Ирак (2003 г.) в рамках международной коалиции. Миротворческую миссию в со-

3 Заявление Министерства иностранных дел Республики Казахстан в связи с терактами в США 11 сентября 2001 года. Официальный сайт МИД РК [http://www.mfa.kz/rш/PHP/artide.php?artide=1&selected=44].

ставе многонациональных сил в Ираке выполняет инженерно-саперный отряд «Казба-та», который обезвредил в этой стране свыше 4 млн взрывоопасных предметов. Помощь, оказываемая Казахстаном в Ираке, представляется особенно ценной в свете эскалации межконфессионального насилия и перманентной политической нестабильности в данной стране.

Таким образом, инициативы Казахстана в поддержке глобальной борьбы США с международным терроризмом оказали существенное влияние на дальнейшее развитие двустороннего сотрудничества в военно-политической сфере.

Военно-технические аспекты сотрудничества

В 2003 году Казахстан и США утвердили план двустороннего военного сотрудничества на пять лет. Примечательно, что РК стала единственной страной постсоветского пространства, подписавшей подобный документ с США, что также свидетельствует о расширении связей на этом направлении. Пятилетний план охватывает такие сферы, как совместное противодействие международному терроризму, развитие миротворческих процессов, повышение боеспособности подразделений воздушной обороны вооруженных сил РК, совершенствование военной инфраструктуры Каспийского региона, укрепление военно-морских сил, создание военного института иностранных языков и т.д.

В рамках этого плана в отношении Казахстана США предусмотрели две программы. Первая — «Иностранное военное финансирование»; вторая — «Международное военное обучение и подготовка». Наряду с финансированием различных совместных проектов данный план стал основой военно-технического аспекта двустороннего сотрудничества. О практической эффективности данного документа можно судить по интенсификации контактов в этой сфере. Так, Соединенные Штаты планируют поставить в Казахстан вертолеты «Хьюи-2» для решения контртеррористических задач в Каспийском регионе, военно-транспортные самолеты типа «С-130», а также корабль (водоизмещением до 1 000 т) для военно-морских сил РК. Кроме того, в рамках плана в Казахстан уже поставляют автомобили высокой проходимости «Хаммер» трех типов (боевые, медицинские и грузопассажирские) для повышения функциональности и модернизации аэромобильных войск республики и миротворческого батальона «Казбат». Первого июля 2005 года Казахстан получил 27 таких автомобилей.

А с ноября того же года в республике функционирует Центр технического обслуживания «Азия-Хаммер», где проводят ремонт и техническое обслуживание автомобилей «Хаммер». С 31 января по 2 февраля 2006 года состоялся визит в Алматы директора международных продаж корпорации «AM General» С. Томаса, в ходе которого были обсуждены ключевые вопросы дальнейшего развития военно-технического сотрудничества. В марте 2006 года в РК прибыла группа специалистов Национальной гвардии Аризоны вооруженных сил США по ремонту и обслуживанию автомобилей «Хаммер», которая с 27 марта по 14 апреля на базе Центра технического обслуживания «Азия-Хаммер» провела практические занятия с личным составом центра и механиками миротворческого батальона «Казбат». Их обучение — часть многоуровневой системы подготовки казахстанских специалистов по обслуживанию и эксплуатации автомобилей «Хаммер».

В принципе, основная задача двустороннего сотрудничества в военно-технической сфере — привести миротворческие подразделения РК в максимальное соответствие со стандартами НАТО с целью организации совместных антитеррористических операций в Центральной Азии в случае возникновения террористической угрозы.

Двусторонние военно-политические связи в рамках НАТО

Сотрудничество Казахстана с США по линии НАТО, наряду с двусторонним сотрудничеством, также обретает динамичность. В рамках Североатлантического альянса регулярно проходят встречи на уровне министров обороны и их заместителей с целью реализации инициатив в сфере военно-политического сотрудничества.

С НАТО Казахстан сотрудничает в рамках программы «Партнерство ради мира» (ПРМ), а также участвует в Совете евро-атлантического партнерства (СЕАП). Цель участия РК в СЕАП — поддержание диалога со странами НАТО по наиболее актуальным проблемам международной безопасности. Кроме того, в рамках СЕАП Казахстан участвует в программе «Процесс анализа и планирования» (ПАРП), направленной на содействие трансформации казахстанских вооруженных сил в сфере планирования и подготовки подразделений для участия в миротворческих операциях, а также на оперативное взаимодействие вооруженных сил Казахстана и США.

