«ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ КОНСТРУКЦИЯ»

И «ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ» —

ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ ГЕОПОЛИТИКИ

Интерпретируются понятия «геополитическая конструкция» и «геополитический потенциал» в контексте современных геополитических исследований. Дан критический обзор работ, в которых используются данные понятия. Специальное внимание уделено анализу структуры геополитического потенциала с выделением восьми субсистем.

Ключевые слова: геополитика, геополитическая конструкция, геополитический потенциал.

Yu. Gladky, S. Pisarenko

«GEOPOLITICAL CONSTRUCTION» AND «GEOPOLITICAL POTENTIAL»

AS THE BASIC CONCEPTS OF GEOPOLITICS

The concepts «geopolitical construction» and «geopolitical potential» in the context of modern geopolitical research are interpreted. A critical review is given to the literature using these concepts. A special attention is paid to the analysis of the structure of geopolitical potential with the emphasis on eight subsystems.

Keywords: geopolitics, geopolitical construction, geopolitical potential.

Усиливающийся интерес к геополитическим исследованиям в современном мире можно объяснить поистине грандиозными процессами политической, этнокультурной и экономической дифференциации, охватившими на рубеже XX-XXI веков практически все крупные макрорегионы мира. Все большее число авторов приходят к выводу, что геополитика — это не идеологии некоего «генерального штаба», а прежде всего аналитическая оценка «балансов и контрбалансов», своеобразных «взаимоупоров», обеспечивающих известную устойчивость между государствами. «Если подобная оценка вовсе не имеет под собой научной подоплеки и является лишь «идеологическим приемом, то в таком случае следовало бы заодно упразднить еще около десятка общепризнанных в мире отраслей научного знания (в том числе историю, социологию и др.). ...Не видеть в «нормальной», деидеологизированной геополитике место приложения научной рефлексии, отрицать наличие специфических объекта, предмета и методов исследования, значит противоречить здравому смыслу» [6, с. 468].

Начало XXI века отмечено появлением многочисленных отечественных и зарубежных публикаций, посвященных анализу складывающейся геополитической ситуации в мире. Эти публикации, часть которых, к сожалению, не отличается содержательной новизной, можно объединить в несколько основных блоков.

Первый из них (наиболее универсальный) отражает особенности геополитического устройства мира, с акцентом на идеи мондиализма, единого мирового правительства, «золотого миллиарда» (когда власть и благосостояние принадлежат мировой элите атлантических государств и их сателлитам — остальные страны выполняют роль сырьевых придатков, обслуживающего персонала, хранилища отходов), «нового мирового порядка» и т. д.

Второй блок представляет собой анализ происходящих военных конфликтов в Ираке, Афганистане, революций «арабской весны» и т. д. с прогнозом основных последствий этих событий для ключевых игроков на мировой арене.

Третий блок в той или иной мере ассоциируется с российскими реальностями — прогнозами и сценариями дальнейшей судьбы России, анализом ее так называемых «имперских намерений», проблемами выбора пути развития и т. д. Стереотипный недостаток многих сюжетов (отражающих содержание всех «блоков») — их сугубо политологический стиль, слабый уровень концептуализации излагаемого материала, отсутствие даже упоминания о специфических средствах построения геополитических конструкций и т. д.

Как и прежде, геополитика характеризуется запредельной социоморфностью, теснейшей связью с правящими режимами и доминирующими идеологиями. Многие авторы все более настойчиво отстаивают синтетический характер геополитики, включая в нее элементы истории, экономики, политологии, государствоведения, социологии, психологии, этнологии, религиоведения, экологии и т. д. Более того, отдельные «не географы» полагают, что «гео» в понятии «геополитика» уже не просто указывает на географический аспект в политике, а обозначает всепланетарные масштабы и правила поведения в условиях мировой системы. «В этом смысле геополитика призвана исследовать, как, с помощью каких механизмов и на основе каких принципов эта система живет и функционирует. Ее можно рассматривать как дисциплину, изучающую основополагающие структуры и субъекты, глобальные или стратегические направления, важнейшие закономерности и принципы жизнедеятельности, функционирования и эволюции современного мирового сообщества» [5, с. 41].

