Пенза: ПГУАС, 2007. Вып.2. С. 60-68; она же. Административно-хозяйственная деятельность М. М. Сперанского в период губернаторства в Пензе // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. № 4 (8) 2007. С. 86-89

3. Зайончковский П. А. Правительственный аппарат самодержавной России в XIX веке. М.: Наука, 1978. С. 235; Ерошкин Н. П. Местные государственные учреждения дореволюционной России 1800-1860. М.: Наука ,1985. С. 348; Мироненко С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. М.: Мысль, 1989. С. 368; и др.

4. Корф М. А. (1800-1876), государственный деятель России. Работал под руководством М. М. Сперанского по составлению полного собрания законов Российской империи. С 1831г. был управляющим делами комитета министров. С 1834 г. - государственным секретарем.

5. Корф М. А. Жизнь графа Сперанского. В 2 т. СПб: Типография Императорской Академии Наук. Т. 2. С. 63; Мещерский И. И. Указ. соч. С. 15; Федоров В. А. М. М. Сперанский и А. А. Аракчеев. М.: МГУ, 1997. С. 133; Умниц Ф. М. Александр I и Сперанский. СПб, 1910. С. 148; Письма к дочери / Сост. Н.В. Куксанова. Новосибирск: НГУ, 2002. С.17

6. Корф М. А. Указ. соч. Т. 2. С. 140, 149, 150, 151

7. Лонгин М. Н. Несколько дополнительных слов о графе Сперанском. М., 1961; Романович-Славатинский А. В. Государственная деятельность графа М. М. Сперанского. Киев, 1873. С. 173.; Южаков С. М. М. М. Сперанский: Его жизнь и деятельность. СПб., 1892. С. 93; Сес-лавин Д. Н. М. М. Сперанский. Киев, Харьков: ЮжноРусское книгоиздательство, 1899. С. 54.; Середонин С. М. Граф М. М. Сперанский: Очерк государственной деятельности. СПб., 1909. С. 113.; Уманиц Ф. М. Указ. Соч. 1910.; Мещерский И. И. Граф М. М. Сперанский: Краткий очерк его жизни и государственной деятельности. СПб., 1811. С. 154.

8. Лонгинов. Указ. соч. С. 475.

9. Нольде А. Э. Очерки истории кодификации местных гражданских законов при графе Сперанском. В 2 т. СПб., 1906, 1914.

10. Нольде А. Э. Граф М. М. Сперанский. Опыт характеристики. Публикация М. Раева // Новый журнал. Нью-Йорк, 1989. Кн. 175. С. 131-154.

11. Нольде А. Э. М. М. Сперанский: биография. М., 2004.

12. Письма к дочери. Указ. соч. С. 18.; Лонгин М. Н. Указ. соч. С. 18.

13. Письма к дочери. Указ. соч. С. 17-89.

14. Письма к дочери. Указ. соч. С. 18; Уманиц Ф. М. Указ. соч. С. 148.

15. Русский Архив. 1870. Изд. 1871. С. 1136.

16. Романович-Славотинский А. В. Указ. соч. С. 37

17. Савин О. Императоры и губернаторы. Страницы истории Пензенского края. Пенза: 2006. С. 113-134.

18. Середонин С. М. Указ. соч. С. 178, 179.

19. Федоров В. А. М. М. Указ.соч. С. 142, 152.

20. Чибиряев С. В. Великий русский реформатор: жизнь и деятельность, политические взгляды Сперанского М. М. М.: Газетно-журнальное объединение "Воскресенье", 1989. С. 238; Томсинов В. А. Светило российской бюрократии. Исторический портрет М. М. Сперанского. М.: Молодая гвардия, 1991. С. 336; Южаков С. Н. Сперанский. Его жизнь и общественная деятельность. Биографический очерк // дашкова. Суворов. Сперанский. Канкрин. Биографические повествования / Сост. М. Ф. Болодырева. Челябинск: Изд-во "Урал", 1995. С. 309-398; Федоров В. А. Михаил Михайлович Сперанский // Российские реформаторы: (XIX - нач. XX в.) / Сост. А. П. Корелин. М.: Международные отношения, 1995. С. 63-82.; Федоров В. А. Указ.соч. С. 324.; Морозов В. И. "Труды и дни" М. М. Сперанского. СПб., Нестор, 1997. С. 223; Тютюкин С. В. Интеллект побежденный властью: Александр I и М. М. Сперанский / Власть и интеллект в императорской России: дискуссия // Отечественная история. № 4. С. 6-11; и др.

