Р. К. Стерледев

КАТЕГОРИЯ «СУБЪЕКТНОСТЬ» КАК КОНКРЕТИЗАЦИЯ «ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ИЗМЕРЕНИЯ» В ГНОСЕОЛОГИИ XX ВЕКА

Работа представлена кафедрой философии и религиоведения Пермского государственного технического университета. Научный консультант - доктор философских наук, профессор С. В. Поросенков

В статье рассматривается проблема «человеческого измерения» в гносеологии. Показывается значение этого измерения для построения возможного варианта гносеологии XXI в. Анализ осуществляется через категорию «субъектность», которая в дальнейшем конкретизируется через диалектические категории общего, особенного, единичного.

335

The article deals with the problem of the «human dimension)) in gnuseology. The significance of this dimension for constructing a possible variant of gnoseology of the 21" century is shown. The analysis is carried out by means of the «subjectity» category, which is subsequently concretised through dialectical categories of the general, special, single.

Все многообразие рефлексии над природой теории познания можно свести к двум основным вариантам, выступающим как основа, на базе которой могут быть развернуты различные иные подвариангы, их сочетания и т. п. В первом варианте процесс познания рассматривается как относительно самостоятельная целостная структура, которая может быть проанализирована в самых различных аспектах. Например, в познании можно выделить различные уровни, формы, методы, этапы и т. п. В данном варианте процесс познания берется в чисто функциональном аспекте, а сам носитель познания - человек или в ряде случаев человеческий мозг «выносится за скобки» или минимизируется, т. е., с одной стороны, признается его роль и значение в процессе познания, но с другой стороны, при анализе познания в данном варианте существенного значения не имеет, гак как внимание исследователя обращается на собственную логику процесса познания.

Во втором варианте познание рассматривается как элемент, принадлежащий сложно организованной системе определенного типа, которая порождает и организует данный процесс познания по принципу: целое как порождающее, часть как порожденное. В истории философии можно выделить целую совокупность таких подходов, рассматривающих познание как элемент в целостной структуре человеческой деятельности . Так, например, Ф. Ницше рассматривал познание как функцию от

жизни. С этой точки зрения познание соот-

2

носится с жизнью и детерминируегся ею , несет на себе биологический отпечаток, в ряде случаев проявляющий себя весьма явно. Жизнь же понимается в специфическом ницшеанском смысле. 3. Фрейд рассматривал познание как «поверхностный

слой» функционирования человеческого сознания, являющегося многоуровневым образованием, частично контролируемый человеком, а частично управляющий человеческим поведением. М. Фуко пытается понять специфику человеческого познания с помощью принципа «эпимелии» - заботы о себе. В совокупность элементов, составляющих содержание этого принципа, включается в качестве элемента и принцип

3

познания . Таким образом, второй вариант -также включает в себя различные попытки построить онтологию познания. Оставаясь в русле этого варианта, мы предлагаем свою версию анализа феномена человеческого познания.

При анализе процесса познания на основе второго варианта, построенного на выделении в нем порождающего-порождаемого, в процессе познания можно выделить две диалектические стороны, которые могут быть конкретизированы как два аспекта, два измерения, т. е. два компонента, которые предполагают друг друга, по их роль в процессе становления человеческого познания различна. Первое измерение в данном случае выступает как порождающее. Это «человеческое», которое выступает как основание, как целое, как порождающее которое проявляется в конкретном человеке или коллективе и порождает различные виды человеческой деятельности, такие как познание и практика. Второе измерение выступает как порождаемое. Это и есть собственно процесс познания. В XX в. теоретический акцент делался на изучении этого второго компонента процесса познания порождаемого или собственно процесса познания. В частности, много внимания уделялось анализу чувственного и рационального видов познания, научного и ненаучного познания, причем научное позна-

Категория «субъектноеть» как конкретизация «человеческого измерения» в гносеологии XX века

ние в XX в. вышло на первый план, а первый компонент, первое измерение - «человеческое» - оставался в 'тени. «Человеческое» рассматривалось в различных аспектах (социально-психологические условия познания, внутренний аспект - работа головного мозга, социально-биологический аспект, т. е. влияние на процесс познания биологических факторов: пол, возраст, темперамент, биологический возраст и т. д.), однако эти аспекты в ряде случаев были недостаточно глубоко разработаны.