Налицо попытки «освободить» геополитику от ставших, дескать, узкими рамок политической географии и провозгласить ее комплексной наукой о современной многослойной мировой политике. Думается, что подобные попытки могут привести к постепенному размыву самого предмета геополитики, ее неизбежной дискредитации и утрате научной идентичности в «безбрежном море» политологии. Следует помнить о том, что объект исследования данной дисциплины — «гео» — остается все-таки прежним, что, будучи междисциплинарной отраслью знания, ее «материнская основа» — география — неизменна.

Многие понятия и категории геополитики давно уже «узаконены», стали ее понятийно-терминологическим достоянием. Среди них: государство, блок государств, геостратегический и геополитический регионы, политическая граница, сфера влияния, балансы и контрбалансы мощи, взаимоупоры, буферная зона (страна), государство-сателлит, геополитический союзник, сверхдержава, центры силы, геополитические силы, фронтальное соперничество, политическая интеграция и дезинтеграция, дуга нестабильности, геополитические сценарии и др.

В настоящей статье делается попытка дополнить этот перечень «расшифровкой» и интерпретацией таких важнейших понятий, как «геополитическая конструкция» и «геополитический потенциал территории».

Термин «геополитическая конструкция» в литературе впервые был использован А. В. Дугиным [8], хотя самой дефиниции термина автор не приводит, исходя, вероятно, из «очевидности» самого понятия, тем более что различные геополитические конструкции существовали задолго до их литературного обозначения. С определенной степенью условности к ним можно отнести, например, и многочисленные проекты по обустройству (или расчленению) межгосударственных территорий, и различные концепции мироустройства, и даже внешнеполитические доктрины (типа доктрины Монро). Но при этом неизбежно возникает следующий вопрос: стоит ли вводить новую онтологическую единицу, расши-

ряя и без того обширный перечень уже существующих понятий — геополитическая идея, геополитическая теория, геополитическая концепция, геополитический проект, геополитическая модель и т. д.?

Известно, что, например, под теорией понимают форму научного знания, дающего целостное представление о закономерностях развития реального и идеального мира и его компонентов [21, с. 4]. Идея представляет собой прообраз предмета с характерными для него чертами. Термин «концепция», как правило, имеет несколько трактовок: система взглядов на явления в мире, в природе, в обществе (тогда геополитическая концепция — это мировоззрение, в центре которого — геополитическая картина мира). Второе значение — набор приемов для понимания какого-либо предмета и для достижения решения выбранной задачи. В свою очередь, все эти категории в определенных случаях могут ассоциироваться с моделями, поскольку в широком смысле каждая из них может быть составной частью связки «оригинал — модель», то есть соотноситься с мысленным или условным аналогом (изображением, описанием, схемой, чертежом, графиком, планом, картой и т. п.). Аспектами моделирования являются внешний вид (образ объекта), структура (свойства, связи, стабильность объекта) и поведение объекта (планирование, прогнозирование, выявление причинно-следственных связей, установление связей с другими объектами, управление).

Что же касается термина «конструкция», то он обладает несомненной спецификой. В словаре Ожегова конструкция толкуется как «состав и взаимное расположение частей какого-нибудь построения, сооружения, механизма, а также само такое построение, сооружение, машина с таким устройством» [19, с. 291]. Отсюда конструирование — процесс, в результате которого определяются внешний вид и структура изделия. Следовательно, идею, концепцию, модель и т. д. можно сконструировать. Говоря иначе, любая «законченная» геополитическая идея, геополитическая теория, геополитическая концепция, геополитический проект, геополитическая модель — и есть геополитическая конструкция. Таким образом, «конструкция» представляет собой универсальный термин. Можно полагать, что состоявшаяся гипотеза в модели — есть позитивная экспериментальная проверка теории, тогда и теория будет конструкцией. Таким, образом, конструкция — это результат творческого процесса.

Соответственно, в геополитике под идеей следует понимать образ, содержащий элементы новизны в геополитической структуре мира; геополитическая мысль — это познавательная деятельность индивидуума (общества), направленная на получение знаний и представлений о развитии геополитической реальности, возникающей в геопространстве [11, с. 5]; а геополитическая концепция — это система взглядов на геополитическую картину мира или его часть.

