М. М. Кучерявый

ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОВРЕМЕННЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПРОЦЕССОВ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ В ВОЗДУШНО-КОСМИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Работа представлена кафедрой международных отношений Северо-Западной академии государственной службы.

Научный руководитель — доктор философских наук, профессор Ю. В. Косов

В статье автор анализирует сотрудничество между Российской Федерацией и государствами — членами СНГ в воздушно-космической сфере. Автор также фокусирует внимание на ряде вопросов российско-американских отношений в области противоракетной обороны. Эта проблема прежде всего связана с деятельностью США, которые наращивают число ракет-перехватчиков. Рассматриваются важные основы как понимания современной ситуации, так и определенные тенденции ее развития в будущем.

Ключевые слова: геополитический анализ, геополитические факторы, национальная безопасность, воздушно-космическое пространство, внешняя политика.

M. Kucheryavy

GEOPOLITICAL ANALYSIS OF INTERNATIONAL PROCESSES AND SECURITY SAFEGUARDS OF THE RUSSIAN FEDERATION IN THE AIR-COSMIC SPACE

The author of the article analyses the cooperation between the Russian Federation and the CIS member countries in the air-cosmic sphere. The article is focused on a set of questions in the Russian-American relations in the sphere of anti-missile defense. This issue is particularly significant for the United States, which maintains by far the largest force ofspace defence interceptors. The article provides both an indispensable background for understanding the present situation and elements for reflecting on the future prospects of insuring security of the Russian Federation in the air-cosmic space.

Key words: geopolitical analysis, geopoliticalfactors, national security, air-cosmic space, foreign policy.

Геополитический анализ международных отношений и процессов представляет собой научное направление, в центре внимания которого — изучение взаимодействия естественно-природных и социально-политических факторов, определяющих внешнюю полити-

ку великих держав, государств и союзов государств, международных организаций, транснациональных корпораций и других субъектов современных международных отношений. В рамках этого направления также изучается комплекс основных геополитических

проблем современного мира в глобальном и региональном измерении. При этом в рамках геополитического анализа изучаются основные факторы, влияющие на формирование современных геополитических процессов, а также тенденции изменения мировой геополитической структуры (баланс сил, основные геополитические и геостратегические регионы, геополитика ведущих мировых держав и др.). Такой подход к геополитическому анализу представлен в работах И. А. Василенко, К. С. Гаджиева, Б. А. Исаева, М. М. Лебедевой, Э. А. Позднякова, Ю. В. Тихонравова и др. [1; 3; 5;

9; 11; 12].

При проведении указанного выше анализа мы исходим из того, что геополитика представляет собой систему междисциплинарных знаний о внешнеполитическом потенциале государства, основу которого составляют естественно-природные и социальные ресурсы. Использование (или обладание) данным потенциалом позволяет современному государству защищать национальные интересы и достигать внешнеполитические цели на мировой арене. При этом географическая среда и другие природные характеристики государств рассматриваются в тесной взаимосвязи с важнейшими внешнеполитическими и международными процессами.

К данным процессам прежде всего автор относит следующие определяющие статус государств в международном сообществе и их внешнеполитические возможности явления и факторы:

• обеспечение национальной безопасности, первооснову которой составляют интересы отдельных личностей, из которых вытекают интересы общества и государства в целом. Данные интересы могут оказаться под разного рода угрозами, под которыми понимаются объективно существующие возможности нанесения какого-либо ущерба личности, обществу, государству. Для устранения или предотвращения конкретной угрозы приходится прибегать к той или иной защите (обеспечение безопасности), т. е. к использованию комплекса мер по предотвращению или нейтрализации посягательств или враждебных действий;

• защита военной безопасности государства, которая представляет собой важный элемент национальной безопасности. «Военная безопасность это сложная категория, обозначающая состояние общественных отношений данной социальной системы, ее компонентов, при котором обеспечивается эффективное противодействие влиянию внешних и внутренних угроз (вооруженного насилия), и тем самым в военной (военно-политической) сфере создаются условия для стабилизации динамичного равенства данного общества» [7, с. 32-33].

