УДК 168.522

ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ КАК СИМУЛЯКР ТРЕТЬЕГО ПОРЯДКА

Ястреб Наталья Андреевна,

кандидат философских наук, доцент, Вологодский государственный педагогический университет г. Вологда, Россия nayastreb@mail.ru

В статье предпринята попытка анализа проблемы моделирования познавательных способностей человека с позиции постмодернистского подхода. Искусственный интеллект рассматривается в широком культурном контексте как феномен, который может быть описан с применением концепции Ж. Бодрийяра о симулякрах третьего порядка. Дается анализ искусственного интеллекта в аспекте общей эволюции техники, показывается, что он представляет собой уникальный способ самопознания человека.

Ключевые слова: искусственный интеллект; постмодернизм; симу-лякр; философия техники; самопознание.

ARTIFICIAL INTELLIGENCE AS THIRD-ORDER SIMULACRUM

Yastreb Natalia Andreevna,

candidate of philosophical sciences, associate professor, Vologda state pedagogical university Vologda, Russia nayastreb@mail.ru

Essence of postmodernism consists in structural criticism of principles of classic rationalism and traditional reference-points of metaphysical reflection. Artificial intelligence, from position of post-modernism, can be investigational as simulacrum, because it copies the different models of human’s behavior and mind. In the article the analysis of artificial intelligence is given in the aspect of general evolution of technique, shown, that it is an unique method of selfknowledge of man.

Key words: artificial intelligence; postmodernism; simulacrum;

philosophy of technique; self-knowledge.

Искусственный интеллект, возникнув как направление разработки искусственных устройств, способных выполнять за человека ряд интеллектуальных операций, быстро вышел за грани-

цы первоначального определения. Его идея затронула слишком многое в человечестве, в ней есть и античное «познай себя!», и гетевское «создай Другого», и угроза бунта машин. Сколько бы ни утверждали основатели этого направления, что они не ставят задачу создания искусственного человека, лишь разработки системы, способной «имитировать различные аспекты деятельности человеческого разума» [1, с. 25], искусственный интеллект вошел в культуру именно в сильном смысле, как разумный Другой, вызывающий одновременно любопытство, восхищение и страх.

Появившись как научный термин, искусственный интеллект практически сразу же оторвался от сугубо прикладной технической онтологии и стал культурным феноменом, существующим самостоятельно и оказывающим сильнейшее воздействие на человечество. Необходимость его философского осмысления связана с тем, что искусственный интеллект представляет собой, с одной стороны, широкое направление исследований, а с другой стороны, многогранную проблему, не ограниченную вопросами технического содержания, а включающую социокультурный, нравственный, морально-этический и познавательный аспекты.

В философии XX в. можно выделить два кардинально отличных подхода к пониманию искусственного интеллекта. Если аналитическая философия представляет логико-методологический анализ, то постмодернизм раскрывает суть искусственного интеллекта как культурного явления. Ключевая идея постмодернизма как явления, проявившего себя в искусстве, философии, науке, заключается в «конструктивной критике принципов классического рационализма и традиционных ориентиров метафизического мышления» [2, с. 529]. Эта критика проявляется, прежде всего, в признании случайности, изменчивости, процессуальности реальности, отказе от характерных для классической метафизики бинарных оппозиций, субъект-объектных схем.

Важной идеей в данном подходе является отказ от претензий на истинность и универсальность представлений человека о мире, его элементах и о самом себе. Постмодернизм обращает внимание на то, что любое знание «суть лишь репрезентация реальности, структур естественного мира» [там же, с.530]. Любая попытка построить истинную картину мира обречена на неудачу, поскольку «истина - не более чем лингвистический, исторический и социальный конструкт» [там же].

В развитии искусственного интеллекта как области исследований и как специального понятия также можно выделить подобные тенденции. На протяжении всей его эволюции идеалом интеллекта являлся человек, так как иного сознательного и мыслящего существа нет, а основной задачей было создание моделей, человеческого разума. Феномен копии в постмодернистской философии представлен термином симулякр, под которым Ж. Бодрийяр понимает «ложное подобие, условный знак чего-либо, функционирующий в обществе как его заместитель» [3, с.5]. Выделяя три типа симу-лякров, он отмечает, что среди них естественные направлены на имитацию природы, продуктивные воплощают энергию, мощь, силу преобразования, а симуляционные основаны на «информации, моделировании, кибернетической игре, их цель - полнейшая операциональность, гиперреалистичность, тотальный контроль» [4, р. 177].

Возникновение термина и феномена симулякра было связано с отказом постмодернистской философии от абсолютных категорий классической метафизики, в частности, симулякр представляет собой альтернативу феномену идентичности. Постмодернизм отрицает возможность любой идентичности, поскольку понятия в принципе несоотносимы с реальностью, «мир симуляции трансреален и бесконечен: никакое испытание реальностью уже не сможет положить ему конец» [там же, р. 224 - 225].

Проблема невозможности достижения идентичности в процессе познания ставилась также в классической философии. Еще Кант обращал внимание на то, что в процессе познания мы взаимодействуем не с вещью-в-себе, а с вещью-как-явлением, причем это справедливо не только в отношении внешних объектов, но и в случае самопознания человека, так как «я познаю себя только как я себе являюсь, а не как я существую» [5, с.108]. Вскрыв фундаментальный модельный характер знания, Кант сформулировал одну из основных проблем современного этапа в искусственном интеллекте задолго до возникновения этой области.