УДК 930.22: 93/99

к вопросу об установлении дипломатических отношений

между индией и ссср

А. М. ЕФРЕМКИН

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новой и новейшей истории

В статье рассматриваются позиции Индии и СССР по вопросу установления дипломатических отношений между двумя странами в процессе завоевания Индией независимости после Второй мировой войны.

После окончания Второй мировой войны дли- сил Индии стало еще более очевидным в связи с той

тельная борьба народов Индии за освобождение от колониального гнета вступила в завершающую фазу. К этому времени сложились международные и внутренние предпосылки для победы национально-патриотических сил Индии над британским империализмом.

На завершающем этапе борьбы Индии за независимость происходило дальнейшее поступательное развитие индийско-советских отношений. Углубившееся еще в годы войны понимание общности интересов Советского Союза и национально-патриотических

ролью, которую играл Советский Союз в создании благоприятных внешнеполитических условий для освобождения Индии от колониального господства. На этой объективной основе шел процесс дальнейшего развития советско-индийских связей.

Продолжались культурные и научные контакты между двумя странами по тем направлениям, которые сформировались еще в предшествующий период, особенно, в годы Великой Отечественной войны. Однако самым важным новым моментом в индийско-советс-

ких отношениях стали контакты между Временным правительством еще колониальной Индии и правительством СССР.

Деятельность Временного правительства Индии, которое возглавлял Джавахарлал Неру, осуществлялась в сложной внутриполитической обстановке, когда в стране оставались английские войска, а вице-король мог наложить вето на решения правительства.

Дж. Неру придавал огромное значение установлению отношений с Советским Союзом. Еще в июле 1945 г. он говорил, что в сложившейся международной ситуации вес имеют две державы - Америка и Россия. Следовательно, обмен посольствами с ними станет сигналом для признания независимости Индии остальными членами международного сообщества. В октябре 1945 г. Неру снова подтвердил свое желание установить более тесные отношения между Индией и СССР, подчеркнув: «Россия - наш сосед и нам, очевидно, нужны более тесные контакты с ней» [1, С. 191].

В своем первом выступлении по радио с обращением к народу в качестве заместителя председателя Исполнительного комитета при вице-короле 7 сентября 1946 г. Неру провозгласил политику антиколониализма и сотрудничества со всеми народами на равноправной основе во имя укрепления «всеобщего мира и свободы». Лидер новой Индии приветствовал Советский Союз, который «несет большую ответственность за ход мировых событий. Он является нашим соседом в Азии, и нам неизбежно придется решать много общих задач и иметь дела друг с другом». В этом же духе Неру высказался 25 сентября 1946 г. на пресс-конференции в Дели: «Не говоря уже о важной роли России в делах мира сегодня, Советский Союз - наш сосед, а с соседями всегда желательно поддерживать добрососедские отношения» [1, С. 192].

Ссылка на объективный географический фактор, возможно, нужна была, чтобы подтвердить верность избранного курса в глазах лондона, который оказывал постоянное давление на Временное правительство Индии. однако дело не только в политической конъюнктуре. Для Индии необходимость установления тесных связей с СССР определялась как расстановкой сил в мире, так и тем, что Индия и СССР были крупными азиатскими державами.

Таким образом, курс на сближение с Москвой опирался на объективные потребности государства. Индия как экономически отсталая страна сильно нуждалась в иностранной поддержке. она приветствовала помощь со стороны США. Но возникали опасения, что в условиях набирающей обороты «холодной войны» Вашингтон попытается навязать Индии политические условия предоставления помощи. Поэтому необходимость диктовала, чтобы помощь поступала не только от Запада, но и из альтернативного источника, которым являлся Советский Союз.

В СССР с удовлетворением восприняли первые шаги по пути утверждения независимой внешней политики Индии и стремление правительства Неру ус-

тановить сотрудничество между Индией и Советским Союзом.