Программа ПАРП подразумевает сотрудничество со странами-участницами в три этапа, конечная цель которых — организация совместных операций стран-участниц ПАРП со странами НАТО. Первый этап предусматривает общую подготовку вооруженных сил партнеров НАТО, включая языковую подготовку, изучение принципов работы и управления штабов НАТО. В ходе второго этапа рассматриваются практические вопросы взаимодействия с вооруженными силами Североатлантического альянса для проведения совместных военных учений и миротворческих операций. Заключительный этап ПАРП предусматривает непосредственную подготовку боевых соединений стран-партнеров НАТО для участия в совместных миротворческих операциях за пределами прямой ответственности Альянса. В этой связи интерес Казахстана к данной программе вызван тем, что ПАРП — начальный этап адаптации к стандартам вооруженных сил НАТО4.

Участие в ПРМ позволяет РК взаимодействовать с НАТО по следующим направлениям:

■ гражданское чрезвычайное планирование;

■ антикризисное регулирование;

■ демократический контроль над вооруженными силами и оборонными структурами;

■ оборонная политика и стратегия;

■ военные учения и военное образование.

Интерес США в привлечении постсоветских государств к сотрудничеству в рамках НАТО заключается в налаживании и расширении контактов в военно-политической

4 См.: НАТО и Центральная Азия: региональная и национальная безопасность и стратегическое партнерство. Алматы, 2003. С. 165.

сфере. С геополитической точки зрения привлечение стран Центральной Азии к сотрудничеству с евро-атлантическими структурами безопасности позволяет Вашингтону создать в регионе альтернативу инициативам Москвы и Пекина, целью которых также является наращивание военно-политического сотрудничества со странами ЦА и укрепление в регионе собственных геостратегических позиций. Причем большие опасения у США вызывают не только односторонние действия России либо Китая в Центральной Азии, но и совместные действия этих двух региональных держав в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Подобное сотрудничество РФ и КНР, а также привлечение к ШОС стран ЦА Соединенные Штаты рассматривают как формирование «восточного альянса» антизападной направленности, чтобы оказывать эффективное коллективное противодействие расширению влияния Белого дома в Центральной Азии. В этой связи программа «Партнерство ради мира», запущенная сразу после распада СССР по инициативе США, ныне служит противовесом усилению влияния России и Китая, которое данные государства пытаются расширить как в одностороннем порядке, так и повышая роль региональных организаций в сфере обеспечения безопасности.

Таким образом, развитие казахстанско-американских отношений по линии НАТО показательно в том плане, что Вашингтон пытается укрепить свое влияние в Центральной Азии посредством реализации различных инициатив в рамках Североатлантического альянса. Об этом свидетельствует отмечаемая в последние несколько лет интенсификация контактов между Астаной и Вашингтоном по линии НАТО.

Так, с 2003 по 2004 год состоялись визиты высокопоставленных официальных лиц Североатлантического альянса в Казахстан. В частности, республику посетили помощники Генерального секретаря НАТО Г. Альтенбург, Ж. Фурне, руководители директоратов Я. Сконежка и Ф. Боланд, помощник руководителя Международного военного штаба НАТО генерал-майор Ф. Яниз и другие. На встречах обсуждались преимущественно вопросы дальнейшего развития партнерства РК с НАТО, а также были отмечены положительные итоги сотрудничества.

В октябре 2004 года в Алматы состоялась встреча Президента Казахстана Н. Назарбаева с Генеральным секретарем НАТО Яапом де Хооп Схеффером, в ходе которой были достигнуты договоренности об объединении усилий и налаживании сотрудничества в борьбе с терроризмом, экстремизмом, незаконным оборотом наркотиков, контрабандой оружия. Тем самым заложена основа для совместной работы на этом направлении в рамках Индивидуального плана действий Партнерства между Казахстаном и НАТО (ИПДП).

