5. Степин, В.С. Философия науки. Общие проблемы [Текст] /В.С. Степин. - М., 2006.

6. Римский, В.П. Демоны1 на перепутье: Культурно-исторический образ тоталитаризма: монография [Текст] / В.П. Римский. - Белгород, 1997.

G. Kalinina

Science - parascience - the person in conditions of the modern civilization modernization

The problem which reveals in the given clause, in a general plan consists in the growth of intensity between scientific rationality and parascientific forms mentalities and cultures.

Получено 16.03.2009 г.

УДК 1:2; 140.8

В.Н. Луговой, аспирант, (4872) 48-73-12, vovas23@mail.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

ИКОНИЧЕСКИЙ ОБРАЗ В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ РОССИИ

Рассматривается проблема понимания «образа» в современном мире и традиционной для России православноо культуре; влуяние образов на социальное миовоз-зрение.

Ключевые слова: культура, образ, икона, символика, информация, симуляку.

Рассуждая о состоянии культуры1 при современной глобаизаци в мире, мы1 наблюдаем процесс, частью которого становится и культура нашей страны1, а именно, происходит возрастание влияния «обраа» в противовес «слову». В современной массовой культуре информация все более усваиваетст в невербаьной форме. Однако смысл информации, передаваемой посредством обраа, бывает раным. Как пишет академик Б. В. Раушенбах: «Икона обращается к высшему интеллекту, классическое искусство к душе, а соввеменное к подсознанию» [1. С. 219]. В современной России действует модель рарушения обраом слова, некогда сама чи-тающа страна в мире, стала одной из самых смотрящих телевидение. Ситуация свидетельствует об общем упадке культтры1 в целом. Из этого можно сделать вывод, что образы1 несут в себе негативное влияние, но так ли это? Если посмотреть на функции образа в традиционной культуре Росси, то раскрываетст уже другая сторона вопроса.

В России существует тысячелетня православная культура. Само Православие, по сравнению с другими ххистианскими конфессиями, более ценит «образ», чем остаьные. С. С. Аверинцев нлывл Право лав ие ико-ноцентричным. «Обра» в православной культуре Росси занимает почетное место, с его помощью культура дотжаа тех ветпшн, которые в дру-

гих странах достигалсь с помощью «слова». Обра Св. Троицы Андрея Рублева сравнивай по значимости с трудами каппадокийцев. На Руси не было серьезных философских трактатов, но в иконописи мы1 достигли больших высот, как пишет прот. Г. Флоровский: «Русская икона с какой-то вещественной бесспорностью свидетельствует о сложности и глубине, о подлинном изяществе древнерусского духовного опыта, о творческой мощи русского духа» [2. С. 37].

Во многих энциклопедиях определение обрау предлагается в качестве результата отражения объекта в сознании человека. Обра - отражение объекта, причем изначаьно предполагается, что отражение внешнего «объективно существующего» объекта, не зависящего от субъекта, воспринимающего его. Отражение всегда предполагает наичие связей с другими объектами, иначе не было бы1 самого отражения. Необходимо также добавить, что обра является комплексной инфоомацией, в рамках которого сознание воспринимает поток ощущений, ограниченных возможностью доступного для данного сознания охвата. Хронологически конструирование понятия «обра» в западноевропейской философии связано с диалогом Платона «Государство». Даьнейша конкретизация производите Аристотелем, по мысли которого обра пребывает внтри сознания человека, а его источником является мир духовный, но не матееиалный. Тем не менее, ни Платон, ни Аристотель не ставят вопрос о генезисе обраа в статусе его автономности и самостоятельности; для обоих мыcултeлeй обра есть результат копирования или редубликации. Дана позиция релятивна и некоторым современным трактовкам обраа, где первичность отдается либо ощущению, либо когнитивным структурам, либо комбинации этих двух факторов.