• обеспечение международной безопасности в региональном и глобальном измерении. Под международной безопасностью нами понимается характеристика международных отношений, включающая в себя такие показатели как стабильность развития, защищенность от внешних угроз, обеспечение суверенитета и независимости всех государств, признанных мировым сообществом.

Существенное влияние на данные процессы оказывает развернувшаяся в современном мире глобализация. В конце ХХ в. стало очевидно, что глобализация превратилась в основную, хотя и достаточно противоречивую, тенденцию современного мирового развития. Под глобализацией, как правило, понимают изменения мирового масштаба, происходящие в мировом хозяйстве и системе международных отношений. Этот феномен современного мира связан с формированием новой системы мирового экономического воспроизводства, когда на мировой экономической сцене все большую роль начинают играть многонациональные и транснациональные фирмы, годовые обороты некоторых из них стали сопоставимы с годовыми бюджетами малых и даже средних национальных государств.

Многие авторы, признавая важность экономической составляющей глобализации, рассматривают этот процесс в более широком контексте. Например, Д. Хелд, А. МакГрей, Д. Голдблат и Дж. Перратон в данной связи пишут: «Глобализация может быть осмыслена как расширение, углубление и ускорение взаимосвязанности и взаимозависимости глобально-

го масштаба во всех аспектах современной общественной жизни от культуры до криминала, от финансов до духовности» [15, р. 2].

Глобализация оказывает непосредственное и самое существенное влияние на обеспечение безопасности в современном мире. Это влияние многоплановое и противоречивое, как и сам процесс глобализации. С одной стороны, глобализация мировой экономики ведет к повышению международной конкуренции, а в этих условиях происходит столкновение экономических и политических интересов ведущих стран и регионов держав. Они стремятся сохранить или повысить конкурентоспособность своих народных хозяйств с целью обеспечения национальной безопасности. Для этого применяются как экономические, так и политические методы, а иногда применяются и средства военного характера.

С другой стороны, процесс глобализации оказывает воздействие непосредственно на сферу безопасности как в мировом, так и национальном масштабе. В условиях глобализации научно-технический прогресс создает предпосылки для создания военных систем глобального масштаба. Процесс обеспечения национальной безопасности крупных развитых государств приобретает глобальное измерение.

Географическое положение страны во многом определяет и стратегию обеспечения ее национальной безопасности. Оно влияет на выбор союзников и участие в региональных международных организациях, в том числе оборонительного характера, а также предопределяет основные направления соперничества и конкуренции с соседями и ведущими мировыми державами.

Большие территориальные владения обеспечивают, как правило, наличие значительных природных ресурсов, которые используются для развития народного хозяйства, в том числе военно-промышленного комплекса, значение которого для обеспечения национальной безопасности трудно переоценить. От конфигурации территории государства зависит система его внутренних коммуникаций и выход к мировым транспортным путям. Транспортная

система имеет существенное значение для обороноспособности страны. Размеры и форма территории предопределяют размещение войск, рубежи обороны, возможности проведения военных операций за границей. Это имеет большое значение для обеспечения военной безопасности.

Во-вторых, государственный строй и политическая система общества, от которых зависит организационная структура и эффективность управления обществом, осуществляют органы государственной власти. В современном демократическом государстве эффективность управления обеспечивают также такие факторы, как наличие развитого гражданского общества, свобода общественной деятельности и функционирования средств массовой информации. Большое значение имеют также традиции и качество национальной дипломатии, которая обеспечивает взаимодействие с другими государствами и международными организациями. Дипломатия вместе с общественными организациями и средствами массовой информации формирует имидж страны в международном сообществе, который оказывает существенное влияние на возможности внешней политики страны, включая сферу национальной и международной безопасности. Уровень военного руководства страны, особенности национальной полководческой школы, подготовка личного состава вооруженных сил предопределяют решение геополитических задач в военной сфере.