С учетом вышеприведенных соображений под геополитической конструкцией логично понимать созданный объект в геополитической картине мира. В роли такого объекта могут выступать как теоретические выкладки (новые идеи, концепции), так и прикладные элементы, изменяющие геополитическое пространство, в основе которого лежит мощь государства (геополитический потенциал). Последняя, изменяясь, приводит в движение границы своего влияния. Соответственно, меняется расстановка сил на мировой арене, вследствие чего перестраивается геополитический код страны (региона), что, в свою очередь, побуждает к созданию новых конструкций.

Жизнеспособные геополитические конструкции обладают свойствами прочности (способность сопротивляться разрушению), надежности (сохранение работоспособности в течение времени), гибкости (способность объекта адекватно реагировать на геополити-

ческие изменения). Качество и результативность конструкций зависят от удачного определения набора параметров.

Геополитические конструкции можно классифицировать следующим образом:

1) по видам: мировоззренческие (представляющие определенным образом геополитическую картину мира) и стратегические (направленные как на увеличение мощи одной страны за счет другой, так и на пополнение своей силы за счет внутренних ресурсов). Они основываются на мониторинге геополитического потенциала государства, с тем чтобы определить его сильные и слабые стороны — внутренние (трансформация территориальной организации пространства внутри государства или региона, пример: социальноэкономическая концепция развития региона) и внешние (трансформация территориальной организации пространства вне государства или региона, пример — внешнеполитическая доктрина);

2) по форме реализации: комплексная (направлена на весь геополитический потенциал), частичная (направлена на несколько подсистем геополитического потенциала и их компоненты) и единичная (направлена на одну из подсистем геополитического потенциала или на ее компонент);

3) по масштабу: глобальная (хартленд), региональная и локальная.

Создание геополитических конструкций стратегической направленности напрямую зависит от геополитического потенциала государства. Содержание данного понятия, к сожалению, разработано еще слабо, подтверждением чему служит фактическое отождествление в литературе понятий «мощь государства» и «геополитический потенциал» [1, 7]. Авторы (В. А. Дергачев и В. Г. Андреев) независимо друг от друга трактуют их как совокупность геополитических атрибутов или совокупность мощи (военно-политической, экономической, демографической, природно-ресурсной и инновационной), влияющих на геополитическую конфигурацию в каком-либо географическом масштабе. Другими словами, геополитический потенциал (ГПП) трактуется как сумма всех имеющихся компонентов, без указания на наличие каких-либо связей и отношений между ними, что делает дефиницию менее емкой.

Парадоксом выглядит тот факт, что четкое определение геополитического потенциала отсутствует даже в диссертационных работах, посвященных анализу геополитического потенциала крупных регионов. Так, Ш. В. Читаев представляет ГПП как положение Северо-Кавказского региона по отношению к разным государствам в рамках дуализма Запад — Восток, другими словами, дает характеристику политико-географического положения полигона [22]. У В. В. Мазура раскрытие геополитического потенциала рассматривается в контексте внешних региональных связей Сибири [17], а в основу исследования С. В. Бирюкова положен экономико-отраслевой подход [3].

Географы В. Б. Шведов и А. Б. Волынчук рассматривают ГПП как комплекс географических факторов, влияющих на соседние страны. По их мнению, в нем «отражено основное функциональное назначение ГПП — использование государством различных возможностей составляющих его регионов для решения своих кратких и долгосрочных геополитических задач» [4, с. 43]. Непонятно, что в таком случае они понимают под географическими факторами и может ли геополитический потенциал ограничиваться решением лишь этих задач? В свою очередь, Е. Казак подчеркивает, что геополитический потенциал «формируется комплексным и сбалансированным развитием совокупного потенциала страны и теми внешними факторами, которые влияют на его дальнейшее совершенствование и реализацию. Каждая развитая компонента как в комплексе, так и по отдельности по-

казывает взаимную зависимость внешних и внутренних позиций страны, формирует устойчивое место государства в международных отношениях» [14, с. 33].

Согласимся с тем, что геополитический потенциал должен быть сбалансирован, хотя трудно разделить стремление автора «растворить» приставку «гео» в общих политологических рассуждениях. На наш взгляд, понятие «геополитический потенциал» государства (или макрорегиона) правильнее трактовать как систему различных ресурсов (пространственных, производственно-экономических, финансовых, социокультурных, логистических, информационных и т. д.) и отношений на данной территории и за ее пределами, которые могут быть использованы для реализации геостратегии страны в интересах национальной безопасности. Основными компонентами геополитического потенциала (парциальными потенциалами) являются: экономико-географическое и физико-географическое положение; природно-ресурсный потенциал; экономический; социально-культурный; военный; политический; транспортной и коммуникационной инфраструктуры; экологический.