Активно развивается взаимодействие на межпарламентском уровне. Так, в 2004 году парламент РК получил статус наблюдателя в Парламентской ассамблее НАТО, что способствует развитию политического диалога республики со странами-участницами Альянса. Делегации парламента РК регулярно участвуют в работе сессий Парламентской ассамблеи НАТО. А в марте 2005 года Казахстан посетила делегация Парламентской ассамблеи НАТО, которую возглавил председатель Комитета по гражданскому измерению безопасности М. Клэпхем.

Двусторонние встречи проходят также на уровне министров и заместителей министров обороны. В январе 2005 года состоялся визит заместителя министра обороны РК Б. Сембинова в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, где были проведены встречи с руководством Альянса, специальным представителем Генерального секретаря НАТО по странам Центральной Азии и Кавказа Р. Симмонсом и с главами дипломатических миссий США. В городе Обераммергау, где состоялся ежегодный симпозиум по планированию партнерства, Б. Сембинов выступил с докладом о предложениях и инициативах Казахстана по совершенствованию программы «Партнерство ради мира», в ходе которого

осветил взгляд РК на перспективы сотрудничества НАТО с государствами Центральной Азии. Кроме того, он подвел итоги работы и поставил очередные задачи Военному представительству РК при НАТО относительно дальнейшего сотрудничества в формате «Альянс+1»5. В сентябре 2005 года Б. Сембинов совершил еще один визит в штаб-квартиру НАТО.

Ответные визиты специального представителя Генерального секретаря НАТО по странам Центральной Азии и Кавказа Р. Симмонса в Казахстан состоялись в марте и октябре 2005 года. В октябре Р. Симмонс встретился с министром обороны республики М. Алтынбаевым. Тогда стороны обсудили вопросы международной и региональной безопасности, состояние и перспективы сотрудничества Казахстана с НАТО в оборонной сфере, возможности трансформации и модернизации вооруженных сил РК. Кроме того, делегация Альянса посетила Илийский учебный центр аэромобильных войск РК, где ознакомилась с миротворческим батальоном «Казбат», который является важным элементом программы ПАРП в рамках «Партнерства ради мира».

В декабре 2005 года экс-министр иностранных дел Казахстана К. Токаев посетил штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, где участвовал в заседании Совета евро-атлантическо-го партнерства на уровне министров иностранных дел и выступил от имени государств Центральной Азии.

В январе 2006 года делегация РК, возглавляемая заместителем министра обороны республики Б. Сембиновым, посетила с визитом штаб-квартиру НАТО в Брюсселе, в ходе которого состоялось заседание Военно-политического руководящего комитета в формате «НАТО плюс Казахстан» под председательством Р. Симмонса. Главный итог визита — рассмотрение Индивидуального плана действий партнерства (ИПДП) и его подготовка к окончательному утверждению. В результате ИПДП был принят 31 января 2006 года. Следует отметить, что эта инициатива выводит сотрудничество Казахстана с НАТО на качественно новый уровень, а основная цель ИПДП — сотрудничество в сфере региональной и международной безопасности. Данный документ охватывает приоритетные аспекты практического взаимодействия Астаны с Североатлантическим альянсом. В их числе: укрепление региональной и международной стабильности, трансформация и модернизация вооруженных сил Казахстана, повышение их оперативной совместимости с силами НАТО, развитие партнерства в сфере военного образования, в области науки, борьба с международным терроризмом и наркотрафиком.

Как видно, казахстанско-американское партнерство в рамках программ НАТО развивается не менее динамично, чем двусторонние военно-политические связи. Следует отметить, что укрепление подобных контактов выгодно обеим сторонам, так как неизменно повышает уровень доверия между Астаной и Вашингтоном.

Взаимодействие в сфере военного образования

Сотрудничество в этой сфере образования предусматривает следующие приоритеты: обмен опытом между военными учебными заведениями двух стран, инициирование учебных программ для повышения квалификации военнослужащих, организация совместных учебно-методических мероприятий, повышение квалификации преподавательского состава. Кроме того, запущен ряд программ по обучению военнослужащих РК в ведущих

5 По материалам официального сайта Министерства обороны Республики Казахстан [www.mod.kz].