В-третьих, национальная экономика имеет принципиальное значение для определения геополитического потенциала страны. Важной его составной частью являются промышленные и аграрные мощности, возможности научно-технического сектора экономики, состояние и инфраструктура транспорта, связи, мобилизационные мощности, стратегические запасы, интеграция в мировую экономику. «Отсутствие или не обеспечение экономической безопасности, по мнению российских ученых, делают проблематичным достижение иных аспектов безопасности... Прорехи экономической безопасности сказываются на бе-

зопасности военной, обеспечить которую могут только государства с сильной экономической и политической властью» [2, с. 66].

В-четвертых, уровень развития вооруженных сил, их количественные и качественные характеристики служат важным показателем при определении геополитических возможностей страны. При определении военного потенциала страны необходимо учитывать боеготовность и боеспособность как стратегических сил, так и сил общего назначения, развитие инфраструктуры тыла, уровень развития военного искусства, уровень подготовки военных кадров, наличие и степень готовности резервов. Существенное значение имеет международная составляющая военной деятельности государства, в которую входят: участие в оборонительных союзах, международные договоры об ограничении и сокращении вооружений, моратории на испытание и развертывание новых видов вооружений и военной техники. От этих показателей зависит способность государства обеспечить свою военную безопасность в сложных геополитических процессах современного мира. «В наиболее общем виде сущность военной безопасности государства заключается в создании условий, исключающих опасность военного нападения, в поддержание его обороноспособности на уровне, обеспечивающем сдерживание вероятных противников от агрессии при опоре на военную силу, а также исключение или максимальное ограничение деструктивных проявлений военной силы внутри страны» [14, с. 318].

Особое место во внешней политике нашей страны занимает сотрудничество и взаимодействие с нашими ближайшими соседями - странами СНГ. В сфере обеспечения национальной и военной безопасности наиболее перспективным представляется сотрудничество с государствами-членами Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Эта организация представляет собой - военнополитический союз, созданный в 2002 г. на основе Договора о коллективной безопасности, подписного в Ташкенте в 2002 г. и вступившего в силу в 1994 г. В настоящее время в ОДКБ входят шесть государств: Армения, Беларусь,

Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Организация важна для укрепления стратегических позиций Российской Федерации в Центральной Азии, в том числе и в военно-космической сфере. На территории государств-уча-стников ОДКБ находится арендуемый у Казахстана российский космодром Байконур, а в Киргизии российская военно-воздушная база, расположенная в районе города Кант.

Таким образом, в конце первого десятилетия XXI в. в мире протекают противоречивые глобальные и региональные процессы, которые затрагивают все основные сферы жизнедеятельности сообщества: политику, экономику, оборону и т. п. Российская Федерация принимает активное участие во многих из них как на глобальном, так и на региональном уровнях. Большинство данных процессов имеет геополитическое измерение. В данной связи происходит усиление геополитического фактора во внешней политике нашего государства, в его деятельности по обеспечению национальной и военной безопасности. В указанных условиях нарастает интерес ведущих мировых держав к воздушно-космическому пространству, роль которого в глобальном развитии постоянно возрастает. Особенное внимание уделяется дальнейшему освоению воздушно-космического пространства в целях расширения сфер политического и экономического влияния, а также военной деятельности. Так, российские исследователи В. И. Евдаков и В. Б. Домрачеев, анализируя эволюцию взглядов военной мысли США на применение вооруженных сил этой страны в войнах начала XXI в., в частности, отмечают одну очень показательную тенденцию. Она проявляется в установках на «расширение пространственной сферы ведения военных действий: появляется возможность всеобъемлющего воздействия на противника одновременно в воздушно-космическом пространстве, на суше и на море, в информационной сфере на всю глубину его территории (оперативного построения сил) и с различных направлений» [4, с. 51].