Составляющие геополитического потенциала не являются жестко фиксированными параметрами, а представляют собой субсистемы, объединенные в большую систему (макросистему).

Первая субсистема — это положение (физико-географическое, экономико-географическое, политико-географическое) региона относительно другого, тем самым определяется занимаемое место в ойкумене.

Вторая субсистема — это природно-ресурсный потенциал, который свидетельствует о степени самообеспечения ресурсами государства. Под ними подразумеваются полезные ископаемые, водные, агроклиматические, земельные, почвенные, лесные, биологические, энергетические (возобновляемые) ресурсы, возможности их использования в торговле, в оборонно-промышленном комплексе.

Третья субсистема — это социально-культурный компонент, который включает в себя население, менталитет, этническую принадлежность и вероисповедание, культуру, науку и образование, социальное благополучие.

Четвертая субсистема — экономический компонент, отражающий валовой национальный продукт (ВНП), отрасли специализации, ориентированные на импорт и экспорт, продовольственную безопасность, оборонно-промышленный комплекс, наличие транснациональных корпораций, наличие свободных экономических зон, членство в экономических союзах и т. д. Данная субсистема ассоциируется с возможностью экономического контроля в геополитическом пространстве.

Пятая субсистема — это военный компонент, определяющийся наличием оружия массового поражения (ядерного, химического, биологического) и его инфраструктуры, вооружения и боевых средств (с помощью которых достигается баланс с мощью потенциального противника или превосходство ее), военных технологий в космосе. Сюда же можно отнести количество своих военных и военно-морских баз за пределами страны, а также баз потенциального противника вблизи родного государства; пограничные споры и участие в миротворческих силах и контртеррористических операциях; борьбу с морским пиратством и наркоторговлей; информационную безопасность и т. д.

Шестая субсистема — политический компонент, характеризующийся участием в дипломатической деятельности, международных организациях (ООН), региональных, отраслевых и военно-политических группировках (АСЕАН, ОПЕК, ОДКБ и др.); формой государственного устройства; наличием политически нестабильных районов (в том числе и потенциальных), внутригосударственных «горячих точек», сепаратизма и т. д.

Седьмая субсистема — это транспортный и коммуникационный компонент, определяющийся наличием транснациональных путей и коридоров, развитостью транспортной сети, постоянной к ним доступностью (например, зимники функционируют только зимой). Особое значение имеют магистрали, связывающие окраины страны между собой. Данный компонент ассоциируется также с уровнем развития теле/радиокоммуникаций, телефонной сети, оптоволоконных интернет-линий, с масштабом охвата зон приема сотовой связи. Большое значение приобретает доступ к информационным ресурсам: к библиотекам и научным институтам стран мира, государственным и международным серверам (гос. стат., сайт ООН и т. д.), коммерческим серверам (Forex), социальным сетям и т. д.

Наконец, восьмая субсистема — это экологический компонент, отражающий комфортность проживания населения на территории, наличие особо охраняемых природных территорий, загрязненность окружающей среды, наличие питьевой воды и т. д.

Г оворя иначе, геополитический потенциал представляет собой макросистему, каждая часть (субсистема) которой вносит свой вклад в поддержание стабильности эндемичного поля, хотя далеко не все компоненты могут быть «задействованы» в перекрестных и пограничных полях и, таким образом, «отвечать» брошенным вызовам в силу своих особенностей. Многое объясняется тем, что большинство субсистем постоянно изменяются — их динамика зависит от деятельности человека и географических факторов. Поэтому их парциальный потенциал может расти и регрессировать либо однонаправленно, либо разнонаправленно — в зависимости от сложившейся геополитической ситуации. Но нужно помнить, что государство — это открытая и динамичная система, которая вступает в союзы, входит в экономические и политические блоки, тем самым увеличивая свой геополитический потенциал, при этом объединение будет существовать до тех пор, пока требуют этого интересы самого государства.