Ряд исследователей замечали этот разрыв между степенью разработанности первого и второго измерений человеческого познания в гносеологии XX в. М. Хайдег-гер в ряде своих работ высказывал мысль о том, что «"идея философской антропологии" претендует на роль интегральной основы всей современной философской ситуации, способной, как некоторые полагают, "замкнуть на себе" все существенные фило-

4

софские проблемы» . Л. А. Микешина, анализируя гносеологическую ситуацию XX в., пишет: «Сегодня стало очевидным, что предпосылки познания не исчерпываются

собственно гносеологическими параметра-5

ми и компонентами» . В другой своей работе она также отмечает: «Теория познания, по крайней мере, в отечественной философии, не самая популярная сегодня область философии» . Л. А. Микешина объясняет возникшую ситуацию рядом причин, среди которых «бесплодность и беспомощность

перед проблемами XXI века... невыяснен-

„ 7

ность ее отношений с антропологией» .

Развивая эту мысль, Л. А. Микешина утверждает: «Теория познания в своих изначальных предпосылках и принципах строилась в полной мере по образу и подобию естественнонаучной теории, при этом

совершенно не учитывалась особенность

8

человеческой составляющей познания» . Далее при анализе истории гносеологии XX в. «очевидна неполнота субъектно-объектных отношений, и также ясно, что создание этих предельных абстракций не-

сет на себе отпечаток идеалов, критериев,

представлений классического естествоз-9

нания» . Выход из сложившейся ситуации Л. А. Микешина видит «в преодолении того частичного гносеологического субъекта, который представлен в субъектно-объектном отношении»'" и переход на более высокий уровень субъектной целостности, а также «преодоление традиционной гносеологии на основе взаимопроникновения философии познания и философской 11 „

антропологии» . Только исследовательская работа в этом направлении может дать возможность, как подчеркивает Л. А. Ми-кешина, преодолеть частичность, неполноту гносеологического субъекта и перейти к подлинно целостному субъекту.

Если рассматривать человеческое как носитель, порождающее, а процесс познания в данном случае как порождаемое, атрибут носителя, то возникает проблема: а что такое в данном случае человек как носитель различных качеств, в том числе и познания? В данном случае человека можно рассматривать методологически в двух аспектах: как часть и как целое. Рассмотрим первый аспект - человек как часть. В этом случае человек рассматривается как элемент, принадлежащий системе «человек -общество - природа». Данная система в гносеологическом отношении может быть конкретизирована как «субъект - объект». Это отношение порождает проблему субъективности и объективности как базисную проблему данного отношения. Большая часть исследований указанного аспекта являются производными от этой проблемы. Этому посвящен огромный массив литературы. Можно сослаться, например, на авторов сборника «Субъект и объекткак философская проблема» (1979); В. А. Лекторского (1980); К. Н. Любутина, Д. В. Пивоварова (1993); Н. В. Бряника (2003); С. А. Лебедева (2006); В. П. Коха-новского, В. И. Прижигину, Е. А. Серго-дееву (2005); В. В. Миронова, А. В. Иванова (2005) и др.

Во втором аспекте гносеологический субъект рассматривается как некое целое. В этом случае субьект познания соотносится нес объектом, а с самим собой в аспекте выяснения богатства познавательных возможностей субъекта, что конкретизируется в понятиях структуры, уровней, потенций ит- д. Данное отношение субъекта с самим собой в аспекте актуальное/потенциальное порождает проблему субъектности. Проблема субъектности требует также коррекции понятия объекта через понятие объемности, которое тоже может быть в дальнейшем конкретизировано с точки зрения самых различных сторон.

Данный подход нашел свою реализацию в конце XX в. в работах ряда исследователей (В.С .Степин, С. К. Абачиев, И. А. Новоселова. А. В. Брушлинский. А. Ф. Уп-равителев). Так. В. С. Степин выделяет в акте познания действительности субъектную и объектную структуры. Субъектная структура, согласно В. С. Степину, включает в себя ценности, цели, знания и навыки. Объектная (предметная) структура включает в себя два элемента: предметный (исходный материал) и результат (предмет как опредмеченная цель)'. Анализ субъектного и объектного осуществляется В. С. Сте-пиным с точки зрения актуального, т. е. уже существующего, с одной стороны, но с другой стороны, субъект в данном случае выступает в снятом виде, в качестве различных типов своей конкретизации. В данной статье мы предлагаем дополнить эту схему субъектности анализом с точки зрения возможного, потенциа-гьного. которое, с одной стороны, явно определяет актуальное, но с другой стороны, в ряде случаев выступает как непроявленное, скрытое.