Такое превращение воздушно-космического пространства в одну из основных арен современных геополитических процессов - ре-

зультат интенсивного развития человеческой деятельности в этой сфере. В начале прошлого столетия были созданы летающие аппараты, способные перемещаться в воздушной среде. Вскоре воздушное пространство превратилось и в сферу вооруженного противоборства. Развитие воздушных вооружений значительно опережало совершенствование средств ведения борьбы сухопутных и морских сил. Ведущая роль военно-воздушных сил проявилась уже в годы Второй мировой войны, а затем и в последующих локальных войнах и конфликтах второй половины ХХ в.

Запуск Советским Союзом в 1957 г. первого искусственного спутника Земли открыл космическую эру в развитии человечества. «Еще до начала регулярных запусков в космос военно-промышленные корпорации, играющие главную роль в развитии национальной космической программы США, стремились, - как отмечал Г. С. Хозин, — как можно теснее связать перспективы развития американской космонавтики с работами по совершенствованию военного потенциала государства и таким образом, распространить гонку вооружений на космическое пространство» [13, с. 5]. В годы холодной войны СССР для защиты своих стратегических интересов и национальной безопасности также был вынужден развивать космические вооружения.

Освоение космоса является крайне капиталоемким и высокотехнологичным видом деятельности, который в настоящее время может осуществляется только небольшой группой наиболее развитых государств, имеющих соответствующий экономический и научно-технический потенциал. Осуществление космической деятельности произвело подлинный переворот в военном деле и привело к созданию новых систем вооружений межконтинентального и глобального масштаба. Велика роль космоса и в развитии связи, метеорологии, геодезии, картографии, геологии, гидрологии и других отраслей народного хозяйства. Многие космические системы в ряде данных сфер являются разработками так называемого двойного применения и могут использоваться как в мирных, так и в военных целях.

Поскольку проблемы космоса тесно переплетены с интересами государств в военной, политической и других областях, они стали предметом обсуждения в рамках ООН. В 1959 г. Генеральная Ассамблея ООН образовала для обсуждения проблем космоса специальный вспомогательный орган - Комитет ООН по использованию космического пространства в мирных целях. Первоначально в составе этого Комитета было 18 членов. Однако численный состав данного органа постоянно расширялся, и в настоящее время он достиг 64 членов. В 1962 г. Комитет учредил два вспомогательных органа — Юридический и Научно-технический подкомитеты. Комитет является основным кодифицирующим органом в области международного космического права, и им проделана значительная работа в данном направлении, получившая положительную оценку международного сообщества [10, с. 669].

Так, согласно правому режиму космического пространства и небесных тел космос является частично демилитаризованной зоной. Это означает, что государства взяли на себя обязательства не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения на борту. Запрещается также устанавливать такое оружие на небесных телах или размещать в космическом пространстве каким-либо иным образом. «Доктринальное толкование этого положения исключает из данного запрета суборбитальный (т. е. не совершающий хотя бы одного полного витка вокруг Земли) пролет через космос объектов с ядерным оружием на борту, т. е. стратегических межконтинентальных ракет, а также размещение в космосе объектов с обычным оружием на борту [10, с. 671].

В условиях, когда международно-правовой режим космоса предусматривает только его частичную демилитаризацию и нейтрализацию Луны и других космических тел, большое значение для ограничения военного использования космоса имеют двусторонние российско-американские договора. Однако эта правовая база в настоящее время серьезно деформирована и процесс ее размывания продолжа-

ется. 30 лет такую ограничительную функцию исполнял Договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). Он был подписан в Москве 26 мая 1972 г. руководителями Соединенных Штатов и Советского Союза. Он предусматривал сторонами отказ от создания, испытания и развертывания систем или компонентов ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования для борьбы со стратегическими баллистическими ракетами. Договор также исключал создание системы ПРО для территорий США и СССР в полном объеме.