Вскоре такое сотрудничество стало успешно осуществляться в ООН. Благодаря усилиям советских и индийских представителей Генеральная Ассамблея ООН приняла в декабре 1946 г. резолюцию, осуждающую расовые преследования в отношении индийского населения в Южно-Африканском Союзе.

Советская делегация связывала вопрос недопустимости расовой дискриминации индийцев в ЮАС с более широкой проблемой - признания суверенитета самой Индии. На этой сессии Генеральной Ассамблеи СССР оказал дипломатическую поддержку национальным требованиям Индии. Выступая на пленарном заседании Ассамблеи 29 октября 1946 г., министр иностранных дел СССР подчеркнул; «Хотя Индия -член Объединенных Наций и, следовательно, по Уставу она должна с Англией находиться в отношениях суверенного равенства, но разве вы не слышали здесь, на Генеральной Ассамблее, ее голоса о поддержке и помощи? Нельзя остаться глухим ко всему этому - пора признать справедливые требования Индии» [2].

Кроме того, советская и индийская делегации в ООН выступили с общих позиций и по ряду других важных международных проблем, например по вопросу об установлении опеки, о выводе членами ООН войск с территории невражеских государств, всеобщем сокращении вооружений, запрещении атомного оружия. Индийская делегация оказала поддержку усилиям СССР и других государств в защите принципов и целей ООН, против планов ревизовать Устав ООН, отменив принцип единогласия великих держав и права «вето».

Во время работы сессии Генеральной Ассамблеи представители Индии и СССР установили дружественные контакты и неоднократно обсуждали актуальные международные проблемы. Индийская делегация высоко оценила взаимопонимание с представителями Советского Союза. В ноябре 1946 г. руководитель делегации В. Пандит обратилась по радио к советскому народу, в котором, в частности, говорилось: «Впервые за 200 лет мы имеем возможность следовать внешней политике, разработанной национальным правительством, а не политике, начертанной для нас другими... СССР - наш сосед. Соседям необходимо понимать и ценить друг друга. Для этой цели национальное правительство Индии желало бы вступить в контакт с СССР путем установления дипломатических отношений между нашими странами, путем установления культурной и научной связи» [6, С. 129].

Образование Временного правительства Индии, его стремление проводить независимую внешнюю политику, успешное политическое сотрудничество его представителей с представителями СССР в ООН -все это выдвигало в качестве важнейшей задачи установление официальных дипломатических отношений между СССР и Временным правительством Индии.

Дж. Неру, не поставив в известность вице-короля, формально возглавлявшего Временное правитель-

ство Индии, поручил В. Кришна Менону встретиться с главой советской делегации на Парижской мирной конференции. Встреча состоялась 28 сентября 1946 г. Был рассмотрен широкий круг вопросов, касающихся становления политических и торговых взаимоотношений, а также развития научных и культурных связей между Индией и СССР. В. Кришна Менон передал письменное обращение Дж. Неру к Советскому правительству с предложением установить дипломатические отношения между Индией и СССР. Стороны изъявили полную готовность установить дипломатические отношения между двумя государствами и договорились в этих целях провести соответствующие переговоры.

Однако договоренность об установлении дипломатических отношений была реализована лишь пять месяцев спустя. Хотя встреча Молотова с посланцем неру увенчалась успехом, и идея установления двухсторонних отношений была Молотовым в принципе поддержана, конкретных шагов для ее осуществления в течение определенного времени не предпринималось. При этом реализация идеи тормозилась на самом верху.

В начале октября 1946 г. Советское правительство направило дж. неру ответное письмо, в котором подтверждалась готовность СССР развивать дружественные отношения с Индией. В письме выражалось понимание особых трудностей, которые новому правительству Индии предстояло преодолеть в первое время, и высказывалось пожелание успеха деятельности дж. неру на благо народа Индии.

В октябре 1946 г. поручение вести переговоры с В. М. Молотовым по вопросу об обмене Индией и СССР дипломатическими миссиями получил также К. П. Ш. Менон, находившийся в это время в составе индийской делегации на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

12 ноября 1946 г. Дж. Неру заявил в Учредительном собрании Индии, что В. М. Молотов подтвердил желание СССР обменяться с Индией дипломатическими представителями, и объяснял, что это пожелание было выражено в разговоре Молотова с В. Кришна Меноном [3].