Понятие «субъектное!ь» может иметь много измерений, мы же среди них выделяем такое, которое позволило бы, с одной стороны, объединить актуальное и потенциальное в человеке в единое целое, а с другой стороны, использовать и структурировать все многообразие человеческого опы-

та. В качестве такого измерения мы предлагаем рассматривать количество человеческого в человеке как субъекте познания и практики. Для этого понятие «человеческое» должно быть проанализировано в аспекте диалектических категорий «общее», «особенное», «единичное». Что такое человеческое? Содержание и видение данного понятия менялось в зависимости от конкретно-исторических условий и конкретно-научного контекста. На всем протяжении XX в. наука изучала один наличный вид человека - вид Homo sapiens. С точки зрения этих трех категорий понятие «человеческое» выглядело следующим образом. Отдельный человек как индивид рассматривался как единичное. Человек как принадлежность некоторого сообщества рассматривался как особенное. И человек как социальная форма движения материи рассматривался как всеобщее . В зависимости от философского направления, теоретической школы ит. п. всеобщее могло быть понято по-разному. Мы видам, таким образом, что при даггггом подходе все возможное многообразие мыслящих существ отождествлялось с видом Homo sapiens, поскольку информации о других возможных видах мыслящих сугцеств не было. Тем самьг.м возникла интересная и парадоксальная ситуация. Как известно, наука всегда изучает особенное, в этом ее специфика. Антропология, история, футурология и другие гуманитарные дисциплины, претендующие на научность, до сих пор изучали не особенное, а единичное, т. е. вид Homo sapiens (человечество), взятый как единичное Этот этап применительно ко всему циклу гуманитарных наук можно рассматривать как первоначальный и в этом смысле естественный, свойственный самой логике познания. На этот момент обратил внимание ряд исследователей. Так, например, В. А. Лефевр пишет о склонности теоретического познания XX в. «абсолютизировать

земную форму жизни и цивилизацию, воз-

14

никшую гга ее основе» .

Категория «субъектность» как конкретизация «человеческого измерения» в гносеологии XX века

Понятие «человеческое» является более широким, чем понятие «человек», так как включает в себя не только содержание понятия «человек», но и содержание таких понятий, как «атрибуты человека» (мышление, труд и др.), «виды человеческой деятельности», «результаты человеческой деятельности». Сюда же можно включить и то, что принадлежит человеку как актуально, так и потенциально. В понятии «человеческое» также можно выделить три уровня: единичное, особенное, общее.

Вторая половина XX в. внесла свои коррективы в конкретно-научный контекст. Во-первых, в его второй половине началось освоение космоса. Это поставило проблему поиска иных форм разума в обозримом будущем с помощью современных технических средств познания космического пространства. На настоящий момент следов деятельности или сигналов иных типов цивилизаций найдено не было. И во-вторых, начиная со второй половины XX в. человечество все чаще сталкивалось с феноменом НЛО. Данный феномен фиксировался и ранее, но всерьез не рассматривался. На настоящий момент реальное существование этого феномена установлено. Установлено также, что ряд феноменов НЛО не может быть объяснен ни природными причинами, ни причинами, связанными с результатами человеческой деятельности. Более того, некоторые действия НЛО можно трактовать как человекоподобные или содержащие в себе элементы разумного. Возникла даже специальная наукоподобная дисцишгина -уфология.

Научное сообщество, по крайней мере официально, не приняло уфологию как науку всерьез на том основании, что сначала отрицался сам факт существования данного феномена, позднее же факт существования НЛО стал признаваться, но объяснялся сугубо природными или человеческими факторами. В целом наука относится к собранным данным по НЛО и выводам уфологии скептически на том основании, что собран-

ный материал не соответствует некоторым требованиям научной рациональности.

В связи с этим встает проблема теоретичности вообще и в гуманитарных науках в частности. Теоретичность в данном случае рассматривается как степень развития теории, понимаемой как форма организации научного знания. Применительно к вышеописанной антропологической проблематике можно говорить о .двух уровнях теоретичности. Теоретичность первого порядка связана с обобщением эмпирического материала в пределах определенного бытийного уровня. Теоретичность второго порядка связана с обобщением уже па метауровне. Так, например, обобщения на уровне макромира дали возможность создать определенньгй тип теоретической физики - физику макромира, имеющий в своей основе теоретичность первого порядка. Появление физики микромира и мегамира дало возможность создать более глубокий уровень физического понимания, выступающий как мегауровень для физики макромира, т. е. построить теоретичность второго порядка. Объединение теоретичности первого и второго порядков дает возможность говорить о полноте теоретичности этого типа теории, в данном случае о полноте теоретичности физики.

Гуманитарные науки, и в первуго очередь такие, как история и футурология и пр., во многом опираются на антропологию, которая как наука имеет 'теоретичность только первого порядка, поскольку строит свои обобщения на уровне единичного, т. е. человечества, рассматриваемого как вид Homo sapiens. Данный подход позволяет использовать понятие «человечество» как общее для анализа индивида или коллектива, но само оно выступает как единичное, существующее в гипотетическом классе подобных типов мыслящих существ. Применительно к человечеству, взятому как единичное, не существуег в настоящий момент достаточно удовлетворительной теории, объясняющий его закономерности

функционирования и развития применительно к классу подобных типов мыслящих существ, который условно можно назвать «класс человекоподобных мыслящих существ или гуманоидов». Теории развития класса гуманоидов, к которому принадлежит и человечество, в настоящий момент пока не существует.