Предложенная структура ГПП обобщает и систематизирует основные положения развития могущества государств (см. рис.). Это обусловлено тем, что в трудах А. Т. Мэхэна, Ф. Ратцеля и Р. Челлена структура геополитического потенциала представлена не полностью и бессистемно. Для периода становления термина «геополитика» были характерны войны за земли, следовательно, компоненты ГПП были ориентированы на достижение силовой экспансии. В работах современных авторов содержание геополитического потенциала существенно различается. Так, у В. А. Дергачева строение «мощи государства» включает в себя три блока: военный, экономический, комплексный. Этот автор не учитывает международные связи, экономико-географическое и политико-географическое положение, экологическую составляющую, образование, миграцию, плотность населения, информационные ресурсы, этническую и религиозную мозаичность и т. д. Соответственно, структура ГПП им представлена не полностью.

Более полноценно и комплексно структура ГПП представлена Е. Казак, выделившей семь компонентов: демографический, научно-технический, геоинформационный, социально-политический, военно-политический, геоэкономический, интеллектуальный. Однако не ясно, что автор под ними понимает. Так, социально-политический потенциал включает в себя местоположение территории, политические риски, экономические связи, транспорт и интеллектуальный капитал, социально-экономические параметры, демографический фактор. То есть наблюдается смешение частей из разных структур. Интеллектуальный потенциал учитывает влияние лишь геоэкономических и геоинформационных факторов, но не рассматривается доступ к образованию и его уровень. Таким образом, состав геополитического потенциала, предложенный как авторами ХХ в., так и современными исследователями, полностью не раскрыт и представлен хаотично.

ВИДЫ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

структура ГПП по Ратцелю Ф. Челлену Р., Мэхэну А.Т.

географическое положение

природно-ресурсныи потенциал

характер ландшафта, граница

социально-культурныи:

- численность населения;

- культура;

- духовность;

хозяйство и торговля, формы государственного управления

система

структура ГПП по Дергачеву В.А.

военный:

- численность вооруженных сил;

- наличие ядерного оружия;

экономическии:

- валовой национальный продукт;

- индекс развития человеческого потенциала;

- покупательная способность;

- емкость внутреннего потребления;

комплексный:

- большая территория;

- природно-ресурсный потенциал;

- транзит;

структура ГПП по Казак Е.

УСЛОВНЫЕ ОБОЗНАЧЕНИЯ военный - название подсистемы

демографический:

- человеческий потенциал;

- демографическая нагрузка;

- индекс развития человеческого потенциала;

социально-политическии: -местоположение территории; -политические риски; -экономические риски; -транспорт;

-интеллектуальный капитал;

-социально-политические

параметры;

-демографический фактор;

геоинформационный

военно-политическии: -экономические затраты;

геоэкономическии: -пространственность экономических ресурсов;

научно-техническии:

- доля высоко- и среднетехнологических товаров в общем экспорте;

- расходы на научноисследовательские и опытноконструкторские работы;

- угрозы в научно-технический сфере;

интеллектуальный:

-наличие геоэкономических и геоинформационный условий;

структура ГПП (авторская разработка)

положение в Ойкумене;

природно-ресурсныи потенциал;

экономическии:

- валовой национальный продукт;

- отрасли специализации (ориент. на экспорт и импорт);

- инвестиции (вкл. компании с иностр. капиталом);

- наличие свободных экономических зон и транснациональных компаний;

- продовольственная безопасность;

- оборонно-промышленный комплекс;

социально-культурныи:

- население;

- менталитет;

- этническая принадлежность;

- вероисповедание;

- культура;

- наука;

- образование;

- социальное благополучие;

транспортный и коммуникационный:

- транспортные коридоры;

- транснациональные пути;

- теле/радио коммуникации;

- связь;

- доступность населения к информационным технологиям;

военный:

- наличие оружия массового поражения;

- военные технологии в космосе;

- участие в боевых операциях;

- военные и военно-морские базы за пределами государств;

политическии:

- участие в международных организациях;

- форма государственного устройства;

экологическии:

- наличие особо охраняемых природных территорий;

- уровень загрязнения окружающей среды;

- влияние природных факторов на комфортность проживания населения;

Структура геополитического потенциала (составлена по: [1, 7, 14, 15, 18])

В заключение следует отметить основные свойства ГПП: 1) наличие внутренних и внешних связей (горизонтальных, то есть территориальных, и вертикальных — управленческих). Каждая подсистема ГПП имеет одновременно некоторое количество сетей разнокачественных отношений между своими элементами; 2) геополитический потенциал территории имеет структуру, то есть состоит из территориально связанных подсистем: экономико-географического, политико-географического и физико-географического положения, природно-ресурсного потенциала, транспортной и коммуникационной инфраструктуры, социально-культурной, экономической, военной, политической, экологической подсистем;

3) геополитический потенциал геотории характеризуется целостностью, так как эффективность его использования определяется сбалансированностью всех его компонентов.