военных вузах США. Так, с 2002 года они обучаются в таких американских военно-учебных заведениях, как Национальный университет обороны, Командно-штабной колледж, Академия Вест-Поинт и т.д. Обучение организовано проходит по программе «1МЕТ» (Международное военное образование и подготовка), финансируемой Соединенными Штатами. По этой программе в военных учебных заведениях США уже подготовлено свыше 250 казахстанских военнослужащих.

В 2005 году при содействии Вашингтона в Алматы был создан Военный институт иностранных языков, в котором предусмотрена соответствующая подготовка не только казахстанских кадров, но и военнослужащих других государств региона.

Совместные военные учения

Необходимо отметить, что учения с участием казахстанских и американских подразделений организованы на регулярной основе.

С 2003 года в РК ежегодно проходят военные учения «Степной орел», главная задача которых — достижение оперативной совместимости казахстанских вооруженных сил с подразделениями НАТО. Так, в сентябре 2005-го они состоялись в Илийском учебном центре. В учениях участвовали подразделения аэромобильных войск РК и «Казбата», а также НАТОвские подразделения Великобритании, а США присутствовали лишь в качестве наблюдателя.

Через год, в сентябре 2006-го, прошли очередные учения «Степной орел-2006», в которых вместе с военнослужащими Казахстана и Великобритании впервые участвовали подразделения США.

Наряду с учениями в рамках НАТО проходят и учения лишь казахстанских и американских вооруженных сил. Так, в марте 2005 года на территории РК были организованы учения «Баланс — Жардем-2005». Их цель — повысить качество взаимодействия между спецподразделениями обеих стран в борьбе с угрозами международного терроризма.

В целом основные задачи подобных учений таковы:

■ совершенствование боевой слаженности подразделений при выполнении поставленных задач и оперативной совместимости;

■ повышение полевой выучки и языковой подготовки личного состава многонациональных сил;

■ совершенствование практических навыков командиров, штабов в управлении войсками, организация взаимодействия подразделений Казахстана с вооруженными силами других государств6.

Задумываясь о значении для США организации военных учений со странами постсоветского пространства, можно предположить, что, вероятно, в случае возникновения региональных конфликтов в ЦА или на Кавказе Вашингтон планирует принять активное участие в их разрешении, используя механизмы НАТО. Эти планы можно реализовать путем привлечения к миротворческим операциям стран-партнеров Североатлантического альянса. Участвуя в подобных военных учениях, Соединенные Штаты получают возможность отрабатывать навыки проведения совместных военных операций со странами Центральной Азии, конкурируя с инициативами России в рамках ОДКБ, что, в свою очередь, отвечает стратегическим интересам Вашингтона в регионе.

6 По информации Министерства обороны Республики Казахстан. Официальный сайт Министерства [www.mod.kz].

Проблемы и перспективы

За годы военно-политических связей Казахстана и США заложена основа для дальнейшего расширения партнерства в этой сфере. В частности, стороны заключили ряд двусторонних договоров, подписали план пятилетнего военного сотрудничества, который они будут продлевать либо заменять новым после истечения срока его действия. В последние годы регулярно проходят встречи глав оборонных ведомств и их заместителей. Другими словами, двусторонние контакты на этом направлении приобрели динамичность.

Следует также подчеркнуть, что и в целом двустороннее сотрудничество набирает обороты в свете повышения интереса США к РК как к региональному лидеру. В военно-политическом аспекте это прослеживается в том, что многим проектам Вашингтон пытается придать региональный статус. Например, в перспективе Военному институту иностранных языков планируется придать статус регионального. Региональное значение должен иметь и Центр технического обслуживания внедорожников «Азия-Хам-мер». Учитывая то, что в последнее время официальные лица Соединенных Штатов все чаще называют Казахстан региональным лидером7, можно предположить, что подобные проекты направлены на расширение контактов США и с другими странами ЦА через Казахстан.

А в связи с тем, что Казахстан отказался от ядерного оружия и выступил с инициативой о создании безъядерной зоны в Центральной Азии, Соединенные Штаты признают его лидером в области нераспространения атомного оружия. Так, по мнению бывшего заместителя министра энергетики США по вопросам ядерного нераспространения Р. Гет-темюллер, Казахстан является лидером в области нераспространения оружия массового поражения8. Высоко оценил инициативы РК в сфере нераспространения ядерного оружия и бывший министр обороны США Д. Рамсфельд. В ходе своего визита в республику (февраль 2006 г.) он отметил значение переговоров Казахстана с другими странами Центральной Азии о создании зоны, свободной от ядерного оружия, в обеспечении региональной безопасности.