Неоплатоники (Плотин, в частности) выстаивают собственную схему обраности, основание которой составляет феномен уподобления зрения предмету Обра предмета в рецепции зрителя зависит от созерцательной установки: смотит ли он традиционным «телесным» зрением или «внуттеним взором». Душа не способна узреть прекрасное, пока сама не трансформируется спасно принципам гармонии, т.к. объект зрения (в том числе и произведения искусства) формирует душу смотящего - такова сущность созерцания Духа [3. С. 102]. Как видно, еще античные философы: определяли суждения об обраности как способе восприятия мира, нуждающегося в дополнительных интерпретациях.

Несколко позднее поняие «образ» осмысляется в Византии. У св. восточных Отцов данный концепт использовася как производный от греческого «эйкон», что букваьно и переводится как «обба». Наряду со «словом» (логос) оно играло значительную роль в византийской философско-религиозной системе. «Обра» и «слово» в понимании византийцев являлись материализованными (хотт и не тождественными друг друг) субстанциями, в которых запечатлевается, сохраняетст и передается на уровне

эмпирического бытия божественное Откровение. Обра - уникальный способ связи и соотнесения между принципиально различными уровнями «бытия» и «сверхбытия», только в нем и при его постедничестве возможно «умонепостигаемое» единство трансцендентности и имманентности божества [Там же. С. 106].

В религиозно-философской концепции земного бытия человека существенным являось учение о познании (созерцании) божества. Для достижения этой цели различаются как бы1 два пути: нeпocуeдcтвeнный, «вне мира» - путь мистического единения с Богом, и опосседованный, «в мире и через мир» - обрано-символческий путь познания пeчвoгфичиныI. Второй путь играл значительно большую роль в византийской философии и жизни. Изoбрaжeниe соответствует наиболее акцентируемой св. Отцами человеческой способности - зрительному восгфияию (познанию). «Из чувственных наших органов самое ясное представление об ощущаемом имеет зрение», - замечал св. Василий Великий, утверждая, что живописный язык значительно богаче словесного [4. С. 83]. У Максима Исповедника уже можно найти развитое учение об оббае, его реальности и причастии первообразу («архетипу») по энергиям.

Дальнейшую разработку теооля обраа получила у Федора Студита и Иоанна Дамаскина. В «Первом защитительном слове против порицающих свяые иконы» Иоанн Дамаскин дает следующее определение оббаза: «Обра есть подобие, выражающее пелвообра и вместе с тем имеющее и некотооое в отношении к нему раличие» [3. С. 109]. Отцы1 VII Вселенского Собора исходили из того, что человек двусоставен, соединяет в себе душу и тело, и потому имеет нужду в образах, возводящих его к созерцанию духовных предметов. «Так как мы1 без сомнения люди чувственные, -говорится в деяниях VII Вселенского Собооа, - то для познания всякого божественного и благочестивого предания и для воспоминания о нем имеем нужду в вещах чувственных» [5. С. 546].

Поняие обраа не ограничивается только изображением, оно со-пряается и с формулами христианской антропологии. Человек, созданный «по обрау», есть лицо, способное постольку являь Бога, поскольку его природа позволяет пронизывать себя обожествляющей ее благодатью. Неотъемлемый от человека обра может стать подобным или неподобным, что имеет свои ккайние пределы:: cхдинeниe с Богом, когда обоженный человек, по свидетельству св. Максима Исповедника, становится по благодати тем, что есть Бог по природе, или до предел последнего распада, который Плотин наывает «местом неподобия» и помещает его в мрачные бездны1 Алда. При созелцании обраа человек получает эстетическую ин-фоомацлю, доставляеющую ему то «знание», котооое не может быть передано ни на каком фоомализованном языке, с помощью других средств коммуникации. Именно таковым было понимание оббаа в православной России.

Икона, как и человек, сотворенный по обрау и подобию Божлю, глубоко символична - она отражает небесное в земном, становитет обраом в высшем, онтологическом смысле. По словам Василия Великого, «произведения искусства подражают не просто видимому, но восходят к смысловым сущностям, из которых состоит и получается сама природа» [4. С. 83]. Следовательно, образ, отражающий в той или иной степени духовный архетип, необходим для того, чтобы1 «возводить» (возвышать, возносить) человека к любому умонепостигаемому пeрвooбрaу, т.е. должен выполняь, в понимании св. Отцов, гносеологическую функцию в раличных ее аспектах. Именно такое мироощущение и понимание обраа воспринял Русь от Византии.