Каждая сторона обязалась иметь не более двух систем ПРО (вокруг столицы и в районе основной базы пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет). В этих районах в радиусе 150 км могло быть развернуто не более 100 пусковых неподвижных противоракетных установок. Позже, в июле 1974 г., по дополнительному протоколу к этому Договору, разрешалось иметь только одну такую систему: либо вокруг столицы, либо в районе пусковых установок МБР. Советский Союз выбрал для развертывания своей системы ПРО район с центром в Москве, а США — вокруг ракетной базы Гранд-Форкс. Однако 12 июня 2002 США в одностороннем порядке вышли из Договора. Как отмечает консультант Международно-договорного управления МО РФ В. С. Колтунов, аргументы, приведенные американской стороной для объяснения своего выхода из Договора, «как это вполне очевидно, призваны завуалировать истинные мотивы курса на развертывание ПРО территории страны. А они состоят в том, чтобы обеспечить абсолютное стратегическое доминирование США в мире, использовать ПРО как эффективный инструмент проведения политики с позиции силы» [6].

Важную роль в ограничении военной деятельности в космосе продолжают играть рос-

сийско-американские договоры об ограничении стратегических наступательных вооружений. Однако США в последнее время начинают терять к ним интерес и не дают положительного ответа на российские предложения продолжить переговоры по данному вопросу. В данной связи можно предположить, что свертывание договорной базы по ограничению военной деятельности в космическом пространстве, на которое взяло курс руководство Соединенных Штатов, ведет к усилению военного соперничества в этой сфере, повышает его геополитическое значение для обеспечения военной безопасности нашей страны.

Научно-технический прогресс в военном деле ведет к повышению и роли ВВС в современных условиях. Они обладают в наше время большими возможностями в решении военностратегических задач и могут вносить значительный вклад в поддержание геополитической стабильности. В данной связи А. Куликов пишет: «Иностранные специалисты полагают, что ВВС уже давно способны самостоятельно решать стратегические задачи, а в современных условиях воздушно-космическая мощь является доминирующим и решающим элементом боевой мощи вооруженных сил. При этом в ближайшем будущем воздушная сфера и космос станут единой средой, используемой для боевых полетов» [8, с. 49].

Россия, обладающая статусом ведущей воздушно-космической державы, по нашему мнению, не может оставаться в стороне от мировых геополитических процессов, затрагивающих самым существенным образом стратегическое значение космоса. Она должна оказывать на них такое влияние, которое способствовало бы поддержанию прочного мира и стратегической стабильности в воздушно-космическом пространстве, сохраняя при этом благоприятные условия для своего экономического развития.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Василенко И. А. Геополитика современного мира. М.: Гардарики, 2007.

2. Вахрамеев А. В., Кулешов С. Г. Национальная безопасность России. Декларации и реальность. М.: Вузовская книга, 2003.

3. Гаджиев К. С. Введение в геополитику. М.: Логос, 2003.

4. Евдаков В. И., Дормачев В. Б. Взгляды на применение вооруженных сил США в войнах начала XXI века // Вестник Академии военных наук. 2008. № 2 (23).

5. Исаев Б. А. Геополитика. СПб.: Питер, 2006.

6. Колтунов В. С. Договор по ПРО и стратегическая стабильность [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.armscontrol.ru/course/lectureskoltunov3.htm

7. Коровянский А. И., Лутовников В. И. Военная безопасность Российской Федерации и ее обеспечение в современных условиях / Под общ. ред. И. К. Макаренко. М.: Изд-во РАГС, 2006.

8. Куликов А. Перспективы развития ВВС США // Воздушно-космическая оборона. 2007. № 6 (37).

9. Лебедева М. М. Мировая политика. М.: Аспект-Пресс, 2007.

10. Международное право / Отв. ред. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. М.: Международное право, 2007.

11. Поздняков Э. А. Геополитика. М.: Прогресс-Культура, 1995.

12. Тихонравов Ю. В. Геополитика. М.: Инфра-М, 2000 и др.

13. Хозин Г. С. Космос и политика. М.: Наука, 1987.

14. Цой Хен Сок. Обеспечение военной безопасности // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 4.

15. Held D., McGrew A., Goldblatt D., Perraton J. Global Transformation. Politics, Economics and Culture. Cambridge: Polity Press, 2000.