Следует отметить, что Дж. Неру не был безоговорочным сторонником Советского Союза и официальной советской идеологии. В «Автобиографии» Неру пишет, что ему гораздо ближе либеральные традиции гуманизма, чем теория, исповедуемая коммунистами. Вместо классовой борьбы как метода строительства социализма в Индии Неру говорил о желательности перемен с помощью демократии.

В послевоенные годы Неру все чаще критикует, правда в осторожной форме, внешнюю политику Советского Союза, в действиях которого «стала все более заметной тенденция к экспансии, если не территориальной, то к экспансии другого рода». В результате возникло опасение, что СССР попытается использовать свою возросшую мощь для того, чтобы поставить многие страны под свой контроль. Неру был реши-

тельно против такого контроля. Тревогу вызывали у него также сообщения о подавлении прав человека.

Но самым сильным раздражителем стала деятельность Компартии Индии. Ее линия колебалась в зависимости от колебаний политики Москвы, что часто являлось причиной отчуждения между Индийским Национальным Конгрессом и Коммунистической партией Индии.

Не вызывает сомнений, что Москва была информирована о критических высказываниях Неру по адресу индийских коммунистов и их наставников в СССР. Это, естественно, не укрепляло его репутацию в глазах советской партийной верхушки. Тем не менее, советские дипломаты знали реальную расстановку политических сил в Индии и выдвигали предложения, которые могли бы привести к установлению личных контактов руководителей СССР с будущим главой индийского правительства.

В архиве МИД РФ сохранились копии документов, в которых упоминается о возможности приезда Дж. Неру в Москву в 1947 г. 13 февраля этого года и. о. завотделом ЮВА МИД Ю. К. Приходов направил замминистра Я. А. Малику записку, где напоминал о встрече Кришна Менона с членом советской делегации на Генеральной Ассамблее К. В. Новиковым в Нью-Йорке. Во время этой беседы Менон сообщил, что Неру хотел бы приехать в Москву для ведения переговоров по политическим вопросам.

Однако на это обращение советская сторона не ответила. А между тем, отмечал автор записки, сближение Индии с СССР способствовало бы упрочению позиций правительства Неру и левого крыла Национального конгресса.

Записка Приходова стала основой для проекта записки Малика на имя Молотова. В нем приводится заявление посла Индии в США Асаф Али: «Индия протянула руку дружбы Великобритании, США, России и всем странам мира. Те государства, которые признают нынешнюю роль Индии в мире, должны пожать протянутую ею руку». Отсюда можно заключить, что в Москве отдавали себе отчет в том, что медлить с приглашением нежелательно, но ускорить процесс принятия решения не захотели или не смогли. Документ, который должен был пойти на визу к Молотову, так и остался черновиком [4].

Одной из причин такой пробуксовки было то, что Индия не входила в число приоритетных с точки зрения внешнеполитической стратегии стран в глазах Сталина в условиях, когда утверждалось послевоенное устройство мира.

Еще более важным оказался идеологический фактор. Сколь бы дружеским ни был прием индийцев у Молотова, он отлично помнил сталинские формулировки, касавшиеся Ганди и лидеров Индийского национального конгресса, готовившихся принять бразды управления громадной страной из рук англичан. А в этих формулировках уничижительная характеристика Махатмы Ганди как «либерального соглашателя» была едва ли не самой мягкой. Напри-

мер, говоря о революционных выступлениях в государствах Востока, Сталин заявлял: «Господа буржуа рассчитывают залить эти страны кровью и опереться на полицейские штыки, призвав на помощь людей вроде Ганди».

Эти установки были разработаны при участии Сталина еще в 30-х годах и вошли в программу Коминтерна по колониальному вопросу. Освобождение угнетенных народов Востока от пут колониализма должно было происходить методами насильственной революции. Неимущие классы должны свергать власть феодалов и помещичьей бюрократии, формировать революционные рабоче-крестьянские армии. В ходе этих выступлений пролетариат и крестьянство обеспечивают перерастание буржуазно-демократической революции в революцию пролетарскую.

Процесс передачи власти в Индии едва ли мог претендовать на соответствие подобным теоретическим постулатам. не удивительно, что деятельность лидеров национального конгресса после окончания Второй мировой войны и перед провозглашением независимости находила негативную оценку со стороны ведущих идеологов и средств массовой информации в СССР.