Идея искусственного интеллекта возникает в современной европейской культуре как метафора самосознания человека, причем это понятие является уникальным в истории человечества. Возникновение такой идеи связывается с глубинным мнением о том, что «понять какую-либо вещь ... означает предъявить модель этой вещи» [6, с. 76]. В сильном искусственном интеллекте ставит-

ся задача предъявить такую модель, которая была бы неотличима от естественного интеллекта. Целью исследований в этой области традиционно считалось достижение возможности «имитировать различные аспекты деятельности человеческого разума при помощи машин» [1, с.25]. Показателем интеллектуальности машины в этом случае является ее поведение, т.е. можно считать, что «компьютер мыслит, если компьютер ведет себя точно так же, как и человек в момент раздумий» [там же, с.21]. В такой интерпретации вопрос о наличии или отсутствии интеллекта у машины не ставится, речь идет о том, насколько успешно она может имитировать разумное поведение. Неслучайно свой тест оценки интеллектуальности А. Тьюринг называет игрой в имитацию.

Создатели искусственного интеллекта пытаются реализовать построенные человеком модели его познавательных способностей, т.е. искусственный интеллект представляет собой не копию естественного интеллекта, а копию воображаемой модели человека, созданную на основе различных представлений. Симуляционная природа таких моделей проявляется в том, что они «не являются трансцендентностью или проекцией, они больше не являются воображаемым относительно реального, они сами антиципация реального» [4, р. 179].

Симулякры не просто существуют наравне с реальностью, они во многом более реальны, чем недоступные «вещи-в-себе». Они действуют, детерминируют поведение человека, социальные процессы, заполняют культурное пространство. Искусственный интеллект как глобальный проект нового моделирования в эпоху моделей становится не просто одним из симулякров, а точкой сборки, подлинным воображаемым, на которое опираются в своем обосновании все другие модели-симулякры.

В то же время сами модели искусственного интеллекта неоднородны, часть из них реализует дух продуктивности, мощи, физической силы, поэтому их можно отнести к симулякрам второго порядка. Примером такого симулякра может служить робот, поскольку он есть копия некоторого антропоморфного существа, которая в реальности никогда не существовала. Возникновение мифа о роботе вызвано одиночеством человека как единственного разумного существа, и в то же время его амбициями, поскольку робот представляет собой вершину технической эволюции. В своем бытии робот выступает как «символический микрокосм человека

и мира, подменяющий собой как человека, так и мир» [3, с.132].

Эволюция робота происходит синхронно с самопознанием человека, и, согласно классическим представлениям, должна закончиться на стадии равенства ему. Однако на современном этапе признается, что создание абсолютно истинной модели чего-либо невозможно, и путь эволюции робота может привести к некоторой разновидности разума, отличного от человеческого. Существование и развитие робота как симулякра не полностью зависит от его создателя, что вызывает страх «бунта машин», поэтому человек «с полным основанием опасается возрождения той силы, которую он заковал, заключил в свой образ» [3, с.134].

Отнесение роботов к симулякрам второго порядка, по-видимому, было справедливым на определенном этапе, однако сейчас мы видим, что они вышли за пределы «механических машин». Роботы с человеко-машинными интерфейсами, способные к слаженным коллективным действиям, полетам; компьютерные боты, существующие в глобальном информационном пространстве наряду с людьми, представляют собой уже симуляции третьего порядка.

Феномен искусственного интеллекта можно рассматривать не только как стремление создать модель разума, но и в контексте общей эволюции техники, в связи со стремлением человека создать идеальное орудие труда. Такой подход основан на вере в прогресс, характерной для классической науки. Искусственный интеллект, согласно данной точке зрения, может значительно облегчить жизнь человека, выполняя за него ряд трудоемких операций. Стремление к всеобщей автоматизации и созданию искусственного интеллекта как вершины человеческого интеллекта есть «мечта о всецело покоренном мире, о формально безупречной технике, обслуживающей инертно-мечтательное человечество» [там же, с.122]. В то же время, если первичные орудия труда несли на себе четкий отпечаток человеческого присутствия, то современные технические средства отображают «уже не столько телесный образ человека, сколько его интеллектуальный образ, самостоятельность его сознания, его способность контроля, его индивидуальность, его понятие о себе» [там же, с. 123].

Таким образом искусственный интеллект выступает как метафора самопознания человека, причем в нем моделируется не сам естественный интеллект, а наши представления о нем. В резуль-

тате искусственный интеллект как симулякр, «копия копии», не тождественен ни оригиналу, т.е. мозгу, ни его копии, т.е. моделям нервной системы человека, а представляет собой самобытное образование со своей онтологией, в которой тождество и различие, реальность и виртуальность, упорядоченность и хаос, контролируемость и непредсказуемость образуют объект, новый даже для его создателей. При этом для того, чтобы идеи искусственного интеллекта оказали влияние на человека, не обязательно его материальное воплощение, поскольку симулякр может быть не менее действенным, чем реальный объект.

Библиографический список

1. Пенроуз Р. Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики: Пер. с англ. / Общ. ред. В.О. Малышко. - М.: Эдиториал УРСС, 2003. - 384 с.

2. Постмодернизм // Современный философский словарь / Под ред. д.ф.н., проф. В.Е. Кемерова. - 3-е изд., испр. и доп. - М.: Академический проект, 2004.

3. БодрийярЖ. Система вещей / Пер. с фр. С.Н. Зенкина. - М.: «Рудоми-но», 1999. - 224 с.

4. Baudrillard Jean. Simulacres et simulation. Paris, 1981. - 235 p.

5. Кант И. Критика чистого разума. - Симферополь: «Реноме», 1998. -528 с.

6. Павлов К.А. Существует ли неискусственный интеллект? // Вопросы философии. - 2005. - № 4. - С.76-85.