Предложенные нами теоретические построения не претендуют на универсальность — они требуют дальнейших уточнений и дополнений.

Результатом построения и реализации геополитических конструкций является, как известно, изменение структуры геополитического потенциала государства или региона, то есть растет или регрессирует парциальный потенциал субсистем и, следовательно, трансформируется геополитический код. Суть географической интерпретации геополитических конструкций заключается в исследовании изменения границы эндемичного поля. Геополитические конструкции могут быть представлены в различной форме: карт-схем, проектов, концепций развития государств (регионов), стратегий развития стран (районов), макетов и т. д.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Андреев В. Г. Геополитика и мировая война // http://www.i-u.ru/biblio/archive/andreyev_ geopolitimirwoina/ // (сайт: Русский гуманитарный интернет-университет).

2. Бжезинский Зб. Уравновесить Восток, обновить Запад // Россия в глобальной политике. 2012. № 1 // http://www.globalaffairs.ru/number/Uravnovesit-Vostok-obnovit-Zapad--15458/ (сайт: журнал «Россия в глобальной политике»).

3. Бирюков С. В. Геополитический потенциал развития энергетики России и проблемы ее энергобезопасности: Дис. ... д-ра полит. наук. М., 2002. 333 с.

4. Волынчук А. Б., Шведов В. Б. Опыт предварительного определения состава геополитического потенциала // Вестник Челябинского государственного университета. 2008. № 13. С. 42-50.

5. Гаджиев К. С. Введение в геополитику. М., 1998. 415 с.

6. ГладкийЮ. Н. Россия в лабиринтах географической судьбы. СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр пресс», 2006. 846 с.

7. Дергачев В. А. Геополитика // Русская геополитическая энциклопедия. М., 2010.

8. Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. М., 1997. 608 с.

9. Дугин А. Г. На пороге мировой войны, которая родит Новый Порядок // http://evrazia. org/article/1615/ (информационно-политический портал Евразия).

10. Дугин А. Г. «Ось добра»: геополитические перспективы ирано-российского содружества // http://evrazia.org/article/1783/ (информационно-политический портал Евразия).

11. Елсуков М. Ю. Геополитическая мысль: эволюция, современные направления, географическая интерпретация: Автореф. дис. ... канд. геогр. наук. СПб., 2003. 17 с.

12. Ивашов Л. Г. Иран мешает созданию однополярного мира под руководством США // http://akademiagp.ru/leonid-ivashov-iran-meshaet-sozdaniyu-odnopolyarnogo-mira-pod-rukovodstvom-ssha/ // (сайт: Академия геополитических проблем).

13. Ивашов Л. Г. Мир в XXI веке // http://akademiagp.ru/mir-v-xxi-veke/ (сайт: Академия геополитических проблем).

14. Казак Е. Геополитический потенциал республики Беларусь в современных условиях // Белорусский журнал международного права и международных отношений. 2004. № 4. С. 33-38.

15. Классики геополитики, XIX век. М., 2003.

16. Лавров С. В. Россия и мир в XXI веке // Россия в глобальной политике. 2008. № 4 //

http://www.globalaffairs.ru/number/n_11159 // (сайт: журнал «Россия в глобальной политике»).

17. Мазур В. В. Геополитический потенциал Западной Сибири в региональном развитии России: Дис. ... канд. полит. наук. М., 2005. 196 с.

18. Мэхэн А. Т. Роль морских сил в мировой истории. М.: Центрполиграф, 2008. 606 с.

19. Словарь русского языка / С. И. Ожегов. М., 2010.

20. Тренин Д. В. Прогноз оптимистический // http://vpk-news.ru/articles/8564/ (сайт: общероссийская еженедельная газета: «Военно-промышленный курьер»).

21. Трофимов А. М., Шарыгин М. Д. Общая география (вопросы теории и методологии). Пермь, 2007. 494 с.