Что касается проблем двустороннего военно-политического сотрудничества, то следует подчеркнуть, что эти проблемы больше косвенные и латентные, нежели явные. Например, можно утверждать, что, развивая военно-политическое сотрудничество с РК, США стремятся ослабить военное присутствие России в Центральной Азии, так как с геополитической точки зрения Казахстан является ключевым государством в обеспечении региональной безопасности. В этой связи Вашингтону представляется важным развивать отношения с Астаной для повышения собственной политической роли в ЦА и для ослабления позиций Москвы и Пекина в регионе, что негативно сказывается на развитии отношений как между РФ и США, так и между США и КНР. А это приводит к обострению региональной геополитической игры в Центральной Азии.

Более того, чрезмерное сближение Казахстана с США в военно-политической сфере может вызвать нежелательную реакцию со стороны России, а это, в свою очередь, способно сыграть негативную роль в дальнейшем развитии отношений между Астаной и Москвой. Например, негативный оттенок мог иметь визит вице-президента США Р. Чейни в Казахстан, состоявшийся в мае 2006 года. Дело в том, что накануне прибытия в

7 См.: U.S. Policy in Central Asia: Balancing Priorities. Statement of Richard A. Boucher, Assistant Secretary for South and Central Asian Affairs to the House International Relations Committee // Official web site of the U.S. Department of State [http://www.state.gov/p/sca/rls/rm/2006/65292.htm].

8 См.: Современные казахстанско-американские отношения: мнение эксперта США [http://www.inform. kz/newsite/index.php?lang=rus&select=archive&section=kazinform&y=2006&m=06&d=17#155031].

Астану, Р. Чейни посетил Вильнюс, где выступил с критическими замечаниями относительно развития демократии и прав человека в России. Это выступление явно отрицательно отразилось на российско-американских отношениях. В то же время визит Р. Чейни в Казахстан, а также подписание ряда двусторонних соглашений по сотрудничеству в сфере энергетики и обороны может вызвать у Москвы опасения, что Астана берет курс на сближение с Вашингтоном в ущерб российскому вектору. Что касается Казахстана, то возникновение подобных негативных тенденций, способных повысить конфликтный потенциал в регионе, не соответствует внешнеполитическим интересам Астаны, поскольку в отношениях со своими партнерами она придерживается взвешенной и сбалансированной политики, не делая упор на чрезмерное сближение с одной державой в ущерб развитию отношений с другими государствами. Так, комментируя казахстанско-американские связи, бывший секретарь Совета безопасности Республики Казахстан и нынешний глава МИД страны Марат Тажин подчеркнул: «Военно-техническое сотрудничество, сотрудничество спецслужб между Казахстаном и США никоим образом не отменяет нашего сотрудничества с Россией. Казахстан является надежным стратегическим партнером и США, и России, и Китая»9.

О приверженности РК политике многовекторности и поддержания баланса сил в Центральной Азии также свидетельствует послание президента РК Н. Назарбаева народу Казахстана: «Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира». В частности, глава государства отмечает: «Мы должны укреплять сотрудничество государств Центрально-Азиатского региона для противостояния этим вызовам современности, в том числе участвуя в проведении совместных учений в рамках ОДКБ и ШОС, а также в совместных с НАТО антитеррористических инициатив и опера-ций»10. Таким образом, очевидно, что принцип РК относительно сотрудничества в сфере безопасности и военно-политического партнерства является единым на всех направлениях, включая США, Россию и Китай. Думается, что именно этот курс является определяющим в обеспечении успехов Казахстана в деле поддержки и совершенствования системы региональной безопасности.

В качестве другой проблемы некоторые эксперты называют сам факт военно-политического сотрудничества Астаны с Вашингтоном. В частности, есть мнение, что их взаимодействие в военно-технической сфере может привести к появлению подразделений США в Казахстане11. Однако с подобным мнением можно не согласиться по ряду причин.