Икона имела огромную значимость для русского человека, его душе было ближе невербальное познание мила и Бога. Икона - это сложный организм, где богословская идея выражена определенными художественньы ми средствами. Икона является своего рода окном в духовный мир, отсюда ее особый язык, где каждый знак - символ, обозначающий нечто большее, чем он сам. При помощи знаковой системы: икона передает инфоомацию так же, как письменный или печатный текст, использующий алфавит, который тоже не что иное, как система условных знаков. Икона - это откровение о «новой твари», о новом небе и новой земле, она свидетельствует о преодолении земного бытия [6. С. 368 , 254], поэтому она всегда тяотела к принципиальной инаковости, к изображению иногфиродности преображенного мира. Язык христианской символики способен передавать сложные и глубокие понятия духовной реальности в простых и привычных предметах. Поэтому даже неграмотный крестьяин, посещая службы: в храме и созерца лики святых на тонах, вполне адекватно воспринимал ту муддость, которую воплощало собой Православие, он понимал ее душой, а не разумом. Именно такой, символично-обраный, способ передачи ин-фоомации окаался наиболее близок русской душе. Религиозна культура средневековой Руси была иконоцентрична.

В современной ситуации «обраы», пocтрпaющиe к нам через СМИ, влияющие на формирование стиля жизни и мышления, естествен о, лишен: анагогаческого («возвышающего») содержания, не напоминают (и, по понятным причинам, не должны) индивиду о том, что он обба и подобие Божие. В наше время понятие «обра» удобнее сопоставим с понятием «симулякр» - это пустота, за которой ничего не стоит, кроме внешнего выражения. Рекламные «слоганы», призывающие, к примеру, быть «королями общения», пить только пепси и т.п., обладают весьма сомнительной этической и эстетической информацией. Необходимо кyльтррнoe обновление интелпретаций: «образ» как носитель фундаментальных ценностей - вот к чему необходимо стремиться. Образ должен не только отображать реальность, но и задавать программу возвышения до культтры:

элитарной, каковая всегда, существуя наряду с культурой сниженной, массовой, служила ориентиром для обеспечения нравственного и эстетического здоровья нации.

Библиографический список

1. Раушенбах, Б.В. Геометрия картины1 и зрительное восприятие [Текст] / Б.В. Раушенбах. - СПб, 2001.

2. Флоровский, Г. Пути русского богословия [Текст] / Г. Флоров-ский. - М., 1993.

3. Бычков, В.В. Обра как категория византийской эстетики [Текст] / В.В. Бычков//Византийский временник.- М., 2001. -Том 34.

4. Бычков В.В. Византийска эстетика [Текст] / В.В. Бычков.- М.,

1977.

5. Деяния VII Вселенского Собора// Деяния Вселенских соборов. -Репр. изд. СПб., 1996. - Т. IV.

6. Лосский, Н.О. Условия абсолютного добра: Основы1 этики [Текст] / Н.О. Лосский. - М., 1991.

V. Lugovoy

The iconic image in the traditional culture of Russia

This article is considered question about understanding "image" in the modern world and traditional for Russia to orthodox culture, the influence of images upon the world outlook of the person.

Получено 16.03.2009 г.

УДК 17

И.В. Рыжовой, канд. филос. наук, доц.,

8-(495) 349-54-96 (Росси, Москва, РПИ)

РОЛЬ НРАВСТВЕННО-ОНТОЛОГИЧЕСКИХ НАЧАЛ В ПОЗНАНИИ ИСТИНЫ

Рассматривается онтологически аспект познания, который затрагивает вопросы бытия и призвания человека, а также подвижническая модель человека в своей динамической онтологии с участием нравственно-онтологических начал, котооые внутренне трансформируют установку познания, изменяя ее природу.

Ключевые слова: онтология познания, разввти личностя, подвижничество.