22. ЧитаевШ. В. Геополитический потенциал Северо-Кавказского региона: Дис. ... канд. полит. наук. М., 2009. 183 с.

REFERENCES

1. Andreev V. G. Geopolitika i mirovaja vojna // http://www.i-u.ru/biblio/archive/andreyev_ geopolitimirwoina/ // (sajt: Russkij gumanitarnyj internet-universitet).

2. Bzhezinskij Zb. Uravnovesit' Vostok, obnovit' Zapad // Rossija v global'noj politike. 2012. № 1 // http://www.globalaffairs.ru/number/Uravnovesit-Vostok-obnovit-Zapad--15458/ (sajt: zhurnal «Rossija v glob-al'noj politike»).

3. Birjukov S. V. Geopoliticheskij potencial razvitija jenergetiki Rossii i problemy ee jenergobezopas-nosti: Dis. ... d-ra polit. nauk. M., 2002. 333 s.

4. Volynchuk A. B., Shvedov V. B. Opyt predvaritel'nogo opredelenija sostava geopoliticheskogo poten-ciala // Vestnik Cheljabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2008. № 13. S. 42-50.

5. GadzhievK. S. Vvedenie v geopolitiku. M., 1998. 415 s.

6. Gladkij Ju. N. Rossija v labirintah geograficheskoj sud'by. SPb.: Izd-vo R. Aslanova «Juridicheskij centr press», 2006. 846 s.

7. Dergachev V. A. Geopolitika // Russkaja geopoliticheskaja jenciklopedija. М., 2010.

8. Dugin A. Osnovy geopolitiki. Geopoliticheskoe buduwee Rossii. M., 1997. 608 s.

9. Dugin A. G. Na poroge mirovoj vojny, kotoraja rodit Novyj Porjadok // http://evrazia.org/article/1615 / (informacionno-politicheskij portal Evrazija).

10. Dugin A. G. «Os' dobra»: geopoliticheskie perspektivy irano-rossijskogo sodruzhestva // http://evrazia.org/article/1783/ (informacionno-politicheskij portal Evrazija).

11. Elsukov M. Ju. Geopoliticheskaja mysl': jevoljucija, sovremennye napravlenija, geograficheskaja interpretacija: Avtoref. dis. ... kand. geogr. nauk. SPb., 2003. 17 s.

12. Ivashov L. G. Iran meshaet sozdaniju odnopoljarnogo mira pod rukovodstvom SSHA // http://akademiagp.ru/leonid-ivashov-iran-meshaet-sozdaniyu-odnopolyarnogo-mira-pod-rukovodstvom-ssha // (sajt: Akademija geopoliticheskih problem).

13. Ivashov L. G. Mir v XXI veke // http://akademiagp.ru/mir-v-xxi-veke/ (sajt: Akademija geopoliti-cheskih problem).

14. Kazak E. Geopoliticheskij potencial respubliki Belarus' v sovremennyh uslovijah // Belorusskij zhurnal mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnyh otnoshenij. 2004. № 4. S. 33-38.

15. Klassiki geopolitiki, XIX vek. M., 2003.

16. Lavrov S. V. Rossija i mir v XXI veke // Rossija v global'noj politike. 2008. № 4 // http://www.globalaffairs.ru/number/n_11159 // (sajt: zhurnal «Rossija v global'noj politike»).

17. Mazur V. V. Geopoliticheskij potencial Zapadnoj Sibiri v regio-nal'nom razvitii Rossii: Dis. ... kand. polit. nauk. M., 2005. 196 s.

18. Mjehjen A. T. Rol' morskih sil v mirovoj istorii. M.: Centrpoli-graf, 2008. 606 s.

19. Slovar' russkogo jazyka / S. I. Ozhegov. M., 2010.

20. Trenin D. V. Prognoz optimisticheskij // http://vpk-news.ru/articles/8564/ (sajt: obwerossijskaja ez-henedel'naja gazeta: «Voenno-promyshlennyj kur'er»).

21. Trofimov A. M., Sharygin M. D. Obwaja geografija (voprosy teorii i metodologii). Perm’, 2007. 494 s.

22. Chitaev Sh. V. Geopoliticheskij potencial Severo-Kavkazskogo regiona: Dis. ... kand. polit. nauk. M., 2009. 183 s.