■ Во-первых, размещение воинских подразделений или военной базы США (и любого другого государства) в Казахстане не представляется возможным, поскольку не соответствует интересам и многовекторной политике Казахстана. Как уже отмечалось выше, республика стремится сотрудничать во всех сферах, включая военно-политическую, со всеми странами в равной степени, что позволяет поддерживать геополитический баланс сил в Центральной Азии и способствовать обеспечению стабильности региона в целом.

■ Во-вторых, на саммите Шанхайской организации сотрудничества, который проходил в июле 2005 года в Астане, страны-участницы ШОС открыто выразили свое отношение к военному присутствию Соединенных Штатов в ЦА, обуслов-

9 Мы не собираемся дружить с кем-то против кого-то [http://www.apn.kz/opinions/article6220.htm].

10 Послание Президента РК Н.А. Назарбаева «Стратегия вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира»: приоритеты и пути их реализации. Алматы: КИСИ при Президенте РК, 2006. С. 29.

11 См.: Сидоров О. Оборонный союз ведомств США и РК: кому что выгодно? [http://www.gazeta.kz/ art.asp?aid=64756].

ленное общими интересами членов Организации. Итоги этого саммита показали мировому сообществу, и Вашингтону в частности, что странам региона не нужны военные базы США, если нет явной необходимости в их размещении. На данный момент исключением остается Кыргызстан, где в аэропорту Манас дислоцирована база ВВС Соединенных Штатов. Однако, думается, что в кыргызско-американском военном сотрудничестве большее значение имеют финансовые мотивы, а не политические.

Говоря о казахстанско-американском военном сотрудничестве, можно отметить, что в данное время достижений намного больше, чем проблем. Эти связи развиваются в позитивном ключе, о чем свидетельствуют заявления лидеров обеих стран. Так, во время визита Н. Назарбаева в Вашингтон (конец сентября 2006 г.) было подписано совместное заявление, в котором стороны осветили ключевые направления их дальнейшего сотрудничества, а также вновь подтвердили свою цель — продолжение строительства региональной и глобальной безопасности. Дж. Буш и Н. Назарбаев еще раз продемонстрировали свою приверженность общему видению стабильности, процветания и демократических реформ в Центральной Азии и за ее пределами через всевозрастающее динамичное и разнообразное партнерство, способствующее достижению общих глобальных и региональных целей. В частности, в их заявлении отмечено: «Мы будем усиливать наше сотрудничество с целью укрепления региональной безопасности, экономической интеграции и восстановления Афганистана и Ирака».

Особое значение придается сотрудничеству по борьбе с терроризмом. Так, в заявлении указано: «Казахстан и Соединенные Штаты являются надежными партнерами в международной войне с терроризмом. Соединенные Штаты благодарны Казахстану за его неизменную приверженность укреплению стабильности в Афганистане и Ираке. Мы привержены дальнейшему укреплению превосходного сотрудничества, уже достигнутого между двумя странами, и подтверждаем решимость усиливать наше тесное сотрудничество в борьбе с международным терроризмом и незаконной торговлей наркотиками, людьми и опасным оружием»12.

Таким образом, данный документ четко отражает стремление сторон продолжать продуктивное военное сотрудничество, в котором обе стороны преследуют свои определенные интересы: США — геополитическое закрепление в ЦА и доступ к энергоресурсам региона, Казахстан — доступ к передовым военным технологиям и возможность активно участвовать в региональных геополитических процессах. По итогам событий последних лет можно отметить, что Астана — единственный стабильный стратегический партнер Вашингтона в ЦА, что свидетельствует о повышении роли республики во внешнеполитической стратегии США. Однако, как представляется, преждевременно и необоснованно делать поспешные выводы о возможном резком крене внешнеполитического курса РК в сторону Запада. Специфика и динамизм центральноазиатской геополитики ставит перед странами региона определенные условия для построения внешнеполитической линии, не приемлет «кренов» и «зигзагов» в этом процессе.

12 Казахстанско-американское совместное заявление. Вашингтон, 29 сентября 2006 [ЬИр:/^%г%'.акоМа. kz/page.php?page_id=91&lang=1&artide_id=1614].