Тот факт, что подготовка к передаче власти проходила мирным путем в соответствии с законом о независимости индии, одобренным британским парламентом, а формальным главой государства оставался бывший вице-король, только обострял подозрения Москвы. Там полагали, что дела в Индии по-прежнему будут вершить английские чиновники, сохранив ключевые посты в административном аппарате. Эти представления усиливались под влиянием нараставшей конфронтации между Советским Союзом и Западом. В советских военных кругах было распространено мнение, что если дело дойдет до войны, то авиация США и Англии использует базы на территории Индии для налетов на южные районы СССР.

Индийский дипломат к. П. Ш. Менон в своих мемуарах в мягкой форме, но достаточно ярко охарактеризовал атмосферу того периода. «Холодная война была в разгаре. Обе стороны обычно думали: тот, кто не с нами, - против нас. Советский Союз приветствовал независимость Индии, но он не был уверен, будет ли Индия действительно независимой, или же экономически она останется спицей в колеснице Запада. Многие люди в Индии еще страдали от последствий продолжавшейся в течение целого поколения интенсивной английской пропаганды против Советского Союза» [6, С. 152]. Москва не доверяла лидерам индийского национально-освободительного движения. И это тормозило сближение между Москвой и Дели. Однако и Неру было чрезвычайно сложно реализовать свое намерение установить дипломатические отношения с Москвой еще до провозглашения независимости. Ведь до 15 августа 1947 г. внешнюю политику Индии, по крайней мере по закону, определяло британское правительство, а оно вовсе не желало, чтобы Москва и дели завязали прямые контакты.

2 апреля 1947 г. посол Индии в Китае К. П. Ш. Ме-нон предложил послу СССР А. А. Петрову в целях быстрейшей реализации договоренности об обмене дипломатическими представителями сделать одновременно соответствующие публичные заявления. 6 апреля Советское правительство сообщило о своем согласии на установление дипломатических отношений с Индией и опубликование предложенного текста коммюнике.

14 апреля в Индии и СССР было опубликовано совместное заявление, в котором говорилось: «Стремясь к сохранению и дальнейшему укреплению дружественных отношений, существующих между СССР и Индией, Правительство СССР и Правительство Индии решили обменяться дипломатическими представительствами в ранге Посольств» [5].

Правда, в Москве это заявление было подано прессой в сугубо протокольном, то есть рутинном ключе. Очевидно, ни в ЦК КПСС, ни в МИДе не хотели акцентировать внимание на том, что СССР признал правительство «индийской национальной буржуазии». И только много лет спустя это событие, открывшее новую главу в связях двух народов, будет по праву оценено как историческое.

После подписания советским и индийским послами в Китае соглашения об обмене СССР и Индией дипломатическими миссиями Дж. Неру начал работу по его немедленной реализации. Он настоял на отправке посольства в Советский Союз еще до провозглашения независимости Индии, и вице-король дал на это согласие. В начале августа 1947 г. в Дели состоялись торжественные проводы первого индийского посольства в Москву, возглавляемого Виджайялакшми Пандит.

Провозглашение 15 августа 1947 г. независимости Индии открыло принципиально новые возможности для дальнейшего укрепления и развития между Индией и СССР отношений дружбы и сотрудничества во имя благополучия их народов и в интересах всеобщего мира. Открывалась новая фаза в истории взаимоотношений двух народов.

список источников и ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бхатия В. Джавахарлал Неру и становление индийско-советских отношений, 1917-1947 / Пер. с англ.; Отв. ред. Г. Г. Котовский. М.: Международные отношения, 1989.

2. Внешняя политика Советского Союза. Документы и материалы. 1946 год. М.: Политиздат, 1952. С. 417.

3. Горошко Г. Б. Из истории установления советско-индийских дипломатических отношений // Народы Азии и Африки. 1982. № 3. С. 33.

4. Горошко Г., Скосырев В. Береза и баньян (российско-индийские отношения: вчера, сегодня, завтра). М.: Славянский диалог, 1999. С. 35-36.

5. Правда. 1947. 14 апреля.

6. СССР и Индия / Отв.ред. А. Н. Хейфец. М.: Наука, 1987.