© Е.В. Сорокина, 2005

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

К ВОПРОСУ О РИСКЕ В НАУКЕ

Е.В. Сорокина

В середине прошлого века многие ученые предрекали, что будущей «царицей наук» станет биология. Сегодня можно с уверенностью сказать, что данное пророчество сбылось. Последние 20 лет в биологии отмечены важными открытиями и методологическими прорывами, которые приблизили клеточную биологию к миру научной фантастики. От трансплантации ядер — к клонированию, от эмбриональной стволовой клетки — к лабораторному получению ранних зародышей и рождению ребенка in vitro, от гена — к расшифровке генома человека и генной инженерии. Но не биология как таковая, а биомедицина представляет собой одну из важнейших точек развития науки. В ней наиболее рельефно проявляются все глобальные тенденции, характерные для науки в целом и одновременно она — средоточие острейших моральных, правовых и иных дискуссий.

Развитие наукоемких технологий влечет за собой новую степень риска, поскольку получение и внедрение в практику научного знания увеличивает опасность, связанную с их использованием. Классическая наука сталкивалась и пыталась разобраться с риском строго внутри самого научного сообщества, благодаря сакральности научного знания и внутридисциплинарных критических дискуссий. Вследствие этого риски оставались строго внутрипрофессиональными, скрытыми от взгляда широкой общественности. В наши дни наука обнаруживает несостоятельность данной позиции, поскольку угроза дальнейшего развития науки вообще, а биомедицины и различных биотехнологий в частности влечет за собой угрозу для самой жизнедеятельности человека. В связи с тем, что биомедицина глубоко и основательно воздействует на индивида, она затрагивает каждого члена общества, следовательно, наука уже не может оставлять риски лишь внутри научного сообщества. Данная ситуация приводит к тому, что осознание, выявление и оценка риска стали осуществляться не внутри самой науки, а в междисциплинарном диалоге. Подобная позиция закреплена за такой новой областью научного знания, как биоэтика. Некоторые склонны

относить биоэтику к виду традиционной медицинской этики, но биоэтика имеет свою специфику. Если традиционная медицинская этика носила замкнутый, корпоративный характер, то для биоэтики междисциплинарность свойственна изначально, поскольку она направлена на выявление комплексных проблем, в решении которых принимают участие и представители различных научных дисциплин (медицины, биологии, философии и т. д.), и представители общественности. Эго связано с тем, что ученый не в состоянии увидеть «со стороны» общественно значимый риск, который может узреть биоэтик.

Ситуация риска осложнена тем, что в наши дни наука тесно взаимосвязана с бизнесом, который инвестирует научные исследования, особенно на геномном и молекулярном уровнях. Постепенно наука приобретает степень зависимости от различных частных инвестиций и превращается в некую рыночную структуру. К примеру, осуществление проекта «Геном человека» сопряжено с появлением революционных молекулярно-биологических технологий, которые впоследствии могут найти применение в диагностике генетически деформированных заболеваний, а также в промышленных биотехнологиях. Уже сейчас растет число частных фирм, которые вкладывают значительные ресурсы в развитие геномных исследований, предполагая получить грандиозную прибыль. Поэтому нельзя не согласиться с академиком АА. Баевым, который писал, что «геном человека — это уже не только фундаментальная научная проблема, но и крупное социальное явление, как финансовое, так и производственное. Изучение генома достигло такого состояния, что и гуманитарии, занимающиеся вопросами философии, социологии, права, и религиозные деятели, и вообще общественность должны, наконец, вплотную заняться проблемами биоэтики»1.

Данную точку зрения подтверждает заимствованная из экономики практика патентования (так, в частности, в 1983 г. была запатентована последовательность ДНК). Отсутствие патентных прав у разработчиков био-

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

технологий лишает их возможности окупить расходы, снижает привлекательность их деятельности для частных инвестиций в данной области. Патентное право фактически является тем рычагом, который принуждает к коммерциализации.

Биотехнологии сегодня экономически востребованы. Доходы компаний, связанных с биотехнологиями, в 2001 г. составили около 28 млрд долл., и по некоторым прогнозам их ежегодный рост в ближайшие 3—5 лет составит 15—20 %, а ближе к 2010 г. — не менее 30 %2. В связи с этим возникает новый вид ученого: ученый-бизнесмен, ученый-предприниматель, поскольку ученый становится основателем, работником, консультантом биотехнологических компаний.

В результате рыночной ориентации меняется не только технология научной деятельности, но и вид коммуникации. Наука перестает ориентироваться на научное просвещение, а начинает ориентироваться на привлечение финансовых средств и на публичный успех. Сегодня на биомедицину и биотехнологии возлагаются огромные надежды. Причем рынок действует как механизм отбора и оценки научного знания, получаемого биомедициной.

Но не только от рынка зависит признание или непризнание того, что некий фактор приобретает фактор риска. Это также зависит и от общественной восприимчивости. В связи с этим формируются новые формы научной деятельности, ориентированные на работу с общественным мнением. Учет общественного

мнения и мнения профессионалов происходит путем диалога в рамках такой новой дисциплины, как биоэтика.

В предшествующую эпоху риск рассматривался как результат недостаточного развития технологий и научных знаний. В современной ситуации риск формируется избыточностью технологического и научного прогресса. В связи с этим можно сказать, что в раскручивании социально-экономических систем общества риска особую роль играет наука, которая оказывается одновременно и сопри-чиной главных цивилизационных рисков и социально признанным их диагностом, а также социально-экономическим агентом, признанным разрабатывать новые, более совершенные средства защиты.

Риск принципиально не наблюдаем мо-нодисциплинарным взглядом. Если ранее ученый эксперт в своей области научного знания был самодостаточен в ответе на вопрос «Почему происходит то или иное явление и что с ним делать?», то современная ситуация обнаруживает недостаточность монодисцип-линарного подхода. Цивилизационный риск обнаруживается только междисциплинарно.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Введение в биоэтику / Под ред. Б.Г. Юдина. М.: Прогресс-Традиция, 1998. С. 251.

2 Жиганова Л.П., Гариев Ю.М. Биомедицина в США: актуальные этические и социальнополитические аспекты // США. Канада: экономика, политика, культура. 2003. № 3. С. 106.