Специфика гуманитарного познания в XX в. проявляется еще и в том, что в антропологии имеются различные теоретические модели, объясняющие закономерности существования и развития вида Homo sapiens как единичного вида, и уровень общего, объясняющий закономерности человека как общего, «человека вообще», т. е. человека как социальной формы движения материи. Здесь можно выделить различные варианты таких теорий: религиозные, эзотерические, научные, базирующиеся на естествознании. Достаточно сложившейся общепризнанной концепции человека как всеобщего пока не существует, хотя можно говорить о наличии различного рода концепций этого типа, таких как концепция Ф. Энгельса, Т. деШар-дена, В.В. Орлова и др.

В свете вышеприведенного материала проблема субъектности принимает следующий вид: если в XX в. отдельный человек как индивид рассматривался как единичное, а весь вид Homo sapiens как общее, то в начале XXI в., на наш взгляд, необходимо изменить ракурс видения, а именно: за единичное надо брать не отдельного индивида, а весь вид Homo sapiens. В таком случае человечество выступает уже как единичное, принадлежащее к некоему классу, включающему в себя иные виды теоретически возможных мыслящих существ, в совокупности образующих класс особенного, который ряд исследователей условно называет классом «гуманоидов», т. е. гипотетических человекоподобных разумных существ. При таком подходе в качестве общего можно рассматривать человека как социальный уровень организации материи. В таком случае мы получаем следующую

схему: вид Homo sapiens - это единичное, принадлежащее определенному классу особенного, классу «гуманоидов». К этому классу особенного, помимо вида Homo sapiens, могут' принадлежать и иные гипотетические виды мыслящих существ, сходных с Homo sapiens субстратно и морфологически.

Уфология выделяет на основе классификации своего эмпирического материала два гипотетических класса мыслящих существ: гуманоиды и гипотетический вариант мыслящих существ - негуманоиды . Гуманоиды - это человекоподобные мыслящие существа, сходные с видом Homo sapiens прежде всего по форме, но могущие от .тачаться от него по строению, отдельным функциям и т. п. Негуманоиды - это гипотетические мыслящие существа, отличающиеся от вида Homo sapiens прежде всего по форме и по субстрату. Мыслящее существо как социальный уровень организации материи - это то общее, что свойственно любому типу мыслящих существ. Специфика гносеологической ситуации в данном случае в том, что с точки зрения современной антропологии класс гуманоидов включает в себя только один элемент - вид Homo sapiens, класс негуманоидов является «пустым» классом, просто теоретической конструкцией, которой в реальности пока ничего не соответствует.

Науке тем не менее известны случаи, когда теоретические объекты были построены как чисто гипотетические конструкции и в дальнейшем эксперименты не подтвердили их существования, т. е. они не были найдены в природе- Такая ситуация сложилась, например, в физике высоких энергий, где кварки как особый вид элементарных частиц не были найдены в природе и тем не менее на базе кварковой гипотезы была создана стандартная модель элементарных частиц, на основе которой были предсказаны и найдены различные иные типы элементарных частиц.

Таким образом, необходимо отметить, что антропология, история и футурология находятся в настоящий момент на уровне

теоретичности первого порядка, что заметно снижает как аналитические, так и футу-рологические возможности всего цикла гуманитарного знания. Полнота теоретично-

сти всего цикла гуманитарных дисциплин XXI в. должна включать в себя теоретичность на всех трех уровнях - общего, особенного и единичного.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бряник Н. В. Введение в современную теорию познания. М., 2003. С. 44-50. 1 Ницше Ф. Сочинения: В 2 т. / Пер. с нем. М., 1990. Т. 2. С. 227. 4 Фуко М. Герменевтика субъекта // Социологов М., 1991. С. 284. Хайдеггер М. Кант и проблема метафизики. М., 1997. С. 123.

Микешина Л. А. Фундаментальный поворот в понимании структуры научного знания// Философия, наука, цивилизация. М., 1999. С. 120.

Микешина Л. А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования. М., 2005. С. 12. " Там же. С. 13. Там же. С. 14.

9

^Там же. С. 16. Там же. С. 17.

^^Микешина Л. А. Фундаментальный поворотв понимании структуры научного знания. С. 124. Степин В. С. Философия науки. Общие проблемы: Учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. М., 2006. С. 106.

1Любутин К. И., Пивоваров Д. В. Диалектика субъекта и объекта. Екатеринбург, 1993. Лефевр В. А. Космический субъект. М., 2005. С. 19. Ажажа В. Феномен НЛО. Аргументы уфологии. М., 2007.